Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава 15 Клубные посиделки 7 страница



Мое горло перехватило от избытка чувств, и я закрыла глаза, давая себе минуту на то, чтобы все вобрать. Он любит меня? Обожает? Любит? Хочет… навсегда? Любит меня? Хочет, чтобы я была с ним? Любит? Чувства, которые я испытывала к нему и в то же время яростно отвергала, вернулись и затопили все мое существо. Мне вспомнилась каждая мелочь – все горести, радости, ревности, – неужели он всегда любил меня?

Я отстранила его и осознала, что продолжаю лежать молча, с закрытыми глазами. Открыв их, я увидела его печальное, испуганное лицо. Я схватила Келлана за руку, не позволяя отдалиться. Он поймал мой взгляд, и по его щеке скатилась слеза. Я стерла ее большим пальцем и придержала Келлана. Притянула ближе, нежно поцеловала.

– Кира… – пролепетал он, чуть отшатнувшись.

Я проглотила комок.

– Ты всегда был прав: мы не друзья. Мы намного больше, чем друзья. Я хочу быть с тобой, Келлан. Хочу быть твоей. Я и так твоя.

Все это вырвалось в мгновение ока – ничего другого я не могла придумать. В ту секунду на нем сошелся клином весь свет. Ничего не было, кроме него, и я больше не хотела ему противиться. Я устала от этой войны и хотела принадлежать ему во всех смыслах.

Келлан перекатился и вновь очутился поверх меня. Наши губы встретились. Он тихо выдохнул и поцеловал меня взасос, как будто мы не делали этого много лет. Страсть, исходившая от него, накрывала с головой, он сотрясался всем телом. Келлан сменил точку опоры и толкнулся в меня, издав глубокий горловой звук, который заставил меня трепетать.

Я провела руками по его спине, и он задрожал. Нащупав подол его футболки, я потянула ее вверх и погладила голую кожу. Секунду я любовалась потрясающим совершенством его тела, и затем мы опять слились в поцелуе.

Он снова переместил центр тяжести и медленно провел руками по моей шее, груди, потом скользнул ими под блузку. Они тряслись, когда он задрал ее и стянул. Дрожало и тело, пока он целовал меня. Я поняла, что он сдерживался, заставляя себя действовать медленно и сохранить контроль, на случай если я передумаю. При мысли о том, как сильно он хотел меня и до чего был во мне не уверен, я вся загорелась.

Я водила руками по его голой спине, ощущая каждую мышцу, каждую выемку. Он чуть застонал, когда я дотронулась до его груди и провела пальцами по тонкому рубцу на ребрах – шраму, который он заработал из-за меня, потому что любил меня. Его губы не оставляли в покое моих, руки гуляли по плечам, шее, поверх лифчика, спускались к животу. Я вздохнула – до того было сладко вновь ощущать его прикосновения, я так давно их не знала. Он снова сдвинулся и дрожащими руками потянулся к моим джинсам. Пальцы начали поигрывать ремнем, как будто прикидывая, надо ли…



Я отпрянула от его губ и прошептала на ухо:

– Я твоя… Не останавливайся.

И с этими словами искушающе поерзала под ним.

Выдохнув и расслабившись, Келлан послушал меня и не остановился. Он принялся расстегивать мне джинсы, и я, кусая губу, потянулась расстегнуть его. Он отпрянул, пристально изучая меня. Дрожь прошла. Я разделалась с его джинсами, а он начал стаскивать мои. Глядя на меня с невыразимой любовью, он тихо произнес:

– Я люблю тебя, Кира, – и снова стал целовать.

Его лицо и признание настолько потрясли меня, что я перестала дышать. Внезапно все показалось неправильным, грязным. Происходящее не сочеталось с его нежными словами, и я не могла отпустить тормоза.

– Келлан, подожди… – сказала я робко. – Всего мину…

– Кира… – Он оставил мои джинсы в покое и тяжко застонал, навалился всем телом, положил голову мне на плечо. – О… мой… бог. Ты серьезно? – Он стал кататься головой по моему плечу. – Пожалуйста, не делай этого снова. Я не вынесу!

– Нет, я не буду… Но…

– Но? – Келлан привстал, чтобы видеть меня. Он был не в силах дышать, его синие глаза горели желанием, но уже и досадой. – Ты понимаешь, что если ты продолжишь так обращаться с моим телом, то у меня никогда не будет детей?

Меня рассмешила его неумышленно забавная реплика. Он отодвинулся дальше и нахмурился.

– Рад, что тебя это веселит…

Продолжая посмеиваться, я провела пальцем по его щеке, пока не заставила наконец улыбнуться.

– Если мы собираемся это сделать… Если я буду с тобой… – Я оглянулась на грязный пол, где мы лежали. – Это случится не на полу в подсобке Пита.

Он нахмурился, но сразу пошел на попятную, ласково поцеловал меня и шепнул:

– Теперь тебя, значит, не устраивает грязный пол?

Я вновь рассмеялась – он намекал на нашу свиданку в кофейной будке, вдобавок меня обрадовало, что чувство юмора вернулось к нему. Я давно не слышала от него шуток.

Келлан поцеловал меня в сотый раз, после чего, подавшись назад, изобразил недовольство.

– Неужели ты заставила меня изливаться только затем, чтобы снова раздеть? – Он чарующе выгнул бровь.

Я прыснула и бережно заключила его лицо в ладони.

– Господи, я скучала. Мне не хватало этого.

– Чего именно? – осведомился он тихо, отражая мой взгляд и осторожно поглаживая меня по голому животу.

– Тебя… Твоих шуток, улыбки, прикосновений, твоего… всего. – Мой взор лучился теплом.

– Как же я тосковал по тебе, Кира, – посерьезнел он.

Я кивнула, проглотив застрявшие в горле чувства, и он поцеловал меня снова. Внезапно Келлан отодвинулся дальше, созерцая меня полуголую, распростершуюся под ним, закусил губу и выгнул бровь.

– Знаешь… Здесь масса возможностей, помимо пола.

– Да неужели? – вторила я, радуясь его живости.

– Ага… – Улыбаясь, он огляделся. – Стол… стул… полка…

Келлан глянул на меня сверху вниз, и его ухмылка вдруг стала дьявольской.

– Стена?

Я рассмеялась и погладила его по груди, дивясь своей переменчивости по отношению к Келлану. Мы только что были готовы вцепиться друг другу в глотки – и вот уже перебрасывались нескромными шуточками. Я мотнула головой:

– Просто поцелуй.

– Да, мэм. – Он улыбнулся и принялся упоенно целовать меня. – Динамщица, – пробормотал он, принимаясь за шею.

– Кобель, – отозвалась я, ухмыляясь и покрывая поцелуями щеку, по которой не столь давно лупила его без устали.

Келлан хрипло рассмеялся и перешел к ямке между ключицами.

По комнате разнесся настойчивый стук в дверь, но мы с Келланом оставили его без внимания.

– Мм… – Я закрыла глаза, когда Келлан слегка провел языком по моей шее. Боже, я была без ума от этого.

Он обхаживал мой подбородок, когда докучливый стук, который мы игнорировали, преобразовался в распахнутую дверь. Я глотнула воздух и вскинула голову, сердце бешено колотилось. Келлан повернулся к двери.

– Черт бы тебя подрал, Эван… Напугал так, что я чуть не обделался! – сказал он со смехом.

Мне же было не до смеха. Я была не в том виде, чтобы показываться кому-то. Эван, к его чести, прикрыл глаза. Он немедленно затворил за собой дверь и отвернулся.

– Извини, старина. Я знаю, вы тут… Келлан, надо поговорить.

Эван стоял вконец смущенный, но до меня ему было далеко. Келлан лежал на мне, скрывая меня от Эвана, пусть тот и не смотрел в нашу сторону.

– Умеешь ты вовремя, дружище, – нахмурился Келлан.

Эван нечаянно глянул на нас и быстро вновь отвернулся. Я крепче вцепилась в Келлана, желая оказаться где угодно, только подальше отсюда.

– Извини… Но через десять секунд ты скажешь мне спасибо за это «вовремя».

Келлан улыбнулся во весь рот:

– Да брось, Эван, как будто нельзя подождать те же десять… – Я ткнула его под ребра, и он взглянул на меня, а потом снова на Эвана. – Двадцать минут?

Я прыснула.

– Денни здесь, – сообщил Эван.

Перестав хихикать, я тихо спросила:

– Что?

Келлан уселся на мне верхом.

– Вот дерьмо.

Он протянул мне блузку, и я быстро оделась. Он так и сидел на мне, размышляя.

Эван наконец смог безбоязненно смотреть на нас.

– Если не хотите, чтобы здесь стало еще веселее, то Кире нужно уйти, а тебе – остаться, и мы потолкуем.

Келлан усиленно закивал, нащупал свою футболку и надел ее.

– Спасибо. – Он оглянулся на Эвана.

– Я же говорил, спасибо скажешь, – криво усмехнулся тот.

Я ощутила ледяной холод, когда Келлан наконец слез с меня и помог мне встать. Мы привели себя в порядок, и я опять начала задыхаться. Келлан положил руку мне на плечо:

– Все хорошо… Все будет в порядке.

Меня же охватила паника.

– Но целый бар… Они все видели, будут говорить. Он что-нибудь да узнает.

Келлан замотал головой:

– Узнает, что мы подрались… Вот и все.

Он посмотрел на Эвана, которому явно не терпелось, чтобы я ушла.

– Иди, пока он не явился сюда.

– Ладно…

– Кира… – Он поймал меня за руку, когда я развернулась к выходу, и притянул к себе для долгого прощального поцелуя.

Задыхаясь, я шагнула в коридор.

 

Глава 20 Признания

На счастье, в коридоре было пусто. Я быстро заскочила в женский туалет, где тоже оказалось безлюдно. Паника отступила, я сползла на пол и уперлась подбородком в ладони. Беда подошла слишком близко. Пришел бы не Эван, а Денни – и что тогда? Внутри у меня все сжалось от этой мысли. Если я собиралась бросить Денни, то это не означало, что он должен был становиться свидетелем подобных сцен.

В самом ли деле я вздумала променять Денни на Келлана? Я любила Денни и не хотела его потерять, но как же приятно мне было вновь ощутить на себе руки Келлана. Больше я не смогу ему отказать: я слишком сильно нуждалась в нем. Может, выгорит с обоими? Я улыбнулась и поднесла пальцы к губам, вспоминая нежный поцелуй Келлана. Любил ли он меня всерьез? Любила ли его я? Эта мысль захватывала и ужасала меня. Справлюсь ли я с откровенным романом? А Келлан? А Денни?

Отворив дверь, я выглянула в коридор. Так никого и нет. Хорошо. Посмотрев в зеркало, я решила: по мне не скажешь, что я чуть не трахнулась с Келланом в очередной раз… Вздохнув, я повернулась и вышла из закутка.

Как только я вернулась в бар, мои глаза автоматически обратились к столу, за которым гуляла рок-группа. Я нахмурилась. Келлана не было. До сих пор сидел в подсобке с Эваном? Мне стало не до того: на меня волками смотрели клиенты, которых ничуть не обрадовало мое длительное отсутствие. Да и Денни уже приближался ко мне несколько настороженно.

Совсем недолго я надеялась, что Денни до сих пор никто ничего не сказал, но низкое жужжание голосов перекрылось воплем Гриффина:

– О, вот и Кира – королева удара!

Мэтт с силой толкнул его в грудь, и Гриффин буркнул:

– А что? Этот козел, небось, заслужил.

Я закрыла глаза и про себя выругала этого тупого, горластого дебила. Серьезно – что в нем нашла сестра?

– Кира? – Мягкий акцент Денни заставил меня разомкнуть веки. – Все в порядке? Весь бар гудит о том, как ты врезала Келлану.

Его брови обеспокоенно сдвинулись, в глазах читалось то же чувство.

Пройдя мимо, я подцепила его за руку и увлекла к барной стойке, затягивая момент. Что мне ему сказать? Келлан не научил меня, что говорить. Мое свежее недовольство Гриффином подкинуло идею, и я, недолго думая, брякнула:

– Этот козел переспал с Анной, когда она приезжала, и больше ни разу не позвонил… Разбил ей сердце.

Денни остановился – я тоже… И дышать перестала.

– О. – Других слов он не нашел.

Но брови его не разошлись, и я не знала, поверил он мне или нет.

– Я не стерпела, что он так ее использовал, да и все эти бабы, которых он таскает домой. Это просто хамство по отношению к ней. А сегодня ему устроили буквально танец на коленях[22], и я сорвалась. В каком-то смысле я защитила ее честь.

– О, – повторил Денни, на сей раз смягчившись и улыбнувшись. – Что же ты мне раньше не сказала? Я бы с ним побеседовал.

Расслабившись, я вновь задышала ровно.

– Я обещала ей никому не говорить.

– Серьезно? – Он вдруг заинтересовался. – Она так на нем висела, что я думал, история будет написана на стенах. Твою сестру не поймешь. – Денни пожал плечами и поцеловал меня в щеку. – Можно, отныне драться буду я?

Я нервно хихикнула и стиснула его руку. Он что, и вправду купился?

– Да не вопрос. – Я наскоро чмокнула его. – Клиенты, похоже, рассердились. Мне пора работать.

– Им, наверное, понравился обед с представлением, – рассмеялся Денни. – Кстати, насчет обеда… Я помираю с голода. Надо бы что-то перехватить. – Он снова хохотнул и привлек меня к себе. – Кира, я тебя люблю.

Продолжая посмеиваться, он стал пробираться к столу, за которым сидела группа.

Меня чуть не стошнило.

* * *

Не знаю, о чем Эван говорил с Келланом в подсобке, но они проторчали там около часа. Когда они наконец вышли, Келлан имел понурый вид и убрался из бара бочком, по стеночке. На меня он даже не взглянул. Сперва я оскорбилась, но, уловив вокруг возню и тихие пересуды, решила, что раз уж между нами, как полагали клиенты, произошла крупная ссора – а так оно и было в известном смысле, – то Келлан повел себя мудро.

Весь оставшийся вечер он больше не появлялся. Денни, к счастью, поверил в мою версию событий и не расспрашивал ребят. Позднее, когда я подала ему обед, они оживленно болтали о каком-то матче. Денни улыбнулся мне и полез целоваться, на что я немедленно согласилась. При этом я не могла не взглянуть на Эвана, все еще живо помня, в каком рискованном положении он очутился. Он, разумеется, помнил не хуже. Ответив мне взглядом, он чуть зарумянился. Я постаралась больше не смотреть на него.

Отобедав, Денни вскоре ушел, а мне пришлось еще несколько часов терпеть приглушенный шепот, который быстро смолкал при моем приближении. Я надеялась, что никому не удастся толком сложить два и два. Совершенно незачем, чтобы кто-то проговорился Денни.

Дженни предложила подбросить меня домой. Я поблагодарила ее за неизменную готовность это сделать, равно как и за помощь в истории с Келланом. Мы шли через парковку к ее машине, когда я вдруг резко остановилась. Душа ушла в пятки. Дженни заметила это и посмотрела, желая узнать, что приковало мое внимание. Машина Келлана стояла через дорогу, а сам он маячил снаружи – прислонился к дверце, скрестив на груди руки. Увидев, что мы его заметили, он широко улыбнулся.

При виде Келлана мое сердцебиение участилось вдвое. Дженни вздохнула, и я умоляюще посмотрела на нее.

– Ладно… Ступай. Если кто спросит, я скажу, что мы пошли выпить кофе и забыли про все на свете.

– Спасибо, Дженни, – ухмыльнувшись, я стиснула ее в объятиях.

Она схватила меня за руку, едва я собралась уходить.

– Кира, я делаю это в первый и последний раз. – Дженни покачала головой и чуть прищурилась. – Я не собираюсь покрывать интрижку.

– Прости. Не нужно было втягивать тебя в это, – кивнула я, сглотнув, чувствуя себя чудовищно виноватой.

Задумчиво посмотрев на меня, она выпустила мою руку.

– Придется выбрать одного, Кира. Одного выбери, другого отпусти. С двумя никак.

Кивнув опять, я снова сглотнула болезненный комок, образовавшийся при мысли об этом. Секунду я смотрела, как Дженни коротко машет Келлану и шагает к своей машине. Затем я чуть ли не бегом устремилась к нему.

Он тепло улыбнулся мне, когда я приблизилась, взял меня за руку и повел вокруг автомобиля, а затем любезно помог мне усесться. Мне было отрадно видеть, что его уход из бара оказался лишь постановкой и мое общество ничуть не тяготило его. Глядя, как он обходит машину спереди, я восстановила в памяти наш дикий поединок, и часть его никак не отпускала меня.

Когда Келлан скользнул в салон и аккуратно притворил за собой дверцу, я заставила себя нахмуриться. Он с любопытством вгляделся в меня.

– В чем дело? Я оставил тебя на несколько часов. – Келлан сухо улыбнулся. – И что я такое натворил? – промурлыкал он.

Храня неодобрительный вид, я отозвалась:

– Мне не дает покоя кое-что другое. То, что ты сделал как раз несколько часов назад.

Он мило склонил голову набок:

– Чего я только не сделал… Поточнее нельзя?

Уголки моего рта поползли вверх, а затем я надулась, испытав неподдельное раздражение.

– О боже… Я тебя умоляю. – Я шлепнула его по руке. – Как ты посмел высмеивать меня перед Эваном и Дженни? – Еще один шлепок. – Позорище какое!

Келлан увернулся и покатился со смеху:

– Ой! Прости, – коварно осклабился он. – Я излагал свою точку зрения.

Я шлепнула его в последний раз.

– Изложил, ничего не скажешь, козел этакий!

Он снова рассмеялся:

– Похоже, я плохо на тебя влияю. Ты уже ругаешься не меньше моего.

Глупо хмыкнув, я приютилась у него под боком. Келлан скосил на меня глаза:

– При случае можешь изобразить и меня.

Похоже, эта перспектива несказанно воодушевила его, и я не могла не развеселиться. Залившись краской, я вспомнила его демарш.

– А у тебя здорово получилось.

– Так не впервой, – усмехнулся Келлан.

Не веря ушам, я задохнулась, и он хохотнул при виде выражения моего лица. Затем вдруг в его глазах возник странный блеск. Мое сердце заколотилось.

– Хм… – Склонив голову на плечо, он криво улыбнулся. – Твоя правда… Вышло не совсем честно.

Он усмехнулся во весь рот, и мое сердце пропустило удар.

– Что ж, теперь я изображу себя…

Я собралась возразить, что выйдет совсем не то – мы заперты в машине и, кроме меня, его никто не слышит, – и в ту же секунду Келлан обвил меня руками и крепко прижал к себе, приникнув губами к моему уху.

Мои доводы отступили. Рассудок покинул меня.

Все чаще дыша мне в ухо, Келлан слабо застонал. Я закрыла глаза, мое дыхание тоже участилось. Теплый воздух, вырывавшийся изо рта Келлана, щекотал мне шею, а мягкие губы касались ушной раковины, порождая во мне волны трепета.

– О-о, – протянул он возбуждающе, а затем сделал шумный вдох.

Меня шокировала реакция моего тела: его мгновенно скрутило, словно от разряда тока.

– Боже… – Он напряг голос и провел рукой по моему бедру.

Я дернулась на сиденье, дыша возмутительно часто.

– Да… – шепнул он с придыханием, от которого я растеряла остатки контроля.

Развернувшись к нему лицом, я притянула его к себе за шею, неистово целуя. Наш поцелуй углубился, наполнив меня удивлением и возбуждением. От него так потрясающе пахло… Он был настолько хорош на вкус… так приятен на ощупь… Может быть, машина окажется лучше грязного пола?

Келлан резко отпрянул.

– Сделаем кое-что? – спросил он спокойно, но в глазах плясали чертики.

– Да… – буквально промычала я. Боже, он мог делать со мной все, что хотел…

– Минуту дать? – Он отодвинулся чуть дальше и ухмыльнулся.

Улыбка стала отчасти самодовольной, и он расхохотался, когда я вновь залепила ему по руке.

Он тронул машину с места, когда я насупилась. Мое лицо постыдно пылало. Черт, он был хорош.

– Что ты задумал? – осведомилась я слегка ворчливо.

Келлан развеселился при виде моего лица и чуть встряхнул головой:

– Прости, не хотел тебя завести. – Я вскинула бровь, и он повторил смешок. – Ладно, может быть, и хотел.

Он подмигнул, и я зарделась еще пуще.

– Но прямо сейчас я хочу тебе кое-что показать.

Он улыбнулся так, что у меня захватило дух, и я смогла лишь кивнуть, пока мы съезжали с улицы.

Согласно вздохнув, я расслабилась, приникнув к нему, он же крепко придерживал меня за плечо. Я заглядывала в его потрясающие глаза и смотрела, как сменялись огни светофоров, когда заметила, что мы движемся к «Сиэтл-Центру».

– Куда ты меня везешь? – спросила я с интересом.

– Я же обещал тебе подняться на «Космическую иглу».

– Келлан… Сейчас два часа ночи, все закрыто.

Он улыбнулся и подмигнул:

– Все схвачено… У меня есть знакомые.

Мы припарковались, и Келлан, как и в первый раз, взял меня за руку. Нас встретил и пропустил человек, судя по всему из местных сотрудников. Я подняла взгляд на Келлана, сгорая от любопытства. Этот мужчина ждал нас. Что за вечер затеял Келлан? Он протянул мужчине несколько крупных купюр, и тот с улыбкой отвел нас к лифтам «Иглы». Когда перед нами сомкнулись двери, я подалась к Келлану и шепотом спросила:

– Сколько ты ему дал?

Он улыбнулся и тоже шепотом ответил:

– Не парься об этом. Родители оставили мне не только дом.

Келлан подмигнул, и я собралась задать следующий вопрос, но лифт устремился вверх. Через стекло дверей мне было видно, как город быстро уходит у меня из-под ног. Я задохнулась и прижалась к дальней стенке. Высоту я не жаловала, и лифт вдруг показался мне хрупким и крошечным.

Заметив мою бледность, Келлан повернул меня за подбородок так, чтобы я смотрела на него.

– Кира, ты в полной безопасности.

Он ласково поцеловал меня, и я выкинула из головы свои опасения по поводу лифта.

Мы прибыли наверх в тот самый момент, когда мои руки потянулись к его волосам, а он сомкнул свои на моей пояснице: теперь мы упоенно целовались. Знакомый Келлана звучно кашлянул, и мы посмотрели в его сторону. Я стала пунцовой, а Келлан прыснул.

– Похоже, приехали, – усмехнулся он, выводя меня из лифта.

Келлан похлопал мужчину по спине и, взяв меня за обе руки, попятился на край внутренней обсерватории с видом на город. В здании было темно в такой поздний час. Горела лишь пара аварийных фонарей, которые почти не давали света. Но тот, казалось, весь очутился снаружи, и город под нами переливался огнями.

– О, Келлан… Как здорово, – произнесла я тихо, остановившись полюбоваться мерцанием.

– Да, – отозвался он так же негромко, но сам стоял спиной к панораме, прислонившись к ограде и глядя не на город, а на меня. – Иди сюда. – Он простер ко мне руки.

Мы находились внутри «Иглы» на безопасном расстоянии от края, а потому мне не составило большого труда подойти, утонуть в объятиях Келлана и вместе с ним навалиться на ограждение. Он повернул голову, чтобы глянуть на город, но я уже не видела ничего, кроме Келлана. В полумраке я изучала его черты: он завораживал сильнее панорамы. Я не могла понять, чем прельстила это совершенное создание, и прошептала:

– Почему я?

Он вновь повернулся ко мне, и от его улыбки мое дыхание, как и следовало ожидать, пресеклось.

– Ты даже не представляешь, как я любуюсь тобой. Мне нравится. – Он склонил голову набок, наблюдая, как мои щеки заливаются краской. Подумав секунду, он тихо добавил: – Дело было в вас с Денни… В ваших отношениях.

Я пробежалась пальцами по его волосам выше уха и нахмурилась.

– Что ты имеешь в виду?

Он снова взглянул на город, но ничего не сказал. Положив руку на его щеку, я развернула его к себе и повторила:

– Что ты имеешь в виду, Келлан?

– Не знаю, как объяснить тебе, если не растолковать того, что сказал Эван, – вздохнул он и потупился.

Я снова надулась и мысленно возвратилась к нашей стычке. С тех пор изменилось столь многое, что пролетела, казалось, целая жизнь.

– Это когда ты велел ему заглохнуть – довольно грубо, между прочим?

Ему, похоже, не хотелось продолжать разговор.

– Да.

– Не понимаю, какое отношение это имеет ко мне?

– Никакого… – улыбнулся Келлан и покачал головой. – И непосредственное.

– Но ты, надеюсь, все-таки объяснишь мне толком? – криво усмехнулась я.

Он издал смешок и вновь посмотрел на город.

– Да… Только подожди минуту.

Я крепко обхватила его и положила голову ему на плечо. Может думать хоть целую вечность, лишь бы не уходил. Городские огни околдовывали, и я, уткнувшись носом в кожаную куртку, вдохнула его пьянящий аромат.

Келлан обнял меня так же крепко, одной рукой поглаживая по спине, а другой придерживая за голову. Наконец он медленно произнес:

– Вы с Эваном были правы насчет женщин. Я использовал их годами.

Я чуть отстранилась, чтобы взглянуть на него.

– Годами? Не только из-за меня? – К своему удивлению, я была уязвлена.

Он заправил мне за ухо прядь волос.

– Нет… Тем хуже, конечно.

Я нахмурилась, испытывая некоторую неловкость от этого разговора.

– Людей, Келлан, использовать нельзя… Ни по какой причине.

Он вскинул брови и улыбнулся:

– Не ты ли использовала меня в первый раз, когда хотела выкинуть из головы Денни?

Я отвернулась. Разумеется, я использовала его. Он взял меня за подбородок и заставил смотреть на себя.

– Да все в порядке, Кира. Я так и думал. – Он вздохнул и глянул на залив по другую сторону. – Но это не лишило меня надежды. Я целый день болтался по городу, прикидывая, как сказать тебе… что я тебя очень люблю. И не выставить себя при этом идиотом.

– Келлан… – Я чуть с ума не сошла, гадая, где его носило тогда.

Он вернулся взглядом ко мне.

– Боже… Когда ты мигом вернулась к нему, как будто ничего и не было, меня это просто убило. Я знал… – Он чуть ли не злобно встряхнул головой. – В ту самую минуту, когда я вошел и услышал вас наверху, я уже знал, что нам ничего не светит.

– Ты слышал нас? – удивленно моргнула я.

Мне стало неловко. Келлан пришел домой намного позднее… и пьянее.

Он смотрел в пол, как будто выложил нечто, о чем говорить не хотел.

– О да… Я вернулся и услышал, как вы воссоединяетесь у себя. Мне стало довольно хреново. Я взял бутылку, отправился к Сэму. Ну, дальше ты знаешь, чем кончилось.

Меня охватило не до конца понятное чувство вины.

– Господи, Келлан, прости! Я не знала.

Он вновь посмотрел мне в лицо:

– Кира, ты не сделала ничего плохого… – Келлан на секунду отвернулся. – Потом я держался с тобой как последняя сволочь. – Он робко улыбнулся, и я поморщилась, вспомнив, каким он был козлом. – Прости. Когда я зол, меня несет, тормоза отказывают… А разозлить меня сильнее, чем ты, не может никто.

Он выдавил виноватую улыбку.

– Я заметила, – критически усмехнулась я и подумала о наших живописных ссорах, а Келлан негромко рассмеялся, и во мне заговорила совесть. – Но ты всегда был прав. В каком-то смысле я заслужила твою грубость.

Он перестал смеяться и положил мне на щеку ладонь.

– Нет, не заслужила. Только не то, что я тебе наговорил.

– Я ужасно заморочила тебе голову.

– Но ты же не знала, что я люблю тебя, – ответил он мягко, гладя меня по щеке.

Я заглянула в его любящие синие глаза и поняла, что не заслуживала его доброты.

– Я знала, что ты ко мне неравнодушен. И была черствой.

Улыбнувшись краешком рта, Келлан поцеловал меня.

– Не без того, – шепнул он. – Но мы сбились с темы.

Тепло улыбнувшись, он направил беседу в другое русло:

– По-моему, мы говорили о моей искалеченной психике…

Я рассмеялась и глянула ему через плечо, отгоняя хандру:

– Правильно, о твоем… распутстве.

Келлан хохотнул.

Я, тоже смеясь, провела рукой по его груди, пока он пристально меня изучал.

– Наверное, надо начать с полноценной лекции о моем загубленном детстве.

– Мы это уже обсудили, незачем ворошить. – Я посмотрела на него печально, не желая бередить старую рану.

– Кира… Мы только сковырнули болячку с очень глубокой язвы, – возразил он негромко. – Я очень о многом не рассказываю никому.

– Келлан, мне тоже не обязательно. Я не хочу причинять тебе страдания…

Затравленным взглядом он уставился через мое плечо:

– Но я, как ни странно, хочу… Мне нужно, чтобы ты поняла. Чтобы познала меня.

Келлана захлестнуло уныние, и я, ощутив это, перехватила его взгляд и порочно вскинула брови.

Он рассмеялся и дурашливо пробормотал:

– Не только… в библейском смысле.

Я накрутила на пальцы волосы, щекотавшие его шею.

– Ладно, если тебе так хочется… Я выслушаю все, что угодно, и с уважением отнесусь ко всему, что ты мне скажешь.

В надежде, что Келлан не раскиснет вконец, я ободряюще улыбнулась.

Но он, к моему удивлению, отозвался смехом.

– Тебя это позабавит.

Я застыла и уставилась на него. В том, что он успел поведать мне о своем детстве, не было ничего забавного.

– Не представляю, как это возможно, – прошептала я, пытаясь заглянуть ему в глаза.

– Ну ладно, может быть, не забавное… – Келлан издал вздох. – Пусть будет несуразное. – Он выдал грустную полуулыбку, когда я недоуменно поморщилась. – Похоже, моя матушка крутила роман с папашиным лучшим другом.

Я побледнела: несуразнее некуда. Улыбнувшись моей реакции, Келлан продолжил:

– И вот дорогому папане случилось на несколько месяцев уехать из города по какому-то срочному семейному делу на восточном побережье. – Келлан встряхнул головой. – Можешь представить его удивление, когда он вернулся домой и обнаружил, что его смущенная молодая женушка беременна.

У меня отвисла челюсть, и Келлан саркастически усмехнулся:

– «Сюрприз тебе, золотце».

– Что он сделал? – спросила я тихо.

– Ха. – Келлан кивнул, глядя в сторону, и улыбка стерлась с его лица. – Что ж, в этот момент матушка показала, на что способна.

Он посмотрел на меня, поймав мой взгляд и снова смутившись, после чего предельно серьезно и спокойно проговорил:

– Она заявила, что ее изнасиловали, пока его не было… И он поверил.

Мне казалось, что в моем лице не осталось ни кровинки. Я таращилась на Келлана, не доверяя его абсолютно правдивому рассказу. Кем надо быть, чтобы на такое пойти?

Келлан, тоже бледный, негромко сказал:

– Он считал меня дьявольским отродьем с самого первого дня. Я еще не родился, а он уже меня ненавидел.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...