Главная Обратная связь

Дисциплины:






Командиры и экипажи 16 страница



В течение недели немецкий корабль продолжать крейсировать к юго-востоку от Мадагаскара. Пилот обер-лейтенант Конрад Хоппе, ветеран похода на «Виддере», совершил несколько вылетов на «Арадо» в поисках подходящих целей, оказавшихся безуспешными. Наконец в 14.00 7 декабря из очередного ненастного шквала на близком расстоянии появилось неизвестное судно. «Михель» резко отвернул, а затем последовал следом за жертвой, в 16.17 спустив на воду «Эзау». Дождавшись темноты, крейсер атаковал и потопил транспорт артиллерией и торпедами. На следующее утро немцы подобрали из воды 19 человек, от которых узнали, что их очередной жертвой стала греческая «Юджиния Ливанос» (4816 брт, 1936 г.), принадлежавшая компании Н.Г Ливаноса. Выяснилось, что команда судна активно отмечала день святого Николая, покровителя греческих моряков и поэтому даже не заметила приближавшийся рейдер.

11 декабря «Михель» получил приказ вернуться в Атлантику. Еще через девять дней радисты рейдера приняли радиограмму от РВМ с распоряжением готовиться к возвращению в Европу. В ней сообщалось, что переход по Бискайскому заливу должен совпасть с началом новолуния (4 февраля 1943 г.). При этом навстречу «Михелю» в Атлантику будет прорываться очередной вспомогательный крейсер — «Коронель». С точки зрения фон Руктешелля (весьма желчно отраженной в КТВ), это сулило HSK-9 только одни неприятности. Рождество команда крейсера и пленные встретили посреди Южной Атлантики к юго-востоку от острова Гоф. На некоторое время моряки забыли о войне и всем, независимо от своего статуса, полагались подарки. Так, пленные получили пиво, коньяк, сигареты, шоколад, конфеты, сухие и консервированные фрукты, орехи, а также шампунь. Кроме того, немцы подарили им губные гармошки, карты и дали на время патефон. Второй офицер с «Соуокла» Деннис Роланд впоследствии вспоминал «лично для меня это было одно из лучших Рождеств, которые я мог вспомнить, и это при том, что оно отмечалось на немецком рейдере». Праздники продолжились и в сочельник. Утром состоялась построение экипажа, во время которого особо отличившимся были вручены 15 Железных Крестов 1-го и 52 — 2-го класса. После этого неожиданно для командира слово взял первый офицер капитан-лейтенант Вольфганг Эрхардт, и в свою очередь поздравил фон Руктешелля с награждением Дубовыми листьями к Рыцарскому кресту (№ 158). Для новоиспеченного кавалера это оказалось неожиданностью, так как пришедший по радио приказ держали от него в секрете. Растроганный капитан-цур-зее в ответной речи заявил, что эту награду он получил только благодаря отличным действиям команды. Ответным подарком стала написанная собственноручно фон Руктешеллем музыкальная пьеса, которую он посвятил своему экипажу. После этого «Михель» направился на север.



На второй день нового 1943 года в 8.21 корабельный «Арадо» отправился в очередной разведывательный полет. Всего же за время похода, Хоппе совершил 41 вылет, пролетев при этом более 12 тысяч морских миль. И надо же было такому случиться, что единственное судно, обнаруженное им, еще ранее было замечено с рейдера! В 10.10 с наблюдательного поста на фор-марсе сообщили о двухмачтовом транспорте, появившемся на горизонте. Фон Руктешелль забеспокоился, что с торговца могут заметить гидросамолет, когда тот будет возвращаться к «Михелю», и тем самым поймут, кем является встреченное судно. Однако пилот, увидев транспорт, сообразил и после его облета направился на восток, где предполагалось наличие британских кораблей. По возвращении на борт крейсера, Хоппе получил высокую оценку от командира. Далее все последовало по известному сценарию. В 20.05 на воду спустили «Эзау», а через час и сорок две минуты рейдер, незаметно подошедший под покровом темноты к транспорту, открыл огонь. Уже первым залпом был накрыт мостик и уничтожена радиорубка. За следующие пять минут немецкие артиллеристы выпустили 64 150-мм, 16 105-мм, 149 37-мм и 191 20-мм снарядов, из которых приблизительно 80 процентов попали в цель. Атакованное судно охватил пожар, и фон Руктешелль приказал добить его. С рейдера и катера были даны двухторпедные залпы, причем одна из торпед «Михеля» опять прошла мимо. Вскоре из воды подняли 25 человек, от которых узнали, что рейдер атаковал сухогруз «Эмпайр Марч» (7040 брт, 1942 г.), принадлежавший британскому Министерству транспорта. Судно направлялось из Дурбана на Тринидад с грузом железа, чая, арахиса и джута. Во время обстрела погибло три члена экипажа. На допросе пленные показали, что видели гидросамолет, но посчитали его британским. Уловка Хоппе сработала. Вернувшись утром на место атаки, немцы подобрали еще одного человека, находившегося в поврежденной спасательной шлюпке.

Рейдер продолжал двигаться в северном направлении, когда через шесть дней после нападения на «Эмпайр Марч» радисты приняли радиограмму от РВМ, повергшую экипаж корабля в уныние, а пленных в ужас. Командование после гибели «Ракотиса» посчитало шансы «Михеля» на прорыв во французские порты минимальными и приказало ему отправиться в Японию. 18 января рейдер во второй раз обогнул мыс Доброй Надежды. Вскоре немецкий корабль уже подходил к берегам острова Ява, оккупированного Страной Восходящего солнца. Фон Руктешелль очень нервничал по поводу возможной атаки из-под воды, поэтому рейдер шел зигзагообразным курсом, наблюдательные посты были усилены, «Арадо» постоянно находился в готовности к вылету, а «Эзау» шел в качестве эскорта. 7 февраля «Михель» вошел в пролив между Явой и Бали, а в 5.25, впервые после 324 дней похода, команда немецкого корабля увидела землю. Точно в 14.40 (по токийскому времени) 10 февраля 1943 г. HSK-9 стал у пирса № 1 в порту Батавии. Японцы не очень обрадовались появлению немецкого корабля и постарались свести контакты своих союзников с берегом к минимуму. В Батавии рейдер задержался ненадолго и уже 15-го направился далее. Через два дня он бросил якорь в Сингапуре. Но и там к немцам отнеслись чуть лучше, чем к шпионам. Так как покидать борт корабля разрешили только офицерам, фон Руктешелль для поддержания морального духа команды отказался сходить на берег. Неприятные ощущения были немного сглажены радостью от встречи со старыми знакомыми — в порту стоял танкер «Шарлотта Шлиманн». Там же рейдер избавился от пленных. 20 февраля «Михель» покинул негостеприимный Сингапур и отправился далее. 1 марта на горизонте показались берега Японии, а уже на следующий день рейдер бросил якорь в гавани Кобэ. Поход вспомогательного крейсера продолжался 358 дней и обошелся союзникам в 14 торговых судов общей вместимостью 94 363 брт.

 

После прихода в Японию вся команда «Михеля» получила долгожданный отпуск, а сам корабль отправился для ремонта на верфь компании «Мицубиси». При этом большой интерес к себе вызвал LS-4, так как в составе японского военно-морского флота катера такого типа отсутствовали. 8 марта император Хирохито наградил фон Руктешелля орденом Священного Сокровища 3-й степени. Однако длительное нервное напряжение сказалось на здоровье капитана-цур-зее, у него появились проблемы с сердцем, и 23 марта, в день своего рождения, он получил новое назначение уже на берегу, поступив в распоряжение военно-морского атташе Германии в Японии адмирала Веннекера. Новым командиром «Михеля» стал капитан-цур-зее Гюнтер Гумприх. По существу оба этих офицера обменялись должностями.

Здоровье оставшегося на берегу фон Руктешелля так и не восстановилось, несмотря на последующее лечение в больницах Токио, Шанхая и Пекина. После окончания войны капитан-цур-зее запаса попал в плен, затем был репатриирован в Германию, где 20 августа 1946 в британском фильтрационном центре в Миндене его официально объявили военным преступником. Суд над бывшим командиром «Виддера» и «Михеля» начался в Гамбурге в мае 1947 г., где ему было предъявлено обвинение по пяти пунктам:

— то, что «Виддер» 10 июля 1940 г. продолжил обстреливать британский «Дэвизиэн», после того как с судна передали сигнал об остановке машин;

— то, что командир «Виддер» 4 августа 1940 г. не обеспечил безопасность оставшихся в живых членов команды норвежского танкера «Бьюлье»;

— то, что «Виддер» 21 августа 1940 г. вел огонь по спасательным шлюпкам британского судна «Англо-Саксон» и то, что тогда же не была обеспечена безопасность оставшихся в живых моряков;

— то, что «Михель» 11 сентября 1942 г. продолжил обстреливать британский «Эмпайр Доун» после того как с судна подали сигнал о сдаче.

 

21 мая капитан-цур-зее запаса Гельмут фон Руктешелль был признан виновным по трем пунктам и приговорен к десяти годам. Впоследствии срок заключения сократили до семи лет, так как защите удалось снять обвинение по факту не обеспечения безопасности моряков с «Бьюлье», на основании того, что те сами не хотели быть спасенными немецким кораблем. Вскоре из-за прогрессирующей болезни сердца состояние бывшего командира «Михеля» ухудшилось, и защита на этом основании подала прошение о досрочном освобождении. Но 24 июня 1948 г., незадолго до начала судебного слушания, Гельмут фон Руктешелль умер в тюрьме.

В заключение данной истории хочется отметить, что действия командиров других немецких вспомогательных крейсеров, особенно на втором этапе, не слишком отличались от поведения фон Руктешелля и приводили зачастую к еще большим человеческим жертвам (достаточно вспомнить потопление «Тором» «Британии»), однако более никто из них не подвергался уголовному преследованию…

 

Вернемся к кораблю. Вместе с Гумприхом на «Михель» пришло еще несколько офицеров и нижних чинов с «Тора». Некоторое время ушло на притирку. «Старики», многие из которых участвовали еще в походе «Виддера», настороженно отнеслись к Гумприху, действовавшему легко и непринужденно по сравнению с очень осторожным фон Руктешеллем. Да и в общении новый командир оказался куда более веселым и приятным человеком по сравнению с прежним, вечно философствовавшим и нередко угрюмым. «Новички», избалованные дальнобойными современными орудиями и новейшей системой управления огнем погибшего «Тора», включавшей в себя радар, в свою очередь, оказались разочарованными устаревшими пушками и примитивной системой управления огнем «Михеля». Тем не менее, уже 1 мая 1943 г. рейдер покинул гавань Кобэ и вышел в свой второй поход, став, таким образом, единственным надводным кораблем фашистской Германии, действовавшим в это время в мировом океане.

Первоначально Гумприх направился в Индийский океан, где ранее на «Торе» он добился определенных успехов. «Михель» пересек Южно-Китайское море и Зондским проливом вышел в район действий. Первого успеха пришлось ждать больше месяца. Необходимо отметить: так как КТВ рейдера погиб вместе с кораблем, все сведения о втором походе известны только со слов выживших членов экипажа.

14 июня, когда рейдер находился в полутора тысячах километров к западу от Австралии, пилот-наблюдатель Ульрих Хорн обнаружил неизвестное судно, движущееся в западном направлении. «Михель» бросился в погоню и к вечеру транспорт заметили с наблюдательного поста на фор-марсе. Учитывая состояние артиллерии, Гумприху пришлось отказаться от своей излюбленной «бесшумной» тактики и использовать методы фон Руктешелля. С наступлением темноты на воду спустили «Эзау», которым командовал все тот же фон Шак. В 3.35 следующих суток «Михель» с близкого расстояния открыл огонь и выпустил две торпеды по норвежскому транспорту «Хёг Сильвердоун» (7715 брт, 1940 г.), принадлежавшему компании Лейфа Хеега из Осло. Он 10 июня покинул Фримантл и направлялся в Басру с 9000-тонным генеральным грузом, состоявшим из замороженного мяса и значительного количества армейского снаряжения — снарядов, тракторов, пушек и авиационного топлива. На борту находилось команда в количестве 41 моряка, 6 артиллеристов и 11 пассажиров. В течение 45 минут немцы безнаказанно обстреливали жертву, которая вскоре скрылось под водой. В ходе атаки погибло 27 человек, шестерых подобрал «Эзау». Двадцать два человека во главе с капитаном Эдгаром Ваалером сумели уйти на поврежденной спасательной шлюпке. Впоследствии норвежцы утверждали, что рейдер пытался таранить их лодку. Через 31 день, пройдя 2865 миль, 19 выживших высадились на индийском берегу, приблизительно в 130 милях к юго-западу Калькутты. Еще троих моряков, находившихся на плоту, 26 июня подобрало американское судно «Франклин П. Малл».

Через двое суток в дневное время наблюдатели заметили танкер, двигавшийся параллельным курсом в западном направлении. Он оказался норвежским «Фернкаслом» (9940 брт, 1936 г.), принадлежавшим «Фирни & Эгер» из Осло. Судно шло в балласте из австралийского залива Эсперанс в Абадан. «Михель» последовал параллельным курсом, держась за линией горизонта. Дождавшись темноты, Гумприх приказал фон Шаку атаковать танкер. В 19.25 две торпеды с интервалом в пять секунд попали в левый борт танкера. Однако, как и в случае с «Арамисом», мощности их боезаряда оказалось недостаточно, чтобы причинить тяжелые повреждения. Норвежцы справились с возникшим креном путем перераспределения балласта и приготовились отразить дальнейшие атаки, как они предполагали, подводной лодки. Появившийся через полчаса в поле зрения и открывший артиллерийский огонь на поражение «Михель» расставил все по местам. Капитан танкера Туральф Андерсен приказал покинуть обреченное судно. Послать сигнал о нападении не успели, так как радиорубка была разрушена первым же залпом. Во время обстрела погибло пять членов экипажа, еще тринадцать подобрал торпедный катер и доставил на борт рейдера. Остальные девятнадцать во главе с капитаном сумели уйти на моторном катере и спасательной шлюпке. Вскоре катер пришлось бросить, так как кончилось топливо, а под парусами он шел медленнее, чем шлюпка. Вначале норвежские моряки направились в сторону архипелага Чагос, находившегося на расстоянии 1500 миль, но из-за встречного ветра им пришлось идти на юго-запад в надежде достигнуть Мадагаскара, Реюньона или Маврикия.

Только через месяц, 17 июля, тринадцать выживших высадились на берег возле мадагаскарской деревни Носи-Варика.

После потопления «Фернкасла» Гумприх, учитывая, что нескольким спасательным шлюпкам с погибших судов удалось уйти, решил сменить район действия. Он увел «Михель» в Тихий океан. Рейдер направился на юго-восток, затем обогнул с юга Австралию и Новую Зеландию. В конце июля он пересек линию перемены дат, причем совпало так, что команда с удовольствием отгуляла два воскресенья подряд. Выйдя на просторы Тихого океана, «Михель» двинулся в сторону южноамериканского континента, придерживаясь 25 параллели. Безрезультатно плавание продолжалось до 29 августа, когда неподалеку от чилийского побережья наблюдатели заметили на горизонте силуэт, опознанный как американский тяжелый крейсер типа «Пенсакола». Капитан-цур-зее приказал немедленно развить полный ход и уходить в северном направлении. Предположительно, это мог быть легкий крейсер «Трентон», единственный на тот момент крупный военный корабль, действовавшим в этом районе. Хотя существует некоторая неувязка по времени. Согласно корабельному журналу, 28 августа радар крейсера имел кратковременный контакт с каким-то судном, однако через пятнадцать минут отметка исчезла с экранов. По другой версии, наблюдатели приняли за крейсер какое-то торговое судно. Счастливо избежав, возможно, роковой встречи, «Михель» некоторое время шел в западном направлении, потом повернул на северо-запад.

10 сентября неподалеку от острова Пасхи была замечена последняя жертва немецкого вспомогательного крейсера во Второй мировой войне. Принадлежавший компании «Тексако» и ходивший под норвежским флагом танкер «Индия» (9977 брт, 1939 г.) 3 сентября вышел из перуанского порта Талара. Шедшее в полном наливе судно направлялось в Сидней, и на его борту находился 41 человек. Весь день рейдер следовал за ним, а с наступлением ночи спустил на воду «Эзау». Вскоре после полуночи «Михель» открыл огонь по танкеру. Уже после первого залпа цель была полностью объята пламенем, а разлившаяся по воде горящая нефть привела к тому, что спасенных не было. Судьба «Индии» долгое время оставалась неизвестной для союзников. Так, в классической книге Дэвида Вудворта «Секретные рейдеры», изданной в 1955 г., нет никакого упоминания об этом танкере. Еще одна интересная деталь — оба судна, потопленные Гумприхом в двух его походах на «Торе» и «Михеле» последними, носили сходные названия — «Индус» и «Индия».

Потопив норвежский танкер, «Михель» продолжил движение на северо-запад, изменив затем курс на западный. Вскоре он вновь прошел по лезвию бритвы. Ночью 29 сентября, когда крейсер находился неподалеку от Гавайских островов, он непонятно каким образом оказался посреди конвоя союзников! Силуэты неизвестных кораблей, среди которых были опознаны и эсминцы, виднелись со всех сторон. Немцам каким то чудом удалось уйти из смертельного капкана. Сейчас уже трудно определить, с кем столкнулся «Михель». К. А. Мюггенталер приводит две версии. Согласно первой, это было соединение TG 12.5 в составе эсминца «Брейн», эскортных миноносцев «МакКоннелл», «Миллер» и эсминца-минзага «Гэмбл», которые эскортировали шесть транспортов из США на Гавайи. Это единственный конвой, который попадает под описание немцев. Тем не менее, существует проблема с датами, так как во время прохождения конвоя, «Михель» находился еще далеко на юге. По другой версии рейдер контактировал с отрядом из четырех небольших американских кораблей: спасательного буксира ATR-45, каботажного транспорта АРС-95 и двух охотников SC-1042 и SC-1045. Тем не менее, это оказалась последняя удача капитана-цур-зее Гюнтера Гумприха и его команды. Развязка наступила через две с половиной недели.

16 октября рейдер находился в ста милях к югу от побережья Хонсю. К этому моменту у Японских островов уже вовсю оперировали американские подводные лодки, но японцы не предусмотрели никакого эскорта для немецкого корабля. В свою очередь, и Гумприх отнесся к опасности из-под воды не очень серьезно. «Михель» не шел противолодочным зигзагом, как это бывало при прежнем командире, гидрофоны не были включены, бодрствовали только вахтенные, а остальной команде разрешили спать раздетыми в незадраенных каютах. Все это привело к гибели рейдера и большим потерям среди его команды. С наступление следующих суток, в 0.45, немецкий корабль заметили с американской подводной лодки «Тарпун» (SS-175). Субмарина маневрировала около часа и в 1.56 ее командир лейтенант-коммандер Томас Л. Уогэн дал четырехторпедный залп. Две торпеды попали в носовую часть рейдера с левого борта, непосредственно перед надстройкой. При этом сразу погибло более ста человек команды и девятнадцать спасенных с потопленных норвежских судов. «Михель» стал постепенно терять ход и остановился с креном в 15° на левый борт. Оставшиеся в живых смогли запустить вспомогательные генераторы и организовать борьбу за живучесть. Орудийные расчеты открыли огонь во всех направлениях, надеясь отогнать лодку. Тем не менее, неподвижный и хорошо освещенный рейдер представлял собой отличную цель. В 2.18 «Тарпун» выпустила еще три торпеды, одна из которых угодила как раз между трюмами № 3 и № 4, где хранились гидросамолет и катер, нанеся очень тяжелые повреждения. После этого стало ясно, что спасти корабль не удастся, и командир отдал приказ оставить «Михель». Через двенадцать минут лодка выстрелила восьмую торпеду, ставшую для HSK-9 смертельной.[94]Она попала в носовую часть в то же место, что и первые две. Рейдер затонул практически сразу в точке с координатами 33°39′ с.ш. и 139°01′ в. д… Капитан-цур-зее Гюнтер Гумприх, до самого конца руководивший спасением людей, ушел на дно вместе со своим кораблем — в последний раз его видели вместе со штурманом Эрнстом Зиком на мостике за несколько секунд до гибели крейсера.

После того, как «Михель» скрылся под волнами, в воде на расстоянии 75 миль от японского побережья осталось более 200 человек. Старшим по званию из них оказался обер-лейтенант фон Шак, который смог организовать спасшихся. Первоначально он отправил за помощью единственную уцелевшую спасательную шлюпку, на которой находилось семьдесят человек во главе с лейтенантом Эдгаром Берендом, и три резиновых плота, где было еще сорок человек под командой ветерана двух походов на «Торе» призового офицера обер-лейтенанта резерва Бернхарда Мекмана. Беренд достиг побережья полуострова Идзу более чем через сутки, откуда связался по телефону с Токио с просьбой о начале спасательной операции. Людей Мекмана через трое суток после гибели «Михеля» подобрало японское рыболовецкое судно. Фон Шак, видя что помощи все нет, через двое суток отправил последнюю резиновую лодку с восемью человеками во главе с еще одним ветераном «Тора» штурманом Генрихом Милицером. Лодка буксировала самодельный плот, на котором находилось еще четверо моряков. Только 24 октября у острова Хатидзодзима, примерно в 120 милях от Хонсю, последних шестерых из 116 выживших подобрал моторный катер. Из тех, кто оставался в море, не выжил никто. Общее число погибших — 15 офицеров и 248 нижних чинов. Японцы начали спасательную операцию только через трое суток после прибытия первой партии и ограничились вылетами авиации. При этом даже не было обнаружено место гибели «Михеля», что вызвало явное недоверие с немецкой стороны. Еще более резко Берлин высказался по поводу отсутствия с японской стороны какой-либо организации встречи рейдера, назвав это «невероятной и экстраординарной небрежностью».

Таким образом, с гибелью 17 октября 1943 г. «Михеля» крейсерские операции Кригсмарине во Второй мировой войны закончились. Этот рейдер оказался как бы в тени своих более знаменитых коллег, таких как «Атлантис» или «Пингвин». Тем не менее, во многом благодаря умелым действиям своих командиров фон Г. Руктешелля и Г. Гумприха, он смог добиться неплохих результатов. Однако, со вступлением в войну США дни надводных рейдеров, особенно в Атлантике, были сочтены, и «последний пират фюрера» окончил свои дни на другом краю света, у берегов оказавшейся негостеприимной для него Японии.

 

«Штир»

 

Вышедший в поход девятым по счету, «Штир» одновременно стал и последним немецким вспомогательным крейсером, направленным на океанские просторы. При этом в течение всего плавания его постоянно преследовали различного рода неудачи, апогеем которых стала гибель рейдера в бою с более слабым противником.

В 1936 г. на верфи «Крупп-Германиа-Верфт» в Киле по заказу бременской компании «Атлас-Леванте Линие» заложили корпус судна, предназначавшегося для перевозки фруктов и получившего наименование «Каир». 7 октября состоялся его спуск на воду. В том же году постройка была окончена. Всего серия состояла из четырех единиц: «Анкара», «Атлас», «Каир» и «Леванте».

25 ноября 1939 г. «Каир» был мобилизован Кригсмарине. Его первым командиром стал фрегаттен-капитан Гуго Паль. В начале службы «Каир» использовался как ледокол и корабль защиты судоходства на Балтике, получив при этом номер вспомогательного судна 23 («Шифф-23»). Его вооружение составляли два 150-мм орудия и несколько зенитных автоматов. С апреля 1940 г. Паля сменил сорокалетний фрегаттен-капитан Хорст Герлах.

 

Хорст Герлах (Horst Gerlach).

Родился 11 августа 1900 г. в Эрфурте, Тюрингия. Во время Первой мировой войны поступил на флот и был направлен для прохождения службы на линейный крейсер «Зейдлиц». После окончания боевых действий продолжил службу. Перед началом Второй мировой служил в штабе Кригсмарине в Берлине. С ноября 1939 по март 1940 г. командовал опытовым кораблем «Уленхорст».

 

В августе 1940 г. «Каир» переоборудовали во вспомогательный минный заградитель и передали командующему минными силами капитану-цур-зее Бентлаге. Под его брейд-вымпелом корабль 8 сентября перешел во Францию, и в рамках подготовки к вторжению на Британские острова базировался сначала в Шербуре, а затем в Сен-Назере. Однако поучаствовать в минных постановках ему не довелось.

В марте 1941 г. руководство Кригсмарине приняло решение переоборудовать судно во вспомогательный крейсер. Работы, начавшиеся на голландской верфи «Вилтон-Фейеноорд» в Схидаме (пригород Роттердама), продолжились в Штеттине на «Одерверке» и завершились в октябре 1941 г. Вновь в состав военно-морского флота Германии «Каир» вошел 9 ноября как вспомогательный крейсер № 6 (HSK-6) «Штир». В своих воспоминаниях Герлах указывает, что такое наименование корабль получил в честь зодиакального знака его жены Хильдегард — Тельца. Британские же штабисты, после того как «Штир» начал действовать в Атлантическом океане присвоили ему свое оперативное обозначение — «Рейдер „J“ ».

9 мая 1942 г. «Штир» под командованием капитана-цур-зее Герлаха, получившего следующий чин 1 апреля 1942 г., покинул Киль и направился в Роттердам. Во время перехода для маскировки рейдер пользовался позывными «Шперрбрехера-171». Уже тогда, в самом начале выхода в Атлантику, немцы начали нести потери. При тралении фарватера для рейдера и его эскорта к северо-западу от Булони произошло столкновение тральщиков М-533 и R-45, в результате которого оба затонули.

12 мая «Штир» вышел из Роттердама в сопровождении очень сильного охранения: миноносцев «Кондор», «Зееадлер», «Фальке» и «Ильтис», десяти тральщиков 2-й и 8-й флотилий и шести «раумботов». Пересечение Ла-Манша происходило в условиях ожесточенных боевых действий. Вначале отряд попал под огонь крупнокалиберных береговых батарей Дувра, впрочем, оказавшийся безрезультатным. Затем в ранние часы 13 мая начались атаки британских торпедных катеров. Первыми потери понесли англичане — между мысом Гри-Не и Булонью «Зееадлер» потопил катер МТВ-220. Однако затем удача отвернулась от немцев — в 4.04 от попадания торпеды, выпущенной МТВ-221, переломился и тут же затонул «Ильтис». Потери составили 115 человек. Не прошло и 5 минут, как успеха добился торпедный катер МТВ-219. Его торпеда попала в правый борт «Зеедлера», от чего тот разломился пополам и затонул, унеся с собой на дно еще 85 человека. Появившиеся через два часа в районе боя «шнелльботы» спасли всего 33 моряка. Сам рейдер без потерь добрался до Булони, откуда направился далее. Потери на этом не закончились. В полдень 15 мая у мыса Ла-Хог британская авиация нанесла удар по группе тральщиков в составе М-26, М-152 и М-256, которая осуществляла контрольное траление по маршруту проводки «Штира». М-26 был потоплен сразу, а М-256, получивший тяжелые повреждения и взятый на буксир, затонул неподалеку от Шербура.[95]Но, несмотря на довольно чувствительные потери, 18-го отряд во главе со «Штиром» достиг эстуария Жиронды. Так как во время ночного боя артиллеристы рейдера расстреляли большое количество осветительных снарядов, во французском порту Руайан 19 мая пришлось погрузить на борт еще 150 штук.

На следующий день, вспомогательный крейсер, оставив за кормой побережье оккупированной Франции и счастливо избегнув встречи с вражескими дозорами, уже разрезал форштевнем воды Атлантического океана, направляясь в его центральную часть. И вряд ли кто тогда предполагал, что не очень гладко начавшееся плавание Хорста Герлаха и его команды, и далее будет проходить под несчастливой звездой, и окажется очень непродолжительным и бесславным. Выход рейдера в океан обошелся Кригсмарине довольно дорого — на дно пошли 2 миноносца, 3 тральщика и 1 катер-тральщик. Дальнейшие события покажут — результаты действий «Штира» не оправдали этих потерь.

 

Вначале ничего не предвещало неудач, хотя начальные две недели рейда прошли вхолостую. Первой жертвой «Штира» стал встреченный несколько севернее экватора утром 4 июня британский сухогруз «Джемстоун» (4986 брт, 1938 г.), принадлежавший одноименной компании из Сэндстоуна. Он следовал с грузом железной руды из южноафриканских портов Дурбан и Кейптаун в Балтимор (США). Подкравшийся со стороны восходящего солнца рейдер с дистанции 80 гектометров без предупреждения открыл огонь. Транспорт в ответ начал подавать сигнал бедствия «QQQ », который немецкие радисты начали сразу же глушить. В этот раз Герлах не встретил противодействия (забегая немного вперед, отмечу, что единственный раз за весь поход). Визуально не обнаружив противника, шкипер Э. Дж. Гриффит предположил, что его судно атаковано подводной лодкой и приказал ответного огня не открывать, а машины остановить. Хотя первая встреча с противником, в общем, завершилась достаточно успешно, но один момент настораживал — ни один снаряд из выпущенных комендорами «Штира» не достиг цели. Поэтому, сняв с борта «Джемстоуна» команду в составе 45 человек, Герлах приказал потопить его торпедой и поскорее уйти из этого района. Причины для беспокойства у капитана-цур-зее, как выяснилось позднее, были — сигнал о нападении приняли на находившемся неподалеку судне и на суше. Таким образом, британское Адмиралтейство узнало о появлении в Атлантике еще одного немецкого рейдера. Еще одной неприятностью стало то, что из-за волнения на море использовать весьма хрупкий бортовой гидросамолет «Арадо-231» оказалось невозможным.

Через два дня в пятистах милях от побережья Бразилии в дождливую погоду в 9.15 утра наблюдатели с расстояния в четыре мили заметили танкер «Стэнвэк Калькутта» (10 170 брт, 1941 г.), принадлежавший нью-йоркской «Сокони-Вакуум Компани», и плававший под панамским флагом. Он вышел 29 мая из Монтевидео в Карипито (Венесуэла) и следовал в балласте. На борту танкера находился экипаж в количестве 42 человек во главе с капитаном Густавом О. Карлссоном и 8 артиллеристов под командованием энсина Эдварда Л. Андерсона из американской Службы военно-морских команд.

И тут невезение Герлаха снова дало о себе знать. На приказ остановиться, танкер ответил артиллерийским огнем и попытался оторваться от рейдера. Успев сделать от 20 до 30 выстрелов из кормового 102-мм и носового 76-мм орудий, его артиллеристы добились двух попаданий в немецкий корабль. Один снаряд угодил в фок-мачту, другой — в матросский кубрик. Повреждения оказались минимальные, но ранения получили два человека.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...