Главная Обратная связь

Дисциплины:






Командиры и экипажи 9 страница



Незадолго до прохождения экватора капитан-цур-зее объявил, что он выбрал для корабля наименование «Пингвин». Такой выбор командира, несколько озадачил команду, даже не подозревавшую, что уже в этом году она увидит этих птиц.

31 июля, около 9 утра, когда рейдер находился в 300 милях к северо-западу от острова Вознесения, наблюдатели заметили на горизонте слева по носу дым. Неизвестный сухогруз двигался навстречу параллельным курсом. В соответствии с полученными инструкциями, Крюдер решил напасть на него, особо не беспокоясь о том, что раскроет факт своего присутствия в Центральной Атлантике, так как союзники уже знали о действиях «Виддера» и «Тора» в этих водах. Торговец, оказавшийся британцем, обнаружив неизвестное судно идущее к нему полным ходом, отвернул и начал передавать сигнал тревоги «QQQ ». Погоня продолжалась около двух часов, за это время рейдер произвел несколько предупредительных выстрелов, а когда дистанции сократилась до двух с половиной миль, капитан-цур-зее приказал открыть огонь на поражение. Получив несколько попаданий, транспорт загорелся и остановился, а команда покинула его на трех шлюпках. Первой жертвой «Пингвина» стал британский пароход «Доминго де Ларринага» (5358 брт, 1929 г.) принадлежавший «Ларринага Стимшип Компании». Он шел с 7500 т зерна из бразильского Байя-Бланка в Белфаст и Халл. При обстреле погибли восемь человек. Остальные 32, в главе с капитаном Уильямом Чэлмерсом перешли на борт рейдера. Крюдер решил добить сухогруз подрывными зарядами. При этом абордажной партии во главе с лейтенантом-цур-зее резерва Эрихом Варнингом и медикам «Пингвина» пришлось пережить несколько очень неприятных минут. Запальные шнуры должны были гореть девять минут, а мотор катера ну ни как не хотел заводиться. Заработал он только через двенадцать минут, но взрыва, к счастью, так и не произошло — судя по всему, шнуры местами отсырели. После этого «Доминго де Ларринага» добили торпедой. Впоследствии выяснилось, что расчеты Крюдера оправдались — противник отнес гибель судна на счет одного из уже известных рейдеров.

После потопления британского парохода «Пингвин» двинулся дальше пустынными водам Атлантики по направлению к мысу Доброй Надежды. За это время крейсеру повстречался только японский сухогруз «Гавайи-Мару», шедший в направлении Южной Америки. Темной ночью 10 августа вахта заметила на встречном курсе неизвестное крупное судно, идущее без навигационных огней. Крюдер решил его не трогать, так как оно могло оказаться вспомогательным крейсером противника. На самом же деле, это был шедший в Европу приз «Атлантиса» — «Тиррана».

Самую южную точку африканского материка — мыс Игольный — немецкий корабль прошел 19 августа. Через неделю, когда «Пингвин» уже находился в Индийском океане, приблизительно в 250 милях к югу-востоку от Мадагаскара, капитан-цур-зее решил отправить в полет «Хейнкель». Для маскировки на него нанесли британские опознавательные знаки. Спустя некоторое время пилоты заметили моторный танкер в полном наливе, неторопливо двигавшийся в западном направлении в 140 милях от «Пингвина». Вернувшись, они сообщили это Крюдеру. Так как рейдер уже не успевал до ночи перехватить столь ценный приз, немцы пошли на хитрость. Когда летчики вновь обнаружили танкер, то сбросили на палубу сообщение, в котором от имени старшего британского морского офицера этого района приказывалось идти в указанную точку. Это мотивировалось нахождением в здешних водах немецкого корабля. Норвежский «Файлфьелль» (7616 брт, 1930 г.), принадлежавший компании «Ольсен & Угельстад» из Осло и шедший из Абадана в Лондон, вначале подчинился приказу. Однако, когда через несколько часов гидросамолет снова отправился в полет, то не обнаружил судно на нужном курсе. Из перехваченных радиограмм с борта «норвежца» стало ясно, что его капитан не поверил приказу и идет в ближайший порт. Около 17.48 «Хейнкель», нашел и атаковал «Файлфьелль» — оборвал ему радиоантенну, сбросил бомбу, упавшую в воду рядом с бортом и обстрелял из пулемета, вынудив остановиться. Затем летчики посадили гидросамолет рядом с танкером и приказали его команде включить навигационные огни. Капитан Джозеф Нордбай, судно которого везло в своих танках 10 405 т авиационного бензина, 643 т соляра и 144 т мазута, подчинился. Довольно курьезная ситуация, когда крохотный самолет взял в плен большое судно. Через некоторое время прибыл и «Пингвин». Поняв из сообщения призовой команды, какой ценный приз ему достался, Крюдер решил увести танкер из опасной зоны на юг, что бы затем в спокойной обстановке заправиться и определиться, что делать с ним дальше; 32 человека с норвежского судна составили компанию пленникам с «Доминго де Ларринага».



Судя по дальнейшим событиям, госпожа Фортуна избрала капитана-цур-зее своим любимчиком. Всего через несколько часов после захвата норвежского танкера, в 3.03 следующих суток наблюдатели доложили о замеченном по левому борту судне. Приказав призу сбавить ход, Крюдер в течение часа незаметно следовал за неизвестным, пока не убедился что это танкер в балласте без охранения. В 4.18 прожектором на него передали сигнал с требованием остановиться и не пользоваться радио, а также произвели предупредительный выстрел из 75-мм орудия. Судно остановилось, но тут же на нем заработала рация, а у орудия на корме, освещенной прожектором рейдера, появился расчет. «Пингвин» немедленно открыл огонь, однако первый залп лег с перелетом. Танкер, начал разворачиваться кормой к атакующему, продолжил предавать сигнал «RRR » с координатами, несмотря на все попытки немецких радистов заглушить его. Следующий залп с рейдера, находившегося всего в миле, попал точно в цель, вызвал пожар. «Бритиш Коммандер» (6901 брт, 1922 г.), принадлежавший «Бритиш Танкер Компании» и шедший из Фальмута в Абадан с заходом в Кейптаун, остановился. Команда в количестве 46 человек во главе с капитаном Дж. Торнтоном покинула судно, надеясь скрыться под покровом ночи. В это время, желая быстрее разобраться с танкером, немцы выпустили в его левый борт торпеду, взрыв которой вызвал большие разрушения. Однако жертва не желала тонуть, и артиллеристам «Пингвина» пришлось израсходовать еще около сорока 150-мм, что бы отправить упрямого «британца» на дно. К этому времени, Торнтон и его люди уже пополнили число пленных на борту HSK-5.

Как только в 6.50 «Бритиш Коммандер» скрылся под волнами, Крюдер направил свой корабль в центральную часть Индийского океана. Но не прошло и пяти минут, как наблюдатели заметили следующее судно, нагонявшее «Пингвин». Рейдер, положив руль налево, описал широкую дугу и вышел из нее справа по борту от своей следующей жертвы. Норвежский сухогруз «Мурвикен» (5008 брт, 1938 г.) принадлежал «Валлем ог Ко» из Бергена и шел в балласте из Кейптауна в Калькутту. Норвежцы не оказали никакого сопротивления, а капитан Антон Э. Нурваллс даже попытался убедить Крюдера не топить совсем новое судно, дав слово чести лично привести его в Германию. Однако капитан-цур-зее, желая быстрее покинуть район гибели «Бритиш Коммандер» становившийся с каждой минутой все опаснее, остался непреклонным. Экипаж в количестве 35 человек перевели на борт крейсера, а сам «Мурвикен» в 11.00 пустили на дно подрывными зарядами.[59]Единственным трофеем стал моторный катер, оказавшийся впоследствии очень полезным.

Не прошло и часа, как призовая команда с оставшегося позади «Файлфьелля» передала по радио сигнал о появлении еще одного судна, идущего с запада на восток! Вскоре его заметили и на самом «Пингвине», но хитрый и расчетливый лис Крюдер, на этот раз удержался от опасного искушения захватить менее чем за полусутки четвертую жертву.[60]Кроме этого ему еще предстояло решить проблему с захваченным танкером. Отойдя на 140 миль к юго-западу, рейдер с наступлением темноты закачал с «норвежца» 500 тонн топлива. После длительных размышлений, капитан-цур-зее посчитав, что танкеру не удастся пробраться незамеченным в Европу, решил в затопить его. С «Файлфьелля» забрали все свежее продовольствие и ценные вещи и заложили подрывные заряды. Однако произошедший в 19.00 взрыв не привел к гибели судна. Прождав пять часов, немцы безуспешно попробовали добить его из 75-мм сигнального орудия. И только два 150-мм снаряда привели к желаемому результату. Цистерны на танкере стали взрываться, при этом столбы огня поднимались на высоту пятидесяти метров. Облако дыма от пожара было видно еще утром, когда «Пингвин» находился уже в полусотне миль к юго-востоку. РВМ раскритиковало Крюдера за это решение, да и по воспоминаниям его адъютанта лейтенанта-цур-зее резерва Ганса-Карла Хеммера, он сам жалел об этом. Британское Адмиралтейство, получив информацию о появлении еще одного немецкого рейдера, присвоило ему обозначение «F».

После этих событий капитан-цур-зее решил изменить внешний облик своего корабля. Для этого рейдер продолжал идти на юго-восток подальше от торговых маршрутов. И надо же было такому случиться, что уже на следующий день на горизонте показались мачты и труба, принадлежавшие крупному лайнеру английской компании «Блю Фаннел Лайн», идущему встречным курсом! Сыграв боевую тревогу, немцы предпочли мирно разойтись с ним. Командир «Пингвина» принял встречного за вспомогательный крейсер противника и отнюдь не горел желанием выяснить свою правоту с помощью пушек. 31 августа немецкий корабль достиг точки в 600 милях к северо-западу от необитаемых островов Амстердам и Сен-Поль. Там команда за 10 дней превратила рейдер в «Трафальгар» уже знакомой читателям компании Вильгельмсена. Пока шли эти работы, 5 сентября капитан-цур-зее решил отправить гидросамолет на разведку. Однако созданного для взлета «утиного пруда» не хватило, и машина погибла. К счастью, летчиков удалось спасти. В запасе оставался еще один «Хейнкель», но для его сборки требовалось время и хорошая погода. После смены маскировки Крюдер решил вновь наведаться к Мадагаскару, в надежде пополнить свой боевой счет. Расчет оказался верным.

Утром 12 сентября в 330 милях к востоку от мыса Сан-Мари наблюдатели заметили идущий встречным курсом британский сухогруз «Бенавон» (5872 брт, 1930 г.), принадлежавший компании «Бен Лайн». Он вышел 31 августа из Пенанга в Лондон через Дурбан с грузом пеньки, джута и каучука. Рейдер сумел приблизиться к нему на расстояние мили, когда британцы заподозрили что-то неладное. Транспорт резко отвернул, стал передавать сигналы бедствия и начал увеличивать скорость хода в надежде оторваться. HSK-5 произвел два сигнальных выстрела из 75-мм пушки и потребовал остановиться, не пользуясь радио. Однако британский капитан А. Томсон приказал расчетам кормового 102-мм орудия и 76-мм зенитной пушки приготовиться к бою. В 7.28 немецкие канониры открыли огонь. И вот тут удача вновь широко улыбнулась капитану-цур-зее и его экипажу. Артиллеристы «Бенавона» успели выстрелить раньше и их первый же снаряд, срикошетировав от воды, угодил в «Пингвин», пробив левый борт в районе трюма № 5, но не взорвался! Затем он рикошетом от вентиляционной трубы попал в кубрик трюмных мотористов, где закончил свой путь в рундуке одного из матросов. Находившиеся там люди бросились врассыпную, и только боцман Штрайль хладнокровно, с помощью бескозырки, достал еще горячий снаряд, осмотрел его и затем выбросил через пробитое отверстие в море. Смертоносный «гостинец» оказался без взрывателя! Видно в спешке переволновавшиеся британские артиллеристы забыли ввернуть их в снаряды! А ведь это попадание, возможно, могло поставить точку в карьере «Пингвина», так как рядом располагался минный отсек с находившимися на боевом взводе 300 минами. Их взрыв разнес бы в пыль немецкий корабль. Целых восемь залпов понадобилось канонирам рейдера для пристрелки по британскому судну, которое увеличивая скорость хода, постоянно меняло курс. После этого все было кончено. В течение восьми минут сухогруз превратился в горящую развалину. Один из последних снарядов попал в мостик, где погибли капитан Томсон и практически все офицеры, за исключением старшего и второго механиков. Всего из 49 моряков немцы спасли 28. Трое из них затем скончались от ран уже в лазарете «Пингвина» и их похоронили в море с воинскими почестями. «Бенавон» стал единственным судном, оказавшим вооруженное сопротивление HSK-5 за весь его поход. Неравный бой длился около часа. Всего немцы потратили 59 150-мм снарядов.

После этого Крюдер получил от РВМ несколько сообщений, напомнивших, что он загостился в этой части Индийского океана и пора бы выполнить вторую часть порученного задания — минирование подходов к австралийским портам. «Пингвин» направился на восток, но при этом старался держаться поближе к торговому маршруту, связывавшему Австралию с мысом Доброй Надежды. Эта тактика очень скоро принесла свои плоды. 16 сентября в точке с координатами 30° ю.ш. и 60° в.д. в руки к немцам без сопротивления попало очередное норвежское судно «Нордвард» (4111 брт, 1925 г.), принадлежавшее Лорицу Клостеру из Осло. Оно шло из Банбери (Австралия) в Порт-Элизабет с 7187 тоннами пшеницы. На борту находилась команда в количестве 29 моряков во главе с капитаном Генри М. Хансеном. Захват этого судна помог решить проблему с пленными, число которых уже составляло 199 человек. «Норвежца» заправили топливом и снабдили продовольствием и водой для двухсот человек на 60 суток пути. На его борт перевели 179 пленных. На «Пингвине» остались только раненые и восемь британских офицеров с «Доминго де Ларринага» и «Бритиш Коммандера». Через три дня под командованием лейтенанта-цур-зее Ганса Ноймайера «Нордвард» направился в европейские воды, придя в эстуарий Жиронды 22 ноября.

Пока «Пингвин» средним ходом шел по направлению к Зондскому проливу, а его команда потихоньку начинала маяться от скуки, Крюдер и штурман капитан-лейтенант резерва Вильгельм Михаэльсен, запершись в каюте командира, решали сложную проблему, определяясь с местами минных постановок. Из-за событий связанных с захватом и отправкой «Нордварда», приказ командования о проведении операции в период новолуния, приходящегося на конец сентября, выполнить капитан-цур-зее уже не успевал. Поэтому минную постановку было решено перенести ее на месяц. К последним числам месяца план был практически готов. Его изюминкой стало то, что Крюдер для быстроты и большего количества заграждений решил использовать не только рейдер, но и второе судно — захваченный приз. Местами будущих постановок выбрали район Ньюкасла в Новом Южном Уэльсе и мелководье между Ньюкаслом и Сиднеем, причем некоторые мины требовалось установить с 48-часовой задержкой боевого взвода.

Тем временем, 27 сентября, когда стояла очень хорошая погода, из трюма достали и собрали гидросамолет. Через десять дней решился вопрос и со вторым минным заградителем. Утром наблюдатели заметили норвежский танкер «Шторштадт» (8998 брт, 1926 г.) компании «А. Ф. Клавенесс ог Ко» из Осло. Он вышел 30 сентября из Мири (Британское Северное Борнео) в Мельбурн с 12 ООО т соляра и 500 т мазута. Экипаж из 31 моряка во главе с капитаном Эгилом Вильгельсменом сдался без сопротивления, и Крюдер в сопровождении офицера-минера капитан-лейтенанта Карла Шмидта, впервые покинул «Пингвин», направившись для осмотра приза. Увиденное полностью удовлетворило его — никто не смог бы и подумать, что невзрачный танкер может нести на своем борту «рогатую смерть». Суда ушли в пустынный район, расположенный между австралийским мысом Северо-Западный и островом Ява. Там рейдер закачал себе в цистерны 1200 т соляра, а танкер переоборудовали во вспомогательный минный заградитель, получивший от капитана-цур-зее наименование «Пассат». На него со всеми предосторожностями переправили 110 мин. Первоначально опасный груз планировали перевозить на надувных лодках, но очень быстро поняли, что это невозможно. Тут то и пригодился моторный катер с «Мурвикена». Команду заградителя составили два офицера (Шмидт и лейтенант-цур-зее резерва Гельмут Ханефельд), 9 унтеров, 19 матросов и 6 норвежцев. Командиром «Пассата» Крюдер назначил лейтенанта-цур-зее резерва Эриха Варнинга,[61]временно произведя его в капитан-лейтенанты. В три часа 12 октября корабли расстались — рейдер направился огибать Зеленый континент с запада, а танкер-заградитель — с востока. Во время этого перехода, согласно расчетам, «Пингвин» прошел с момента отплытия из Готенхафена расстояние равное длине экватора, совершив, таким образом, кругосветное путешествие.

Через целый месяц разлуки и радиомолчания, 15 ноября в 700 милях к западу от Перта «Пингвин» и «Пассат» встретились вновь. Команды радостно приветствовали друг друга после завершения этой опасной операции. Оказалась, что результаты Варнинга лучшее, чем у самого Крюдера.

Поздно вечером 7 ноября в двух милях от мыса Уилсон у восточного входа в Бассов пролив через полчаса после подрыва на мине затонуло грузопассажирское судно «Кэмбридж» (10846 брт, 1916 г.) с 3500 тоннами олова на борту. Оно принадлежало «Федеральной пароходной компании». Погиб один человек. Через двое суток, уже в западной части пролива, неподалеку от мыса Отуэй от взрыва на мине разломился пополам и затонул американский транспорт «Сити оф Рэйвилл» (5883 брт, 1920 г.) компании «Америкэн Пайонир Лайн». При этом погиб третий механик Мак Брайан. Так Эрих Варнинг и «Пассат» вошли в историю: «Сити оф Рэйвилл» стал первым американским торговым судном, погибшим во время Второй мировой войны, а Брайан — первым погибшим американским моряком торгового флота. Улов «Пингвина» оказался скромнее. Его мина стала причиной гибели 5 декабря неподалеку от Сиднея австралийского каботажника «Нимбин» (1052 брт, 1927 г.), принадлежавшего «Компании Северного побережья», с семью членами команды. Через два дня при подходе к Аделаиде получил серьезные повреждения от подрыва на мине пароход «Нертфорд» (10932 брт) «Федеральной пароходной компании», вышедший снова в море только через год. Еще через три месяца, 26 марта 1941 г., последней жертвой мин рейдера стал австралийский траулер «Миллимумул» (287 брт, 1915 г.), принадлежавший сиднейской компании «Рэд Фаннел», при этом погиб один человек. Таким образом, хотя результаты операции нельзя назвать впечатляющими, не стоит забывать, что пока в минных полях не расчистили проходы, для судоходства оказались закрыты Мельбурн и Бассов пролив, а затем, когда в течение нескольких месяцев мины обнаруживались вновь, периодически закрывались Сидней, Ньюкасл и залив Спенсер.

Первоначально австралийские власти решили, что «рогатая смерть» выставлена с подводных лодок. Когда же стало ясно, что это работа рейдера, на его поиски отправили легкий крейсер «Аделаида», но «Пингвин» и его компаньон были уже далеко. Стоит еще добавить, что «подарки» Крюдера и Варнинга стали косвенной причиной гибели австралийского тральщика «Гурангаи» (223 брт), затонувшего 20 ноября 1941 г. при проведении тральных работ у Порт-Филиппа из-за столкновения с транспортом «Дантрун». РВМ поздравило экипажи обеих кораблей с «планированием, подготовкой и проведением образцовой операции», выделив для награждения пять Железных крестов 1-го класса и пятьдесят крестов 2-го класса.

Теперь «Пингвин» держал путь в Атлантический океан для выполнения третьей части своего задания — нападения на норвежские китобойные флотилии в антарктических водах. Но сначала предстояло провести капитальный ремонт обоих дизелей, работавших без перерыва уже пять месяцев. Ремонтные работы начались уже во время перехода — рейдер шел на одном моторе, пока механики перебирали второй. Крюдер первоначально предполагал избавиться от оставшихся семидесяти мин, передав их на «Пассат» и отправив его для постановки заграждения у западного побережья Индии. Однако состояние двигателей последнего оказалось еще хуже, чем у HSK-5, а корпус сильно оброс ракушечником. Тогда ему отвели роль «третьего глаза» «Пингвина». «Пассат» был выведен из состава вспомогательных кораблей военно-морского флота Германии, вновь став танкером «Шторштадт». На его борту осталось только 18 немецких моряков, а число норвежцев увеличилось до 20. Варнинг передал командование обер-лейтенанту-цур-зее Гансу-Юргену Лефиту, вновь превратившись в лейтенанта. После этих перестановок крейсер и его спутник двинулись на север, а затем, дойдя до 30 градуса южной широты, повернули на запад. Рейдер неторопливо шел на одном дизеле, а танкер держался милях в семидесяти впереди, поддерживая связь с помощью ультракоротковолновой станции, имевшей дальность до 100 миль.

Удача по-прежнему не оставляла капитана-цур-зее. Уже вечером 17-го заметили крупное судно, идущее тем же курсом. Правда, пока мотористы возились со вторым дизелем, оно скрылось в вечерних сумерках, но с наступлением новых суток его обнаружили снова. После того, как в 2.39 транспорт осветили лучом прожектора и предупредили выстрелом из сигнального орудия, тот безропотно остановился. Британский сухогруз «Наушера» (7920 брт, 1919 г.), принадлежавший Британско-Индийской пароходной компании, шел из Аделаиды в Англию через Дурбан с 4000 т цинковой руды, 3000 т пшеницы, 2000 т овечьей шерсти и некоторым количеством сборного груза. Торговец имел на борту старую, времен Великой войны, 102-мм пушку японского производства и еще более древний пулемет «Льюис», поэтому его капитан Дж. Коллинз решил не искушать судьбу и выполнил требования рейдера. Возможно, если бы сигнал тревоги был послан, это привело к тому, что возвратившийся после поисков «Атлантиса» и заправлявшийся во Фримантле тяжелый крейсер «Канберра» гораздо раньше вышел в море, а три следующие жертвы рейдера смогли избежать своей участи. С «Наушера» забрали продовольствие и теплые вещи, очень пригодившиеся впоследствии во время «китовой охоты». При перемещении пленных произошел несчастный случай — второй механик торговца упал за борт и утонул. В 14.09 транспорт потопили с помощью подрывных зарядов. Сто тринадцать пленных стали большой проблемой, так как 93 из них оказались индусами-мусульманами, которые не употребляли свинину, составлявшую основу рациона немецких моряков.

«Пингвин» вновь продолжил путь на одном двигателе. Всего через два дня наблюдатели заметили клубы дыма и мачты крупного судна, также идущего на запад, однако когда рейдер попробовал приблизиться, оно резко отвернуло и скрылось за горизонтом. Крюдер решил не рисковать, пока механики не введут в строй второй дизель, и приказал готовить к вылету гидросамолет, который должен был найти беглеца и попытаться оборвать ему радиоантенну и если понадобиться, сбросить бомбы. Последующие события вылились в настоящее сражение между «Хейнкелем» и рефрижератором «Маймоа» (10123 брт, 1920 г.) британской «Шоу, Сэвилл энд Альбион Ко», шедшим из Фримантла через Дурбан в Англию с 5000 т замороженного мяса, 1500 т масла, 1500 т зерна, 16 миллионами яиц, упакованными в 170 000 коробок, и 100 т сборного груза. На его борту находились 87 человек во главе с капитаном Х. С. Коксом.

Обнаружив транспорт в 13.43, пилотируемый унтер-офицером Гансом Вернером гидросамолет с нанесенными фальшивыми британскими опознавательными знаками снизился и попытался оборвать антенну с помощью прицепленной к тросу металлической болванки, но неудачно. Тогда на втором заходе немцы сбросили на палубу пакет с приказом остановится и не пользоваться радио. Тут-то англичане поняли, кто перед ними, и в эфир понесся поток сообщений о воздушном нападении, а судно начало набирать ход. В ответ «Хейнкель» сбросил две 50-кг бомбы перед носом «Маймоа», но это только разгорячило британских моряков. Когда Вернер зашел на очередной круг, его встретили огнем из винтовки «энфилд» и пулемета «Льюис», установленного на мостике. В свою очередь, наблюдатель обер-лейтенант-цур-зее Вальтер Мюллер, начал вести стрельбу из бортового пулемета, ранив при этом двух человек. Только на следующем заходе гидросамолету удалось таки сорвать антенну, однако «Хейнкель», получив попадание в бензобак и один из поплавков, пошел на вынужденную посадку. Летчики выбрались на крыло в ожидании мести англичан, но «Маймоа» промчался мимо, не обратив на них никакого внимания. Кокс понимал, что рейдер, которому принадлежала крылатая машина, должен вот-вот появиться, что вскоре и произошло. На транспорте к этому времени удалось установить запасную антенну и в эфир снова пошли радиограммы, теперь уже с описанием самого «Пингвина». Это заставило Крюдера сильно нервничать. Обнаружив болтающийся на волнах «Хейнкель», крейсер не стал подбирать его, а, только чуть снизив скорость, спустил на воду спасательный катер. Тем временем «Шторштадт» прислал радиограмму, что видит еще одно судно. Наконец, в 17.45, когда дистанция сократилась до 12 миль, на рейдере подняли боевой флаг, и он открыл огонь. Хватило всего двух неточных залпов, чтобы «Маймоа» остановился. Еще 87 человек пополнило трюмы — утешало в этой ситуации только отсутствие индусов. Узнав от абордажной команды о характере груза, командир «Пингвина» захотел отправить его в Германию, но малое количество угля на борту приза не позволило осуществить это. В 20.15 рефрижератор пустили на дно подрывными зарядами. Полузатопленный гидросамолет и катер обнаружили почти под утро, причем подъем хрупкого аппарат на борт занял очень много времени.

Теперь предстояло разобраться с судном, замеченным «Шторштадтом». Утром Лефит сообщил, что вновь увидел его. «Пингвин» полным ходом пошел к очередной жертве. К 9 часам утра на горизонте стали видны клубы дыма из трубы неизвестного. На этот раз, помня о радиограммах с «Маймоа» с детальным описанием рейдера, Крюдер решил не рисковать, а напасть только с наступлением темноты. В произошедших далее событиях виноват, в основном, X. Стил — капитан «Порт Брисбена» (8739 брт, 1923 г.) британской «Порт Лайн». Рефрижератор, на борту которого находилось 5000 т замороженного мяса, масла, сыра и 3000 т шерсти, свинца и сборного груза, шел из Аделаиды через Дурбан в Англию. Когда атакуемый «Маймоа» вел свои передачи, он находился всего в 60 милях к северу от места боя. Кроме этого, на нем два раза засекали подозрительный танкер («Шторшатд»). Однако Стил, вначале изменивший направление движения, увеличивший скорость до полной и выставивший усиленные посты наблюдения, с наступлением темноты отменил все меры предосторожности и приказал вернуться на прежний курс. Как итог, в 22.30 раздался предупредительный выстрел, и луч прожектора с находившегося на расстоянии в полторы мили «Пингвина» осветил британское судно. А вот дальше все пошло не по плану. В свете прожектора, наблюдатели на борту «Пингвина» увидели два 152-мм орудия на корме, с застывшими возле них орудийными расчетами. Крюдер, предположив, что перед ним вспомогательный крейсер противника, приказал открыть огонь на поражение. Хватило всего двух четырехорудийных залпов, чтобы с «Порт Брисбен» было покончено. Все восемь снарядов попали в цель, поразив радиорубку, мостик, трубу, надстройки и рулевую рубку. На транспорте вспыхнул пожар, и он потерял управление. Убитым оказался один человек — офицер-радист, пытавшийся в этот момент подать сигнал тревоги. Рефрижератор вначале попытались потопить с помощью подрывных зарядов. Однако он тонул слишком медленно и его добили торпедой. Рейдер подобрал две шлюпки, в которых находился 61 человек, в том числе одна женщина. Третья, со вторым помощником Эдвардом Динглем и еще 26 моряками, сумела уйти под покровом ночи. «Пингвин» искал до рассвета, а затем быстро ушел. Крюдер не зря так торопился — менее чем через сутки в этот район пришел тяжелый крейсер «Канберра», который и спас Дингля и его людей.

Тем временем «Пингвин» и «Шторштадт» продолжали идти в западном направлении. Крюдер получил новые инструкции от РВМ — первоначально ему предстояло пересечь маршрут Фримантл — мыс Доброй Надежды, уничтожая суда противника, затем идти на юго-запад к острову Буве и там напасть на китобойные флотилии, а в завершении выставить мины и поохотиться на коммерческое судоходство у западных берегов Индии. К 28 ноября в очередной раз изменили облик корабля, перекрасив его полностью в черный цвет, а механики закончили ремонт двигательной установки. Через два дня, «Шторштад» ведший разведку, доложил о судне идущем на запад. В течение дня рейдер следовал за очередной жертвой, не подходя к ней, а ориентируясь на дым из трубы, и только с наступлением сумерек начал сближение. К полуночи «Пингвин» подошел на дистанцию в одну милю. Определив, что на транспорте имеется два орудия, Крюдер опять приказал открыть огонь на поражение без подачи предупредительного выстрела. Похоже, что время сантиментов прошло. Целью для немецких артиллеристов стал британский рефрижератор «Порт Веллингтон» под командованием капитана Э. Томаса (8303 брт, 1924 г.), однотипный с уже лежавшим на морском дне «Порт Брисбен». Он шел из Аделаиды через Дурбан в Англия с 4400 т замороженного мяса, масла и сыра, 1750 т стали и 1200 т пшеницы и шерсти. Хотя ночь отличалась прекрасной видимостью, на судне слишком поздно увидели подкравшегося врага и не успели приготовиться к бою.[62]Первым же залпом были уничтожена радиорубка, где погиб офицер-радист, выведено из строя вооружение и тяжело ранен капитан. На пароходе вспыхнул пожар. Вскоре «Порт Веллингтон» остановился, и команда вместе с пассажирами покинула судно. Пленниками стали еще 93 человека — 80 моряков, 3 артиллериста и 10 пассажиров, из них 7 женщин. Немецкие медики не смогли спасти британского капитана, и он вскоре скончался. Из-за сильного пожара абордажной команде не удалось ничем поживиться, за исключением снятого с мостика дальномера. В полчетвертого утра следующего дня с помощью подрывных зарядов транспорт скрылся под волнами.

Теперь предстояло что-то делать с пленными, число которых уже превысило 400 человек. Крюдер решил отправить их на «Шторштадте» в Европу и поставил об этом в известность РВМ. В ответ, командование приказало идти на рандеву с «Атлантисом», нуждавшемуся в дозаправке, и также испытывавшему сложности с размещение пленных на борту. Встреча состоялась 8 декабря в 900 милях к юго-востоку от Мадагаскара в точке «Тульпе». Команды при этом обменялись визитами. «Шторштадт» перекачал на «Атлантис» 1670 т топлива, а в ответ получил еще 124 пленных. Затем дозаправился и «Пингвин». Наконец, 10 декабря танкер под командованием лейтенанта Ханефельда отплыл в сторону Старого Света. На его борту находилась призовая команда в количестве 20 человек (больше Крюдер выделить не смог), которая занималась только охраной огромного количества пленных, а судовые обязанности выполняли норвежцы из прежнего экипажа танкера. «Шторштад» благополучно прибыл в эстуарий Жиронды 4 февраля 1941 г. По пути, находясь в точке «F» района «Андалузия», он передал еще 6500 т соляра на танкер «Нордмарк».





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...