Главная Обратная связь

Дисциплины:






Команда Два, прямо над Шпилем



Ожидая условного сигнала, Элфи парила в шести метрах над крышей Шпиля. План Артемиса с самого начала показался ей невыполнимым: слишком уж много переменных величин было задействовано. Если бы эта операция не имела столь критического значения для будущего всего волшебного народца, Элфи ни за что на свете не согласилась бы участвовать в подобной авантюре.

Дальнейшие события нисколечко не улучшили её настроения. Команда Один работала крайне непрофессионально, её члены постоянно пререкались друг с другом – в общем, вели себя точь-в-точь как дети малые. Хотя, по сути, Джульетта и в самом деле ещё ребёнок. А Мульч, наверное, так никогда и не расстанется с детством.

Наблюдая за действиями команды Один через маленький экран, что располагался на забрале полицейского шлема, капитан Малой то и дело недовольно морщилась. Наконец, несмотря ни на что, Джульетте всё-таки удалось подменить баллоны.

– Вторая, Вторая, я Первый! – горячо зашептал в микрофон Мульч, подражая опытному вояке. – Готовность номер три, два, один, ноль! Пошла-пошла-пошла! Повторяю, Вторая! Пошла-пошла-пошла!

Элфи отключила связь – у неё не было никакого желания слушать гогот довольного гнома. Если случится что-то непредвиденное, Жеребкинс всегда мог передать ей на забрало сигнал тревоги.

Шпиль Спиро напоминал самую большую в мире ракету, тянущуюся к небесам. Это впечатление ещё больше усиливалось благодаря туману, который за последние полчаса сгустился у подножия здания. Сложив крылья, Элфи медленно опустилась на вертолётную площадку. Затем она вызвала на экран шлема сделанную Артемисом видеозапись и, когда Спиро начал набирать код на замке входной двери, включила замедленное воспроизведение.

– Огромное спасибо, мистер Спиро, – ухмыльнулась она, повторяя код.

Зашипел сжатый воздух, и дверь скользнула в сторону. Автоматически включилось освещение. Через каждые шесть метров были установлены видеокамеры, внимательно следящие за каждым квадратным сантиметром лестницы. Впрочем, Элфи это не сильно беспокоило, так как камеры вершков не могли видеть сквозь защитные экраны волшебного народца. Для этого нужны были специальные видеосистемы с частотой не менее двух тысяч кадров в секунду. И даже в этом случае, чтобы заметить волшебное существо, следовало остановить кадр.

Только одному вершку удалось заснять волшебное существо на камеру. Ирландскому мальчишке, которому в то время было всего двенадцать лет.

Включив аргоновый лазерный фильтр, Элфи осторожно начала спускаться. Проходы в Шпиле могли быть затянуты перекрещивающимися лазерными лучами, как паутиной; стоит задеть один такой луч – и все здание моментально заполнит вой сирен. И защитный экран от этих лучей не спасает, ведь на самом деле невидимость – это лишь обман зрения. Просто некоторые представители волшебного народца обладают способностью быстро-быстро перемещаться с места на место, как бы вибрировать, что и делает их невидимыми, но не бесплотными.



Сквозь аргоновый фильтр все вокруг стало туманно-лиловым, но лазерных лучей Элфи не обнаружила. Впрочем, она не сомневалась, что возле хранилища такие лучи обязательно ей встретятся.

Теперь надо было найти лифт.

– Артемис находится на восемьдесят четвертом этаже, – подсказал Жеребкинс – Хранилище – на восемьдесят пятом, пентхаус Спиро – на восемьдесят шестом. Ты сейчас рядом с пентхаусом.

– Из чего сделаны стены?

– Спектральный анализ показал, что все они состоят из сухой штукатурки и дерева, за исключением особо важных помещений, перегородки которых усилены сталью.

– Позволь-ка я догадаюсь. К этим особо важным помещениям относятся камера Артемиса, хранилище и пентхаус Спиро.

– Точно в цель, капитан. Но не отчаивайся. Я уже проложил кратчайший маршрут к комнате, где заперт Артемис, и сейчас посылаю его тебе.

Элфи немного подождала, и спустя пару секунд в углу забрала возникло изображение перышка, информирующее о том, что получено какое-то сообщение.

– Открыть почту, – чётко выговаривая каждое слово, сказала она в микрофон.

Перед её глазами возникло переплетение зелёных линий. Маршрут её следования был обозначен жирной красной чертой.

– Элфи, все очень просто. Красный цвет выведет тебя туда, куда надо. Тут даже дурак справится. Без обид, я вовсе не тебя имел в виду.

– А я и не обиделась. Пока что. Но если ты приведёшь меня куда-нибудь не туда, поверь на слово, я очень разозлюсь.

Красная линия доставила её прямо к лифту. Элфи влетела в металлическую коробку, спустилась на восемьдесят пятый этаж, покинула лифт и двинулась по коридору, продолжая следовать за красной линией.

Остановившись напротив одной из дверей, она подергала ручку. Заперто. Впрочем, неудивительно.

– Мне придётся отключить защиту, чтобы открыть замок. Ты уверен, что моё изображение удалено из видеосигнала?

– Конечно, – ответил Жеребкинс. «Наверное, сейчас сидит и дуется на то, что ему опять не доверяют, – подумала Элфи. – Ну и пускай». Она отключила защитный экран и сняла с ремня «универсального помощника». Специальный датчик просветит рентгеновским лучом механизм замка, запишет информацию в чип и выберет нужную отмычку. Конечно, большинство кодовых замков были «универсальному помощнику» не по зубам, зато он без труда взламывал замки, которые открывались ключом и которые, несмотря на всю их ненадежность, до сих пор использовались вершками.

Не прошло и пяти секунд, как замок гостеприимно щёлкнул.

– Целых пять секунд, – пробормотала Элфи. – Надо бы заменить аккумулятор.

Красная линия привела её к центру комнаты, затем повернула под прямым углом и упёрлась в пол.

– Ага, поняла. Артемис внизу?

– Да. Я сейчас как раз гляжу на изображение, передаваемое видеокамерой, что установлена в его комнате. Он сидит в какой-то странной позе, но глаза закрыты. Судя по всему, спит.

– Кстати, ты вроде говорил, что стены там усилены стальными листами.

– Верно. Но реагирующих на движение датчиков не обнаружено. Тебе нужно всего-навсего прожечь потолок.

Элфи достала свой «Нейтрино-2000».

– Всего-навсего? – передразнила она. Оглядевшись по сторонам и выбрав участок пола рядом с настенным кондиционером, она аккуратно отогнула ковровое покрытие, из-под которого тускло блеснула металлическая плита.

– И не забудь: главное – никаких следов, – раздался в её наушнике голос Жеребкинса. – Иначе нас засекут.

– Об этом я побеспокоюсь потом, – сказала Элфи, переводя кондиционер в режим вытяжки. – Перво-наперво я должна вытащить Артемиса. Мы ведь работаем по графику.

Элфи отрегулировала мощность луча «Нейтрино» и принялась резать металл. Едкий дым повалил от раскаленной трещины, возникшей в металлической плите, но его тут же всосал кондиционер и выплюнул на улицы ночного Чикаго.

– Не только у Артемиса есть голова на плечах, – проворчала Элфи.

Несмотря на климат-контроль шлема, пот ручьями тек с её лба.

– Мудрый ход, – похвалил кентавр. – Иначе бы сработала пожарная сигнализация.

– Он проснулся? – немного спустя спросила Элфи.

Ей оставалось перерезать узкую перемычку, и большой металлический квадрат размерами полметра на полметра провалится внутрь камеры Артемиса.

– Как выражаемся мы, кентавры, глаза открыл, хвост распушил. Луч бластера, режущий потолок у тебя над головой, как правило, не способствует здоровому сну.

– Отлично, – хмыкнула Элфи, перерезая перемычку.

– Слушай, сейчас такой грохот будет… – вдруг забеспокоился Жеребкинс.

Пару секунд металлическая плита ещё держалась, а потом вдруг ухнула вниз. Элфи проводила её взглядом.

– Вряд ли, – сказала капитан Малой.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...