Главная Обратная связь

Дисциплины:






Команда Один, основание Шпиля Спиро



Джульетта Дворецки владела многими видами боевых искусств. Она умела терпеть боль и сутками обходиться без сна. Никакие пытки не смогли бы сломить её: ни физически, ни психологически. Но к подобным мукам она была не готова.

Проникнуть в Шпиль через двери не представлялось возможным, поэтому им пришлось начать восхождение с самого низа. Джульетта объехала здание и припарковала фургон как можно ближе к стене.

Машину они покинули через люк на крыше, завернувшись в маскировочную фольгу. Джульетта была пристегнута к «Лунному поясу» Мульча.

– От тебя жутко воняет, – постучала она пальцем по шлему гнома.

Ответ Мульча раздался из вставленного в её ухо передатчика цилиндрической формы.

– Это ты так считаешь. А самки моего вида воспринимают этот запах как аромат здорового самца. На самом деле, девушка, это от тебя воняет. Причём воняет хуже, чем от скунса, который два месяца не менял носки.

Из люка высунулась злая Элфи.

– А ну тихо! – прошипела она. – Замолчите вы, оба! Кстати, на всякий случай напоминаю: мы должны придерживаться жесткого графика. Твой драгоценный патрон, Джульетта, заперт в комнате на самой верхушке этого здания и с нетерпением ждёт моего появления. А уже пять минут пятого. Охранники сменятся меньше чем через час, и я должна ещё навести гипнотические чары на этих двух громил. У нас всего пятьдесят пять минут. Давайте не будем тратить их на бесполезные споры.

– А почему ты не можешь поднять нас на какой-нибудь карниз? – осведомилась Джульетта.

– Обычная тактика ведения боя. Если мы разделимся, наши шансы добиться успеха значительно возрастут. Если же мы будем действовать вместе, то неудача одного из нас может сорвать всю операцию. Разделяй и властвуй, известный принцип.

Слова Элфи мгновенно отрезвили Джульетту. Эльфийка была абсолютно права.

Джульетта вдруг почувствовала себя немножко виноватой. Опять то же самое: в самый неподходящий момент она забывала о главном и начинала обращать внимание на какие-то пустяки.

– Ладно, полезли, – проворчала она. – Я постараюсь дышать через рот.

Мульч сунул в пасть обе ладони, чтобы высосать из пор последние остатки влаги.

– Ну, держись крепче, девочка, – сказал он, вынимая пальцы изо рта. – Я пошёл.

Гном напряг мощные ноги и, подпрыгнув вверх на добрых полтора метра, прилепился к стене Шпиля. Джульетта болталась внизу и чувствовала себя так, словно внезапно оказалась глубоко под водой. Проблема состояла в том, что «Лунный пояс» не только лишал веса, но вместе с тем вызывал потерю координации, головокружение и тошноту. Это изобретение Жеребкинса было предназначено для транспортировки неодушевленных предметов; живые существа (не важно, человеческого или волшебного происхождения) в расчет не брались.



Вот уже много часов Мульч ничего не пил, и поры его кожи расширились до размеров булавочной головки. Гномьи ладони с мягким чмоканьем присасывались к гладкой поверхности здания. Затемненных окон гном старался избегать, предпочитая подниматься по стальным балкам: хотя и он, и Джульетта были завернуты в маскировочную фольгу, всё равно существовала опасность быть замеченными. Маскировочная фольга, несмотря на свои поразительные свойства, полной невидимости не обеспечивала. Тысячи микродатчиков, вплетенных в материал, анализировали и копировали окружающую обстановку, но пары капель дождя иногда было достаточно, чтобы вызвать короткое замыкание и вывести всю систему из строя.

Мульч карабкался быстро, будто гигантский паук. Необычайно гибкие пальцы на руках и ногах цеплялись за малейшие выступы. Когда выступы заканчивались, Мульч начинал использовать руки и ноги как присоски. Борода, торчащая из-под шлема, встопорщилась, и волоски-антенны постоянно ощупывали поверхность здания.

– Твоя борода? – не могла не заметить Джульетта. – Она как-то странно себя ведёт. Что она делает? Ищет трещинки?

– Ловит электрические колебания, – пробормотал Мульч. – Считывает звуковые шумы. – Он явно не хотел тратить силы на подробные объяснения. – Наткнемся на датчик, который реагирует на движение, – и нам конец. Даже фольга не спасет.

Джульетта не обиделась на неразговорчивость своего напарника. Им предстоял долгий путь. Долгий путь в небеса.

Когда соседние дома остались внизу, ветер резко усилился. Ноги Джульетты лишились опоры, и она болталась на шее у гнома, как длинный шарф. Подобной беспомощности она уже давно не ощущала. Ситуация полностью вышла из-под её контроля. Тут никакая подготовка не спасет. Её жизнь целиком и полностью находилась в руках и ногах Мульча.

Мимо скользили стёкла, подоконники, стальные балки. Ветер хватал гнома и девушку грубыми пальцами, пытался сбросить в чёрную пропасть.

– Ветер. Слишком влажный, – прохрипел гном. – Долго не выдержу.

Джульетта протянула руку и коснулась здания. Стена была покрыта крошечными бисеринками росы. Периодически фольга искрилась – там, где принесенные ветром капельки замыкали крошечные датчики. Некоторые участки фольги уже вышли из строя. Само здание под напором ветра слегка раскачивалось, так и норовя сбросить с себя уставшего гнома и его пассажирку.

Но наконец пальцы Мульча схватились за карниз восемьдесят пятого этажа. Вскарабкавшись на узкий подоконник, гном направил на окно забрало своего шлема.

– Эта комната не годится, – немного спустя сообщил он. – Шлем обнаружил два датчика, реагирующих на движение, и лазерные лучи. Будем искать дальше.

Толстенький гном двинулся по карнизу с грацией настоящего горного козла. В конце концов, это была его профессия. Гномы вообще редко падают. Если, конечно, их не сталкивают. Джульетта осторожно пошла за ним. Даже мадам Ко не могла подготовить её к подобным испытаниям.

Наконец Мульч нашёл окно, которое соответствовало всем требованиям.

– Отлично, – произнес он слегка напряжённым, как показалось Джульетте, голосом. – Здесь у датчика сдох аккумулятор.

Волоски гномьей бороды прижались к стеклу.

– Никаких колебаний не улавливаю, значит, электрические приборы не работают и никто не разговаривает. Кажется, все спокойно.

Мульч достал из кармана специальный пузырек с политурой, при помощи которой гномы обрабатывают драгоценные камни, и плеснул пару капель на стекло. Политура мгновенно проела огромную дыру, оставив на ковре лужу зловонной жидкости. Приближались выходные, и если им повезёт, дыру в окне не заметят до понедельника.

– О-о, – простонала Джульетта. – От этой твоей кислоты воняет ничуть не лучше, чем от тебя.

Решив не отвечать на оскорбление, Мульч предпочел нырнуть в относительную безопасность комнаты.

Он сверился со встроенным в забрало Шлема лунометром.

– Четыре двадцать по земному времени. Мы отстаем от графика. Поспеши.

Джульетта прыгнула через отверстие в стекле.

– У вершков вечно так, – заметил Мульч. – Спиро целые миллионы тратит, чтобы выстроить безупречную систему безопасности, а один жалкий аккумулятор, считай, выводит её из строя.

Джульетта достала «Нейтрино-2000», сдвинула предохранительную скобу и нажала на кнопку, активирующую бластер. Зелёный индикатор погас, и загорелся красный огонек.

– По-моему, ты несколько спешишь с выводами, – сказала она, направляясь к двери. – До цели ещё очень далеко.

– Стой! – прошипел Мульч, хватая её за руку. – Камера!

Джульетта замерла. Она совсем забыла о камерах. Они едва успели проникнуть в здание, а она уже начала совершать ошибки. Сосредоточься, девочка, сосредоточься.

Мульч направил шлем на установленную в нише камеру наблюдения. Йонный фильтр выделил дугу обзора камеры, нарисовав в воздухе мерцающий золотистый луч. Добраться до двери, ведущей в коридор, не представлялось возможным.

– Мертвой зоны нет, – сообщил гном. – И до кабеля нам никак не долезть, он спрятан за камерой.

– Ну, мы можем прижаться друг к другу и накрыться фольгой, – предложила Джульетта и брезгливо поморщилась, вспомнив об исходящем от гнома запахе.

На экране портативного компьютера, прилепленного к её запястью, появилось изображение Жеребкинса.

– Вы, конечно, можете так поступить, но, к сожалению, маскировочная фольга вас не защитит.

– Почему?

– У камер, скажем так, более острое, чем у вершков, зрение. Вспомните изображение на экране телевизора. Камера разбивает его на пиксели. Если вы пойдёте мимо объектива, закрывшись фольгой, то на экране мониторов все происходящее будет выглядеть так, будто два человека крадутся позади ярко освещённого экрана кинотеатра.

Джульетта свирепо воззрилась на крошечный компьютер.

– Чем ещё ты нас порадуешь, Жеребкинс? Может, пол под нашими ногами вот-вот растворится и мы рухнем в бассейн с кислотой?

– Сомневаюсь. Спиро, конечно, очень умен, однако он – не я.

– А ты, наш талантливый пони, можешь подключиться к источнику видеосигнала? – прошипела Джульетта в микрофон компьютера. – Хотя бы секунд на пять послать ложный сигнал?

Жеребкинс заскрипел лошадиными зубами.

– О, как меня недооценивают… Нет, я не могу отсюда подключиться к источнику, для этого я должен находиться рядом с вами. Но у вас есть видеозажим. Боюсь, в данной ситуации вы должны действовать самостоятельно.

– Тогда я просто пальну по камере, и дело с концом.

– Ответ отрицательный. Нейтринный заряд наверняка выведет камеру из строя, но тем самым ты можешь запустить цепную реакцию, которая охватит всю сеть. Лучше сразу пойти и сдаться Арно Олвану.

Джульетта в ярости врезала ногой по плинтусу. Первое же препятствие, и она не знает, как его преодолеть! Вот её брат не растерялся бы, но Дворецки сейчас находится на другой стороне Атлантики. Каких-то шесть метров отделяли их от камеры, однако с таким же успехом это могли быть тысячи километров битого стекла.

Тут Джульетта заметила, что Мульч расстегивает клапан своих штанов.

– Этого ещё не хватало… – пробурчала она. – Наш малютка захотел на горшочек. Как раз вовремя.

– Я постараюсь не обращать внимания на твои издевки, – откликнулся Мульч, становясь на четыре точки, – потому что на своей шкуре испытал, как Спиро поступает с людьми, которые ему не нравятся.

Джульетта опустилась рядом с ним на колени. Ну, не совсем рядом, чуть-чуть в сторонке.

– Надеюсь, твоя следующая фраза начнётся со слов: «У меня есть план»?

Гном словно прицеливался во что-то своей задницей.

– Ну…

– Ты что, серьёзно?

– Абсолютно. У меня куча скрытых талантов.

Джульетта не могла не улыбнуться. Этот гном начинал ей нравиться. Метафорически, разумеется. Он умел приспосабливаться к ситуации, и этим они были очень похожи,

– Нам нужно только повернуть камеру градусов на двадцать в сторону, и путь к кабелю будет открыт.

– И ты собираешься сделать это при помощи… гм, своих ветров?

– Точно.

– А как насчёт шума? Мульч весело подмигнул ей.

– Бесшумен, но смертоносен. Это обо мне сказано. Я – профессионал. От тебя требуется лишь одно: когда я подам сигнал, сильно сожми мизинец на моей ноге.

Несмотря на подготовку, полученную в самых невыносимых условиях и самых труднодоступных уголках света, Джульетта не была готова к участию в газовой атаке.

– А это обязательно? По-моему, ты и сам неплохо справляешься…

Мульч прищурившись посмотрел на цель и сдвинул свою заднюю часть чуть в сторону.

– Залп должен быть точным. Мне нужен стрелок, который нажмет на курок, а я позабочусь о наводке. Рефлексология пользуется среди гномов большой популярностью. Очень правильная наука. Каждая часть стопы отвечает за определённую часть тела. Так случилось, что мизинец у меня на ноге связан с…

– Хорошо, хорошо, – поспешно перебила его Джульетта. – Я все поняла.

– Тогда приступим.

Джульетта стянула с ноги Мульча ботинок (он снимал обувь, перед тем как лезть по стене, а потом снова обулся, но Джульетта предпочла не любоваться этим зрелищем). Самые кончики носков были отрезаны, и пять волосатых пальцев извивались с невероятной гибкостью.

– Это единственный способ?

– Если у тебя нет более удачной идеи.

Джульетта осторожно коснулась гномьего мизинца, и чёрные волосы послушно раздвинулись, предоставляя ей доступ к суставу.

– Ну?

– Подожди.

Гном послюнил палец и поднял его вверх, проверяя потоки воздуха.

– Гм, ветра нет, – сообщил он.

– Пока нет, – пробормотала Джульетта. Мульч ещё чуть-чуть подправил наводку.

– Давай. Жми.

Задержав дыхание, Джульетта сжала сустав мизинца. Впрочем, этот момент заслуживает того, чтобы описать его более подробно.

Пальцы Джульетты коснулись сустава и сильно надавили. Это давление распространилось по ноге Мульча серией толчков. Гном отчаянно старался держать прицел, несмотря на жуткие спазмы. Воздух в животе Мульча резко расширился, а потом с глухим хлопком вырвался из заднего отверстия. Однажды Джульетта уже испытывала похожие ощущения – когда стояла рядом с минометом. Гномий залп пронесся через всю комнату, порождая тепловые волны.

– Слишком сильно закрутил, – простонал Мульч. – Перестарался.

Шар сжатых газов по спирали взлетел к потолку и быстро рассеялся, теряя слой за слоем, как луковица – шелуху.

– Надо взять немножко правее, – решил Мульч. – Буквально чуть-чуть.

Следующий залп поразил стену совсем рядом с целью. К счастью, рикошетом он задел камеру, заставив её завертеться, как тарелку на палочке. Взломщики, затаив дыхание, ждали, что будет дальше. После дюжины оборотов камера со скрипом остановилась.

– Ну и как? – спросила Джульетта. Мульч сел и через забрало шлема замерил угол обзора.

– Повезло, – прошептал он. – Очень повезло. Путь открыт. – Он застегнул дымящийся клапан. – Давненько я не пускал торпед.

Джульетта достала из кармана видеозажим и помахала им перед экраном мини-компьютера, чтобы Жеребкинс его увидел.

– Мне нужно просто обернуть эту штуковину вокруг первого попавшегося кабеля? И больше ничего?

– Нет, девушка, – вздохнул Жеребкинс, входя в привычную роль непризнанного гения. – Это очень сложный прибор, созданный с применением нанотехнологий и оснащенный микронитями, которые служат приемниками, передатчиками и зажимами одновременно. Естественно, свою энергию он будет черпать из той же системы, что и остальные человеческие приборы.

– Естественно, – подтвердил Мульч. Глаза его уже закрывались, и он отчаянно пытался не заснуть.

– Сначала следует убедиться в том, что зажим надежно закреплен на одном из видеокабелей. К счастью, он оснащен мультисенсором и не нуждается в контакте со всеми проводами, главное, прицепить его хотя бы к одному.

– А какие именно провода передают видеосигнал?

– Ну… все. Джульетта застонала.

– Значит, мне можно обмотать его вокруг любого кабеля?

– Полагаю, что так, – согласился кентавр. – Но только поплотнее. Нити видеозажима должны проникнуть сквозь изоляцию.

Джульетта протянула руку, выбрала наугад один из кабелей и обмотала вокруг него видеозажим.

– Все нормально?

Возникла непродолжительная пауза, пока Жеребкинс настраивался на сигнал. Затем на расположенном глубоко под землей плазменном экране кентавра возникло разом множество картинок.

– Идеально. Теперь у нас есть глаза и уши.

– Тогда двинулись, – нетерпеливо сказала Джульетта. – Включай свою глушилку.

Жеребкинс тут же устроил ей ещё одну лекцию.

– Это не просто глушилка, девушка. Начиная с данной минуты, материал, отснятый камерами наблюдения, будет тщательно редактироваться с целью удаления определённых движущихся объектов. Другими словами, на пульт управления будет передаваться все то же изображение, только вас на нём не будет. Одно непременное условие: вам нужно постоянно двигаться, иначе вы снова станете видимыми. Шевелить можно чем угодно, хоть мизинцем.

Джульетта посмотрела на цифровые часы, расположенные на передней панели мини-компьютера.

– Четыре тридцать. Мы отстаем от графика.

– Я-то уже давно готов, – буркнул Мульч. – Офис службы безопасности находится через один коридор. Воспользуемся кратчайшим маршрутом.

Джульетта спроецировала перед собой схему здания.

– Так, нам надо пройти вот сюда, потом два поворота направо, и мы на месте.

Мульч отодвинул её в сторону и подошёл к стене.

– Я же сказал, кратчайшим маршрутом. Мы пойдём напрямую.

Этот кабинет явно занимал какой-то руководитель, из окна открывался чудесный вид на город, а все стены от пола до потолка были увешаны сосновыми полками. Мульч оторвал одну из секций и постучал костяшками пальцев по стене.

– Сухая штукатурка, – сказал он. – Нет проблем.

Джульетта поморщилась.

– Только не мусори тут, гном. Артемис сказал, что мы не должны оставлять следов.

– Не волнуйся, я питаюсь очень аккуратно.

Мульч распахнул пасть так широко, что теперь она легко вместила бы баскетбольный мяч. Челюсти раскрылись на сто семьдесят градусов и выхватили из стены огромный шмат. Похожие на могильные плиты зубы очень быстро превратили кусок стены в пыль.

– Емнохо шуховато, – еле разборчиво пожаловался Мульч. – Тудно готать.

Спустя ещё три укуса стена была пройдена насквозь. Мульч выбрался в следующий кабинет, не уронив изо рта ни крошки. Джульетта последовала за ним, закрыв дыру сосновой полкой.

Следующий кабинет был уже не столь роскошным и представлял собой скромную конуру вице-президента. Вида из окон – никакого, а стеллажи – металлические. Джульетта переставила несколько из них, чтобы закрыть свежепроеденный вход. Опустившись на колени у двери, Мульч прижал бороду к дереву.

– Чувствую колебания с той стороны. Скорее всего, работает компрессор. Неритмичных шумов нет. Никаких разговоров. По-моему, нам ничто не угрожает.

– А не проще ли было у меня спросить? – раздался в его наушниках язвительный голос Жеребкинса. – Я получаю сигнал со всех камер в здании. Если вам интересно, их там больше двух тысяч.

– Спасибо за информацию. Ну что, путь свободен?

– Абсолютно свободен. В непосредственной близости никого нет, за исключением охранника, который сидит за столом в вестибюле.

Джульетта достала из рюкзака два баллона.

– Ладно. Теперь моя очередь отрабатывать зарплату. Оставайся здесь. Мне потребуется не больше минуты.

Выскользнув за дверь, Джульетта осторожно двинулась по коридору – её ботинки на резиновых подошвах ступали абсолютно бесшумно. В ковровое покрытие пола были вмонтированы светильники, похожие на те, что обычно устанавливают в салонах самолетов. Горели только они да ещё указатели над выходящими на пожарную лестницу дверями.

Судя по схеме на мини-компьютере, от комнаты службы безопасности Джульетту отделяло не больше двадцати метров. Оставалось только надеяться, что шкаф с кислородными баллонами не заперт. Впрочем, зачем его запирать? Особой опасности кислородные баллоны не представляли.

Джульетта с грацией пантеры кралась по коридору. Наконец она добралась до вестибюля, где располагался пост охраны этажа. Сделав ещё несколько шагов, Джульетта легла на пол и осторожно заглянула за угол.

Как сообщил под гипнотическими чарами Рекс, кислородные баллоны хранились в шкафу, стоявшем неподалёку от стола дежурного.

В вестибюле находился только один охранник (Жеребкинс, как всегда, оказался прав). Он сидел спиной к коридору и был всецело поглощен баскетбольным матчем, транслирующимся по портативному телевизору. Джульетта тихонько ползла вперёд, пока не оказалась прямо у шкафа. Достигнув цели, она на секунду замерла и затаила дыхание.

– Какого дьявола! – вдруг воскликнул охранник.

Краем глаза он что-то заметил на мониторе.

– Шевелись! – прошипел Жеребкинс на ухо Джульетте.

– Что?

– Немедленно пошевелись! Тебя видно на мониторах!

Джульетта быстро пошевелила пальцами ноги. Она совсем забыла, что надо постоянно двигаться. Вот её брат никогда бы не допустил подобной оплошности.

Подняв свою огромную тушу с крутящегося стула, охранник применил проверенный веками метод быстрого ремонта: со всей силы врезал кулаком по пластмассовому корпусу монитора. Расплывчатая фигура тут же исчезла.

– Помехи… – пробормотал охранник. – Чертово спутниковое телевидение.

По переносице Джульетты скользнула капелька пота, достигла кончика носа и упала на пол. Протянув руку, младшая сестра Дворецки приоткрыла шкаф и осторожно сунула туда два принесенных с собой кислородных баллона. Хотя, наверное, не стоило называть эти баллоны кислородными, ведь как раз кислорода в них почти не было.

И только после этого Джульетта осмелилась бросить взгляд на часы. Её дурные предчувствия полностью оправдались. График операции летел ко всем чертям.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...