Главная Обратная связь

Дисциплины:






Свободная от построек площадка, промышленная зона, южная часть Чикаго



Йон Спиро нанял Рекса и Чипса вовсе не за их выдающиеся умственные способности Перед всеми кандидатами ставили одинаковую задачу. Сотне соискателей выдали по грецкому ореху и велели расколоть его любым способом. С заданием справились только двое. Рекс несколько минут орал на орех, а потом сграбастал его своими гигантскими лапищами и раздавил. Чипс выбрал более спорный метод. Он положил орех на стол, схватил интервьюера за модную косичку и расколол орех его лбом.

Оба талантливых молодых человека были мгновенно приняты на работу и очень быстро поднялись по служебной лестнице до заместителей самого Арно Олвана. Правда, работали Рекс и Чипс исключительно в Чикаго. Город им покидать не разрешалось, так как поездки были зачастую связаны с умением читать карту, а Рекс и Чипс не привыкли пользоваться своими головами, кроме как кушать ими.

Яркая полная луна озаряла заброшенную цементную фабрику. Мульч копал себе могилу в сухой глинистой почве, а Чипс и Рекс стояли рядом и развлекались как могли.

– А ты в курсе, почему меня называют Рекс? Вот попробуй догадайся, – предложил Рекс – Р-р-р, – хищно зарычал он, подкидывая своему приятелю намек.

Чипс открыл очередной пакет картофельных чипсов, которые постоянно грыз.

– Фиг его знает… Наверное, это какое-нибудь сокращение. А на самом деле тебя зовут иначе.

– И как меня на самом деле зовут?

– Фиг тебя знает… – протянул Чипс. Он вообще любил эту фразу. – Франциск?

От подобной тупости даже Рекс обалдел.

– Франциск? Скажи, пожалуйста, как Франциск может превратиться в Рекса?

Чипс пожал плечами.

– Фиг его знает… Вот, к примеру, у меня есть дядя Сэмюел, но все называют его Сэмом. А почему, фиг его знает.

Рекс закатил глаза.

– Был на свете такой динозавр. Очень известный и опасный. И звали его Типадинозавр Рекс. Я тоже опасный. Поэтому меня и зовут Рекс.

Из могилы, где возился ещё живой Мульч, донесся тихий стон. Слушать подобную болтовню было куда мучительнее, чем работать лопатой. Мульчу очень хотелось наплевать на все планы, раззявить челюсти – и поминай как звали. Но Артемис строго-настрого запретил ему демонстрировать свои волшебные способности на данной стадии операции. Если он смоется, эти двое тупиц стрелой помчатся к своему любимому боссу и паранойя Спиро возрастет ещё на одно деление.

Чипсу тем временем не терпелось продолжить игру.

– Теперь твоя очередь угадывать. Вот скажи, а почему меня называют Чипс? – спросил он, пряча пакет за спиной.

Рекс наморщил лоб. Ответ был где-то рядом – он чувствовал это.

– Только не подсказывай, не подсказывай! – воскликнул он. – Я сам догадаюсь.

Мульч не вытерпел и высунулся из ямы.



– Да потому, что он всё время жрёт чипсы, идиот! – рявкнул гном. – Чипс ест чипсы. Слушайте, таких придурков, как вы, я ещё не встречал. Может, вы наконец убьете меня? По крайней мере, мне не придётся больше слушать вашу околесицу.

Рекс и Чипс были ошеломлены. Занятые увлекательной игрой, они едва не забыли о коротышке в яме. К тому же обычно их жертвы вели себя несколько иначе и могли бормотать лишь; «О нет! О господи! Только не это!»

Рекс наклонился над ямой.

– Это какую такую околесицу мы, по-твоему, несем?

– Ты – Чипс, я – Рекс, и наоборот! Тьфу! – Мульч в ярости сплюнул.

– Да нет, – покачал головой Рекс. – Ты сказал, мы что-то несем. А у нас в руках ничего нет. Тебя мы уже принесли. Что это ещё за «околесица»? Никогда не слышал такого слова.

– Оно означает «чушь, чепуха, бред, вздор, ерунда, фигня», – с радостью объяснил Мульч. – Я доходчиво все растолковал?

Последнее слово Чипс узнал.

– Фигня? Эй, да это же оскорбление! Ты решил нас оскорбить, коротышка?

Мульч сложил на груди руки, будто в молитве.

– Наконец-то победа… – вздохнул он. Вышибалы растерялись: они не знали, как реагировать на оскорбление со стороны какой-то мелкой сошки. Только два человека оскорбляли их на регулярной основе: Арно Олван и Йон Спиро. Но это было частью работы. Просто напеваешь что-нибудь про себя и живёшь счастливо. Весь мир тебя любит.

– А чего мы слушаем этого умника? – спросил Рекс у своего напарника.

– Фиг нас знает. Может, стоит позвонить мистеру Олвану?

Мульч застонал. Если бы глупость считалась преступлением, эти двое стали бы врагами общества номер один и номер два.

– Насколько я помню, вы должны были просто убить меня. Речь ведь шла об этом? Пришить меня – и концы в воду, вернее в землю.

– Как ты думаешь, Чипс? Мы должны просто убить его?

Чипс кинул в рот горсть чипсов-барбекю.

– Да. Конечно. Приказ есть приказ.

– Но на вашем месте я бы не стал просто убивать меня, – вмешался Мульч.

– Правда?

– Ага. После того как я насмехался над вашей сообразительностью? О нет, я заслуживаю особого наказания.

Над двумя закипающими от невероятной перегрузки черепушками уже начинал подниматься пар.

– Ты прав, коротышка. Мы придумаем для тебя что-нибудь особенное. Терпеть не можем, когда над нами насмехаются. Мы сами насмешим кого угодно! – воскликнул Рекс.

Опасаясь, что от непривычных мысленных усилий гангстер вот-вот свихнется, Мульч не стал поправлять его и тем самым усугублять положение.

– Ты прав. У меня язвительный язык, и я заслужил всё то, что меня ждёт.

Последовал продолжительный период тишины. Рекс и Чипс отчаянно пытались придумать какой-нибудь способ казни, кроме расстрела.

Мульч дал им немножко подумать, а потом вежливо предложил:

– Я бы, например, закопал меня в землю живьём.

– Живьем? – пришёл в ужас Чипс. – Да ты что! Ты ведь наверняка будешь орать и брыкаться. А потом меня целую неделю будут мучить кошмары.

– Я обещаю лежать неподвижно. Кстати, я вполне заслужил столь ужасную смерть. Ведь я обозвал вас парочкой накачанных одноклеточных кроманьонцев.

– Правда? И когда?

– Ну, если раньше я вас так не обзывал, то сделал это сейчас.

– А кто такие кро… кро?..

Положение спас Рекс. Он был более импульсивным из этого славного дуэта.

– О'кей, мистер Подкопайли, – потер он свои лапищи. – Знаешь, что мы с тобой сейчас сделаем? Закопаем тебя живьём!

Мульч схватился за голову.

– О, какой ужас!

– Ты сам напросился, приятель.

– Неужели?

Рекс достал из багажника вторую лопату.

– Еще никто и никогда не называл меня накачанным одними клетками кротом-миньонцем!

Мульч послушно растянулся в могиле.

– Твоя правда, – откликнулся он. – Я тоже не знал, что такие кроты существуют.

Рекс принялся яростно засыпать яму. Здоровенные мускулы чуть не рвали пиджак. Буквально через пару минут тело Мульча полностью скрылось под землей.

– Это было ужасно, – вдруг пробормотал мучимый угрызениями совести Чипс. – Просто ужасно. Бедняжка, какая страшная смерть…

Однако Рекс и не думал раскаиваться.

– Этот гад сам напросился. Обзывал нас… всякими словами.

– Но хоронить заживо? Это ведь типа совсем как в ужастике. Ну, знаешь, это киношка, в которой показывают всякие ужасные ужасы и кошмарные кошмары…

– Кажется, я видел этот фильм. Там ещё в самом конце была целая куча слов.

– Ага, он самый и есть. Честно говоря, эти слова испортили мне все впечатление.

Рекс закончил размахивать лопатой и чуток попрыгал на рыхлой земле.

– Не волнуйся, дружище. В этом кине никаких слов не будет.

Они сели в «шевроле», но Чипс все никак не мог успокоиться.

– А знаешь, меня реально пробило, – сказал он. – Всё это реально реальнее, чем в самом реальном кине.

Рекс, не обращая внимания на запрещающий знак, пересек сплошную линию и помчался к центру города.

– Тут все решает запах. А в кине запаха нет.

Расчувствовавшись, Чипс шмыгнул носом.

– А ты помнишь его в самом конце? Ну, этого, Подкопайли… Он вроде очень расстроился.

– Неудивительно.

– Я собственными глазами видел, как он плакал. Его плечи тряслись так, будто он смеялся, но, наверное, он плакал. Какой дурак будет смеяться, когда его закапывают живьём?

– Точно плакал, не иначе.

Чипс вскрыл очередные чипсы, на этот раз с ароматом бекона.

– Ага. Прямо-таки рыдал, бедняга.

На самом деле Мульч хохотал так сильно, что едва не подавился, когда первая же порция земли угодила ему в пасть. Ну и клоуны! Впрочем, им крупно повезло, что они были клоунами, иначе это им пришлось бы выбирать метод собственной казни.

Раззявив челюсти, Мульч прокопался вниз на пять метров, после чего повернул на север: роя себе могилу, он приметил в той стороне какие-то заброшенные склады. Волоски бороды посылали во всех направлениях звуковые волны. В районах, густо населенных вершками, нужно было проявлять крайнюю осторожность. Люди имели дурацкую привычку закапывать в землю что ни попадя. Мульчу не раз приходилось натыкаться на трубы, канализационные отстойники и бочки с промышленными отходами. Хуже нет, когда тебе в рот попадает то, чего ты совсем не ждёшь.

Но как приятно было снова оказаться под землей, в родной для всех гномов стихии. Пальцы ловко просеивали почву, и очень скоро Мульч вошел в привычный ритм. Он набирал полную пасть земли, дробил её зубами и выбрасывал отходы через отверстие на противоположном конце своего тела.

Волоски бороды сообщили Мульчу, что на поверхности все чисто, и он, разгоняясь, двинулся наверх. Наружу он вылетел как пробка, придав себе ускорение остатками кишечных газов.

Элфи поймала его в метре от земли.

– Очень миленько, – сказала она.

– А что? – сразу начал оправдываться Мульч, – Мною движут естественные позывы. Кстати, ты что, приглядывала за мной всё это время?

– Да, на случай, если что-нибудь пойдёт не так. Знаешь, ты устроил настоящее шоу.

Мульч стряхнул с комбинезона прилипшую глину.

– Пальнула бы пару раз из своего «Нейтрино», и мне не пришлось бы рыть землю.

Элфи улыбнулась, почти как Артемис.

– Это не предусмотрено планом. А мы должны работать по плану, верно?

Она набросила на плечи гнома кусок маскировочной фольги и пристегнула к «Лунному поясу» тонкий, но очень прочный тросик

– Только поосторожней, прошу тебя, – встревоженно произнес Мульч. – Гномы – земные создания, и нам очень не нравится летать. Мы настолько не любим высоту, что даже стараемся лишний раз не подпрыгивать.

Элфи включила двигатель крыльев и направилась к центру города.

– Я буду так же внимательна к твоим чувствам, как ты – к служащим Легиона подземной полиции.

Мульч побледнел. Странно, но факт: эта миниатюрная эльфийка вселяла в него куда больший страх, чем здоровяки головорезы.

– Элфи, если я чем-нибудь обидел тебя, то приношу свои искренние…

Закончить фразу Мульч не успел, поскольку от резкого ускорения слова застряли у него в горле.

Шпиль Спиро

Арно Олван проводил Артемиса в камеру. Она была достаточно комфортабельной, и в ней имелось все необходимое, даже игровая приставка. Хотя, впрочем, кое-каких привычных вещей там не хватало. В частности, окон и ручек на дверях.

Олван похлопал Артемиса по голове.

– Я не знаю, что произошло в том лондонском ресторане, но если ты попытаешься повторить свой фокус здесь, я выверну тебя наизнанку и сожру твои маленькие подлые внутренности.

Для убедительности он звонко щёлкнул наточенными зубами, а потом наклонился поближе к уху Артемиса. Мальчик чувствовал, как острые клыки чуть ли не касаются его мочки.

– Мне наплевать, что говорит босс. Очень скоро он наиграется с тобой, так что на твоем месте я бы не стал меня раздражать.

– Если бы ты оказался на моём месте, то я оказался бы, на твоем, и в таком случае я очень постарался бы спрятаться куда-нибудь подальше.

– Правда? И почему же?

Артемис сделал паузу, чтобы дальнейшие слова лучше дошли до Арно Олвана.

– Потому что за тобой идёт Дворецки. И он очень зол.

Олван даже отступил на несколько шагов

– Не может быть, парень. Я сам видел как он умирал. Видел его кровь!

– А я и не отрицаю, что он умер, – усмехнулся Артемис – Я лишь сказал, что сейчас он идёт за тобой.

– Ты пытаешься меня запутать. Мистер Спиро предупреждал об этом!

Олван попятился к двери, не спуская глаз с Артемиса.

– Не волнуйся, Олван. Или ты думаешь, Дворецки прячется в моём кармане? У тебя ещё есть несколько часов или, может, дней. Но не больше.

Арно Олван хлопнул дверью так сильно, что даже стены задрожали. Артемис улыбнулся ещё шире. И в плохом можно найти что-то хорошее.

Артемис вошел в душевую кабину и подставил лоб под струи горячей воды. Честно говоря, он немножко волновался. Одно дело разрабатывать план у себя дома. И совсем другое – осуществлять этот план в логове льва. Его уверенность за последние дни несколько поослабла, хотя сам Артемис в этом никогда не признался бы. Спиро перехитрил его в Лондоне, причём без особых усилий. Артемис сам шагнул в ловушку американца, как турист в тёмный переулок.

Артемис прекрасно знал, в чем заключается его гениальность. Он был заговорщиком, интриганом, разработчиком коварных планов. Самое большое удовольствие он испытывал, если идеальный план удавалось осуществить. Но в последнее время его победы отдавали привкусом вины. А теперь ещё и Дворецки… Артемис едва не потерял старого друга, и у него до сих пор возникало лёгкое чувство тошноты при одной мысли об этом.

Нет, дальше так продолжаться не может. Вернувшись домой, отец будет наблюдать за ним – в надежде, что его сын сделает правильный выбор. А если этого не случится, скорее всего, Артемис-старший просто возьмет и лишит сына права выбора. Снова вспомнились слова отца «А что чувствуешь ты, Арти? Согласен ли ты пройти со мной этот путь? Согласен ли попытаться стать героем, когда придёт время?»

Артемис до сих пор не знал ответа на этот вопрос.

Артемис завернулся в халат, украшенный монограммой Йона Спиро, его похитителя. О присутствии рядом Спиро напоминали не только золотые буквы на халате, но и видеокамера, реагирующая на движение и не сводящая с пленника своего объектива.

Артемис постарался сосредоточиться на плане. Задача предстояла непростая: нужно было проникнуть в неприступное хранилище и выкрасть оттуда Всевидящее Око.

Большую часть препятствий он предвидел и подготовился к ним. И хотя некоторые меры безопасности, предпринятые Спиро, оказались весьма неожиданными, на стороне Артемиса выступали могучие союзники: магия подземного народца и технический гений Легиона подземной полиции, сам кентавр Жеребкинс. Правда, кентавру запретили оказывать им помощь, но Артемис не сомневался: искушение померяться силами с наглым вершком будет слишком большим и Жеребкинс не сможет устоять. Главное, чтобы Элфи правильно подала ему информацию.

Артемис сел на кровать и почесал горло. Как Элфи и говорила, латексный микрофон ничуть не пострадал от воды. Приятно было осознавать, что друзья рядом и слышат его.

Микрофон улавливал малейшие колебания гортани, поэтому говорить громко было вовсе не обязательно.

– Добрый вечер, друзья, – прошептал Артемис, повернувшись спиной к камере. – Все идёт в соответствии с планом. В способностях Мульча я не сомневаюсь, поэтому предполагаю, что он жив и здоров. Не забывайте о головорезах мистера Спиро, вас скоро навестят. Наверняка его люди сейчас наблюдают за всеми улицами в округе и вас не пропустят. Однако главное, чтобы Йон Спиро поверил, будто я целиком в его власти и меня никто не прикрывает, – таким образом он забудет об осторожности. Кстати, мистер Спиро был весьма любезен, устроив мне экскурсию по своим владениям. Надеюсь, вы получили все необходимые сведения для благополучного завершения операции. Кажется, на местном жаргоне то, что мы задумали, называется кражей со взломом.

Артемис говорил медленно, чётко произнося каждое слово. Все члены его команды должны следовать инструкциям, не отступая от них ни на шаг, – никакой личной инициативы не допускается. Иначе все взорвется, будто вулкан. А в данный момент именно он, Артемис Фаул, сидел в кратере этого вулкана.

Рекс и Чипс пребывали в отличном настроении. Как только они вернулись в Шпиль, мистер Олван не только выдал каждому по пять тысяч долларов за Муча Подкопайли, но и поручил очередное задание. Камеры наружного наблюдения Шпиля засекли припаркованный у главного входа чёрный фургон. Он стоял там уже три часа, а просмотр записей показал, что перед этим фургон в течение часа кружил вокруг здания в поисках свободного места. Мистер Спиро приказал следить за всеми подозрительными машинами, а этот фургон выглядел подозрительнее некуда.

– Спуститесь вниз, – приказал Олван, развалясь в своем кресле начальника службы безопасности. – Если внутри кто-нибудь дышит, поинтересуйтесь, почему он дышит рядом с местом, где я работаю.

Такие задания Чипс и Рекс любили больше всего. Ни тебе навороченного оборудования, ни сложного планирования операции. Открыть дверь, испугать всех внутри, закрыть дверь. Проще простого. От радости Чипс ударил Рекса по плечу, а Рекс ударил по плечу его. Так они и лупили друг друга, пока руки не онемели, а потом сели в лифт и направились проверять подозрительный фургон.

– Сегодня мы можем заработать серьёзные баксы, партнер, – сказал Рекс, массируя бицепсы, чтобы восстановить циркуляцию крови.

– Конечно! – пришёл в восторг Чипс, прикидывая, сколько DVD-дисков с мультяшками он сможет купить. – Похоже, нам светит ещё одна премия. Штук пять, не меньше. А вместе это будет…

Некоторое время они молчали, пытаясь подсчитать сумму на пальцах, которых явно не хватало.

– Много денег, – наконец сказал Рекс.

– Очень много, – согласился Чипс.

Джульетта наблюдала в бинокль за вращающимися дверями Шпиля. Конечно, куда проще было бы воспользоваться оптикой шлема Подземной полиции, но, к сожалению, за последние два года её голова стала слишком большой. Изменился не только размер головы. Из нескладной девчонки Джульетта превратилась в тренированного атлета. Правда, настоящим телохранителем она пока не стала – ей ещё нужно было избавиться от некоторых недостатков. Личных недостатков.

Джульетта Дворецки любила повеселиться. Её совсем не радовала перспектива всю жизнь торчать с тупым лицом за спиной какого-нибудь самоуверенного политика. Она бы сошла с ума от скуки – если бы, разумеется, её не нанял сам Артемис. Рядом с Артемисом скучать не приходилось никому. Но на такой исход вряд ли стоило надеяться, ведь Артемис поклялся, что это его последняя операция. После Чикаго он изменится и начнёт новую жизнь. Если, конечно, будет жизнь после Чикаго.

Следить за людьми Джульетте тоже не нравилось: она терпеть не могла подолгу сидеть на одном месте, за что ей частенько влетало от мадам Ко.

– Обрети покой внутри, – повторяла японка. – Найди в своей душе тихое место и поселись в нем.

Джульетта с трудом подавляла зевоту, когда мадам Ко начинала вбивать в неё философию кун-фу. Дворецки, с другой стороны, именно так и жил. Он давным-давно нашёл своё тихое место и покидал его только тогда, когда Артемису грозила очередная опасность. Дворецки устранял угрозу и возвращался в тихое место. Может, поэтому у него есть татуировка в виде синего бриллианта, а У неё такой татуировки нет?

Из Шпиля показались две коренастые фигуры. Они тупо улыбались и хлопали друг друга по плечам.

– Капитан Малой, кажется, начинается, – промолвила Джульетта в микрофон рации, настроенной на частоту Элфи.

– Поняла, – ответила Элфи, парившая где-то наверху, над крышей Шпиля. – Какова численность противника?

– Их двое. Очень больших и очень тупых,

– Помощь нужна?

– Нет. С этой парочкой я сама справлюсь. А ты их допросишь, когда вернешься.

– Ладно. Я буду минут через пять, только с Жеребкинсом переговорю. Кстати, Джульетта, давай обойдемся без тяжелых травм.

– Постараюсь.

Джульетта выключила рацию и, перебравшись в заднюю часть салона, убрала всю аппаратуру наблюдения под складное сиденье – на тот случай, если двум бугаям удастся вывести её, Джульетту, из строя. Впрочем, это было маловероятно, но именно так поступил бы её брат. Не оставляй ничего на волю случая. Скинув куртку, Джульетта повернула бейсболку козырьком назад, открыла заднюю дверь и весело выпрыгнула из фургона.

Рекс и Чипс перешли Стэйт-стрит и приблизились к подозрительному фургону с темными стеклами. Впрочем, никаких особых сюрпризов громилы не ждали. В нынешние времена каждый первокурсник, страдающий избытком тестостеронов, считал своим долгом заиметь себе тачку с затемненными стеклами.

– Ну, что думаешь? – спросил Рекс у своего напарника.

Чипс сжал пальцы в кулаки.

– Думаю, стучаться мы не будем.

Рекс кивнул. Обычно они придерживались именно такого плана. Чипс уже хотел было сорвать дверь с петель, как из фургона вдруг выпрыгнула какая-то юная особа.

– Эй, парни, вы случаем не моего папика ищете? – вопросила она тоном ведущей «MTV». – Люди его всё время, типа, ищут, а его никогда нет на месте. Вот и сейчас он отсутствует. Духовно, разумеется.

Рекс и Чипс в унисон заморгали. Такое моргание на универсальном языке жестов означало: «Чи-иво?» Девушка была очаровательной, в ней смешались лучшие черты европейской и азиатской рас, но с таким же успехом она могла говорить по-гречески. Из её краткой речи громилы не поняли ни слова. «Духовно» – это как? Её отец в какой-нибудь духовке сидит?

– Это твой фургон, что ли? – решил перейти в наступление Чипс.

Девушка принялась играть своей длинной косой.

– Мой, твой, наш – какая разница? Один мир, один народ, верно ведь? Собственность – это своего рода иллюзия. Очень может быть, мы даже собственными телами не владеем. Откуда нам знать – возможно, мы всего лишь сновидения некоего великого духа?

Тут Рекс не выдержал.

– Это твой фургон, что ли? – заорал он, хватая девушку за горло.

Девушка молча кивнула. Звуки порождаются при помощи воздуха, проходящего через горло, а сейчас через её горло воздух никак не мог пройти.

– Уже лучше. Внутри кто-нибудь ещё имеется?

На этот раз девушка помотала головой. Рекс немного разжал пальцы.

– Сколько вас в семье?

– Семеро, – свистящим шёпотом ответила девушка. – Папа, мама, дедушка с бабушкой и тройня: Бо, Мо и Джо. Они пошли за суси.

Рекс заметно повеселел. Тройня и бабушка с дедушкой, никаких проблем.

– О'кей, мы подождём их тут. Давай-ка полезай в тачку.

– За суси? – переспросил Чипс. – Это же сырая рыба. Эй, партнер, ты когда-нибудь пробовал суси?

Рекс, придерживая девушку за шею, направился к фургону.

– Ага. Как-то раз купил в супермаркете, – откликнулся он.

– Ну и как?

– Бросил во фритюрницу минут на десять. Очень даже неплохо.

Девушка открыла дверь машины и забралась в салон. Рекс и Чипс, пригнув головы, последовали за ней. Рекс отпустил девушку буквально на мгновение, и это было его ошибкой. Надлежащим образом обученный солдат должен сначала проверить незнакомую машину и только потом заводить в неё пленника. Не говоря уже о том, что пленника предварительно стоит связать.

Девушка споткнулась и оперлась коленом о коврик салона.

– Суси, – повторил Рекс. – Очень вкусно с жареной картошкой.

Резко выпрямив ногу, девушка изо всех сил ударила его в грудь. Громила захрипел и рухнул на пол.

– Ой, – сказала девушка, поднимаясь. – Какая неприятность.

Чипс не верил собственным глазам. Подумать только, какая-то поп-принцесса одним ударом свалила с ног девяносто килограммов мышц и дурного характера!

– Ты… ты… – пробормотал он. – Это невозможно. Никак.

– Как, – возразила Джульетта и сделала изящный пируэт, словно настоящая балерина.

Нефритовое кольцо на её косе со свистом рассекло воздух и врезалось Чипсу между глаз с силой приличных размеров булыжника, выпущенного из пращи. Попятившись назад, Чипс осел на ледериновые сиденья.

А тем временем валяющийся на полу Рекс более-менее восстановил дыхание. Его глаза перестали бешено вращаться и уставились на противника.

– Привет, – сказала Джульетта, склоняясь над ним. – Знаешь что?

– Что?

– Суси не жарят во фритюрнице. Их вообще не жарят, – сообщила девушка и врезала громиле по ушам.

Тот мгновенно потерял сознание.

Из туалета вдруг появился Мульч, торопливо застегивающий клапан на своих туннельных штанах.

– Я пропустил что-то интересное? – осведомился он.

Элфи парила на высоте пятидесяти метров над центральной частью Чикаго. Она поднялась сюда по двум причинам. Во-первых, ей нужно было просканировать рентгеновскими лучами Шпиль Спиро, чтобы получить объемную схему здания, А во-вторых, она хотела переговорить с Жеребкинсом наедине, без свидетелей.

Заметив каменного орла, что примостился на крыше жилого дома, Элфи слегка спустилась и устроилась у птицы на голове. Впрочем, через несколько минут ей придётся покинуть этот удобный «стул» – вибрация защитного экрана очень быстро разрушала любой камень.

В наушнике раздался голос Джульетты:

– Капитан Малой, кажется, начинается.

– Поняла, – ответила Элфи. – Какова численность противника?

– Их двое. Очень больших и очень тупых.

– Помощь нужна?

– Нет. С этой парочкой я сама справлюсь. А вы их допросите, когда вернетесь.

– Ладно. Я буду минут через пять, только с Жеребкинсом переговорю. Кстати, Джульетта, давай обойдемся без тяжелых травм.

– Постараюсь.

Элфи улыбнулась. Эта Джульетта была той ещё штучкой. Вся в Дворецки. Но можно ли ей доверять? Вряд ли. Она всё время болтала, не могла даже десяти секунд помолчать. Ей очень не хватало дисциплинированности брата. Впрочем, что с неё взять? Она ведь ещё девчонка. По сути дела, ребёнок. И ей тут не место – Артемис не имел права втягивать Джульетту в свои безумные интриги. Но было в этом ирландском мальчишке нечто такое, что заставляло тебя начисто забыть о благоразумии. Всего шестнадцать месяцев прошло с тех пор, как Элфи встретилась с Артемисом. И за это время она успела сразиться с троллем, ворвавшимся в особняк Фаулов, исцелила мать Артемиса от безумия, достала его отца из Северного ледовитого океана… А сейчас Элфи намеревалась нарушить прямой приказ майора Крута.

Она установила связь с оперативным центром Легиона подземной полиции.

– Эй, Жеребкинс, ты меня слышишь?

Несколько секунд ответа не было, но потом из микронаушника шлема раздался голос кентавра:

– Элфи, не отключайся. Слишком много помех. Сейчас попробую настроиться на тебя. Говори со мной. Скажи что-нибудь.

– Проверка связи. Раз, два. Раз, два. Тролли в приступе бешенства устроили страшные беспорядки.

– Отлично. Все здорово. Связь лучше не бывает. Ну, как дела в стране вершков?

– Страны почти не осталось – сплошное стекло, сталь и компьютеры. В общем, тебе бы понравилось.

– О нет. Вершки были, есть и останутся вершками, не важно, ходят они в костюмах или набедренных повязках. У них на счету только одно удачное изобретение: телевидение. А по подземным каналам крутят одно и то же. Мне почти жаль, что закончился суд над генералами гоблинов. Признаны виновными по всем статьям. И все благодаря тебе. Окончательный приговор будет вынесен через месяц.

Элфи сразу же почувствовала себя лучше.

– Виновны? Хвала богам! Наконец-то жизнь вернётся в нормальное русло.

– В нормальное, говоришь? – фыркнул Жеребкинс – Ты выбрала себе не ту работу. Кстати, если мы не отберем у Спиро игрушку Артемиса, с нормальной жизнью можешь распрощаться навсегда.

Кентавр был прав, С тех самых пор, как Элфи перевели из полиции нравов в спецкорпус, её жизнь сошла с ума раз и навсегда. Но чего хочет сама Элфи? Нормальной жизни? Не от неё ли она бежала, переводясь в Корпус?

– Кстати, с чего это ты вышла на связь? – подозрительно осведомился Жеребкинс. – Тоска по дому замучила?

– Нет, – ответила Элфи и не солгала. Тоски по дому не было. С тех пор как Артемис втянул её в очередную интригу, эльфийка почти не вспоминала о Гавани.

– Мне нужен твой совет.

– Совет? Правда? Это что, новый способ просить о помощи? Насколько я помню, майор Крут приказал тебе обходиться собственными силами. Правила есть правила, Элфи.

Элфи вздохнула.

– Да, Жеребкинс. Правила есть правила. Джулиус, как всегда, прав.

– Вот именно, Джулиус всегда прав, – подтвердил Жеребкинс, но как-то не очень уверенно.

– Кстати, всё равно ты вряд ли сможешь нам помочь. У Спиро очень хорошая система безопасности.

Жеребкинс фыркнул. Чтобы понять, как умел фыркать этот кентавр, нужно было хотя бы раз услышать его фырканье.

– Ну да, конечно. Что у него там? Пара жестяных банок на верёвке и злая псина в будке? Ой, как страшно.

– Если бы. Таких устройств, как в этом здании, мне ещё не доводилось видеть. Очень умные приборы.

В углу забрала Элфи загорелся маленький жидкокристаллический экран. Жеребкинс передавал видеосигнал из штаб-квартиры Подземной полиции. По правилам он не должен был этого делать, поскольку операция не получила одобрения начальства. Но кентавр явно заинтересовался.

– Кстати, я прекрасно понимаю, куда ты клонишь, – сказал Жеребкинс, пригрозив ей пальцем.

– Понятия не имею, о чём ты говоришь, – ответила Элфи с невинным видом.

– «Кстати, всё равно ты вряд ли сможешь нам помочь. У Спиро очень хорошая система безопасности», – передразнил её кентавр. – Пытаешься нанести удар по моему самолюбию? Элфи, я не такой дурак.

– Ладно. Тогда я дура. Хочешь услышать чистую правду?

– О, неужели ты собралась выложить мне все как на духу? Интересная тактика для полицейского офицера.

– Шпиль Спиро – это настоящая крепость. В неё невозможно проникнуть без твоей помощи, даже Артемис это признает. Мы не просим дополнительного оборудования или силовой поддержки. Нам нужен только твой совет – может, ты взглянешь на кое-какой заснятый нами материал? Держи канал связи открытым, больше я тебя ни о чём не прошу.

Жеребкинс задумчиво почесал подбородок.

– Невозможно проникнуть? И даже великий Артемис это признает?

– «Мы не можем проникнуть в это здание без помощи Жеребкинса». Вот его точные слова.

Кентавр едва сдерживал самодовольную улыбку.

– Ты что-то говорила о видеозаписях? Элфи сняла с ремня мини-компьютер.

– Артемис заснял кое-что внутри Шпиля, я сейчас вышлю тебе эти кадры.

– Мне нужны чертежи здания.

Элфи повернула голову направо, потом налево, чтобы Жеребкинс понял, где она находится.

– Именно для этого я сюда и забралась. Чтобы просканировать Шпиль рентгеновскими лучами. Чертежи будут в твоем главном компьютере через десять минут.

В наушнике Элфи дзынькнул колокольчик. Это был сигнал о том, что почта ушла. Её письмо уже доставлено в штаб-квартиру Легиона. Жеребкинс открыл файл.

– Цифровые коды. Понятненько. Камеры. Нет проблем. Подожди, увидишь, что я изобрел для таких вот камер, которые представляют собой замкнутую систему… Коридоры. Опять коридоры. Это все я перематываю. Шурум-бурум, бурум-шурум. Ага, хранилище. На восемьдесят пятом Этаже. Датчики, реагирующие на давление, ковры с антибиотиками. Опять датчики, эти уже реагируют на изменение температуры и на движение… Инфракрасные камеры. Распознавание голоса, радужной оболочки глаза и гелевый сканер отпечатков пальцев. – Он помолчал. – Весьма неплохо для человека.

– Еще бы, – согласилась Элфи. – Это тебе не консервные банки по дому развешивать.

– Фаул прав, без меня вы пропадете.

– Значит, ты нам поможешь? Жеребкинс не мог не насладиться моментом славы.

– Ну, я ничего не хочу обещать…

– Да?

– Но канал связи будет открыт. Однако если кто-нибудь прознает…

– Я понимаю.

– Никаких гарантий.

– Никаких гарантий. Я должна тебе ящик морковки.

– Два ящика. И коробку жучиного сока.

– Договорились.

Лицо кентавра разрумянилось. Жеребкинс уже предвкушал, как ловко решит поставленную перед ним сложнейшую задачу.

– Элфи, а ты будешь по нему скучать? – спросил он вдруг.

– По кому? – спросила она, хотя и так знала, о ком речь.

– По Фаулу, конечно. Ведь после операции нас начисто сотрут из его памяти. Не будет больше дерзких заговоров, увлекательных приключений. Жизнь станет тихой и спокойной.

Элфи старалась избегать взгляда Жеребкинса, хотя видеосвязь была односторонней и он не мог видеть её лица.

– Нет, – сказала она. – Я не буду по нему скучать.

Но её глаза говорили о другом.

Элфи несколько раз облетела Шпиль на разной высоте, пока рентгеновский сканер не собрал достаточное количество данных для построения трехмерной модели. Затем она послала копию файла Жеребкинсу и вернулась к фургону.

– Кажется, я просила тебя слишком не усердствовать, – недовольно буркнула она, склонившись над поверженными громилами.

– Да ничего страшного, – пожала плечами Джульетта. – Ну, немножко увлеклась в пылу сражения. Введите ему дозу своих чудо-искорок, и всё будет шито-крыто.

Элфи обвела пальцем синяк идеально круглой формы, который красовался на лбу у Чипса.

– Вы бы меня видели, – продолжала Джульетта. – Вам, бам – и готово. Шансов у них не было.

Одна голубая искра скользнула по пальцу Элфи, и синяк тут же исчез – как будто мокрой тряпкой провели по пятну от кофейной чашки.

– Ты могла бы оглушить их из «Нейтрино».

– Из «Нейтрино»? Фу, это же так скучно.

Капитан Малой сняла шлем и сердито посмотрела на девушку.

– А мы тут и не веселимся, Джульетта. Это не игра. Честно говоря, я думала, ты все понимаешь. Твоему брату сейчас очень невесело.

Улыбка мгновенно исчезла с лица Джульетты.

– Я знаю, что это не игра, капитан. Просто я ко всему так отношусь.

Элфи по-прежнему не сводила с неё глаз.

– Тогда, может, ты выбрала не ту профессию? – уточнила она.

– Или, может, это вы слишком погрязли в скучных обязанностях? – возразила Джульетта. – Дворецки рассказывал, раньше вы тоже не слишком любили придерживаться правил.

Из туалета вышел Мульч. На этот раз он ходил туда, чтобы нанести свежий слой крема против загара. Несмотря на то что до утра было ещё далеко, гном решил не рисковать. Если операция закончится успешно, а у него были все основания полагать, что именно так оно и будет, завтра утром ему придётся по-быстрому делать ноги.

– В чем дело, дамочки? Никак не можете поделить меня? Не волнуйтесь, я дал слово не встречаться с представительницами других видов.

Напряжение разом спало, как будто из воздушного шарика выпустили весь воздух.

– Тебя? Даже не мечтай, комок вонючей шерсти! – рявкнула Элфи.

– И думать забудь, – добавила Джульетта. – Я тоже дала слово: никогда не встречаться с теми, кто живёт в навозных кучах.

Мульч хранил невозмутимый вид.

– Вы так яростно протестуете. Сразу ясно: тут дело нечисто, – прокомментировал он. – Впрочем, ничего удивительного, я и в самом деле неотразим. Многие представительницы женского пола буквально сходят с ума!

– О, не сомневаюсь, – усмехнулась Элфи.

Разложив складной столик, капитан Малой установила на нём свой шлем, щёлкнула клавишей, переводя камеры в режим проектора, и открыла трехмерный план Шпиля Спиро. В воздухе возник лабиринт из зелёных светящихся линий.

– Итак, слушайте все. Общая схема такова. Команда Один проникает в здание сквозь окно на восемьдесят пятом этаже. Команда Два проникает через дверь с вертолётной площадки. Вот здесь.

Элфи отметила точки проникновения па экране карманного компьютера, и на трехмерной модели мгновенно появились оранжевые пульсирующие точки.

– Жеребкинс согласился помочь, поэтому будет поддерживать с нами связь по рации. Джульетта, возьмешь этот карманный компьютер. Можешь использовать его для связи в ходе операции. Не обращай внимания на наши символы, все необходимые файлы мы будем посылать в виде картинок. Обязательно переведи звук на наушник, чтобы отключить динамики. Нам совсем не нужно, чтобы компьютер вдруг начал пищать в самый неподходящий момент. Это небольшое отверстие под экраном – микрофон. Улавливает даже шёпот, так что кричать не обязательно.

Джульетта прикрепила компьютер размером с кредитную карточку к своему запястью.

– Состав команд и их цели?

Элфи шагнула прямо в трехмерное изображение.

– Команда Один занимается системой безопасности и подменяет кислородные баллоны охранников хранилища. Команда Два идёт за кубиком. Все очень просто. Работаем парами. Ты и Мульч. Артемис и я.

– О нет, – Джульетта покачала головой. – С Артемисом должна идти я. Он – мой патрон. Мой брат не отходил от него ни на шаг, точно так же должна действовать и я.

Элфи вышла из голограммы.

– Не получится. Ты не можешь ни летать, ни лазать по стенам. В каждой команде должен быть один из нас. Если не нравится, обсуди этот вопрос с Артемисом при следующей встрече.

Джульетта нахмурилась. План был разумным. Но иначе и быть не могло. Все планы Артемиса отличались несокрушимой логичностью. Сейчас ей стало понятно, почему Артемис не раскрыл все подробности плана в Ирландии. Он знал, что она будет возражать. Они и так не видели друг друга целых шесть часов. А самую трудную часть плана ещё предстояло осуществить, и никого из Дворецки рядом с Артемисом не будет.

Элфи опять вошла в голограмму.

– Команда Один, то есть ты и Мульч, поднимается по Шпилю и прожигает окно на восемьдесят пятом этаже. Затем вы устанавливаете вот этот видеозажим на кабель системы наблюдения.

Элфи показала им нечто похожее на завиток провода.

– Специальное оптическое волокно, – пояснила она. – Позволяет дистанционно проникать в видеосистему. Когда зажим будет установлен, Жеребкинс сможет передавать нам на шлемы изображение с любой видеокамеры в здании. И наоборот, на видеокамеры вершков он тоже сможет послать любой сигнал, какой только захочет. После этого вы замените кислородные баллоны охранников на баллоны с нашей смесью.

Джульетта опустила видеозажим в нагрудный карман.

– Я проникну в здание со стороны крыши, – продолжала Элфи. – Оттуда проследую в комнату Артемиса. Получив от команды Один условный сигнал, мы сразу отправимся за Всевидящим Оком.

– По твоим словам, все так просто…– заметила Джульетта.

– О, наша Элфи всегда выражается очень просто, – рассмеялся Мульч. – Вот только реальность, как правило, куда сложнее.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...