Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава 1. Ледяная смерть, ледяной сон и некоторые последствия



Роберт Эттинджер

Перспективы бессмертия

 

перевод на русский язык, Д. А. Медведев, 2002

 

Примечание: данный текст представляет собой вариант перевода до редактирования. Он может незначительно отличаться от текста печатной книги, содержать ошибки, опечатки и т. д.


Содержание

Предисловие 1987 года. 9

Глава 1. Ледяная смерть, ледяной сон и некоторые последствия. 12

Приостановленная жизнь и приостановленная смерть. 12

Будущие и сегодняшние варианты.. 13

После мгновения сна. 14

Проблемы и побочные эффекты.. 15

Глава 2. Эффекты заморозки и охлаждения. 17

Долгосрочное хранение. 17

Успехи в заморозке животных и тканей. 18

Механизм повреждений при заморозке. 21

Обморожение. 24

Действие защитных агентов. 25

Сохранение памяти после заморозки. 26

Степень повреждений при заморозке. 27

Возможности быстрой заморозки и пропитывания защитными агентами. 30

Пределы задержки начала процедуры.. 31

Пределы задержки начала охлаждения и заморозки. 32

Максимальная и оптимальная температура хранения. 34

Радиационная опасность. 36

Глава 3. Восстановление и омоложение. 38

Оживление после клинической смерти. 38

Механические вспомогательные средства и протезы.. 39

Трансплантация. 40

Выращивание и регенерация органов. 42

Лечение старости. 44

Глава 4. Сегодняшние возможности. 49

Пределы оптимизма. 49

Сохранение образцов наших тел. 50

Сохранение информации. 51

Организация и организации. 52

Заморозка в условиях непредвиденных обстоятельств или строгой экономии. 53

Заморозка с медицинской помощью.. 54

Индивидуальная ответственность: умирающие дети. 55

Супруги, старые родители и дедушки с бабушками. 56

Глава 5. Заморозка и религия. 57

Воскрешение мертвых: Старая проблема. 57

Вопрос о божественном предначертании. 58

Загадка души. 59

Самоубийство — это грех. 61

Образ божий и религиозная приспособляемость. 62

Дополнительное время для духовного роста и спасения. 63

Конфликт с откровением Иоанна Богослова (апокалипсис) 64

Угроза материализма. 65

Перспектива. 66

Глава 6. Заморозка и закон. 67

Заморозка и общественный благопорядок. 67

Определения смерти: права и обязанности замороженных. 68

Страхование жизни и самоубийства. 69

Убийства из милосердия. 69

Убийство. 71

Вдовы, вдовцы и многократные браки. 72

Трупы как граждане. 74

Заморозка и зонтики для бездельников. 74

Глава 7. Экономика бессмертия. 76

Компьютер из чистого золота. 76

Вид с Олимпа: Насколько богатыми мы можем стать?. 80

Вид с Олимпа: Как быстро мы можем плодиться?. 82

Стоимость коммерческой заморозки. 84



Стоимость хранения в критической ситуации. 86

Трастовые фонды и безопасность. 87

Международные отношения. 88

Глава 8. Проблема идентичности личности. 91

Глава 9. Цели бессмертия. 100

Вы — как новый и еще лучше. 101

Смысл жизни. 105

Глава 10. Обычаи и нравы будущего. 107

После «Беовульфа». 107

Стабильность и «Золотое правило». 108

Возможность стагнации и упадка. 108

Око за око. 109

Сексуальные нравы и семейная жизнь. 110

Проблема нечеловеческих разумных существ. 111

Некоторые краткосрочные перспективы.. 113

Глава 11. Общество внедрившее заморозку. 117

Неизбежность программы заморозки. 117

Нет поколению мучеников. 118

Взгляд на перспективу как панацею.. 119

Время здравомыслия. 120

Дураки, безумцы и герои. 120

Заблуждение «заморозьте только лучших». 121

1964 — начало эпохи заморозки?. 122

Библиография. 124

Постскриптум.. 131

 

 


Предисловие Жана Ростана (Французская Академия)

Столетие назад Эдмонд Абот (Edmond About), прекрасный французский писатель и один из предтеч «научной фантастики», опубликовал короткий рассказ под названием «Человек со сломанным ухом»[1]. В своей занимательной истории он рассказывает о профессоре биологии, который высушивает живого человека, а затем, после «остановки жизни», длящейся несколько десятков лет, успешно оживляет его.

То, что в 1861 году было лишь забавной игрой воображения, в наше время приобрело довольно пророческую форму; поскольку, в свете последних научных достижений, похожий метод сохранения человека уже не кажется столь невозможным.

Из экспериментов Анри Беккереля[2] и других ученых мы узнали, что жизнедеятельность некоторых животных низших классов (коловратки[3], тихоходки[4] и угри), семян некоторых растений и некоторых микробов может быть надолго остановлена с помощью понижения температуры до близкой к абсолютному нулю, а потом снова восстановлена после нагревания. Более того, исследователи наблюдали подобные «воскрешения» даже среди высших классов животных; хотя целое животное и не было заморожено, значительный объем тканей и даже целые органы были заморожены и оживлены. Аналогично сперматозоиды некоторых млекопитающих, обработанные защитными агентами, выдерживали температуру жидкого азота в течение нескольких месяцев без потери их подвижности и способности к оплодотворению. Более того, сердце курицы, подвергнутое подобному охлаждению, возобновило работу после нагревания.

Таким образом, не будет ошибкой ожидать в будущем все более сложных результатов; в самом деле, мы, наконец, просто вынуждены допустить возможность того, что методы заморозки и оживления людей будут однажды доведены до совершенства, в каком бы далеком будущем это не произошло. Так считает и М. Луи Хей, один из наиболее компетентных современных специалистов в этой области биологии. Он пишет:

«Есть очень убедительные основания полагать, что, благодаря будущим исследованиям, станет возможным сделать шаг через ту пропасть, которая сейчас отделяет высшие организмы от коловраток и тихоходок; после этого может быть найден способ останавливать жизненные процессы на неограниченно долгий срок» (Conservatism de la vie par le froid. — Hermann, 1959).

В книге «Человек со сломанным ухом» Эдмонд Абот с определенной долей юмора предвидел некоторые последствия для человечества, к которым может привести возможность сохранения людей.

«Пациенты, признанные в качестве неизлечимо больных невежественными учеными девятнадцатого века, больше не должны будут беспокоиться об этом; они будут высушены, чтобы спокойно ждать на дне коробки, пока врачи не найдут средства против их болезни».

Р. С. У. Эттинджер, автор «Перспектив бессмертия», сделал принципиальный шаг вперед в сравнении сфранцузским автором. Он предлагает сохранить не только неизлечимых, но и мертвых. Разве нельзя, как предлагает м-р Эттинджер, считать мертвых лишь «временно неизлечимыми», которых более развитая наука сможет когда-то оживить, вылечив все недуги, охватившие их, будь то болезнь, несчастный случай или старость? Метод сохранения, который он предлагает, это заморозка (в ванне с жидким гелием или азотом); этот метод пока не является безвредным, но, бесспорно, наука будущего сможет исправить и повреждения от заморозки.

Таким образом, нам нужно не так уж долго ждать, пока мы научимся замораживать человеческий организм без дополнительных повреждений. Когда это произойдет, нам придется заменить кладбища на спальные корпуса, и каждый из нас получит свой шанс на бессмертие, обещаемое наукой. Сегодня может показаться, что шансы на успех чрезвычайно малы, и никто не понимает этого лучше, чем м-р Эттинджер. Но он осознал, что нам нечего терять, а получить мы можем все. В каком-то смысле это напоминает известное парадоксальное заключение Паскаля[5], сформулированное применительно к вере в науку. И конечно, в свете альтернативы м-ра Эттинджера, решение позволить мертвым оставаться мертвыми — это величайшая глупость.

Важно понять, что м-р Эттинджер в собственно биологическом разделе книги доводит до логического завершения аргумент, для которого у него есть безупречные основания. В обязанности автора предисловия не входит предсказание немедленной реализации программы. М-р Эттинджер прекрасно понимает, что вся работа не может быть сделана быстро. Он говорит только то, что мы должны начать работу, которая будет выполнена рано или поздно. Однако каждый день, на который мы откладываем эту работу, бесчисленные тысячи людей умирают без всякой необходимости.

В любом случае, книга м-ра Эттинджера — это очаровательный и стимулирующий тонизирующий напиток, наполненный оригинальными идеями, особенно о проблеме личной индивидуальности. Книга заслуживает, чтобы ее прочли и обдумали.

Автор перевода с французского языка на английский Сандра Даненберг

 


Предисловие Джеральда Грумена (Gerald J. Gruman, M.D., Ph.D., Lake Erie College)

Читая эту книгу, я вспомнил историю одного бельгийского бизнесмена, который в начале второй мировой войны услышал слухи о возможности расщепления атомного ядра. Тогда он заказал большую партию урана в Конго и отправил ее на склады близ Нью-Йорка, как раз к моменту создания атомной бомбы. (Подробнее об Эдгаре Сенгьере, награжденном правительством США медалью «За заслуги», и бывшем президенте Union Miniere du Haut Katanga, см. The New York Times, 7-30-63:29.) Должен признаться, что если бы меня интересовали возможности спекуляции, я бы сейчас был занят скупкой оборудования, которое понадобится для проекта м-ра Эттинджера.

В отличие от создания атомной бомбы, предложения м-ра Эттинджера полностью человеколюбивы и благожелательны, настолько, что читатель может спросить, почему же ученые и врачи до сих пор не применяют низкотемпературные технологии (процессы «криобиологии») для продления человеческой жизни. На это приходится ответить, что слишком часто между открытиями ученых в лаборатории и применением этих открытий на практике для всеобщей пользы проходило слишком много времени. К примеру, в 1928 году сэр Александр Флеминг открыл, что пенициллин необычайно эффективно убивает микробов, но у него не было достаточных финансовых возможностей, чтобы произвести достаточное количество этого вещества. Из-за этого ничего не было сделано до тех пор, пока массовые потери во второй мировой войне не заставили правительства и компании Великобритании и США объединиться для поиска решения. Уже в 1944 году лекарство творило чудеса; но как насчет промежутка между 1928 и 1944 годами? Никто не сможет рассчитать цену человеческих страданий за эти годы. То же самое было и со многими другими важными нововведениями: первые методы анестезии были предложены в начале XIX века, но понадобилось более пятидесяти лет боли и мучений, чтобы хирургические операции, наконец, стали безболезненными, и гораздо дольше пришлось бороться, чтобы распространить этот метод на рожениц.

Можно привести немало аргументов, подтверждающих самое важное, на мой взгляд, качество книги профессора Эттинджера: автор пытается навести мост между сегодняшними лабораторными исследованиями и повседневной реальностью , потому что он смог увидеть нечто, сулящее человечеству огромные выгоды. Автор потратил годы, внимательно изучая специальную литературу, чтобы подготовиться к выполнению жизненно важной миссии: стимулированию общественной потребности в новой услуге, которую может предложить наука, и пробуждению ответственности врачей, адвокатов, бизнесменов и государственных чиновников за то, чтобы эта потребность была удовлетворена. М-р Эттинджер уверен, что то, к чему он призывает, в любом случае рано или поздно произойдет (в какой-то степени это уже происходит), но хочет быть уверен в том, что это случится как можно скорее и самым эффективным способом. Вот почему он выбрал энергичный, оптимистический стиль изложения, и, по-моему, у него для этого есть все основания: серьезное знание физических, химических и биологических процессов, которые он обсуждает, и трезвое понимание технических, экономических и социальных реалий сегодняшнего дня.

В чем же заключается это революционное открытие в науке? Если коротко, то в следующем: сегодня, если умирает человек, больше не годится хоронить или кремировать тело, поскольку есть надежда, что если сохранить его при сверхнизких температурах, врачи будущего смогут оживить человека и вылечить его. А если кто-то умирает от неизлечимой болезни, то неправильно будет позволить ему умереть; вместо этого следует поместить пациента в низкотемпературное хранилище до той поры, когда появится новое медицинское оборудование или будет открыто лекарство от этой болезни. Что касается научных и медицинских предпосылок этой теории, нам повезло: мы имеем превосходное предисловие, написанное д-ром Ростаном, завоевавшим всемирную известность своими научными исследованиями и пониманием социальных и философских аспектов науки. Как пишет м-р Эттинджер, д-р Ростан в 1946 году первым сообщил о защитном эффекте глицерина при замораживании клеток животных. Кроме того, заслуживает внимания факт, что английский ученый д-р А. С. Паркес, в чьей лаборатории эффект глицерина был независимо открыт в 1948 году, также благоприятно высказывался о возможностях криогенного хранения тела в течение неопределенно долгого времеми (С. Е. У. Уолстенхолм и М. П. Камерон, ред.: Ciba Foundation colloquia an aging, vol. 1., Boston: 1955, 162—69.)

М-р Эттинджер — представитель славной американской традиции, берущей начало от Бенджамина Франклина. Этот изобретатель, философ-ученый и государственный деятель предсказывал еще в 1780 году, что научный прогресс приведет к продлению жизни до более чем тысячи лет. Франклин был восхищен прогрессом науки и техники своего времени (громоотвод — его собственное изобретение, прививка от оспы, паровой двигатель, полеты на пилотируемых воздушных шарах и т. д.) и жаждал увидеть достижения будущего. В письме к одному французскому ученому он рассказал о желании быть разбуженным через сто лет, чтобы воочию увидеть прогресс Америки; известный английский хирург Джон Хантер высказывал похожую идею, мечтая об оживлении на год каждое столетие. Франклин также весьма интересовался экспериментами по оживлению людей, убитых электрическим током или утонувших; по правде говоря, в восемнадцатом веке такие эксперименты волновали умы многих.

Пионерами в деле оживления «мертвых» стали общества спасения утопающих (Humane Societies), основанные в Европе и Соединенных Штатах после 1767 (подробнее об этих обществах см. статью Э. Х. Томсона в Bulletin of the History of Medicine, 1963, 37:43-51). Этим обществам пришлось преодолевать презрение и насмешки, поскольку суеверное и невежественное общество считало любые попытки спасти утопленников или отравившихся шахтеров-угольщиков совершенным безрассудством. Но многие добросовестные врачи посвятили себя этому делу, а некоторые просвещенные священники оказали им содействие: филадельфийские квакеры помогли этим реформам, известный методист Джон Уэсли принял участие в развернувшейся кампании. Священник епископальной церкви в 1789 году объявил в проповеди, что общества спасения утопающих получили его благословение: «Единственная награда для них — это святая радость делать добро». Поздравляя себя сегодня с тем, что у нас есть Красный Крест и эффективные методы оживления «мертвых» (искусственное дыхание, массаж сердца, банки крови и т. п.), мы должны понимать, что м-р Эттинджер выполняет аналогичную миссию и заслуживает нашей искренней поддержки.

Важный вклад этой книги в том, что она ставит вопрос о природе смерти, и это одна из причин, почему врачи должны внимательно ее прочитать. Мы привыкли слепо принимать такие понятия, как «неисправимые повреждения», «биологическая смерть», и т. д., и не замечаем коварства этого «отверждения категорий» (выражение, придуманное д-ром Эстер Менакер для описания типичной «болезни ума» профессионалов и экспертов), то есть мыслительной ошибки, столь же распространенной и мешающей, как отверждение артерий. Это одна из наиболее важных сторон книги м-ра Эттинджера; с необыкновенным упорством он оспаривает многие подобные непреложные идеи, и каждый врач получит пользу, прочитав остроумную критику гипотез, которые мы слишком часто принимаем без доказательства. Этим автор дает новые темы для размышлений и, возможно, именно это позволит сократить временной разрыв между открытиями в криобиологии и использованием их результатов на практике и в дальнейших исследованиях.

Конечно, по некоторым второстепенным моментам я не совсем согласен с автором, но это не помешало мне согласиться с неопровержимой логикой его размышлений и убедиться в истинной ценности его взгляда на сложнейшие проблемы современного человечества. Я уверен, что читатели этой книги обнаружат, что, будучи усвоенными, ее основные идеи уже никогда не будут забыты, а приведут к новым размышлениям и действиям. Много говорилось недавно (к нашему стыду) о дорогостоящих и по-детски сентиментальных похоронных обрядах, известных как «американский способ умирать» (Jessica Mitford: The American Way of Death. — N.Y., 1963). Перед нами книга, которая предлагает американский способ жить дальше, использовать наши отличные (и недогруженные) технологические возможности, чтобы реалистично и разумно воплотить в жизнь нашу общую веру в красоту и ценность жизни и здоровья, а также неизмеримую значимость каждого человека.

В заключение мне вспоминается история о Бенджамине Фраклине, который однажды был чудом спасен во время кораблекрушения. Преисполненный благодарности, он услышал вопрос, собирается ли он построить часовню в память о своем спасении. «Нет, конечно, нет — ответил он, — я собираюсь построить маяк!» Я полностью уверен, что м-р Эттинджер тоже «построил маяк», который освещает наше будущее на годы вперед. Кого-то может ослепить первая внезапная вспышка, другие будут пытливо изучать странные и неожиданные изменения привычных видов и ориентиров. Ну а для тех, кто уже столкнулся с болью, потерей и безумной «абсурдностью» человеческой смерти, было ли это на поле боя или в унылой больничной палате, этот свет будет светом надежды в мире, который слишком долго ее ждал.

 


Предисловие 1987 года

Моя и ваша история до и после 1962 года

В океане человеческой истории криостазис — не более чем едва заметная рябь. Если цивилизация продлится, люди, в конечном счете, достигнут биологического бессмертия. Случится это рано или поздно, не имеет никакого значения для великой истории видов и ее продолжений. Но сроки имеют принципиальное значение для вас и ваших родных.

В этом предисловии речь пойдет о Вас и обо мне. Стоит начать, как обычно делают, с меня.

Я вырос на историях из журнала Хьюго Гернсбека Amazing Stories[6], и естественным образом предположил, что однажды — задолго до того, как я постарею — биологи откроют секрет(ы) вечной молодости. Когда я стал подростком в 1930-е годы, я начал подозревать, что это может потребовать чуть больше времени.

Чуть позже я прочел книгу “The Jameson Satellite” Нейла Р. Джонса, в которой тело профессора Джеймсона посылается на орбиту Земли, где (как автор ошибочно полагал) оно будет сохраняться неограниченно долго при температуре близкой к абсолютному нулю. И так в этой книге оно и сохранялось, пока через миллионы лет, когда человечество уже вымерло, раса механических людей с органическими мозгами не наткнулась на него. Они оживили и починили мозг Джеймсона, пересадили его в механическое тело и он стал одним из них.

Мне с самого начала было абсолютно очевидно, что автор упустил главное в своей собственной идее! Если бессмертие достижимо с помощью усилий высокоразвитой расы чужих, восстановивших замороженное человеческое тело, то почему не заморозить всех, чтобы дождаться спасения от своих же людей?

Или если посмотреть на это иначе: истории приостановки жизни (путем заморозки или как-то иначе) были уже давно известны; и если живой человек может быть оживлен после заморозки, то почему не может частично мертвый, чьи повреждения слишком велики для сегодняшней медицины, но (даже с учетом дополнительных повреждений при заморозке) детские игрушки для технологий будущего?

Здесь не место, чтобы анализировать психологические причины, по которым ни один заметный ученый не выдвигал и не поддерживал эти идеи. Во всяком случае, к моему изумлению, шли годы, а никто этого не сделал. В 1947 я написал короткий рассказ, содержащий в себе основную идею, и в 1948 году он был опубликован в мартовском выпуске Startling Stories под названием «Предпоследний трубный глас» (The Penultimate Trump). (Нет, название не имело никакого отношения к картам; последний трубный глас предположительно архангела Гавриила[7]). Рассказ не вызвал никакого отклика.

Проигнорировав совет Сэтчела Пэйджа[8] я продолжал оглядываться, и в 1960 стало ясно, что Отвратительное[9] меня действительно догоняет, так что я описал идею на нескольких страницах с упором на страхование жизни и отправил нескольким сотням человек из справочника Who’s Who in America. Откликов было очень мало, и стало ясно, что необходимо гораздо более объемное изложение — в основном, чтобы преодолеть культурное предубеждение. Людей приходилось убеждать, что смерть (обычно) постепенный и обратимый процесс, и что повреждения при заморозке столь малы (хотя и смертельны по сегодняшним критериям), что для ее обратимости требуется относительно немногое от будущего прогресса... Коли на то пошло, великое множество людей приходилось убеждать, что быть живым лучше, чем мертвым, здоровым лучше, чем больным, умным лучше, чем глупым, и что бессмертие может стоить усилий!

В 1962 году я опубликовал предварительную версию The Prospect of Immortality; это, наконец-то, привлекло некоторое внимание, и привело к изданию издательством Doubleday в 1964 году книги в твердом переплете и последующим изданиям, которые породили движение криостасиса (биостасиса, крионики). Двадцать лет спустя, насколько я могу определить, можно прямо или косвенно проследить влияние моих усилий на привлечение каждого, активно работающего в этой области (хотя и у других были похожие идеи в 1960-х и, возможно, раньше). И это может быть нашей трагедией...

... по той простой причине, что я не имел и не имею никаких достойных упоминания верительных грамот, будучи всего лишь (теперь уже вышедшим на пенсию) учителем физики и математики в колледже. Именно это так долго мешало мне делать больше: я знал, что я не имел никакого влияния, не имел формальной квалификации, и не подходил для роли лидера. Но годы шли, и, поскольку никто более подходящий не появился, мне пришлось написать книгу и позднее пришлось создавать организации (хотя другие и появились к тому времени).

Эта трагедия, в различных проявлениях, может продолжиться. Потенциально эффективные лидеры могли отвернуться, поскольку я (а позднее еще несколько ничем не примечательных человек) вынужденно захватили руководство движением. Бизнесмены и инвесторы могли колебаться из-за того, что небольшие и слабо капитализированные организации, уже действующие в этой области, имели столь малый (хотя и растущий!) успех в привлечении участников.

Но «трагедия — в глазах зрителя». Как сказал Сид Цезарь (или может быть Мел Брукс[10] — один из этих глубоких мыслителей): «В чем разница между комедией и трагедией? Когда саблезубый тигр пожирает Moe[11], это комедия. Когда у меня заусенец, это трагедия». И если Тигр Смерти съест вас, это самая ужасная трагедия; миру приходит конец, космос исчезает, а Все превращается в Ничто.

«Трагедия» медленного роста популярности иммортализма, в основном, имеет отношение к ним, и возможно, к Вам — но не ко мне или к нам, активным приверженцам иммортализма. Мы уже подготовили все для криостасиса после нашей клинической смерти — подписали контракты с существующими организациями и выделили деньги. У нас будет наш шанс, и если повезет чуть-чуть, мы сможем испить чашу грядущих столетий.

Но наши шансы будут значительно выше, если Вы поможете нам. За это мы хотим дать шанс и Вам — шанс, который будет неуклонно расти, благодаря нашим усилиям.

С 1962 года большинство из вас ничего не сделало. Вы в этом почти не виноваты; многим из вас хватило здравого смысла родиться намного позднее; и большинство из вас не имело почти никакого понятия о научной обоснованности иммортализма или о существовании организаций имморталистов. Теперь у Вас есть шанс выйти из темноты и гарантировать себе безграничное будущее.

В этом предисловии я не буду пытаться обновить научные данные; называть организации; отдавать должное множеству людей, которые сыграли важную роль в росте движения иммортализма/криостасиса, или приводить количественные данные об этом росте, о членстве, проведенных исследованиях, построенных сооружениях, привлеченных средствах и замороженных пациентах. Ведется работа над другими книгами, которые ставят перед собой эти цели, а буклеты, которые различные организации приложат к этому изданию, частично смогут выполнить эту задачу. Это всего лишь мое личное вводное слово, лишь исходная точка. Я надеюсь, что с нее начнется путь к неограниченной жизни для Вас и тех, кого Вы любите.

Так отведайте же плод с древа познания добра и зла.

Р. Ч. У. Эттинджер

Оак Парк, Мичиган — май 1987

[Текущий адрес: Скоттсдейл, Аризона]

 


Глава 1. Ледяная смерть, ледяной сон и некоторые последствия

Большинство людей, ныне живущих, имеет шансы на личное, физическое бессмертие.

Верность этого замечательного предположения — могущего вскоре стать основой жизни каждого человека и общества в целом — легко понять, если соединить один установленный факт с одним разумным предположением.

Факт: при очень низких температурах можно, уже сейчас, сохранять умерших людей без малейшего ухудшения их состояния в течение сколь угодно долгого времени. (Детали и ссылки будут даны ниже.)

Предположение: если человеческая цивилизация продолжит свое существование, прогресс медицины, в конечном счете, позволит исправлять почти любые повреждения человеческого организма, включая повреждения, нанесенные при заморозке и старческие повреждения, а также любые другие причины смерти. (Причины для подобного оптимизма будут даны ниже.)

Следовательно, нам всего лишь требуется, чтобы после смерти наши тела были заморожены и хранились в таком состоянии до того времени, когда наука сможет помочь нам. Неважно, что убило нас — старость или болезнь, и даже то, что технологии заморозки в момент нашей смерти еще будут грубыми. Рано или поздно наши друзья из будущего достигнут такого уровня развития, при котором они смогут оживить и вылечить нас. Вот, вкратце, сущность моего главного аргумента.

Бесспорно, что вначале размещение будут производиться в индивидуальном порядке, затем частными компаниями, а в будущем, возможно, государством через систему социального обеспечения.

Понятно, что благодаря хранению наших тел в настолько живом состоянии, насколько это возможно, Вы и я уже сейчас имеем шансы избежать постоянной смерти. Но как велики эти шансы? Я уверен, что шансы необычайно благоприятны, и цель этой книги — сделать эту уверенность правдоподобной. Если удастся показать ее правдоподобие, это будет содействовать дальнейшим усилиям, необходимым для того, чтобы еще больше увеличить наши шансы.

Я надеюсь, что весомость всех приведенных в этой книге аргументов убедит читателя в том, что на кону его собственная жизнь и жизни членов его семьи, и что его личные усилия необходимы для успеха этого необыкновенно важного дела.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...