Главная Обратная связь

Дисциплины:






Командиры и экипажи 2 страница



После потопления «Кинг Сити» рейдер продолжал крейсировать в Индийском океане, постепенно сдвигаясь на юго-восток. В конце месяце Рогге получил сообщение от РВМ, в котором говорилось, что он награждении Железным крестом 1 класса, а еще 50 человек — Железным крестом 2 класса. Отправляясь в поход, капитан-цур-зее отказался взять с собой награды, но теперь для поднятия боевого духа команды он принял решение провести награждение. Поздним утром 1 сентября экипаж рейдера был собран для торжественного построения и командир объявил о награждении 80 моряков Железными крестами, вручив официальный документ, отпечатанный на борту корабля.[5]

9 сентября настал черед английского вооруженного танкера «Этелкинг» (9557 брт, 1926 г.), принадлежавшего «Юнайтед Молассес Компани» и направлявшегося из Австралии в Восточную Африку с экипажем из 40 человек. В тот день стояла исключительно хорошая погода, и видимость составляла до сорока миль. В 6.30 наблюдатели заметили на расстоянии 14 миль трубу какого-то судна. «Атлантис» начал подбираться поближе, чем вначале насторожил англичан, но затем, видя, что неизвестный не предпринимает резких движений, те успокоились и даже показали свой флаг, предложив немцам сделать тоже самое. В ответ в 8.01, когда расстояние между судами составляло 6200 метров, на мачте HSK-2 взвился флаг Кригсмарине. Первые два залпа оказались неточными, и с атакуемого танкера понеслись сигналы «QQQ ». Через две минуты после начала боя на «Атлантисе» отказал электродвигатель рулевого привода, и он начал описывать циркуляцию. «Британец» заметив это, бросился наутек, продолжая передавать сигналы бедствия. Починив двигатель, немцы быстро настигли беглеца, который попытался оказать сопротивление и даже произвел три неточных выстрела из установленной на корме пушки. Ответный прицельный залп с «Атлантиса» сломил сопротивление англичан, и те остановились. Рейдер прекратил стрельбу и направился к поврежденной жертве. Однако радисты доложили командиру, что рация на «Этелкинге» заработала вновь. Тогда капитан-цур-зее приказал возобновить огонь. Фугасные 150-мм снаряды с близкой дистанции нанесли смертельные повреждения теплоходу, при этом погибло три члена экипажа, включая капитана А. И. Томкинса. Абордажная команда смогла забрать с обреченного танкера 37 оставшихся в живых моряков. Оказалось, что во второй раз немцы перехватили сигнал не с танкера, а с какого другого судна и не было никакой необходимости в расстреле. Затем медленно тонувший «Этелкинг» отправили на дно, истратив в общей сложности 91 150-мм снаряд, что не обрадовало Рогге. Покончив с танкером, «Атлантис» направился на северо-восток, чтобы сменить район действия.[6]



В полдень следующего после потопления «Этелкинга» дня на горизонте вновь показалось какое-то судно. Однако сблизиться с ним не удалось — неизвестный, выполняя приказ британского Адмиралтейства, сразу же изменил курс и стал удаляться от «Атлантиса». Поняв, что подойти на удобное для обстрела расстояние не удастся, Рогге решил использовать «Хейнкель». Гидросамолет, пилотируемый лейтенантом Буллой, в течение 20 минут совершал атаки на судно. Летчики оборвали растяжки антенны, сбросили две 50-кг бомбы, обстреляли надстройки, дымовую трубу и палубу из пулемета, после чего вернулись к своему кораблю. Однако к их удивлению, рейдер промчался мимо, не остановившись, чтобы подобрать с воды крылатую машину. Это объяснялось тем, что радист британского «Бенарти» (5800 брт, 1926 г.), принадлежавшего «Бен Лайн Стимере», успел таки отправить один сигнал о помощи, но в спешке неверно указал координаты своего судна. Транспорт шел из Рангуна в Ливерпуль с ценным грузом — 1000 т свинца, 400 т вольфрама, 100 т цинка и большое количество парафина. На его борту находилась команда в количестве 49 человек под командой капитана Уатта. После нападения гидросамолета китайские кочегары покинули котельное отделение, и поэтому «Атлантис» быстро догнал сухогруз, выскочив из дождевого шквала всего в пяти милях от жертвы. С дистанции в три километра рейдер сделал несколько предупредительных выстрелов, после чего судно остановилось. Абордажная команда уже сидела в катере, когда на «британце» неожиданно вновь заработала рация. Немцы тут же открыли огонь на поражение, в результате чего на «Бенарти» вспыхнули пожары, которые потом удалось потушить. Самыми ценными трофеями стали тридцать мешков почты, а также официальные документы, среди которых наиболее важной оказалась копия новой британской кодовой таблицы, обнаруженная лейтенантом Мором в мусорной корзине капитанской каюты. Затем судно отправили на морское дно с помощью подрывных зарядов, а его команда в полном составе обрела статус пленных на борту рейдера. Покончив с «Бенарти», «Атлантис» отправился на поиски своего гидросамолета, который находился в добром десятке миль от места атаки, а затем, стремясь быстрее покинуть этот район, ушел на юго-запад в направлении австралийского маршрута.

Изучив обстоятельства своих последних акций, Рогге решил, что теперь «Атлантис» будет изображать британское судно. Для этого с кормовой 150-миллиметровки сняли маскировку и придали ей вид стандартного 4,7-дюймового английского орудия. В полдень 18 сентября рейдер лег в дрейф для экономии топлива, но уже вечером следующего дня вахтенные заметили густое облако дыма, и HSK-2 бросился в погоню. С наступлением новых суток немецкий корабль приблизился к большому однотрубному судну и приказал остановиться и не пользоваться радио. Вначале «Комиссар Рамель» (10061 брт, 1921 г.), ранее принадлежавший французской Морской почтово-пассажирской службе, подчинился требованиям и сбросил ход. Рогге уже предвкушал, что избавится от 230 пленных, создававших определенные проблемы, как внезапно с парохода в эфир понеслись сигналы бедствия. В ответ 56 150-мм снарядов быстро превратили его в пылающую развалину, при этом из 66 человек экипажа погибло трое. Из допроса капитана Маккензи выяснилось, что он приказал передавать сигналы бедствия, еще не зная о том, что старший помощник, стоявший на вахте, уже сдал судно противнику. «Комиссар Рамель» 12-го вышел из Фримантла и направлялся в Кейптаун, а затем в Англию с грузом жира, мыла, кожи, фруктов и джема. В этот раз немцы не смогли чем-либо поживиться из-за сильнейшего пожара. Как только все пленные очутились на борту, пароход добили артиллерией.

Потопив французское судно, вспомогательный крейсер, чтобы запутать противника, двинулся на восток в сторону Зондского пролива. Уйдя на достаточное расстояние от места атаки, на «Атлантисе» приступили к ремонту и профилактике дизельной установки. 27 сентября радисты получили печальное известие — четыре дня назад, из-за ошибок и несогласованности действий РВМ и местной береговой охраны, «Тирранна» была торпедирована в устье Жиронды британской субмариной «Тьюна» и затонула в течение двух минут (45°19′ С.Ш./01°20′ з.д.). Погибло 86 пленных, в том числе женщины и дети, а также обер-машиненмаат Карл Зеегер. Эта новость произвела гнетущее впечатление на команду «Атлантиса».

К 1 октября все намеченные работы были выполнены, и HSK-2 вновь вышел на охоту. Теперь Рогге решил крейсировать у Зондского пролива. Однако следующие три недели оказались безрезультатными, пока 22 октября рейдер не перехватил югославский пароход «Дурмитор» (5623 брт, 1913 г.), принадлежавший пароходной компании из Дубровника. Он шел с 8200 тоннами соли из Испании в Японию. Несмотря на то, что древний пароход принадлежал нейтральной стране, Рогге под довольно-таки надуманным предлогом объявил его призом. Основным обстоятельством, по которым ему понадобилась эта старая посудина, явилось желание избавиться от пленных. Капитан-цур-зее перевел на «югослава» призовую команду из 13 человек во главе с лейтенантом-цур-зее Эмилем Денелем и отправил пароход в условленную точку, где тот должен был ожидать прихода рейдера. На следующий день Рогге решил разобраться с вопросами дисциплины, которая из-за продолжительного безделья начала явно слабеть. На всеобщем построении команды он объявил, что вплоть до принятия самых жестких мер, не потерпит недовольства и отказа повиноваться приказам. В свою очередь, он разрешил свести судовые работы в послеобеденное время к минимуму, а также ввел политику «отпуска на борту», согласно которой четыре матроса из каждого подразделения освобождались на неделю от любых обязанностей, исключая боевые ситуации. Находящиеся в «отпуске» переводились в пустующую карантинную зону лазарета, расположенную в корме, где были свободны от всех построений, учений и утренней побудки, хотя им предписывалось носить форму и отдавать честь офицерам. Вскоре состоялась повторная встреча с «Дурмитором». Так как по расчетам немцев угля на пароходе хватало, чтобы дойти до Итальянского Сомали, то Рогге решил отправить на нем пленных. 26-го на судно перевели 299 человек и передали точно рассчитанное на 19 суток количество воды и продовольствия. Предполагалось, что за это время Денель доберется до Могадишо. В тот же день рейдер и приз расстались.

«Атлантис» продолжал действовать в районе Зондского пролива до 1 ноября, после чего направился в Бенгальский залив. В ночь с 8 на 9 ноября на торговом маршруте, связывавшем Коломбо и Сингапур (5°35′ с.ш./88°22′ в.д.), был замечен силуэт судна, в котором опознали танкер, идущий в полном наливе. Под прикрытием дождевого шквала рейдер смог подобраться на расстояние в 500 метров до ничего не подозревающей жертвы, после чего приказал остановиться, представившись как вспомогательный крейсер британского флота «Энтенор». В итоге без единого выстрела, с помощью хитрости, немцы захватили норвежский танкер «Тедди» (6748 брт, 1930 г.), принадлежавший «А. Ф. Клавенесс и Ко» и шедший из Абадана в Сингапур с 10 000 т сырой нефти и 500 т столь нужного немцам соляра. Так как заправка в Бенгальском заливе представлялась весьма опасным предприятием, Рогге отправил на танкер призовую команду во главе с лейтенантом-цур-зее Бройерсом, которому приказал идти в точку «Мангр», находившуюся в 500 милях к югу. В обратную сторону проследовали 20 из 32 человек норвежской команды во главе с капитаном Тором Люткеном.

Тем временем Булле и механикам удалось наконец-то починить гидросамолет, бездействовавший из-за различных поломок около месяца. Утром 10 ноября «Хейнкель» отправился в полет. Вернувшись вскоре на корабль, летчики доложили, что обнаружили к северу от него идущее на восток неизвестное судно. «Атлантис» пошел на перехват с таким расчетом, чтобы выйти на цель после наступления ночи. И вновь это оказался вооруженный танкер в наливе. Хотя с норвежского «Оле Якоб» (8306 брт, 1939 г.), принадлежавшего компании «Йоханнес Хансен», в ярком свете луны заметили немецкий корабль и даже передали сигналы бедствия, Рогге, надеясь получить с него топливо, не стал открывать огонь. Как и в случае с «Тедди», рейдер представился британским крейсером «Энтенор» и выслал для переговоров катер, в котором кроме Мора, одетого в мундир британского офицера, штурмана капитан-лейтенанта резерва Пауля Каменца и рулевого, под брезентом находилась абордажная группа из десяти моряков, вооруженных автоматами. И на этот раз немцам удалось одурачить норвежцев, захватив, как в голливудском боевике, в течение десятка секунд судно без единого выстрела (6°30′ с.ш./90°13′ в.д.). После этого радисты «Атлантиса», воспользовавшись рацией «Оле Якоба», отменили сигналы бедствия как ошибочные.[7]Как выяснилось, нерешительность капитана Лейфа-Кристиана Крога и остальных 32 человек команды танкера, шедшего из Сингапура в Суэц, отчасти объяснялась характером груза — десять тысяч тонн авиационного высокооктанового бензина. Это слегка разочаровало Рогге, ожидавшего найти дизельное топливо. К вечеру перевод пленников и перегрузка припасов закончилась. Капитан-цур-зее назначил Каменца командиром призовой команды и отправил танкер в точку «Раттанг», находившуюся в трехстах милях к югу, неподалеку от австралийского острова Рождества.

Следующий день стал роковым для уже тринадцатой жертвы «Атлантиса» — британского парохода «Аутомедон» (7528 брт, 1922 г.), принадлежавшего «Альфред Холт энд Ко». Он вышел из Ливерпуля на Дальний Восток с очень ценным грузом, включающим самолеты, автомобили, оборудование, медикаменты, микроскопы, пиво, виски, сигареты и большое количество продовольствия. Британское судно следовало тем же курсом, что и «Атлантис», поэтому Рогге приказал сбросить ход, что бы оно смогло догнать крейсер. С «Аутомедона» также заметили неизвестный сухогруз, но его капитан У. Б. Ивен принял рейдер за одно из голландских судов, обычно курсировавших в этом районе. В 9.04 «Атлантис» сбросил маскировку и, совершив правую циркуляцию, сделал предупредительный выстрел из 150-мм орудия с дистанции 4200 метров. Британцы тут же начали передавать сигнал о нападении со своими координатами. В ответ «Атлантис» открыл огонь на поражение. Уже первый залп накрыл мостик «торговца», при этом погибли почти все офицеры за исключением первого помощника Д. Стюарта. Всего же для восьми моряков встреча с рейдером оказалась роковой. Немецкие снаряды быстро превратили среднюю часть в груду искореженных и перекрученных обломков. Англичане попытались было уйти, но уже через двадцать одну минуту после начала стрельбы абордажная партия с «Атлантиса» взобралась на борт сухогруза. Найденные во время обыска документы оказались настоящим сокровищем — морские приказы, инструкции британского Адмиралтейства, страницы из шифровальной книги, распоряжение по обороне британских портов на Дальнем Востоке, 7-я, 8-я и 9-я части морских кодовых таблиц для британского торгового флота, боевые приказы для военно-морских сил, дислоцировавшихся на Дальнем Востоке, 120 мешков почты, один из которых предназначался лично командующему британскими ВВС на Дальнем Востоке маршалу сэру Роберту Брук-Попхэму. Рогге приказал как можно быстрее переместить на борт наиболее ценное из груза поврежденного «Аутомедона» и потопить его подрывными зарядами. Однако в трюмах оказалось столько разнообразных «сокровищ», что лишь в 15.07 британское судно скрылось под волнами. Количество пленных увеличилось еще на 93 человека.

Потопив транспорт, «Атлантис» 10-узловым ходом ушел на рандеву со своими призами. Вечером того же дня радисты перехватили сигналы с «Хеленуса» — еще одного судна компании Холта. Оно находилось где-то поблизости и постоянно вызывало «Аутомедон». Однако к счастью для англичан, вахтенный офицер не стал будить Рогге. Встреча с «Тедди» состоялась 13 ноября. Так как дизельного топлива на нем было мало, то Рогге решил потопить норвежский танкер. С него забрали все ценное, выкачали 500 т соляра и на следующий день потопили подрывными зарядами. РВМ раскритиковало действия капитана-цур-зее, отметив, что груз «Тедди» очень пригодился бы другим рейдерам, но при этом само и пальцем не пошевелило, чтобы организовать подобную акцию. 15-го «Атлантис» обнаружил в условленном месте и «Оле Якоб». Рогге решил отправить танкер в Японию, где его груз мог оказаться востребованным. Он назначил командиром штурмана капитан-лейтенанта Каменца, который после прибытия в Японию, должен был направиться в Берлин с копиями КТБ рейдера и документами, захваченным на «Аутомедоне». Кроме призовой команды, на борту находились норвежцы из экипажей самого «Оле Якоба» и «Тедди». Танкер ушел 16 ноября и 6 декабря бросил якорь в Кобэ.[8]Немецкий военно-морской атташе в Японии контр-адмирал Пауль Веннекер организовал обмен бензина с танкера на равное количество нефти и гидросамолет. Кроме этого японцам были переданы копии секретных документов с «Аутомедона», в том числе план обороны Сингапура. Информация оказалась настолько ценной, что впоследствии Бернхарду Рогге по рескрипту японского императора Хирохито был дарован самурайский меч. Кроме командира «Атлантиса» такой чести из немецких военных удостоились еще только двое — рейхсмаршал Герман Геринг и фельдмаршал Эрвин Роммель.

Разобравшись с призами, Рогге решил дать отдых команде, пополнить запасы свежей пресной воды и провести ремонт «Атлантиса». Для этих целей он выбрал пустынные острова Кергелен, принадлежавшие Франции. Рейдер двигался в юго-западном направлении до 1 декабря, пока радисты не перехватили сообщение с другого вспомогательного крейсера — «Пингвин» — о том, что тот направляет в Европу призовой танкер «Шторштадт» с дизельным топливом и пленными. Рогге немедленно связался с Берлином и попросил организовать встречу. Рандеву было назначено в точке «Тульпе» (34°47′ ю.ш./59°55′ в.д.), расположенной в 900 милях к юго-востоку от Мадагаскара. Рейдеры встретились 8 декабря. Командир «Пингвина» капитан-цур-зее Эрнст-Феликс Крюдер стал первым немцем не из команды «Атлантиса», ступившим на его палубу впервые за более чем триста дней плавания. Вечером пришел и «Шторштадт». Тут же началась перекачка 1670 т топлива, закончившаяся с наступлением новых суток. В обратную сторону передали продовольствие и свежую воду. Тем временем экипажи обменивались визитами. На следующий день радисты получили поздравительную телеграмму, подписанную гросс-адмиралом Редером. В ней говорилось, что 7 декабря капитан-цур-зее Бернхард Рогге был награжден Рыцарским крестом. Вечером «Пингвин» продолжил плавание. На следующие сутки «Атлантис» расстался и с танкером, на который к этому времени перевели 124 пленных. Еще два моряка с рейдера пополнили призовую команду «Шторштадта». 11 декабря РВМ передало очередной приказ о награждении моряков Железными крестами. Торжественную церемонию провели в тот же день.

 

14 декабря на горизонте показались туманные вершины гор Кергелена. Вначале на берег отправилась десантная партия из девяти человек под командованием лейтенанта Мора. Они обследовали поселок французских китобоев в бухте Порт-Кувре залива Газелле и нашли его пустынным и заброшенным еще с 1936 года. Местом для стоянки Рогге выбрал небольшую бухточку, являвшуюся ответвлением залива. Однако когда корабль входил в узкий проход, то напоролся носовой часть на одинокую скалу, торчавшую из грунта словно игла. Пробоина пришлась как раз в то место, где находился один из резервуаров с пресной водой. Спустившийся под воду водолаз доложил о том, что повреждения, по его мнению, очень серьезные, если даже не безнадежные. После этого Рогге и старший механик обер-лейтенант-цур-зее Вильгельм Кильхорн сами отправились под воду. Их оценка оказалась не столь пессимистичной. Командир приказал как можно больше разгрузить носовую часть. Авральные работы продолжались более двух суток, в результате чего рейдер осел на корму на 8,5 градусов. Утром 16-го было предпринято три попытки сойти с камня, дав полный ход, но они оказались тщетными. Однако судьба явно благоволила Рогге и «Атлантису» — внезапно пришедшая с океана большая пологая волна одним движением освободила корабль.

Стоянка в бухте Газелле продолжалась двадцать шесть дней. За это время удалось полностью устранить повреждения корпуса, а также отремонтировать и перебрать двигатели. Цистерны полностью наполнили свежей пресной водой. Изменился и облик рейдера. Теперь он маскировался под норвежский сухогруз «Тамезис» компании Вильгельмсена: с верхней надстройки удалили крышу, передвинули дефлекторы вентиляторов, укоротили мачты, перекрасили надстройку и расширили трубу. В итоге корабль выглядел более приземисто, чем на самом деле. Вся команда смогла некоторое время размять ноги на берегу, поохотится на кроликов и уток, а также немного отдохнуть от корабля и общества друг друга. Булла на гидросамолете каждый день вылетал на разведку, исследуя с воздуха острова и близлежащие воды. Кроме этого немцы отметили Рождество, во время празднования которого еще 15 человек получили Железные кресты 2 класса, и наступление нового, 1941 года. Однако сочельник оказался омраченным трагическим случаем со старшим матросом Бернхардом Германом, упавшим на палубу во время покраски дымовой трубы. Он получил тяжелые переломы бедренных костей обеих ног и скончался 29 декабря.[9]

10 января «Атлантис» покинул угрюмый и пустынный Кергелен. Теперь ему предстояло действовать к северу от Мадагаскара. Добравшись в нужный район, рейдер приступил к охоте. Гидросамолет постоянно совершал разведывательные вылеты, и наконец 23-го, когда HSK-2 находился где-то на полпути между Мадагаскаром и южной оконечностью Индии, пилоты заметили неопознанное судно, находившееся в 60 милях к северу. Подняв «Хейнкель» на борт, рейдер полным ходом пошел в указанном направлении, и через некоторое время на горизонте показалось густое черное облако дыма. «Атлантис» описал широкую циркуляцию, оказавшись почти за кормой неизвестного, и стал его нагонять. Но на «торговце» также заметили немецкий корабль, и в полном соответствии с указаниями британского Адмиралтейства изменили курс. Рогге решил не рисковать и совершить нападение ночью. Однако, в расчетной точке жертвы не оказалось и нападение пришлось отложить до утра. Как только рассвело, гидросамолет вновь отправился в полет и обнаружил транспорт в 25 милях к северу. Тогда Рогге приказал летчикам атаковать его с воздуха и попытаться оборвать антенну. В помощь «Хейнкелю» в качестве своеобразной плавучей базы был придан моторный баркас с запасом топлива и запчастями. С первого же раза, зайдя со стороны солнца, Булла сумел оборвать подвешенным на тросе шлюпочным якорем растяжку радиоантенны. На втором заходе немцы сбросили две 50-кг бомбы, а в третьем обстреляли палубные надстройки и рубку из пулемета. В ответ капитан британского сухогруза «Мэндасор» (5144 брт, 1920 г.), принадлежавшего ливерпульской «Т. & Дж. Броклбэнк & Ко», Э. Хилл приказал натянуть аварийную антенну, приготовить зенитный пулемет и дать полный ход. Тут на горизонте показался «Атлантис» и гидросамолет, на котором кончились боеприпасы, направился к своей «базе». Англичане сумели восстановить радиосвязь и в эфир полетели сигналы о нападении. В полдень, когда дистанция сократилась до 7800 метров, «Атлантис» дал полный залп правым бортом. Снаряды легли мимо, но уже следующие поразили цель, и радио перестало работать. Всего рейдер потратил 61 150-мм снаряд, попав восемью из них. В результате, среднюю часть сухогруза охватил сильный пожар, а шестеро из 82 членов команды погибло. «Мэндасор» направлялся из Калькутты в метрополию через Дурбан. На его борту находилось 2000 т чугуна, 1800 т чая и немного джутового волокна. Абордажная команда забрала с горящего судна документы, свежую провизию, ящики с консервами, оружие и в 16.26 потопила его подрывными зарядами. Затем «Атлантис» направился на розыски гидросамолета и катера, которые находились в 25 милях от места потопления транспорта, обнаружив их только с наступлением сумерек. Выяснилось, что «Хейнкель» опрокинулся при посадке, а на катере отказал мотор. Так как гидросамолет починке не подлежал, пришлось его потопить, и «Атлантис» остался без «воздушного глаза».

После этого Рогге повел свой корабль на север. Как оказалось потом, вовремя. Сигнал с «Мэндасора» был пойман радиостанцией на Сейшельских островах, но не расшифрован. Тем не менее, для поисков его источника в этот район вышли тяжелый крейсер «Канберра» и легкие «Коломбо», «Линдер» и «Сидней». 27 января на горизонте показался очень большом пассажирский лайнер. Рогге принял его за знаменитый 83000-тонный «Куин Мэри», использовавшийся как войсковой транспорт, и приказал отвернуть в сторону. Он объяснил своим людям, что нет смысла сражаться с судном, явно тяжело вооруженным, имевшим в два раза большую скорость, чем «Атлантис», и вероятно прикрытым сильным эскортом. На самом деле это был «Стрэтхэрд» (22 281 брт) компании «Р&О», также служивший в качестве войскового транспорта.

Вечером 31 января рейдер находился в 600 милях к северу от Мадагаскара. Он широким зигзагом прочесывал танкерные маршруты, ведущие из Персидского залива, когда наблюдатели заметили на горизонте мачты какого-то судна. Немцы дождались наступления темноты, после чего начали сближение. В 21.30 расстояние сократилось до двух миль. В этот момент на английском сухогрузе «Спейбэнк» (5154 брт, 1926 г.), принадлежавшем «Эндрю Уэйр энд Ко», также заметили приближающийся неизвестный корабль. Однако британского капитана Морроу этот факт не встревожил. Он только приказал изменить курс, который вел к столкновению. Ответом «Атлантиса» стал залп из четырех 150-мм орудий, прозвучавший в 21.50. После еще двух залпов транспорт остановился, и к нему была выслана абордажная команда. Выяснилось, пароход шел из Кохинхины в Нью-Йорк с ценным грузом минералов, шеллака, каучука, ковров и древесины. На борту находился экипаж в количестве 60 моряков, из которых никто не пострадал во время обстрела. Капитан-цур-зее решил сохранить «Спейбэнк» в качестве приза, так как тот обладал рядом привлекательных качеств: имел вид типично британского «купца» и принадлежал к серии, включавшей 16 однотипных судов, что давало прекрасную возможность для маскировки. Рогге отправил на трофей призовую команду из одиннадцати человек во главе с лейтенантом Бройерсом с приказом ожидать «Атлантис» в точке «Нельке» (10° ю. ш/60° в.д.), находившейся поблизости от коралловых рифов Сайя де Малья. Суда расстались после полудня 1 февраля.

Уже на следующий день очередным контактом рейдера (3°26′ ю.ш./52°35′ в.д.) стал английский «Труалю» компании «Блю Фаннел». Однако в отличие от предыдущих жертв «Атлантиса», его капитан П. С. Брэддон вымуштровал свою команду, и служба велась там на должном уровне. Крейсер заметили на расстоянии более 16 миль, после чего транспорт повернул назад и начал уходить полным ходом, передавая при этом сигналы тревоги. Рогге не стал пытаться догнать беглеца и направил свой корабль на запад. Это решение оказалось верным. Сигналы с «Труалю» получили в Коломбо, в результате чего находившееся у побережья Сомали Соединение «К» в составе авианосца «Формидебл» и крейсера «Хокинс», отправилось на поиски. Британский отряд быстро нашел торговца, и убедившись, что тому ничего не угрожает, повернул обратно к побережью. Фортуна вновь улыбнулась немцам. Если бы противник продолжил поиски, вероятность обнаружения «Атлантиса» была очень высокой.

Везение оставалось с «Атлантисом» и далее. Уже ближе к вечеру на горизонте показался танкер в наливе. Рогге решил напасть на него ночью, чтобы захватить врасплох, как это уже бывало ранее. Все прошло по намеченному плану, за исключение одной досадной накладки. Снаряд, выпущенный в качестве предупредительного, попал в дымовую трубу, перебив главный паропровод. В результате норвежский «Кетти Брёвиг» (7031 брт, 1918 г.), принадлежавший Т. Брёвигу из Фарсунна, потерял ход (4°30′ ю. ш/50°50′ в.д.). Приз оказался очень ценным — он шел из Бахрейна в Лоренсу-Маркеш с 4031 т соляра и 6370 т нефти. Во время обстрела из 52 членов экипажа, возглавляемого капитаном Эрлингом Мёллером, двое получили ранения. За ночь механики рейдера смогли починить повреждения. Поэтому следующим днем танкер с призовой командой обер-лейтенанта Фелера и частью норвежского экипажа направился в заранее оговоренную точку, а рейдер продолжил охоту. 5 февраля Рогге послал два сообщения для РВМ, в которых сообщил о результатах своей деятельности и обрисовал дальнейшие планы. Кроме того, он попросил разрешения отправить «Спейбэнк» в Европу, а также организовать ему встречу с тяжелым крейсером «Адмирал Шеер» и вспомогательным крейсером «Корморан», для передачи им части топлива. Берлин ответил согласием, но приказал предварительно заправить блокадопрорыватель «Танненфельс» и итальянскую подводную лодку «Перла», шедшие из находившихся под угрозой захвата британскими войсками портов Сомали. После этого в карьере «Атлантиса» наступил период, состоявший в основном из рандеву.

8 февраля в точке «Нельке» рейдер встретился со «Спейбэнком». Ночью туда же подошел «Кетти Брёвиг», а в полдень 10-го объявился «Танненфельс», на борту которого находилась призовая команда с «Дурмитора» в полном составе.[10]Лейтенант Денель рассказал о том, что путешествие экс-«югослава», окрещенного «адским судном», продолжалось 29 суток вместо запланированных 19-ти. Оказалось, что угля на нем было гораздо меньше, чем предполагалось вначале. В итоге для экономии топлива сбавили ход, однако при этом очень быстро возникли проблемы с пищей и водой для 312 человек, находившихся на борту. Немцам пришлось даже ставить самодельный парус и сжечь в топке все дерево, имевшееся на судне. Когда 22 ноября 1940 г. «Дурмитор» достиг крошечного сомалийского порта Варшейк, на нем оставалось всего 300 кг бобов и 180 кг угля.

В течение нескольких дней на четырех судах, дрейфовавших посреди Индийского океана, осуществлялась бурная деятельность — для подготовки дальнейшего плавания каждое из них снабжалось настолько полно, насколько это было возможно. Денелю и его людям опять пришлось покинуть «Атлантис» и перейти на «Кетти Брёвиг», откуда на рейдер вернулась призовая команда Фелера. 103 пленных перевели на «Танненфельс». Наконец 13 февраля маленький отряд двинулся на юг, встретившись на следующий день с тяжелым крейсером «Адмирал Шеер» под командованием капитан-цур-зее Теодора Кранке. После этого в поисках хорошей погоды немецкие корабли переместили к северу, потеряв по дороге «Кетти Брёвиг», который пришлось ожидать двое суток. В его отсутствие некоторые члены команды рейдера посетили «карманный линкор». После появления танкера первым заправился тяжелый крейсер, за ним «Танненфельс», которого Рогге тут же отправил в Европу. Блокадопрорыватель благополучно достиг эстуария Жиронды 19 апреля. Затем командиры «Атлантиса» и «Адмирала Шеера» определили районы действий для каждого и договорились о следующей встрече, назначенной на 25 февраля. Покончив со всеми делами, 17-го немецкие корабли разошлись в разные стороны: «карманный линкор» отправился на юго-запад к Мадагаскару, «Кетти Брёвиг» — к рифам Сайя де Малья, а рейдер вместе с «Спейбэнком» — на юго-восток, к архипелагу Чагос.

Во время совместного плавания Рогге использовал свой приз как разведчика.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...