Главная Обратная связь

Дисциплины:






Финский или английский



Жаль только, что это мертвый язык. Вот было бы здорово на латыни

рассказывать анекдоты или обсуждать проблемы создания операционки.

Еще мне нравилось сидеть в кофейне около школы. Там собиралась

определенная компания, в основном те, кто не прятался за школой с

сигаретами. Я шел туда, если прогуливал физкультуру или если между занятиями

выдавалось "окно".

Кофейня служила приютом для ботаников со времен логарифмических линеек.

Кроме того, только там ученикам отпускали в кредит. То есть ты делал заказ,

а они вели список всего, что ты съел и выпил, а потом, когда у тебя были

деньги, ты за все платил. Зная пристрастие финнов к техническим новшествам,

не удивлюсь, если теперь все это вводится в базу данных.

Я заказывал всегда одно и то же: кока-колу и пончик. Сразу видно, что

уже с юных лет я был фанатом здорового питания.

Учился я, вообще говоря, лучше своей сестры Сары, которая была более

общительной, более миловидной, легче сходилась с людьми и которой, я должен

добавить, заказали перевод этой книги на шведский. Но в итоге она меня

обошла, потому что сдала больше экзаменов. У меня были более узкие интересы.

Я был признанным математиком.

И девочек я приводил домой, только когда они хотели позаниматься. Это

было не так уж часто, и я никогда не был инициатором, но отец питает

иллюзии, что заниматься они хотели не только математикой. (По его мнению,

они купились все на ту же формулу: значительный нос = значительный мужчина.)

Если они рассчитывали на какие-то активные действия с моей стороны, то явно

не на того напали. Я просто понятия не имел, на что они намекали, предлагая

"поласкаться". Я много времени возился с соседским семикилограммовым котом,

и больше меня никого ласкать особо не тянуло.

Я был чистой воды хакер. Без вопросов. Причем сексуальными хакеров

стали считать позже. Точнее, не сексуальными, а прикольными. Я же был не

просто хакером, но еще и застенчивым хакером. Или это уже тавтология?

Итак, я сидел за компьютером и был абсолютно счастлив.

На выпускной вечер в Финляндии надевают пушистую белую шапку с черной

лентой. Всем торжественно вручают дипломы, а потом выпускники расходятся по

домам, где их ждут родственники с шампанским, цветами и тортом. А еще весь

класс собирается на вечер в местном ресторане. У нас все это было, и,

наверное, мне было весело, но ничего особенного мне не запомнилось. А вот

спросите меня о технических характеристиках моего компьютера с процессором

68008, и я их вам отбарабаню без запинки.

 

VI.

 

Первый год моей учебы в университете прошел довольно успешно. Я



умудрился набрать необходимое количество зачетов (в Финляндии это называется

"учебными неделями"). Это был единственный такой год. То ли новая среда меня

вдохновила, то ли возможность глубоко погрузиться в предметы. А может, мне

просто больше нравилось учиться, чем участвовать в дружеских попойках, с

ритуальной регулярностью обливая приятелей блевотиной. Одним словом, не

знаю, почему этот первый год мне так удался, но будьте спокойны -- больше

это не повторилось. Моя университетская карьера быстро вошла в крутое пике.

В то время я еще не определился со специализацией. В конце концов в

качестве главного предмета я выбрал компьютеры, а в дополнение взял

математику и физику. С этим были проблемы, потому что, кроме меня,

компьютерами во всем Университете Хельсинки занялся всего один

шведскоговорящий студент -- Ларе Вирцениус. Мы оба вступили в "Спектрум" --

общество шведских студентов; и это оказалось очень интересно. Все члены

клуба изучали точные науки (физику, химию). Расшифровываю: общество было

чисто мужское.

Но мы делили помещение с таким же объединением биологов, психологов и

студентов аналогичных специальностей. Это давало нам возможность общаться с

женским полом, как бы неловко это ни выходило у некоторых из нас. А точнее

-- у всех.

"Спектрум" во многом следовал атрибутике американских студенческих

обществ. Хотя жили мы врозь и не обязаны были общаться с теми, кого не

интересовала наука. Каждую среду у нас были вечеринки -- там я и научился

отличать пльзенское пиво от эля. Изредка проводились соревнования по

поглощению водки. Но все это скорее относится к более поздним годам моей

университетской жизни. А жизнь эта была долгой: я проучился в университете

целых восемь лет, закончив его всего лишь со степенью магистра. (Если не

считать звания почетного доктора, которое университет присвоил мне в июне

2000 года.)

Но тот первый год -- это нескончаемая череда трамвайных рейсов между

учебными аудиториями и моей комнатой, в которой громоздились горы книг и

компьютерных деталей. Я то читал фантастические боевики Дугласа Адамса, то

бросал книгу на пол и брался за учебник физики. Потом скатывался с постели и

садился за компьютер писать программу для новой игры. Кухня была под боком,

и время от времени я брел туда за чашкой кофе или кукурузными хлопьями.

Сестра могла быть поблизости или выйти прогуляться с друзьями. А могла

вообще жить в это время у отца. И мать то ли дома, то ли на работе, а может,

тусуется со своими друзьями-журналистами. Иногда ко мне приходил приятель, и

мы, уместившись в кухне перед телевизором, пили чашку за чашкой чай,

смотрели передачи MTV про Бивиса и Батхеда на английском языке и все

собирались пойти поиграть в снукер (разновидность бильярда.) --

да холодно было выходить из дома.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...