Главная Обратная связь

Дисциплины:






История «Серебряного Аметиста». 12 страница



- А она, Элизабет? Что-то изменилось, когда в его жизни появилась она?

- Да через два года, в его жизни появилась она. Я видел их вдвоем всего лишь раз, когда они приезжали на открытие Имперской библиотеки. Они настолько красивы, будто ангелы спустившееся с небес. Они двигались, казалось даже одинаково, и ни разу, пока они были на людях вместе, она не выпустила его руки. Между ними словно была невидимая нить связывающих их. Это практически не объяснить словами. Но вам нужно узнать лишь одно. В отсутвии Эдгара она была еще более жестокой, наверное, чем он сам. Она помогала ему во всем, вместе они сделали, почти не возможное заставили дворян и правда делать хоть что-то на благо Империи. Но стоило им только оказаться в объятьях друг друга как казалось, что эти два человека и мухи-то не могут обидеть. Все их счастье будто бы лежало в чувствах между ними. Признаться честно никогда не видел такой странной парочки.

В абсолютно пустом университете мы были практически одни. Видимо если не считать личной служанки профессора, которая ушила за чаем. И профессор, и я подумали об одном и том же, когда отдаленный звук шагов эхом донесся до нас.

- Вам пора Джульетт! Уходите, до того как она увидит вас, и помните, что только в ваших силах найти правду. А теперь не хочу, вас просить, но сделайте это. Считайте последней просьбой старика…. – он хотел умереть именно здесь среди своих любимых цветов, среди своих любимых книг. Там где светло и тепло, там где не почувствуешь огонь пыточных камер в Академии, куда его посадили бы за предательство. Он не хотел, и умереть от руки Мотылька…. Нет, профессор хотел умереть тихой быстрой и спокойной смертью, не от руки ублюдка. Он просил меня, потому что мечтал увидеть последнее лицо перед смертью не мучителя, а красивой девушки. Я читала это по его эмоциям.

- Думаете, я могу спокойно убить не виновного человека?

Он рассмеялся, по его старческому морщинистому лицу стекали глухие слезы, венец борьбы с отчаяньем.

- Забавно, наверное, все ваши жертвы видели перед смертью в вас только палача. Но я скорее избавителя. Сделайте это ради себя самой. Джульетт вам выпал шанс пожить совершенно невероятной жизнью существа отличающегося от нас, так оправдайте свою кровь. Будьте благородны и милосердны…. – он встал на колени на полу беседки.

- Хорошо, спасибо вам профессор…. – сев рядом с ним, я обняла его. Последнее что он почувствовал, это как моя рука гладит его по серебристым волосам, даже не издав вздоха, или крика…. Он принял мою пулю, разорвав его сердце, она принесла ему искупление. Даже если он всю жизнь сожалел, что не мог рассказать никому о правде, творящейся в Архионе, сейчас он сделал это. Вот что значит искупление, и вот что значит вера в него. Смерть, просить о ней. Вот что значит верить, что смерть еще не конец….



Почувствовала я хоть каплю раскаяния сама? Когда убила практически ни в чем не повинного человека? Могло ли убийство совершенное действительно зверски нечестно принести мне боль? Но нет, я настолько привыкла убивать и уничтожать, внутри себя кусочек чего-то хорошего, каждый раз нажимая на курок. Что в какой-то момент отдавать было больше ничего. И я теперь, как и всегда ничего не почувствовала, ни радости, ни облегчения. Хотя есть слабая надежда, что две недели рядом с Фраем помогут мне хотя бы частично регенерировать часть чувств.

Хотя в связи с новооткрытыми обстоятельствами стоило ли вообще рассказывать Фраю. Я не человек, может мне вообще не свойственно чувствовать то же, что и людям. А все-таки есть немного гордости. Хоть какое-то поднятие сломленного духа. Быть не человеком все же замечательно. Быть отличным от этих существ, погрязших в собственных желаниях. А теперь Мотылек давай же закончим эту партию ничьей, чтобы начать новую еще более жестокую!

- Джульетт! – голос Финиаса в трубке потерянный и шокированный явно возвещал о том, что мой план сработал.

- Я скоро буду в офисе. Что ты опять ноешь? – естественно нужно убедительно сыграть. Если Финн Мотылек, а я ничего не знаю о произошедшем. Он должен был быть максимально шокирован, а я невероятно удивлена происходящему.

- На капитана было совершено покушение. Джульетт это Мотылек, его ранили прямо в офисе, камера наблюдения все записала, но данные были удалены. Джульетт я не знаю, как это произошло…..

- Я еду Финн, сейчас он в больнице?

- Да состояние у него критическое. Джульетт….

- Приди в себя, наконец! Я еду!

Теперь нужно будет имитировать отчаянье, сокрытое порывом стойкости и пофигизма. Это и была моя идея. Финн, Лидия и капитан не смогут отпустить меня, пока не разочаруются во мне. Лидия смирится, будет рыдать как больная, но смирится. Сложнее всего будет с Финиасом, но и его одолеть не сложно. Ведь он боготворит меня, а боги быстрее всего падают с пьедестала человеческой веры, когда у людей случаются несчастья, и от них нет спасенья. Мотылек должен был смертельно ранить капитана, но не убить. Причем сделать это было необходимо максимально бессовестно, руша и ломая всякие принципы. Не жестоко, нет аморально скорее, ранить капитана было необходимо, казалось бы, в самом защищенном месте в Хадель-Вилле. В цитадели правосудия, в здании, куда по идее не может проникнуть убийца и уйти оттуда живым и невредимым. В таком случае все сотрудники, считавшие, это место неприкосновенным будут просто шокированы и сбиты с толку. Конечно, весь этот спектакль принесет и нежелательный эффект, а именно обожествление уже Мотылька и соответственно хаос и панику. Но все, же под этот шумок я смогу спокойно свалить в Олекс, чтобы там продолжить игру с Мотыльком на новых условиях.

Лидия, конечно же, рыдала, просто ревела. Как можно так вообще реветь? Сидя на диванчике в проходной, она заливалась солеными ручьями. А бледнеющий Финиас успокаивал ее, и, судя по реакции…. То, что Финн за ней ухаживал, занимало ее куда больше чем жизнь Билла находящегося на грани жизни и смерти. Когда она отвлеклась от рук Финиаса и подняла глаза на меня. В них блеснуло сожаление и разочарование, которого я так добивалась. Ее зрачки были сильно расширены, и она быстро снова уткнулась Финну в плечо. Бесполезно, даже если она и думала скрыть свои чувства ко мне, то поздно. Я успела прочитать их, она осуждала меня. За мое непоколебимое спокойствие. Ее губы так и хотели закричать: «Это ты вовсем виновата! Ты просто наслаждаешься этой бойней! Сделай хоть что-нибудь ты же у нас уникум».

- Я отвез его жену и детей в больницу, сейчас ведется операция…. – голос подал Финиас. Наверное, он тоже не хотел, чтобы я прочитала его чувства. Но, будучи идиотом, он забыл, что по интонации это сделать еще легче, чем по лицу. Легкое занижение тембра и тона говорило только о его растроенности и подавленности. Никакого осуждения и недоверия в мой адрес. Это и не удивительно с Финном будет сложнее. Хотя как по мне так у них с Лидией типичное проявления человеческой психологии в трудных ситуациях – стадное желание поплакаться кому-нибудь в душу. Люди считают, что вместе неудачи и потери переживать легче. Что за глупость!? Это просто проявление малодушия.

- Ну, будем, наедятся что он и правда у нас «стальной», и выкарабкается! – Финн резко зыкнул в мою сторону. Потому что я иронизировала. Ну, вот другое дело – легкое, но все-таки осуждение. Молодец Финиас сейчас я окончательно упаду с твоего постамента.

- Мы в такой ситуации, потому что ты ничего не делаешь! Ты не ищешь этого Мотылька! – выкрикнула Лидия, говорить мне в лицо она это побоялась бы, но сидя рядом с Финном, смелости у нее прибавилось. Не, то чтобы это оскорбило меня, просто не люблю, когда всякая тявкающая собачонка подает голос.

- Тоже я могу сказать и о тебе. Ты ведь хороший криминалист так почему с мест его преступлений нет улик? И да я восхищаюсь Мотыльком….

- Джульетт я пойду, принесу тебе запись, может, ты сможешь ее восстановить! – как интересно. Здесь он мне понравился. Он замялся, между тем, чтобы паниковать и между тем, что он тоже уже не понимал мою отрешенность. При этом все его нелепые попытки это скрыть, всплывали одна за одной. Финиас не просто был расстроен из-за моего поведения. Нет, ему было больно, болезненное осознание правды, которую он так не хотел признавать. Мне безразличен не только весь мир и все люди, но и даже те, кто считают, что мне они не безразличны, в силу разных причин. Поняв, что чувство любви мне давно не ведомо, он перестал хотеть от меня, близости. Но тем нее менее боясь потерять все, что приобрел от меня, возможность жить рядом с чем-то необычным не хотел отпускать. А потому решил, что мы должны быть как минимум собратьями по оружию, учителем и учеником, но и как максимум друзьями. Что ж всегда приятно указать человеку, где его место. Потому как дружба тоже давно забытое мной понятие. У меня ведь никогда и не было друзей, никого кроме Фрая.

- Нет, Финиас не надо…. По дороге я встретилась с правительственным курьером, мне привезли приказ ректора…. – медленным и ужасно надменным тоном я достала и прочитала приказ, присланный ректором. Какой он умничка, все подписал, ну моя личная просьба же. В данном случае, когда я позвонила ему на личный номер и попросила срочно меня уволить. Он один понял, в чем дело. Будучи в курсе всего расследования, он тот, кто реально посмотрел на мое предположение – поймать Мотылька я могу только одна и только в замкнутом пространстве. Чем больше людей, чем больше площадь хаоса, тем сделать это сложнее. Поэтому втайне от всех ректор дал свое согласие на реализацию этого плана.

«Федеральному агентству Хадель-Вилля:

В связи с временной трудовой недееспособностью капитана Билла Хокинса, а также добровольной отставкой ее старшего специального детектива Джульетт Хайт, настоящим приказом назначаю:

Временным директором агентства, а также главным детективом в деле о серийном убийце по имени «Мотылек», Финиаса Редфорда. Прошу выявить все возможные пути к поимке маньяка и его устранению. Желаю дальнейших успехов, и жду хороших новостей.

Ректор Федеральной Академии.

 

Закончив, читать я звонко засмеялась. Лидия шокировано взвыла. А Финиас, побелел от неожиданности.

- В связи с отставкой? Что это значит Джульетт! – он повысил голос, это первый признак неименного прихода отчаянья.

- Да, я увольняюсь по собственному желанию. Во-первых, стоит признать, что я недостаточно компетентна, чтобы продолжать игру с Мотыльком и поймать его. А во-вторых…. Финиас…. Что наиболее важная причина…. – специально медленно выговаривая каждую фразу с едкими всплесками, я будто резала его словами. Подняв правую руку вверх, и злорадно усмехнувшись, я нанесла ему последний удар:

- Я выхожу, замуж и мне нет до чего дела. Я любила его всю жизнь и не намерена, больше ждать. Я уезжаю, навсегда, так что счастливо оставаться. Ах да, и удачи на новом посту Финиас!

Уверившись в своей победе, я не оборачиваясь, пошла к дверям. Лидия истошно закричала или даже завопила, было не понятно. Потому что Финн дернулся за мной и, схватив мою руку, резко остановил.

- Нет! Нет! Ты не можешь уйти сдавшись! Джульетт, а как же капитан, он ведь заботился о тебе?! Джульетт, почему ты не желаешь смотреть мне в глаза, что ты скрываешь?! –его тупость выводит из себя!Он имел способность видеть конечный результат.– Я ведь твой напарник!?Я так и не стал тебе другом конечно, но…. – в его голосе перемешалось все. И любовь ко мне, и желание не отпускать меня. И ненависть, за то, что отказываюсь от дела ….

- Отпусти меня! Я не просила ни его заботы, ни твоей дружбы. Привилегия того, кто не является человеком, Финиас в том что…. Что я свободна и не завишу ни от чужих чувств, ни от чужих желаний….

И я ушла. Не обернувшись и не простившись. Знала, что Финн поведет себя именно так. Знала что в глубине души, чтобы он от меня не скрывал, ему будет больно. Все знала о его чувствах. Но ничего не сделаю…? Я привыкла так жить в абсолютном одиночестве…. Оставляя только на задворках прошлого любовь к Фраю, которая не хотела уходить из моего больного сердца. Я привыкла так, никому не помогать, ничего не желать от других. И главное ни к кому не привязываться. Иначе будет больно потом, в основном тому, кто привязался. А я предупреждала Финна, чтобы не надеялся….. Я также уже и заранее предположила, что если сейчас он меня отпустит, то все равно не отстанет. Поэтому по пути я, сначала забрала свои немногочисленные вещи, а затем поехала в автомастерскую. Фрай строго настрого наказал мне ехать в Олекс на поезде, зная мою любовь к быстрой езде, он как всегда жаждал проявить заботу. Типичное поведение Фрая, но так как мне давно хотелось избавиться от машины, я, без зазрения совести молча, проследила за тем, как пресс превратил ее в кусок металлолома. Можно было конечно, и взорвать ее, но второй взрыв в городе Академия мне уже не простит. Спускаясь в метро, чтобы поехать на вокзал…. Зазвонил мой мобильный…. Ну, как и думала…. Бросая телефон в сточный коллектор, меня донимал крик голосового оператора: «входящий звонок. Финиас Редфорд».

По дороге к своему вагону мне хотелось сделать две вещи, напиться, чтобы забыть лицо Финна. И поскорее оказаться рядом с Фраем. Желание этих двух вещей сделали меня крайне рассеянной. Поэтому, ковыляя по вагону на свое место, я не смотрела вперед. И в результате налетела на кого-то. Посылая видимо мимические проклятия, я полетела на пол. Из-за плохого сна координация тоже время от времени страдала, как бы усиленно я не тренировала свое тело. «Наверное, чтобы я упала, это должен был быть исполинских размеров бугай»….. – мыслишка, промелькнувшая в голове сразу же, была разрублена в пух и прах. Я подняла глаза….

Время вокруг будто замедлило свой ход, чтобы и он и я могли друг друга разглядеть. Будто все в замедленной съемке. Пространство вокруг нас будто померкло. И мы остались одни в холодной равнине вечности. Дворянин, несомненно, он был дворянином. Хотя и был одет в простую рубашку и длинный приталенный плащ. Но изящество в поведении и пластика всегда отличало любого дворянина. Молодой красивый, но красота не холодная и высокомерная как у Фрая или Эдриана де Гора. Нет, красота теплая, отзывчивая, на меня будто смотрел принц из девичьих сказок про любовь. Тепло его руки, когда он предложил мне подняться, и вообще он излучал доброжелательность и какую-то неостановимую грусть. Все его чувства неосязаемо, касались меня, обдували словно порывы ветра и нежные накатывающие волны теплого моря. Красивое лицо, волосы обрамляли ровными прядями контур его лица. Узкие губы, отражали извинительную улыбку. Но вместе с его кажущейся наивностью и непринужденностью, я увидела в его устремленных на меня глазах – таинственность, интерес. Будто он давно меня знал.

- Извините меня, наверное, я вас не заметил…. – первый извинился, вот же доброта душевная! Я же сама в него врезалась! – мысли встали на место, как только я покинула свою фантазию о замедленном времени. Голос мягкий и слегка западающий на последние слога. Усиленно и быстро мой мозг открывал в памяти похожие аналогии. В точку! Он флейтист или играет на саксофоне. В подтверждение своим выводам – в его левой руке длинный футляр. Музыкант, дворянин, а значит чисто гипотетически один из друзей Фрая.

- Нет, вы не виноваты, это я…. – сразу ретировавшись, я поставила его в неловкое положение. Он не знал, что еще сказать, поэтому аккуратно освободил мне дорогу, еще раз непринужденно улыбнувшись.

Во время своего путешествия к Олексу, я периодически, то наблюдала за юным дворянином. То проверяла через интернет обстановку в агентстве, о чем кончено не знали обитатели агентства которых я так красиво кинула.

Сосредоточенность, да пожалуй, тоже качество, отличающее дворян. Целеустремленный не мигающий взгляд в окно. Не двуличность, он был не двуличен. Когда проводница обращалась к нему, он улыбался ей также как и мне не принужденно. Но улыбка лишь естественный механизм чтобы скрыть обреченность, грусть и боль. Так не делают двуличные люди, так делаю лишь благородные люди, которые переживают страдания. Мои умозаключения о молодом дворянине были бесцеремонно прерваны, звонком мобильного. И почему полусумасшедший голос почти ор в трубку меня обрадовал? Прощание с Финиасом и расставание с ним, как не скрывай и как не играй…. Настоящая я, ранимая и одинокая так привыкшая никогда не отдавать то, что мне принадлежит. Настоящей мне все же было больно, да пускай, не так как обычным людям. Пускай расставание с Финиасом всего лишь слегка тянуло сердце вниз от пути наверх к истине. Но все…. Это радует, что даже у такого нечеловеческого существа как, я загадочного и более странного, чем все люди…. Есть сердце способное еще к кому-то привязаться. А еще меня мучило страстное желание увидеть Фрая. Эти две потребности были разом удовлетворены, как только я услышала голос мотылька. Ведь Мотылек, по-моему, мнению это либо Финиас, либо Фрай…. Так что приятно думать, что я могу поговорить с кем-то дорогим или с кем-то кого вовсе не хотела терять так просто.

- Ну, приветик! Вижу все прошло удачно и вы благополучно расстались со своим довеском приобретенных привязанностей…. Не жалеете мисс Джульетт? – зачем ему лгать? Хочется хоть иногда быть откровенной.

- Сожалею. Пускай и не так как сожалеют люди потерявшие что-то любимое и важное. Но где-то на задворках меня осталось ощущение потери…. Будто я потеряла любимую игрушку. Почему с реальным человеком в жизни близким мне я не могу быть откровенна. Но стоит этому человеку надеть маску и стать кем-то другим, меня сразу прорывает на откровенность…. Скажи мне Мотылек, почему с теми, кто дорог нам мы не можем быть откровенны? Вынуждены лгать и прятать правду? – он понял меня. Искренние короткие вздохи. Он понял, он понимал мои чувства.

- Вероятно, мисс Джульетт мы хотим защитить их. Истина бывает жестока и именно поэтому, чтобы не причинить боль тем, кого мы любим, мы лжем….

- Красивое оправдание, для человека…. Но я не знаю, что во мне человеческое. А, что от рождения…. Не принадлежит к людскому миру. Ты помог мне, а потому я слушаю. Условия игры на этот раз задаешь ты один….

- Премного благодарен, что вы настолько, во мне уверены. Что доверяете мне придумать лекарство от вашей скуки. Ну что ж…. поступим так милая Джульетт…. В вашем родном городе Олекс, вместе, где вас ожидают самые болезненные воспоминания, я совершу пять убийств. Все они будут содержать подсказку к общей тайне. Тайна, объединяющая эти убийства скрыта за ними. Это то, что знаю я, и то чем хочу поделиться с вами. Если после совершения всех пяти убийств вы разгадаете тайну, и узнаете мою личность, вы победили. И в награду за это вы убьете меня, а перед смертью я расскажу вам правду о событиях четырехлетней давности.

- Если я не узнаю, кто ты и не выясню тайну, ты убьешь меня, идет? В случае моего проигрыша путь к истине, которую я так хочу получить, будет утерян навсегда. Мне уже не зачем, будет жить.

- Согласен, хотя не уверен, что у меня хватит самообладания убить вас…. – печаль, в искаженном голосе и правда слышалась печаль. Эта фраза…. Это выражение чего: любви, привязанности, заботы или же презренности и неуважения? Иногда его эмоции ставили меня в тупик.

- Не шути…. Но видимо ты предусмотрел и третий исход. Мотылек….

- И вы примете условия, иначе будет не интересно. В случае если вы узнаете мою личность, но не разгадаете тайну убийств или ошибетесь, это будет означать ваше поражение. Мисс Джульетт при этом вы все же убьете меня, но правды о смерти ваших родителей не узнаете.

Что ищут люди? К чему они стремятся? Почему сознательно избегают пути поиска истины? Почему предпочитают спокойное и мирное существование с теми, кто им дорог? Неужели их кровь не закипает при осознании несправедливости, того, что творится вокруг! Почему лишь ненормальные маньяки осознают это и пытаются бороться, а обычные люди прогибаются под дворянскую систему и молча, попивают чаи по вечерам и растят детей, и внуков! Люди слишком трусливы, чтобы рисковать своей жизнью, во имя чего-то неоспоримого и справедливого. Им проще закрыть глаза и наслаждаться покоем, дарованным одной лишь ложью.

- Мотылек как думаешь, было бы лучше, если бы меня вообще не существовало? – и почему мне грустно, так что в груди рвется и страдает сила похороненная и забытая.

Он молчал, а мне хотелось разреветься в трубку, хоть я и не могла плакать вообще.

- Вы сожалеете мисс Джульетт…. На вас это не похоже. Не оглядываетесь по сторонам, и не слушаете, что говорят люди вокруг. Даже если они желают вам добра, то они не представляют себе, чего просят от вас. Вы не можете стать другой. Не можете стать такой как все обычные люди. И в этом ваша привлекательность, хотя одновременно с этим и вечное проклятие….

- Хорошо…. Если бы ты только мог увидеть…. Сейчас я улыбаюсь…. – он осознавал, что связь между нами, которой он воспользовался, позволяет нам в принципе иметь разговоры любого характера. Потому что и Финиасу и Фраю я доверяла почти безоговорочно. И оба они приносили в мою жизнь хоть каплю радости в черное море медленной смерти. И оба они заслуживали видеть мою улыбку. – С нетерпением жду твоих картин Мотылек…. Только не затягивай ладно, этому телу осталось уже недолго. И я не знаю, что произойдет, когда его срок выйдет…. – он не мог меня разочаровать. Это наш последний разговор, когда я не знаю, кто скрывается под маской Мотылька. Это наш последний шанс быть до конца откровенными. Скажи мне, скажи что чувствуешь, мне не по себе, потому что я не могу прочитать твои чувства.

- Не умирайте, раньше, чем ваша пуля лишит меня жизни. Не хочу умирать не от чьей руки, кроме вашей Джульетт. Наверное, ради этого вся эта игра…. Чтобы развеять печаль и скуку обычного существования. И чтобы вы непременно убили меня.

- Почему? Почему ты хочешь, чтобы это была непременно я? Можешь ответить честно, твой ответ все равно не приведет меня не к одному заключению о твоей личности…. – именно и Фрай и Финиас… Они оба…

- Я люблю вас. В следующую нашу встречу один из нас умрет и это самый прекрасный способ выразить свою любовь, не правда ли?

- Не обольщайся, я не могу любить. Но смерть для тебя будет наполнена ей, обещаю….

Люди не могут мыслить рационально. Люди не последовательны в своих целях, они лишь хапают и хапают. Власть, деньги, богатство им всегда всего мало. И в результате одни имеют все, другие ничего. Почему обычные люди позволили дворянам совершить этот обман? Почему позволили выставить нынешнюю Империю как идеальный мир? Почему один Мотылек осмелился бросить вызов Империи и дворянам, попытавшись ударить в ее самое мощное и непоколебимое начало? Почему только у него одного хватило сил захотеть со мной сражаться? Ведь он точно человек, человек обычный человек. Или же его больную голову и правда пропитала мысль, что любовь может иметь такое выражение? Если я все-таки убью его «система» не рухнет…. Дворяне так ничего и не изменят, а обычные люди продолжат им подчиняться, не зная правды. Но как, же хорошо, что жизнь моего тела скоро закончиться. И если я была, одним из мощнейших винтиков который держал опору Империи, то с моей смертью…. Опора рухнет и таких как мотылек станет намного больше. И Архион захлебнется в ненависти…. О да прекрасное развитие будущего! Как жаль, что может мне и не сужденного его увидеть. Закрыв глаза, я откинулась на спинку кресла. Поезд ехал, очень быстро, может, закрыв глаза, я могу покинуть это тело…. Отправиться туда, где источник этого дивного дурманящего аромата из моих снов. За той дверью, в моем сне, в моих воспоминаниях меня ждал кто-то безумно манящий. Некто, кто казался мне по-настоящему Богом. И периодически внутри своего сознания я даже могла услышать его голос. Наводит на мысли, что мы можем быть связаны подсознательно.

«- Белоснежные лунные цветы, если прикоснешься, к ним пойдет алая кровь….» – какой спокойный, властный голос. Но нежный только ко мне, я точно знаю это. И этот голос не просто нежен, он влюбленный, настолько что я и правда, чувствую любовь. Но это не та любовь, что ощущаю люди. Гораздо сильнее, гораздо мощнее, это что-то чего не могут дать мне не Финн, не Фрай. Это связь душ, связь наших сознаний и тел, побуждений и мыслей.

Не хочу открывать глаза, не хочу снова возвращаться в этот убогий мирок. Не хочу! Ненавижу, и эта ненависть перехлестывает все другие чувства.

Конечно по приезду в Олекс первое, что стоило сделать, это навестить бабулю. Но делать этого не стала. Она скучала по мне и понятное дело, я последняя сволочь. Я оставила ее практически одну в умирающем городе. Олекс скоро тоже будут перестраивать в город будущего. Ему не долго осталось быть старым курортным городком. Хотя много туристов здесь почти никогда не было из-за отсутствия хороших пляжей. Олекс имел гористые и каменистые спуски к морю. Единственная пляжная коса, была частью вилы построенной здесь еще в прошлом веке одним дворянином. «Бриллиантовая вилла». Так прозвали ее за глаза местные жители. Именно на эту виллу мне предстояло добраться. Фрай купил ее, как только сам стал дворянином. Возможно, на этой вилле мы наконец-то выясним всю правду, что скрывали друг от друга. Бабулю я решила навестить завтра, чтобы у меня был целый день. Времени у меня в принципе оставалось не много. Мое тело пожирало изнутри проклятие. И вместе с тем, я ощущала, как силы пробуждаются внутри меня. Всегда чувствовала это, всегда сомневалась. Но, теперь будучи до конца уверенной, что я не человек и во мне постепенно пробуждаются страшные силы, я не знала, что произойдет, когда мое тело разложиться. А поэтому оставшееся время нужно использовать максимально полезно и рационально. Все же, как прекрасно, что я могу действовать, следуя лишь слепой логике.

Спускаясь по главной улице к морю, в моей голове всплывали картины прошлого как с мамой и папой ходили с утра за мороженным. Как Фрай носился за мной по этой улице, когда я убегала к пустынным скалам морского берега. Поежившись, я застегнула плащ на все пуговицы и подняла воротник. Наверное, со стороны людей проходивших мимо я казалась призраком, прибывшим из прошлого. Надеюсь, мало кто из них помнит обо мне. Из мира мыслей меня снова резко вытянули происходящие события у маленького магазинчика «Цветы у Флорис». Если память мне не изменяет, хозяйка, мисс Флорис, вдова. Так вот у этого магазинчика происходило нечто привлекшее мое внимание. Местная шпана из школы. Вероятно она, меняя лица но, не меняя смысла, переходит в каждый год существования этого города. Потому что и в мое время эти ребятки были. Так вот эти милые ребятки совершенно наглейшим образом приставали к милому пареньку. Подростку лет пятнадцати. Он держал в руках букет цветов. Хорошо одет, вещи на нем обычные – футболка, толстовка и спортивные штаны, но хорошего качества. Через плечо пацанчик носил сумку, а в ушах даже отсюда я видела нефритовые сережки. Он напуган и не знал, как отвязаться от шпаны без последствий. К тому же по его лицу, явно читалось, что его гордость не позволит убежать или отдать им то, чего они хотят. Дворянин…. Господи мне, что сегодня везет на них патологически?!

- Дик да он похож на девчонку! Турист какой-то! Значит, деньги у него точно есть! Давай рвем у него сумку и идем! – двое сподручных «главного», явно работали агитаторами. Дик, же в это время заметил, что я на противоположной стороне дороги остановилась и внимательно за ним наблюдаю. Облом! Именно в тот момент он уже хотел отнять у парня сумку. Вены на шее Дика судорожно вздулись, а глаза так и заметали молнии в мою сторону.

- Эй, ты там проваливай! Чего встала! – грубо даже слишком. Тем более сейчас меня раздражало почти все. Эти трое отъявленных идиотов меня вообще не интересовали. А подростка я вспомнила, он был с Фраем в тот день в университете, когда мы встретились. Будет плохо, если он пострадает из-за моей отрешенности. Переходя дорогу, я внимательно всматривалась в его лицо. Его эмоции были необычны для этой ситуации. И это, пожалуй, заставило меня увериться в мысли, что помочь ему стоит. Его глаза на первичном уровне эмоций казалось, и, правда, искали спасения во мне. И благодарность, засветившаяся в нем, когда он увидел что я все же уже подхожу, тому подтверждение. Но на вторичном уровне, глубоком уровне чувств и мыслей который читался в его взгляде…. Он был в оцепенении от собственного страха. Но боялся он не их. А боялся того, что может быть с ними, если он все-таки решит дать им отпор. Этому пареньку фактически не нужна была моя помощь, но, ни за что в жизни он просто так не применил бы свои силы. Так мне показалось. Не знаю, может он какой-нибудь каратист или владеет техникой меча. Я лишь предполагала исходя из его чувств, которые читала. Он не хотел, вступать в конфликт и доходить до того, чтобы применять свою силу. Видимо в прошлом кому-то эта сила нанесла непоправимый вред, и теперь он точно ей никогда не воспользуется даже для защиты собственной жизни.

- Эй, иди сюда…. – перебравшись через дорогу, я остановилась в двух шагах от Дика и компании. И обратилась к подростку. Подбодренный мною, он шмыгнул мимо ошарашенных идиотов. – Встань сзади и просто наблюдай хорошо? Научим их хорошим манерам? – мне удалось его упокоить.

- Но вы, же девушка!? Как вам удастся…. – это был не типичных страх. Он не боялся, в этой ситуации человек бы чувствовал себя ужасно. Трясся бы от страха за свою жизнь. Но он не боялся, боялся только причинить кому-то вред.

- Тсс…. Охота началась….

Оставив его чуть позади я шагнула на встречу отвязкой тройке. Первый, попытавшись меня остановить, схлопотал удар, поддых. Слишком медленная реакция, я двигаюсь быстрее. Группировка, чуть-чуть пригнулась и моментально нанесла удар. Упав, подросток, в пополаме начал истошно выть на всю улицу. Продолжая только смотреть своими безэмоциональными глазами на их шокированные лица, мне становилось весело. Видимо до конца не осознавав опасности, второй ринулся вслед за первым. Сжимал кулак, заносил плечо и пытался сделать выпад в мою сторону слишком долго. В этот момент я уже успела уклониться, пропустить его чуть-чуть вперед и нанести удар, ногой по лодыжке. Пухленький свалился к своему дружку. Надеясь на адекватную реакцию последнего, я была горько разочарована. Ничего умнее он не придумал, как достать нож. Эмоции – состояние аффекта. А также искреннее желание самоутвердиться. Пока он соображал, как лучше нанести мне удар, я стояла на месте. Взвинчивало его мое спокойствие и моя самоуверенность. Типичное поведение в таком возрасте для людей, их раздражает все, что им не принадлежит. И им хочется, всего чего у них нет. Люди до боли скучны и предсказуемы. Наконец Дик, выставил нож вперед и совершил свое необдуманное движение вперед. Сделав переворот я оставила его позади. Легко вынув пистолет из складок плаща, я вновь порадовалась его серебряному блеску. Дик, стоял не шелохнувшись, состояние аффекта прошло. Он понял, что ему ничего не светит, и пришел страх. И стал он еще более жалким, чем был изначально. Отпустила предохранитель:





sdamzavas.net - 2018 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...