Главная Обратная связь

Дисциплины:






Героизм отчаяния. Абсурдность бытия. Воинствующие гедонизм



Психопатология неоднократно наталкивалась на один и тот же весьма знаменательный факт. Пока у больного, страдающего тяжким телесным недугом, ещё есть надежда на излечение, пока он не смирился, его тревожит возможность неизлечимости заболевания. Но, как только он СМИРИЛСЯ, осуществил процесс ПРИЯТИЯ, усмирил свою ГОРДЫНЮ и УСПОКОИЛДСЯ, , то до него дойдёт (дошло), что его болезнь действительно, в самом деле неизлечимая (это можно только принять и смириться), то больной вдруг забывает о всех своих прежних страхах, обнаруживает даже склонность посмеяться над ними. Надежда в этом случает только вредна. А проблема решается, когда надежда умрёт… последней.. а лучше первой..

Нечто подобное мы можем наблюдать у учение А. Шопенгауэра, далеко превзошедшего учителя остротой и яркостью своего дарования – базельского мыслителя Ницше. Шопенгауэровская «метафизика Ужаса» показалась Фридриху Ницше тем великим открытием – обретением абсолютно достоверной истиной, опираясь на которую можно наконец вернуть европейской культуре здоровые истоки.

Ницше формулирует свою основную проблематику в том виде, как она ему открылась под впечатлением книги А. Шопенгауэра «Мир как воля и представление». В «рождение трагедии» (1886) он пишет «пессимизм есть признак заката, поражения, неудачи, усталости жизни, ослабления инстинктов? - как это было у индусов, как это есть, по всей видимости, у нас. «современных» людей, т.е. европейцев?

Существует ли пессимизм силы? Интеллектуальное предрасположение к жестокому, ужасному, злому, проблематичному в существовании, проистекающему.. «Так формулировал свою проблему Ницше, которому до окончательного погружения в безумие оставалось всего три года. Он страдал невротическими ФОБИЯМИ, депрессией и в том числе страхом смерти; а вот депрессантов в то время в помине не было…

Либо здоров он, Фридрих Ницше, и тогда вся европейская культура и цивилизация находится в состоянии умопомрачения, болезненной деградации умственных и душевных сил. Либо безнадёжно болен он сам, а не культурная традиция Европы, ведущая своё начало от Сократа и Платона, ассимилированных вначале европейским средневековьем, а затем и Новым временем.

Истинную тайну и исток, действительный «нерв» ницшеанского «рождения трагедии» образует та же самая проблема, что и в кризисную пору надолго выбила из привычной жизненной колеи Л. Н, Толстого. А в наше время та же самая проблема прекрасно отражена в фильме «Танец Ангела», советую настоятельно посмотреть..Так что надолго выбило из жизненной великого русского писателя Л. Н. Толстого колеи: как справиться с мыслью о смерти, коль скоро она превратилась в навязчивую идею, обессмыслившую всё содержание человеческого существования, саму жизнь как таковую, а не только жизни А. С. Пушкина, А. П. Чехова, Платонова, Достоевского, Лескова и т.д. и т.п. а может это болезни культурного взросления общества..»..



В отличие от русского писателя, считавшего одно время единственно последовательным выходом из ситуации «страха смерти» - «выход силы и энергии» - самоубийство (или чтобы тебя отстреляли как в фильме «Танец Ангела»), и в противоположность А Шопенгауэру, убеждённому, что одним самоубийством не спастись и что нужно «убить» саму бессмертную ВОЛЮ К ЖИЗНИ (либо носителей этой злой воли), порождающую жизнь и страх смерти, молодой Ницше рассуждал совсем иначе. А как?

Чем сильнее ВОЛЯ К ЖИЗНИ, тем кошмарнее и ужаснее «гномит» бандитизм и криминал и тем ужаснее страх смерти. Речь идёт о том, что жизнь в одно и то же время, как бы «не зная» о смерти, а потому и «не страшась» её. Именно таким образом согласно Ницше относились к смерти древние греки (как герой фильма «Танец Ангела»), и для того, чтобы выдержать кошмар такого существования, не утратить вкус и волю к жизни, они создали свою трагедию: искусство трансценденталирующую страх на путях полного погружения в него и исчерпания его «до дна».

ГЕДОНИЗМ – гр. наследство – этическое учение, первоначально развитое древнегреческой киренской философией в 4 в. До н.э. Целью жизни и высшим благом признаётся наслаждение. Потом появился Эпикур. Но поначалу гедонизм выражал идеологию рабовладельцев-аристократов. В философии революционной буржуазии 18 века гедонизм был уже направлен против феодальной идеологии с её религиозно-аскетической моралью.

ГЕДОНА – гр, приятное самочувствие, наслаждение – снотворное средство, применяется при бессоннице и для наркоза.

ГЕДОНИЯ – гр, повышенное приятное самочувствие, ощущение крайнего довольства.

Если проследить ход мысли ницшеанского рассуждения, а также то, что на протяжении всей последующей эволюции Ницше шаг за шагом всё больше отказывался от идеи искусства «метафорического утешения» в пользу лёгкого ветреного, поверхностного и беззаботного искусства развлечения – искусства самообожествления индивида, искусства наслаждения собой, что и приводит к гедонизму.

«,,,Зная безнадёжность жизни, пользоваться покамест теми благами, какие есть (именно есть и пить), не смотреть ни на дракона смерти, ни на мышей (символизирующих время непрерывно подтачивающих «куст жизни», за который держится человек, висящий над пропастью небытия, а лизать мед (хотя бы земляничку) житейских благ и удовольствий, самым лучшим образом, особенно, если его на кусте попалось много», - прекрасный выход для тех кому выпал случай в этой жизни забогатеть, а что делать бедным? Не отстреливать же зарвавшихся бандюгов…

Конечно, ни сам Ницше, смотревший на «наслаждения жизнью» сквозь призму своей обострившейся депрессии, но и Л. Н. Толстой, ни А. Шопенгауэр не могли последовать рекомендациям базельского философа. Им не удалось бы стать греками, чтобы начисто «забыть» о смерти, обесмыслевающей жизнь и парализующей волю к действию.

Все трое (не святая троица, а писатели то бишь..) в метафорическом смысле каждую секунду помнили о ней, были прикованы к видению Смерти. Как Прометей к скале, - и страх смерти при этом выполнял роль орла, выклёвывающий печень.

Вот почему эпикурейство названо воинствующим гедонизмом, агрессивным и садистским: потому что он влечёт к «экстравагантным» удовольствиям (как в фильме «Танец Ангела», где киллер убивает разного рода подонков..). которые позволили бы «забыть» о страхе смерти как раз потому, что сами были смертельными или страшащими страшилками_ киллерами, - прибегая к ним, можно было бы и в самом деле «забыть» о страхе смерти, в то время «не забывая» о ней, «забыть», не обманывая себя ложным, неистовым забвением. То есть страх смерти, вытесняется другими страхами, но, которые контролируются и управляются.

Это интересный и весьма своеобразный гедонизм – наслаждение индивида самим собой, своим телом, сексом, смертью врага общества, ничем не ограниченным правом на наказание зла. Гедонизм предлагает «неограниченность» ликвидации всяких (алкашей, наркоманов, бандитов и пр.) ЗАПРЕТОВ и ТАБУ и балансировать на грани стыда, совести, рассудка, не по ту, ни по эту сторону добра и зла, а может быть НАД… для сохранения БАЛАНСА..

Итак, мы видим воинствующий гедонизм (Как с кем? Зачем и почему?), мы знаем и особый трагический, демонический, дьявольсвкий отсвет, который падал на самый плоский, самый подлый и пошлый, самый низменный гедонизм, когда его касался своей лихорадочной мыслью больной Ницше – аскет, распятый на кресте своей поистине «сумасшедшей идеи» своего безумного желания стать пророком Антихриста, если не самим им. Антихристом…

Плоское позитивное «эпикурейство» получило наконец свою «возвышенную» цель, свой «героический» смысл, когда объявило себя не просто безразличным к морали, но антиморальным, усматривающим в любом проявлении морали и моральности своего главного, своего самого ненавистного, самого коварного и подлого ВРАГА. Таким врагом могут стать, например. русские (русофобия) с их непонятной душой и неведомой жертвенностью, которая очень подозрительна с точки зрения европейского аморализма. Такими врагами могут стать гангстеры, главари мафии, безнравственные политики и нечистые на руку финансисты – ну всё как в фильме «Танец Ангела», когда у киллера «Роза» настольной книгой являлась работа Ницше «По ту сторону добра и зла» с прологом от Марка Твена, и, который утверждал, что он не убийца, а киллер, почти что Робин Гуд, признающий ЭТИКУ – правила профессионального поведения..

Это было действительно открытие, сравнимое по своему значению длч посмледующего эволюционирования культуры буржуазного Запада, разве что с открытием маркиза де Сада: гедонизм и прошлое пристрастие к «клубничке» неминуемо и неимоверно вырастаеют в собственных глазах, пробуждая одновременно вялые потенции «эпикурейца», грозящие вот-вот угаснуть, если найти им врага и воодушевить идеей «борьбы не на жизнь, а на смерть» с этим могучим, а, главное, коварным моральным и нравственным врагом, например, социалистическим СССР или коммунистическим Китаем, т.е. ВРАГОМ.

Это открытие, будучи утилизированным много десятилетий спустя, принесло капиталистическим «евнухам» от промышленности колоссальные девиденты, а своим «культурным» (вернее, антикультурным) результатом имело возникновение на Западе так называемой «враждебной культуры», имеющей единственного ВРАГА - МОРАЛЬ, НРАВСТВЕННОСТЬ, ДОБРО, а носителей такого «дорбра» надо и даже необходимо уничтожить, стереть с лица земли..

Да, Ницше, загнанный в угол своей неизлечимой депрессией, переходящей в шизофрению, был готов принять как благо, как дар небес любое проявление «здоровой» (т. е. больной, не сопровождающейся мучениями) жизни – всё равно, какая бы она ни была, каким бы содержанием ни наполнялась, те.е обожествивший и демонизировавший простую «живучесть», - этот мыслитель, чья больная фантазия и чей недуг делали и то же дело, помрачая его разум, ум и плоражая рассудок. Отравляли душу, вред ли хотя бы отдалённо представлял, сколь пошлое, мерзопакастное. Сколь фанфаронское применение получат его антихристовы озарения.

Любой мелкий пакостник и гнусняк, мог объявить, что он нее просто пакостник, а борется против самого Господа Бога – как носителя высших моральных принципов.

Разве это не истинная переоценка духовных ценностей? Подонки, уголовники, нацисты, подлецы, фашисты и мерзавцы – все вмиг превратились в порядочных предпринимателей и бизнесменов, которые слегка отстреливая друг друга, делают деньги, это ведь незапрещенно, это ведь то, ради чего мы все боролись и устроили перестройку, на то и напоролись…

Да, это великое открытие, для Гитлера, Муссолини и прочих монстров-злодеев, т.е. злых гениев1 кстати сказать, чего уже вовсе не ожидал даже сам Ницше, недалёкий автор «Воли и власти», - обнаруживающее поистине невероятные возможности и для криминальной статистики: сколько преступлений можно объявить как бы уже и несуществующими, списав их в рубрику «богоугодное богоборчество».





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...