Главная Обратная связь

Дисциплины:






Камера Артемиса Фаула, Шпиль Спиро



Когда лазерный луч прорезал потолок его камеры, Артемис медитировал. Мальчик не торопясь поднялся из позы лотоса, надел свитер и разложил на полу подушки. Где-то секунд через двадцать с потолка упал металлический квадрат, но шум от его падения был приглушен подушками. В отверстии показалось лицо Элфи. Артемис указал на подушки.

– Ты знала, что я так поступлю. Капитан Подземной полиции кивнула.

Всего тринадцать лет, а уже такой предсказуемый.

– А чтобы не поднимать пожарную тревогу, ты использовала кондиционер как вытяжку.

– Именно так. По-моему, мы все лучше и лучше понимаем друг друга.

Сняв с пояса страховочный трос, Элфи швырнула его в камеру Артемиса.

– Сделай при помощи карабина петлю и накинь на себя. Я тебя вытащу.

Артемис сделал то, что ему велели, и через полминуты уже вылезал из дыры.

– Мистер Жеребкинс с нами? – спросил он.

Элфи передала ему небольшой цилиндрический наушник,

– Спроси у него сам.

Артемис вставил чудо нанотехнологии себе в ухо.

– Привет, Жеребкинс, чем ты меня удивишь?

Глубоко под землей, в городе под названием Гавань, кентавр довольно потер руки. Один Артемис понимал его лекции и слушал их с удовольствием.

– Тебе это понравится, вершок. Я не только удалил твоё изображение из видеосигнала. Не только вырезал кадры, на которых падает кусок потолка. Я создал имитацию Артемиса Фаула!

– Мою имитацию? – заинтересовался Артемис. – Правда? И как тебе это удалось?

– На самом деле это было достаточно просто, – скромно ответил Жеребкинс – В моём архиве хранятся сотни ваших кинофильмов. Я взял фильм под названием «Большой побег» со Стивом Маккуином, выбрал ту сцену, где он сидит в одиночке, и изменил его одежду.

– А лицо?

– У меня осталась запись допроса, снятая во время твоего посещения Гавани. Совмещаем обе записи – и вуаля! Наш искусственный Артемис может делать всё, что я ему прикажу и когда прикажу. В данный момент он спит, но через полчаса ему, пожалуй, захочется в туалет.

Элфи смотала страховочный трос.

– Тоже мне, чудо современной техники! – фыркнула она. – Подземная полиция тратит на твой отдел килограммы золота, а ты тут, видите ли, развлекаешься, учишь вершков ходить на место.

– Относись ко мне поласковее, капитан Малой. Я оказываю тебе огромную услугу. Если Джулиус узнает, что я тебе помогаю, он очень разозлится.

– Именно поэтому ты мне и помогаешь. Чтобы позлить майора.

Элфи осторожно подошла к двери и приоткрыла её. В коридоре никого не было, тишину нарушали лишь жужжание вращающихся на штативах камер и гудение флуоресцентных ламп. Забрало шлема Элфи разделилось на две половинки, и на вторую половину Жеребкинс посылал изображения, снятые с местных видеокамер. Шестеро охранников сейчас совершали обход помещений этажа.



Элфи закрыла дверь.

– Ладно, хватит болтать. Нам пора. Нужно проникнуть в апартаменты Спиро до смены караула.

Артемис закрыл ковром дырку в полу.

– А вы узнали, где расположены его апартаменты?

– Прямо над нами. Нам нужно проникнуть туда и отсканировать радужную оболочку глаза Спиро, а также взять отпечаток его большого пальца.

Буквально на мгновение выражение лица Артемиса изменилось.

– Сканирование… – пробормотал он. – Да. Чем быстрее мы это сделаем, тем лучше.

Элфи никогда не замечала подобного выражения на лице Артемиса. Он что, чувствует себя виноватым? Но почему? И возможно ли такое?

– Ты что-то не договариваешь? – с подозрением осведомилась она.

Странное выражение исчезло с лица Артемиса, сменившись привычным отсутствием эмоций.

– Все идёт по плану, капитан Малой. Нам в самом деле пора действовать, у нас не так много времени. Или ты собираешься устроить мне допрос?

Элфи погрозила ему пальцем.

– Артемис, ты меня лучше не зли. Если ты задумал какую-то пакость, я тебе это припомню.

– Припомни, пожалуйста, – мрачно произнес Артемис – Ведь лично я очень скоро все забуду.

Пентхаус Спиро находился этажом выше. Что и логично: сначала камеры, где можно держать неугодных людишек, затем хранилище, а потом жилище хозяина. Всё это составляло единый блок. Усиленная система безопасности, укрепленные стены, огромное число датчиков. Но, к несчастью для себя, Йон Спиро терпеть не мог, когда за ним подглядывали, поэтому видеокамер в его личных апартаментах не было.

– Как это типично, – пробормотал Жеребкинс – Одуревшие от власти и страдающие манией величия тираны очень не любят, когда кому-то становятся известны их грязные секреты.

– Кажется, кое-кто наконец-то взглянул на себя со стороны, – заметила Элфи, направляя луч «Нейтрино» в потолок.

Секция подвесного потолка расплавилась, как лёд в чайнике, обнажив стальной лист. Капли расплавленного металла падали вниз и прожигали ковер. Прорезав отверстие достаточного диаметра, Элфи выключила бластер и просунула в дыру видеокамеру.

Экран отобразил темноту.

– Перейди в инфракрасный спектр. На экране появилась вешалка с костюмами. Скорее всего, все они были белыми.

– Платяной шкаф, мы попали в платяной шкаф.

– Превосходно, – сказал Жеребкинс. – Теперь нам надо его усыпить.

– Кого усыпить? Шкаф? А Спиро и так спит. Сейчас без десяти пять утра.

– Тогда сделай так, чтобы он не проснулся.

Элфи убрала камеру, сняла с ремня серебристую капсулу и вставила её в отверстие.

Жеребкинс сопровождал её действия комментариями. Специально для Артемиса.

– Эту капсулу мы называем «соней», если тебе, конечно, интересно.

– Газ?

– Нет. Она действует непосредственно на мозг.

– Продолжай. – Артемис с любопытством внимал информации кентавра.

– Устройство сканирует излучаемые мозгом волны, а затем дублирует их. Если существо спит, оно и будет спать, пока действие капсулы не закончится. После чего «соня» самоуничтожится.

– И никаких следов?

– Абсолютно никаких. И никаких побочных воздействий. Я – настоящий гений. Сколько бы мне ни платили, всё равно меня недооценивают.

Включив секундомер на забрале, Элфи выждала ровно минуту.

– Отлично, – сказала она наконец. – Теперь он спит беспробудным сном, если, конечно, не бодрствовал, когда я включила «соню». Мы можем идти.

Спальня Спиро была такой же белой, как и его костюмы. Единственным исключением была чёрная обуглившаяся дыра, появившаяся в платяном шкафу. Элфи и Артемис шагнули на белый ковер с густым ворсом. Комната словно светилась изнутри. Футуристическая мебель – белая, естественно. Белые светильники и белые шторы на окнах.

Элфи остановилась на секунду, чтобы рассмотреть занимавшую одну из стен картину.

Картина была написана маслом. Она была абсолютно белой и называлась, судя по бронзовой табличке внизу, «Снежный призрак».

Спиро лежал в центре гигантского белого матраса, зарывшись в груду белых шелковых простыней. Элфи откинула простыни и перевернула его на спину. Даже во сне на лице Спиро отражалось злорадство, словно грёзы его были не менее низкими, чем помыслы.

– Приятный парень, – заметила Элфи, поднимая веко левого глаза Спиро.

Камера шлема просканировала радужную оболочку и сохранила изображение в чипе. Спроецировав этот файл на сканер хранилища, они без труда обманут компьютер системы безопасности.

Снять отпечаток большого пальца Спиро представляло задачу потруднее. Спиро использовал гелевый сканер, крошечные датчики которого будут искать реальные выпуклости и впадины. Проекция плоского изображения здесь не поможет, изображение должно быть трехмерным. Однако Артемису пришла в голову мысль использовать латекс с памятью, который присутствовал в аптечке каждого офицера Подземной полиции. Именно при помощи такого пластыря был закреплен микрофон на его горле. Теперь оставалось обмотать большой палец Спиро «умным» латексом, и через несколько секунд у них на руках будет точная копия пальца, причём объемная. Элфи отрезала пятнадцатисантиметровый кусок пластыря.

– Нет, это не годится, – вдруг сказал Артемис.

У Элфи внутри все вдруг похолодело. Вот оно. Вот о чём ей не сказал Артемис.

– Что не годится?

– Латекс с памятью. Он не сможет обмануть гелевый сканер.

Элфи слезла с кровати.

– Артемис, на всякую чушь у меня нет времени. У нас нет времени. Латекс с памятью позволяет получить идеальную копию предмета вплоть до последней молекулы.

Артемис опустил глаза.

– Согласен, копия будет идеальной. Но мы получаем негатив. Выпуклости заменят впадины, и наоборот.

– Д'арвит! – выругалась Элфи.

Мальчишка был прав. Как всегда. Сканер не примет латексный отпечаток пальца. Её щёки, скрытые стеклом шлема, покраснели.

– Ты знал об этом, вершок! – воскликнула она. – Всё это время ты знал!

Артемис не стал отрицать очевидное.

– Честно говоря, я удивлен, что вы не заметили этот логический изъян.

– Но зачем ты врал нам?

Артемис обошел кровать и схватил Спиро за руку.

– Потому что гелевый сканер невозможно обмануть. Он не купится на подделку.

– И что ты предлагаешь? Отрезать Спиро палец? – фыркнула Элфи.

Молчание Артемиса было достаточно красноречивым ответом.

– Что?! Ты действительно хочешь, чтобы я отрезала ему палец? Ты совсем свихнулся?

Артемис терпеливо ждал, пока она успокоится.

– Послушай меня, капитан. Это всего лишь временная мера. Палец можно будет прирастить обратно. Я прав?

– Замолчи, Артемис, – вскинула руки Элфи. – Закрой свой рот. А я-то думала, ты изменился. Но майор был прав. Человеческую природу не изменить.

– Четыре минуты, – настаивал Артемис – У нас есть четыре минуты, чтобы вскрыть хранилище и вернуться. Спиро даже не почувствует ничего.

Четыре минуты… Это и в самом деле было безопасно. Но если времени пройдет чуть больше, гарантий никаких нет. Кожа срастется, однако мышцы и нервные окончания могут быть отторгнуты.

Элфи чувствовала себя так, словно шлем её вдруг уменьшился в размерах.

– Артемис, не вынуждай. Я тебе сейчас просто дам по башке, и будь что будет.

– Сама подумай, Элфи. Мне пришлось обмануть тебя. Ты согласилась бы на мой план, если бы знала все с самого начала?

– Я бы не согласилась тогда и не соглашусь сейчас!

Лицо Артемиса было бледным, как стены спальни.

– Ты должна, капитан. Другого выхода нет.

Элфи отмахнулась от Артемиса, как от назойливой мухи, и заговорила в микрофон шлема:

– Жеребкинс, ты слышал весь этот бред?

– Это только кажется бредом, Элфи, но если вы не вернете кубик, нам грозят большие неприятности. На кон поставлено слишком многое.

– Ушам своим не верю. Ты на чьей стороне? Я даже думать боюсь о том, что с нами сделает суд.

Кентавр фыркнул.

– Суд? О каком суде ты говоришь, капитан? Мы сейчас вне закона. Операция секретная. Никаких записей, никаких разрешений. Если о наших действиях станет известно Совету, мы с тобой разом вылетим из полиции. Пальцем больше, пальцем меньше – какая разница?

Элфи отрегулировала климат-контроль шлема и направила себе в лицо струю холодного воздуха.

– Артемис, ты уверен, что все получится? Артемис на несколько секунд задумался, просчитывая варианты.

– Да, я уверен. В любом случае нам больше ничего не остается. Так что попробовать стоит.

Элфи обошла кровать Спиро.

– Не могу поверить, что даже думаю об этом…– пробурчала она и осторожно подняла руку финансового магната.

Тот никак не отреагировал. Лишь легонько затрепетали веки – настолько крепким был вызванный капсулой сон.

Элфи достала бластер. Ампутировать палец, а затем снова прирастить его при помощи целительных чар – теоретически такое возможно. Никакого вреда нанесено не будет, быть может, чары даже удалят старческие пятна с рук Спиро. Нет, проблема состояла совсем в другом. Волшебство нельзя было использовать таким образом. Артемис манипулировал волшебным народцем для достижения собственных целей. Уже в который раз.

– Пятнадцатисантиметровый луч, – подсказал ей Жеребкинс. – Сверхвысокая частота. Разрез должен быть чистым. Кстати, в момент ампутации введи ему небольшую дозу чар. Это даст вам ещё пару минут.

Артемис зачем-то осматривал затылок Спиро.

– Гм, – вдруг сказал он. – Понятно.

– Что? – прошипела Элфи. – Что ещё? Артемис отошёл от кровати.

– Ничего особенного. Продолжай.

Из ствола бластера вырвался краткий мощный луч, и забрало шлема Элфи озарилось красным светом.

– Один разрез, – сказал Артемис. – Чистый.

Элфи свирепо посмотрела на него.

– Замолчи. Ни слова больше. Артемис отошёл на пару шагов. Иногда, чтобы выиграть сражение, нужно отступить. Элфи зажала большой палец Спиро в руке и послала в организм человека небольшую дозу целительных чар. Через несколько секунд кожа на его руке натянулась, морщины разгладились, мышечный тонус восстановился.

– Фильтр, – произнесла она в микрофон. – Рентгеновский.

Опустился фильтр, и все стало прозрачным, включая руку Спиро. Под кожей отчетливо проступили кости и суставы. Изображение было нужно для того, чтобы отрезать палец ровно по суставу. Прирастить палец и так будет нелегко, поэтому следовало избегать лишних проблем.

Сделав глубокий вдох, Элфи задержала дыхание. Сонная капсула действует эффективнее любого обезболивающего – Спиро даже не вздрогнет, не ощутит ровным счётом ничего. Элфи сделала разрез, который тут же затянулся. Операция прошла гладко, даже капельки крови не пролилось.

Артемис завернул палец в вытащенный из комода Спиро носовой платок.

– Отличная работа, – сказал он. – Пошли. Часы тикают.

На восемьдесят пятый этаж Артемис и Элфи спустились через ту же дыру в шкафу. Общая длина коридоров на этом этаже составляла почти полторы мили, и они постоянно патрулировались разбившимися на пары шестерыми охранниками. Маршруты патрулирования были проложены так, что дверь в хранилище почти всегда находилась в зоне видимости одной из пар: коридор хранилища тянулся на сто метров, и пройти его можно было за восемьдесят секунд, а спустя восемьдесят секунд из-за угла выворачивала другая пара охранников. К счастью, одна пара охранников видела происходящее несколько в ином свете. Сигнал подал Жеребкинс.

– Приготовьтесь. Наши мальчики вот-вот появятся из-за угла.

– Ты не ошибаешься? Эти гориллы похожи друг на друга, как близнецы. Маленькие головы, полное отсутствие шеи…

– Уверен. Я вижу наши отметки.

Элфи пометила Рекса и Чипса специальной краской, которую использовали чиновники таможенной и иммиграционной службы для нанесения невидимых виз. В инфракрасных лучах невидимая краска становилась ярко-оранжевой.

Элфи подтолкнула Артемиса.

– Давай. Иди вперёд. И, пожалуйста, воздержись от своей обычной язвительности.

Однако в этом предупреждении не было необходимости. Операция вступила в самую опасную стадию, и Артемису было не до шуток.

Он ринулся по коридору прямо навстречу двоим похожим на мамонтов охранникам. У каждого под мышкой виднелся большой бугор. Наплечная кобура, скрытая под пиджаком. А в кобуре пистолет. А в пистолете полная обойма патронов.

– Ты уверена, что твои гипнотические чары подействовали? – спросил Артемис у Элфи, летящей прямо над ним.

– Конечно. Их головы настолько пусты, что я писала в них, словно мелом на доске. Но могу их оглушить, если хочешь.

– Нет, – задыхаясь, произнес Артемис – Никаких следов. Мы не должны оставлять следов.

Рекс и Чипс были уже совсем близко – они обсуждали достоинства известных киногероев.

– А Джеймс Бонд всё равно круче, – возражал Рекс – Он надерет Индиане Джонсу задницу десять раз из десяти.

Чипс вздохнул.

– Ты совсем не понимаешь Индиану Джонса. Все дело в ценностях. Задница тут ни при чем.

Охранники прошли мимо Артемиса, не обратив на него ни малейшего внимания. Впрочем, они и не могли его заметить. С помощью гипнотических чар Элфи внушила им не замечать на этаже ничего необычного, если не последует специального на то приказа.

Элфи и Артемис добрались до наружной двери хранилища. Оставалось приблизительно сорок секунд до появления из-за угла очередной пары охранников. Нормальных, не загипнотизированных.

– У нас чуть больше половины минуты, Элфи. Ты знаешь, что делать.

Элфи заранее отрегулировала тепловые спирали своего комбинезона, чтобы их температура точно соответствовала комнатной, – таким образом она намеревалась обмануть лазерные лучи, преграждающие вход в хранилище. Затем она перевела крылья в режим плавного полета. Трепыхание крылышек могло вызвать сильные нисходящие потоки, и реагирующие на давление датчики, спрятанные под ковровым покрытием, обязательно сработали бы. Она оттолкнулась от пола и плавно заскользила вдоль стены. Датчики зафиксировали некое смещение воздуха, но этого было недостаточно, чтобы они подняли тревогу.

Артемис нетерпеливо следил за полетом Элфи.

– Элфи, поторопись, осталось всего двадцать секунд.

Элфи пробормотала что-то непечатное. Она была уже у самого хранилища.

– Видеофайл. Спиро. Три, – сказала она, и компьютер шлема воспроизвел запись Спиро, открывающего цифровой замок.

Она повторила введенный им код, шесть гигантских поршней втянулись внутрь двери, и громадная стена металла под воздействием противовеса провернулась. Все наружные датчики сигнализации автоматически отключились. Вторая дверь пока что была закрыта, и на её пульте зловеще горели три красных лампочки. Оставалось преодолеть всего три препятствия. Гелевый сканер, сканер радужной оболочки глаза и устройство распознавания речи.

Наступал самый ответственный момент, и Элфи дернула клапан на «липучке», закрывающий пульт управления компьютером. Тут рисковать было нельзя. Компьютеры Жеребкинса имели привычку интерпретировать голосовые команды весьма странным образом, хотя сам кентавр всегда и во всём винил тупоголовых пользователей.

Установив высоту пять футов и шесть дюймов, она спроецировала на сканер изображение радужной оболочки левого глаза Спиро. Первый замок щёлкнул – компьютер был удовлетворен полученными данными.

Следующим этапом она должна была проиграть соответствующий звуковой файл, содержащий запись голоса Спиро. Устройство распознавания речи было самой последней модели – и простая запись тут никак не прошла бы. Запись, сделанная человеком и его приборами. Тогда как цифровые микрофоны Жеребкинса обеспечивали наивысшее качество, абсолютно неотличимое от оригинала. Даже черви-вонючки, тела которых были сплошь покрыты миниатюрными органами слуха, иначе говоря – ушами, радостно ползли к оборудованию Жеребкинса, издававшему брачное шипение. Последний месяц кентавр активно торговался с клубом энтомологов, пытающимся купить у него патент, Элфи воспроизвела файл через динамики шлема:

– Я – Йон Спиро. Я – босс. Открывай быстрее.

Загорелся зелёный индикатор, и второе охранное устройство тоже отключилось.

– Прошу прощения, капитан, что вмешиваюсь, – произнес Артемис, в голосе которого уже начинали проскальзывать тревожные нотки. – Но у нас почти не осталось времени.

Развернув платок, он достал отрубленный палец, обогнул Элфи и остановился точно посередине красной площадке. После чего решительно приложил палец к сканеру. Зелёный гель мгновенно заполнил все морщинки и впадинки ампутированного пальца Йона Спиро. Некоторое время ничего не происходило, но потом на пульте управления зажегся ещё один зелёный индикатор. Сработало.

Иначе и быть не могло. Ведь как раз палец был настоящим.

Однако дверь отказывалась открываться.

Элфи похлопала Артемиса по плечу.

– Ну, супергений? И в чем загвоздка?

– Пока не знаю, но я думаю. Кстати, твоё похлопывание мешает мне сосредоточиться.

Артемис внимательно разглядывал пульт. Что же он пропустил? Думай, мальчик, думай. Заставь мозги работать. Он наклонился к двери, перенес вес тела на другую ногу – и вдруг ощутил, как красное пятно под ним чуть поддалось.

– Ну, разумеется! – воскликнул Артемис. Схватив Элфи в свои объятия, он крепко прижал её к себе. – Это не просто красное пятно, – объяснил он, – А устройство, замеряющее вес.

Артемис угадал. Их общий вес был почти равен весу Спиро, и поэтому весы сработали. Устройство было самым примитивным, чисто механическим – обмануть компьютер им вряд ли бы удалось. Так или иначе, вторая дверь плавно скользнула в щель рядом с их ногами.

Артемис передал палец Элфи.

– Иди, – сказал он. – Время Спиро истекает. Я скоро буду.

Элфи взяла палец.

– А если с тобой что-то случится?

– Тогда переходим к плану «Б».

– Будем надеяться, что этого не потребуется, – медленно кивнула Элфи.

– Я тоже на это надеюсь.

Артемис вошел в хранилище. Даже не посмотрев на залежи всевозможных ювелирных изделий и кипы облигаций на предъявителя, он направился прямо к закрытому плексигласом Всевидящему Оку. Путь ему преграждали двое похожих на быков охранников. Оба в противогазах, и оба как-то странно неподвижны.

– Прошу меня извинить, джентльмены. Вы не будете возражать, если я позаимствую игрушку мистера Спиро?

Ни один из охранников не ответил. Даже бровью не повел. На самом деле их неподвижность была вызвана нервно-паралитическим газом, приготовленным из яда перуанского паука и закачанным в кислородные баллоны. По своему химическому составу газ почти не отличался от мази, используемой коренными жителями Южной Америки в качестве обезболивающего средства.

Артемис ввел продиктованный Жеребкинсом код, и бесшумные моторчики послушно опустили четыре стенки плексигласового корпуса, за которым покоилось Всевидящее Око. Артемис потянулся за кубиком…

Спальня Спиро.

Элфи снова пробралась через шкаф в спальню Спиро. Промышленник лежал в той же позе, дыхание его было ровным и спокойным. Часы на забрале показывали четыре пятьдесят семь утра ровно. Она успела как раз вовремя.

Осторожно вытащив палец, Элфи приставила его к ладони спящего. Рука Спиро показалась ей какой-то холодной и противной на ощупь, однако Элфи попыталась прогнать брезгливость. Через увеличительный фильтр она внимательно изучила разрез – обе половинки были совмещены идеально.

– Исцеляй, – приказала она, и синие магические искорки сорвались с кончиков её пальцев и перепрыгнули на руку Спиро.

Нити синего света сшили дерму и эпидерму, свежая кожа появилась на месте старой, затягивая разрез. Завибрировав, палец начал покрываться пузырями. Из пор кожи сочился пар, затягивая кисть Спиро плотным туманом. Вдруг рука американца задрожала, а потом дрожь перекинулась на тщедушную грудь. Спина Спиро выгнулась колесом, Элфи на мгновение даже показалось, что позвоночник вот-вот не выдержит, но тело промышленника тут же обмякло. Самое интересное состояло в том, что, несмотря на такие перегрузки, пульс Йона Спиро даже не нарушился.

Несколько искр пропрыгали по лежащему перед Элфи телу, будто камешки по глади пруда, поднялись к голове и исчезли у Спиро за ушами, именно там, куда некоторое время назад заглядывал Артемис. Невольно заинтересовавшись, Элфи отогнула одно ухо и увидела позади шрам в форме полумесяца, который прямо на её глазах затягивался под воздействием целительных чар.

Элфи при помощи забрала увеличила один из странных шрамов.

– Жеребкинс, погляди сюда. Что скажешь?

– Скорее всего, это последствия операции, – задумчиво проговорил кентавр. – Может быть, наш друг Спиро подтягивал кожу на лице. А может быть…

– А может быть, это не Спиро, – закончила за него Элфи и быстро переключилась на канал Артемиса. – Артемис, это не Спиро. В его кровати двойник. Ты слышишь меня? Отвечай, Артемис.

Но Артемис не отвечал. Одно из двух: либо он не хотел отвечать, либо не мог.

Хранилище.

Артемис протянул руку к кубику, но в этот самый момент зашипел сжатый воздух, часть стены скользнула в сторону, и в хранилище шагнули Йон Спиро и Арно Олван. Спиро улыбался так широко, словно вставил в рот ломоть арбуза.

Бренча браслетами, он манерно захлопал в ладоши.

– Браво, мастер Фаул. А кое-кто из нас спорил, что тебе не удастся пробраться сюда.

Олван достал из бумажника банкноту достоинством в сто долларов и передал её Спиро.

– Большое спасибо, Арно. Надеюсь, это научит тебя не делать ставки против заведения.

Артемис с задумчивым видом кивнул.

– Там, в спальне, был двойник.

– Да, мой двоюродный брат Коста. У нас одинаковая форма головы. Пара разрезов – и мы стали похожи, как горошины в стручке.

– Значит, вы настроили гелевый сканер и на его отпечаток.

– Но только на одну ночь. Мне хотелось посмотреть, далеко ли ты заберешься. Честно говоря, Арти, ты – поразительный мальчуган. Никому ещё не удавалось проникнуть в моё хранилище, и ты удивишься, узнав, сколько людей на этом погорело. И каких людей – профессионалов! Однако в моей системе безопасности обнаружились большие дыры, и я прикажу своим людям немедленно заняться их устранением. Кстати, а как тебе удалось сюда проникнуть? Что-то я не вижу тут Косты.

– Профессиональная тайна.

Спиро не торопясь спустился с невысокой платформы.

– Впрочем, это не имеет значения, у нас ведь есть записи. Ты не мог отключить все камеры до одной, что-нибудь да пропустил. И ещё: ты не мог обойтись без помощи. Арно, проверь, нет ли у него наушника.

Олвану потребовалось меньше пяти секунд на то, чтобы обнаружить искомое. Он вытащил наушник из уха Артемиса, бросил на пол и с торжествующим видом растоптал.

– Арно, ты всё-таки полный идиот, – вздохнул Спиро – Ты хоть понимаешь, что это маленькое чудо электроники стоило больше, чем ты смог бы заработать за всю жизнь? Сам не понимаю, и почему я до сих пор терплю тебя?

Олван оскалил зубы, демонстрируя новый зубной комплект. Челюсти были отлиты из плексигласа, а каждый зуб был наполовину заполнен синим маслом. Честно говоря, улыбка Олвана производила жуткое впечатление.

– Извините, мистер Спиро. Я очень виноват перед вами.

– Ты виноват не только перед Йоном Спиро, мой стоматологически ущербный друг, – сказал Артемис. – Но расплата уже близка. Потому что Дворецки идёт за тобой.

Олван непроизвольно сделал шаг назад.

– Не думай, что тебе удастся испугать меня, пацан! Всё это чушь! Дворецки мёртв! Я видел, как он истекал кровью.

– Да, у него шла кровь, но с чего ты взял, что он умер? Если я правильно помню последовательность событий, сначала ты попал в него, а потом он попал в тебя.

Олван коснулся швов на виске.

– Шальная пуля. Ему просто повезло.

– Повезло? Дворецки – отличный стрелок. Лично я бы поостерегся бросаться такими словами. А вдруг он услышит?

– Мальчик пытается запугать тебя, – весело рассмеялся Спиро. – Ему всего тринадцать, а он играет на тебе, как известный пианист на рояле в «Карнеги-холле». Соберись, ты же называешь себя профессионалом.

Спиро взял Всевидящее Око с подставки.

– Как странно, Арти… Крутые разговоры, остроумные ответы, но они ничего не значат. Я снова победил, обошел тебя с фланга. Для меня всё это было игрой. Развлечением. Задуманная тобой авантюра многому меня научила, хотя исполнение было жалким. Однако теперь нам никто не мешает, и у меня не осталось времени на всякие игры!

Артемис вздохнул, всем видом демонстрируя своё полное поражение.

– Значит, всё это было уроком? Чтобы показать мне, кто тут на самом деле босс?

– Именно так. Некоторым людям требуется время, чтобы понять эту простую истину. Я давно пришёл к выводу: чем умнее противник, тем болезненнее он воспринимает удары по собственному самолюбию. И я должен был проучить тебя, чтобы ты выполнил все, о чём я тебя просил. – Спиро положил костлявую руку на плечо мальчика. У Артемиса чуть ноги не подогнулись под весом его браслетов и колец. – А теперь слушай меня внимательно, мальчик. Я хочу, чтобы ты раскодировал Око. Хватит обманывать меня. Я ещё не встречал ни одного компьютерного фанатика, который не оставил бы для себя потайную лазейку. Ты разблокируешь эту игрушку немедленно, или я очень расстроюсь, и поверь мне, тебе очень не хочется меня расстраивать.

Артемис взял красный кубик обеими руками и уставился на плоский экран. Эта была крайне трудная фаза операции. Спиро должен был поверить, что ему в очередной раз удалось перехитрить Артемиса Фаула.

– Сделай это, Арти. Сделай прямо сейчас.

– Хорошо. Мне нужна ровно одна минута.

Спиро похлопал его по плечу.

– Я щедрый человек. Даю тебе две. – Он кивнул Олвану. – Не спускай с него глаз, Арно. Я не хочу, чтобы наш маленький друг устроил нам очередной фейерверк.

Артемис сел за стол из нержавеющей стали и открыл Око, обнажив его внутренние схемы. Быстро перебрав пучок оптических волокон, он отсоединил одну из нитей, которая защищала прибор от доступа извне. А в частности, от Подземной полиции. Не прошло и минуты, как он снова собрал Око. Глаза Спиро широко открылись, воображение уже рисовало ему картины несметных богатств.

– Хорошие новости, Арти. Мне нужны только хорошие новости.

Артемис выглядел подавленным и даже потерянным, словно серьёзность ситуации наконец дошла до его сознания.

– Я перезагрузил Око. Оно работает. Только одно «но»…

Спиро всплеснул руками. Браслеты звякнули друг о друга, будто кошачьи бубенчики.

– Опять это твоё «но»! – притворно нахмурился он. – Мальчик, ты в самом деле ничего не боишься. Надеюсь, это не слишком серьёзное «но»?

– Что вы, так, пустяк. Я бы даже не стал упоминать об этом, однако я просто обязан поставить вас в известность. Дело в том, что версия Ока 1.2 закодирована исключительно на мой голос, и тут уже ничего не сделать. Поэтому мне пришлось вернуться к версии 1.0. Она чуточку менее отлажена и немного капризна.

– Капризна? Помилуй бог, это же обычная электронная коробка, а не моя бабушка.

– Сам ты коробка, – огрызнулось Око новым голосом, который очень походил на голос некоего кентавра. – А я – чудо искусственного интеллекта. Я живу, следовательно, я учусь.

– Вот видите? – покачал головой Артемис.

Этот кентавр все испортит… Ни в коем случае нельзя допускать, чтобы на данном этапе у Спиро возникли какие-то подозрения.

Спиро воззрился на Око так, словно перед ним сейчас стоял один из его подчиненных.

– Решил показать мне характер, а, мистер?

Око ничего не ответило.

– К нему нужно обращаться по имени, – объяснил Артемис. – Иначе оно отказывается отвечать.

– И как же его зовут?

Джульетта часто использовала странное русское слово «дух», однако самому Артемису такие вольности были не по душе. Впрочем, голос прибора и в самом деле звучал так, словно принадлежал какому-то призраку.

– Я уже говорил. Его зовут Око.

– Ну ладно, Око. Так ты решило продемонстрировать мне свой характер?

– Я способно продемонстрировать только то, что в силах моего процессора.

Спиро потер руки и едва не заплясал от радости, словно маленький мальчик. Золотые браслеты засверкали, как рябь на воде в предзакатных лучах солнца.

– Ладненько, сейчас проверим твой процессор. Око, скажи, наблюдают ли в данный момент за этим зданием какие-либо спутники?

Некоторое время Жеребкинс молчал. «Наверное, запрашивает свои компьютеры о местоположении следящих спутников», – подумал Артемис.

– В данный момент зафиксирован только один спутник, но, судя по остаточным ионным следам, в это здание попадало больше лучей, чем в знаменитый «Тысячелетний сокол».

Спиро бросил хмурый взгляд на Артемиса.

– Что ещё за «сокол»? Речь идёт о каких-нибудь русских?

– Это корабль из «Звездных войн», – объяснил мальчик. – Как я и предупреждал, версия 1.0 слегка безумна. Даже я от него… гм, в смысле от прибора, иногда устаю. Но я смогу решить для вас эту проблему.

Спиро кивнул. Ему очень не хотелось, чтобы гениальное изобретение вдруг сошло с ума.

– Ладно, Око, а как насчёт Легиона? Это какое-то новое спецподразделение? – спросил Спиро. – Мы засекли его слежку в Лондоне. Оно и сейчас следит за мной?

– Легион. Производное от «ЛЕГальные Игры и ОколоНовости». Специальный спутниковый канал, посвященный юриспруденции и всему, что с ней связано, – ответил Жеребкинс в точности так, как сказал ему Фаул. – В Чикаго этот канал не принимается.

– Хорошо, Око, я понял. Назови мне серийный номер спутника.

Жеребкинс глянул на экран своего компьютера.

– Э-э… сейчас посмотрю. Спутник США, зарегистрирован на федеральное правительство. Номер ST1167P.

Спиро сжал кулаки.

– Да! – воскликнул он. – Правильно! Точно такую же информацию я получил по другим каналам. Око, ты прошло проверку.

Миллиардер пустился в радостный пляс по лаборатории.

– Арти, благодаря этой штуке я словно помолодел! Я готов надеть фрак и отправиться на школьный бал.

– Не сомневаюсь.

– Даже не знаю, с чего начать. Как думаешь, что мне делать дальше? Зарабатывать деньги самому? Или красть у других?

Артемис выдавил натужную улыбку и процитировал одного из классиков: – Пусть устрицей мне будет этот мир, его мечом я вскрою.

Спиро легонько похлопал по волшебному кубику.

– Вот именно. Мечом. Ты совершенно прав. И я отниму у этого мира весь жемчуг, что он может предложить.

В дверях хранилища вдруг появились Рекс и Чипс, сжимающие в руках пистолеты.

– Мистер Спиро! – заикаясь произнес Рекс. – Это что, учения?

– Вы только посмотрите, – расхохотался Спиро. – А вот и кавалерия подоспела. Опоздала всего лишь на вечность. Нет, это не учения. Кстати, поведайте мне, пожалуйста, каким образом Артемис Фаул умудрился проскользнуть мимо таких бдительных стражей, как вы?

Вышибалы изумленно уставились на Артемиса, словно он только что сплотился из воздуха. До этого момента гипнотические чары, наведенные Элфи, «вырезали» Артемиса из окружающей картинки.

– Мы не знаем, мистер Спиро. Честно, мы его не видели. Может, нам вывести его на улицу, где с ним произойдет какой-нибудь несчастный случай?

Спиро снова рассмеялся, но на этот раз его смех был похож на злобный лай.

– И всё-таки вы двое полные тупицы. Слышали такое выражение: «незаменимый человек»? Так вот, вы двое к таковым не относитесь. А этот парень действительно незаменим. Пока. Усекли, кретины? Так что просто стойте рядышком и грозно хмурьте брови, а ещё слово скажете – я заменю вас обоих бритыми гориллами.

Спиро вперился взглядом в экран кубика так, словно в комнате, кроме него и этого приборчика, больше никого не было.

– Полагаю, жить мне осталось лет двадцать. Но после этого мир может отправиться в тартарары – меня его судьба не волнует. Теперь у меня есть Око, и я высосу эту планету досуха. О, теперь я могу сделать всё, что угодно и с кем угодно. Итак, с чего бы начать?

– А я вот знаю, с чего начать, – вдруг встрял Рекс. При этом лицо громилы удивленно вытянулось, как будто он сам не понимал, как эти слова могли сорваться с его языка.

Спиро замер. Он не привык, чтобы его перебивали.

– Ну и с чего бы ты начал, тупица? Купил бы себе пожизненное обслуживание в «Макдональдсе»?

– Нет, – помотал головой Рекс – Первым делом я бы разорил этих парней из «Телефоникса», которые вот уже столько лет утирают нос «Майкрочипсу».

Все застыли, как будто в комнате взорвалась шаровая молния. Дело было даже не в том. что в голову Рекса впервые в жизни пришла здравая мысль, вовсе нет. Дело в том, что эта мысль была очень и очень здравой.

Спиро задумчиво уставился на охранника.

– «Телефоникс»… – повторил он. – Мои самые сильные конкуренты. Как я их ненавижу, этих посредственных ремесленников от телефонии. О да, я очень хотел бы их разорить. Но как?

– Я слышал, «Телефоникс» трудится сейчас над каким-то сверхсекретным радиопередатчиком, – вдруг сказал Чипс, и все изумленно повернулись к нему. – Какой-то супераккумулятор разрабатывают…

Спиро ничего не понимал. Сначала Рекс, теперь Чипс. Умнеют на глазах, того и гляди, читать научатся. И тем не менее…

– Око, – строгим голосом произнес он, – предоставь мне доступ к базе данных «Телефоникса». И скопируй схемы всех устройств, которые находятся в разработке у этой компании.

– Не могу, босс. Компьютеры «Телефоникса» работают в замкнутой сети. Их отдел исследований не имеет связи с Интернетом. Я должен оказаться рядом с этой сетью, чтобы проникнуть в неё.

Эйфория Спиро быстро развеялась. Он повернулся к Артемису.

– Что несёт эта чертова машинка? Артемис откашлялся.

– Око не может сканировать замкнутую систему, если его мультисенсор не касается компьютера. По крайней мере, прибор должен находиться рядом с таким компьютером. «Телефоникс» панически боится хакеров, поэтому его исследовательские лаборатории изолированы от окружающего мира и располагаются на глубине нескольких этажей под землей. У них нет даже электронной почты, представляете? Лично я уже несколько раз пытался проникнуть в их систему, однако у меня ничего не вышло.

– Но Око ведь может сканировать спутники, верно?

– Спутник посылает сигнал, а Око может отследить любой перехваченный луч.

Спиро поиграл звеньями своего именного браслета.

– Значит, я должен проникнуть в «Телефоникс»?

– Я бы вам этого не рекомендовал, – осторожно предупредил Артемис. – Слишком большой риск – и ради чего? Ради какой-то мести?

– Позвольте мне пойти, мистер Спиро, – решительно шагнул вперёд Олван. – Я достану нужные вам данные.

Спиро бросил в рот горсть витаминных добавок из висевшего на ремне дозатора.

– Хорошая идея, Арно. Я оценил. Но мне не хотелось бы передавать контроль над Оком кому-то другому. Человек – существо слабое, а тут такой соблазн… Око, ты сможешь отключить охранную сигнализацию «Телефоникса»?

– Да легче легкого, мне это как гному пукнуть.

– Что-что?

– Так… ничего. Технический термин, вам всё равно не понять. Я уже отключил охранную сигнализацию «Телефоникса».

– А как быть с охранниками? Ты можешь их нейтрализовать?

– Нет проблем. Я могу дистанционно включить внутреннюю систему безопасности.

– У них какая-то особая система?

– В вентиляционных шахтах «Телефоникса» установлены специальные баллоны, содержащие снотворный газ. Что, кстати, незаконно по законам этого штата. Зато очень эффективно. Никаких последствий, никаких следов. Злоумышленник приходит в себя только через два часа и уже в камере.

Спиро хихикнул.

– Эти парни из «Телефоникса» абсолютные параноики. Давай, Око, выруби их всех.

– Баю-бай, – сказал Жеребкинс с неподдельным весельем.

Кентавр раздухарился и начинал шалить.

– Отлично, – кивнул Спиро, ничего не заметив. – Итак, Око, теперь нам осталось взломать компьютеры «Телефоникса». А это будет непросто.

– Не смеши меня. Ещё не придумана единица, описывающая бесконечно малый промежуток времени, которое я затрачу на взлом компьютера, принадлежащего компании «Телефоникс».

Спиро повесил Всевидящее Око на ремень.

– Знаете что? – повернулся он к остальным. – А этот парень начинает мне нравиться.

Артемис предпринял последнюю, якобы искреннюю попытку остановить его.

– Мистер Спиро, я действительно считаю это не самой лучшей идеей.

– А кто бы сомневался? – рассмеялся Йон Спиро и, радостно побрякивая браслетами, направился к двери. – Именно поэтому я и беру тебя с собой.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...