Главная Обратная связь

Дисциплины:






Валентность глаголов в немецком языке



1. Активная и пассивная валентность, носители валент­ности и валентностные партнеры.Рассмотрение валент­ности отдельных частей речи целесообразно начинать с глагола, так как глагол является главным носителем валентности в предложении, вследствие чего валентност­ные отношения в первую очередь и главным образом ил­люстрируются именно на примере глагола (ср. IIIглава, 1-й раздел). У всех частей речи прежде всего следует раз­личать активную (центробежную) и пассивную (центро­стремительную) валентность, а также носителя валент­ности и его партнеров. Под активной (центробежной) валентностью понимается способность подчиняющего слова иметь при себе определенные открытые позиции, которые заполняются (должны или могут заполняться) другими зависимыми от него словами. В противоположность актив­ной пассивная (центростремительная) валентность это — способность зависимого слова присоединяться кподчиняюшему слову, заполнять при нем открытую позицию. Под­чиняющие слова, имеющие открытые позиции и обладаю­щие активной валентностью, называются носителями ва­лентности. Зависимые слова, заполняющие открытые по­зиции, называются валентностными партнерами. Носители валентности имеют открытые позиции, партнеры заполня­ют эти открытые позиции. В соответствии с этим сочетае­мость слов в предложении осуществляется. благодаря вза­имодействию центробежной (активной) валентности под­чиняющих слов (носителей валентности) и центростреми­тельной (пассивной) валентности зависимых слов (парт­неров).70 Некоторые части речи (например, прилагательные и существительные) обладают как активной, так и пассив­ной валентностью, так как они могут выступать, с одной стороны, в качестве носителей валентности, а с другой 5 стороны, в качестве партнеров. В отличие от них глагол — будучи конституирующим членом предложения — обычно обладает только активной валентностью и поэтому может быть только носителем валентности. Если же иногда глагол и выступает в качестве партнера, то это бывает лишь в тех особых случаях, когда он употребляется не в личных формах и то только в поверхностных структурах (ср. п. 10). Когда в данной и в последующих главах рассматриваются отдельные части речи с точки зрения их валентностных свойств, то речь идет в первую очередь об активной валент­ности, о соответствующих частях речи как носителях ва­лентности.

2. Вербоцентрическая теория предложения.Признание кон­ституирующей роли глагола в предложении отличается от его статуса при классическом анализе предложения, при котором субъектно-предикатные отношения рассматрива­ются в качестве основы предложения, «ядра предложения»; эти члены предложения не соединены друг с другом ни сочинением, ни подчинением, они взаимосвязаны..11 Роль глагола как структурного центра предложения отличается также от его роли в коммуникативном содержании пред­ложения, которое не выражается прямо средствами грам­матики, поскольку в предложении фактически каждое слово может являться носителем смысла, а субъект и пре­дикат в коммуникативном смысле часто не представляют собой самых существенных членов, напр.: (1) Gesternhabe ich meinen Freundgesehen. Если же, напротив, исходить из глагола как центра и опорной точки предложения, то субъект по отношению к другим партнерам глагола утрачивает свое ведущее место и выступает наряду с другими партнерами как партнер, зависимый от глагола. На логико-семантическом уровне партнеры называются аргументами, на синтаксическом уровне актантами (соучастниками, дополняющими сло­вами). Согласно вербоцентрической теории предложения именно глагол в функции предиката конституирует пред­ложение, как носитель валентности он предполагает нали­чие вокруг себя определенных открытых позиций, число и характер которых точно детерминированы и которые могут и должны заполняться актантами. Эти актанты различа­ются по их роли в качестве членов предложения (субъекта, объекта, обстоятельственного определения и др.) и по принадлежности к разным частям речи (существительное, предложные группы, прилагательные и др.). Такая вербоцентрическая трактовка предложения в общем не нова. Уже Т. Калепки, интерпретируя предложение "Pater f 11 io librum dat, отрицает в нем наличие такой связи, как: «отец» (носитель), «сын» (цель), «книга» (объект про­текающего действия) и считает, что глагол «давать», связан по-особому с каждым из слов: «отец», «сын», «книга».72 X. Глинц также считает, что глагол требует «начальной, конечной точки», служащие для этого «показатели отно­шений» становятся «слугами» глагола: они заполняют открытые глаголом системные позиции.73 В большинстве видов грамматики зависимостей глагол по праву занимает первое место в иерархии дерева зависимости (Stammbaum) (и в структуре предложения) так, например, у Л. Тень-ера.74 (2)



donne
niece un livre a cousin

/\ I /\

votre charmante magnifique mon malheureux

Аналогичный позиционный план (Stellenplan) предложения дан И. Эрбеном, в котором актанты глагола имеют также одинаковый синтаксический статус.

Der fast 80-jährige Besitzer dieses sehr eleganten Hauses vermachte sein Grundstück seinen Erben.

 

Наконец, этой структуре предложения соответствует и структура логических суждений в современной логике отношений, которая в отличие от классического бинарного вычленения субъекта и предиката согласно аристотелев­ской традиции — предполагает не только дву-, но и мно­гочленные суждения.76

Хотя мы в дельнейшем исходим из названного выше вер-боцентрического понимания валентности, отметим, что на­ряду с ним имеется и другое ее понимание, не вербоцентри-ческйе, а основанное на субъектно-предикатной струк­туре предложения. Следовательно, анализ валентностных свойств не связан механически с их вербоцентрической ин­терпретацией. Отсутствие этой зависимости обнаруживается особенно ясно при наличии гипотезы о том, что валент­ность присуща не только глаголу — трактовка, характер­ная для советской германистики.

3. Понятие «необходимых» членов.Центральным и слож­ным является вопрос: какие члены предложения следует считать актантами глагола в синтаксическом смысле, свя­занные с ним отношениями валентности. Наиболее общий ответ на это достаточно прост: для заполнения открытых позиций при глаголе служат все необходимые (notwendige) члены и только они. Однако такое общее утверждение пред­ставляется далеко недостаточным, ибо тогда открытым остается вопрос, о какой необходимости идет речь (ком­муникативной, семантической или синтаксической) и как конкретно реализуется эта необходимость. По данному вопросу мнения в лингвистике до сих пор расходятся. Во многих случаях указанная необходимость вообще не получила теоретического освещения и, таким образом, без должного теоретического обоснования — без указания на критерии, — осуществляется непосредственный переход к эмпирическому выявлению определенных моделей валент­ности.

Само собой разумеется, что различные виды необходимости связаны с различными уровнями языка (ср. IIIглава, 2-й раздел). Лишь по отношению к конкретному уровню можно говорить, что необходимо, а что не необходимо. Для выявления синтаксически необходимых членов мало что дает разработанный X. Ренике «синтаксический ми­нимум», который, хотя и должен содержать «минимально ;, необходимые синтаксические основные элементы»77, фактически же включает скорее коммуникативно, а не син­таксически необходимые члены. Правда, «метод отчерки­вания» Л. Вейсгербера и П. Гребе является шагом вперед, поскольку его цель — свести предложения к их «мини­мальному объему».78 Однако их опасение, что при выявле­нии этих необходимых членов окажется невозможным ограничиться теми из них, «которые совершенно необхо­димы для грамматического состава предложения, ибо та­ким путем в большинстве случаев можно дойти до самой «основы предложения» старой грамматики, лишено всякого основания:

(4) Peter besucht seinen Freund.

(5) Berlin liegt ander Spree.

И, наоборот— метод отчеркивания, ориентированный на минимальное содержание, не имеет четких границ и не касается целого ряда сомнительных случаев. Более точные результаты дает «.метод опускания» (в понимании X. Глинца78), т.е. «тест на элиминирование». Опуская тот или иной член предложения, мы устанавливаем, является ли остаток предложения грамматически правильным или не­правильным. Если остаток предложения грамматичен, то элиминированный член предложения не является синтак­сически облигаторным; если он неграмматичен, то элими­нированный член предложения синтаксически необходим для состава предложения:

(6) Berlin liegt an der Spree.

*Berlin liegt.

(7) Wir erwarten ihn am kommenden Sonntag am Bahnhof.

Wir erwarten ihn.

*Wir erwarten am kommenden Sonntag.

*Wir erwarten am Bahnhof.

 

Тем самым мы получаем не коммуникативный или семан­тический, а синтаксический минимум. Но при этом мы различаем только облигаторные или~необлигаторные члены предложения. Однако валентно-связанные, т.е. синтакси­чески необходимые члейы не сводятся лишь к облигаторным членам (последние представляют собой только часть необходимых членов). Облигаторные (=неэлимйнируемые) члены не тождественны необходимым членам, число и характер котррых обусловлены глаголом, и которые свя­заны с ним валентностью. Кроме того, имеются и другие члены, связанные с глаголом валентностью, однако при определенных условиях они могут быть опущены (мы на­зываем их факультативными актантами):

(8) Ег isst (Butterbrot).

(9) Wir warten (auf den Freund).

4. Облигаторные актанты, факультативные актанты, сво­бодные распространители. Поэтому прежде всего надо при­нять трехчленное деление элементов предложения на облигаторные, факультативные актанты и свободные рас­пространители80. Как облигаторные, так и факультатив­ные актанты (и те и другие относятся к необходимым чле­нам) связаны с глаголом валентностью, закрепленной в позиционном плане глагола и поэтому их число и характер можно точно установить. Напротив, свободные распростра­нители, как ненеобходимые члены, с глаголом не связаны, количественно не ограничены и поэтому могут в синтакси­ческой структуре почти каждого предложения свободно опускаться или добавляться. Так, например, в предложении (8) аккузативом оформлен лишь факультативный актант (потому что предложение и без него остается грам­матичным); в предложении же (6) предложная группа представляет собой облигаторный актант (потому что без него предложение становится неграмматичным); в обоих случаях речь идет о членах, число и характер которых закреплены в позиционном плане глагола, т.е. валентно-связаны (=необходимы) и потому количество их ограни­чено и точно фиксировано. Ж. Фурке справедливо указывал на нерекурсивность, неповторяемость валентно-связанных членов.81 Напротив, в таком предложении, как:

(10) Ег besucht mich am 22. Februar.

предложную группу нельзя считать факультативным ак­тантом, так как она может употребляться почти неограни­ченно и по сочетаемости не связана с определенными гла­голами (или глагольными словосочетаниями). (175)





sdamzavas.net - 2018 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...