Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава 10. Обычаи и нравы будущего



Практически любой товар, каким бы желанным или необходимым он ни был, если только это не фундаментальная потребность, приходится «продавать», будь то страхование жизни, еда, лекарство или что-то еще. Если бы дыхание не было рефлекторным, многих пришлось бы навязчивой рекламой убеждать сделать хотя бы глоток воздуха. Бессмертие тоже придется «продать» достаточному числу людей, чтобы подтолкнуть программы заморозки.

Будет ли завтрашний день действительно лучше? Стоит ли он наших усилий? Если мы допустим, что станет возможным формировать характер, по логике одно только это гарантирует положительный ответ; мы все можем стать жизнерадостными и оказаться в прекрасной форме. Тем не менее, мы хотели бы быть уверены и в том, что внешние изменения тоже будут стоить того.

В предыдущей главе мы обсудили пользу бессмертия в самых общих чертах; конечно же, детальные долгосрочные прогнозы полностью исключены. Тем не менее, будет занятно раскрыть некоторые краткосрочные возможности, и это может помочь представить перспективы более реальными и близкими. Однако наш анализ не будет ни системным, ни, тем более, исчерпывающим.

Прежде чем приступить к такому поверхностному изложению, стоит очертить более далекое будущее, но говоря не о том, что произойдет (это было бы слишком смело), а о том, чего явно не произойдет.

После «Беовульфа»

Любимый штамп писателей «природа человека неизменна». Но проявления человеческой природы весьма сильно отличаются в зависимости от культурного окружения, это было показано на примере однояйцевых близнецов, выросших отдельно; в ближайшем будущем нас ожидают изменения в самой биологической основе, и последствия этого предсказать невозможно.

Действительно, мы все еще читаем «Беовульфа», и «Илиаду», и «Гамлета», и многие ученые беззаботно полагают, что эти и другие произведения останутся в нашей культуре всегда. Но за последние тридцать или сорок тысяч лет (предполагаемый период существования современного человека на земле), культурные изменения были относительно небольшими, а биологические изменения практически отсутствовали. В следующие несколько веков изменения будут несравненно более значительными.

Я убежден, что через несколько сотен лет шекспировские строки, к примеру, будут интересовать нас не более, чем хрюканье валяющейся в грязи свиньи. (Ученые, изучающие произведения Шекспира, также как и цензоры, производители нюхательного табака и париков, должны будут найти новую, возможно, неизвестную пока работу) Произведения Шекспира не только окажутся слишком слабыми интеллектуально, написанными слишком смутным и тривиальным языком, но даже те проблемы, которые его волновали, станут, в основном, не более чем историческими курьезами. Ни жадность, ни вожделение, ни амбиции, не будут в новом обществе такими качествами, какими мы их знаем сейчас. Практически неограниченные ресурсы новой эпохи позволят либо удовлетворить все повседневные потребности, либо удалить их из сознания человека. Более того, если, несмотря на все эти титанические потрясения, цивилизация сохранится так долго, это будет означать, что удалось выработать какие-то удовлетворительные формы совместного проживания людей. Конкуренция может исчезнуть, но если она сохранится, то только коренным образом изменившись.



Нельзя сказать, будет ли большинство из нас оживлено до или после того, как человек радикально изменит себя. Я предполагаю, что большинство из нас будет заморожено с применением надежных и безопасных методов, а излечение старости окажется проще, чем полная реконструкция и перестройка мозга и тела, поэтому мы можем рассчитывать на пробуждение в то время, когда люди еще будут более или менее похожими на человека. А теперь давайте бросим взгляд на среднесрочную перспективу и попытаемся разобраться в некоторых аспектах жизни в это время.

Стабильность и «Золотое правило»

Как уже говорилось, перспектива бессмертия должна серьезно ограничить опрометчивые и импульсивные поступки и антисоциальное поведение. Национальные лидеры захотят сохранить свои собственные шкуры и будут вынуждены смотреть далеко вперед. Временные преимущества станут неважными. Жизнь каждого будет зависеть от надежной работы морозильных камер, а значит, от устойчивости экономических и государственных институтов. Никто не будет чрезмерно жадным, зная, что скоро, замерзший и окостеневший, он будет зависеть от милости своих наследников, чье благополучие не стоит подвергать опасности.

В эпоху заморозки начнут проявляться благоприятные эффекты в межличностном общении. Особенно заметными они станут, когда бессмертие, наконец, будет реализовано. На наши действия сильно будет влиять понимание того, что не только мы сами, но и другие будут жить еще очень долго. Больше нельзя рассчитывать, что люди, которых мы встречаем в деловой и в повседневной жизни, пропадут или исчезнут; вместо этого наши пути могут снова пересечься в отдаленном будущем. Любое действие превратится в «повторяемое» событие; «одноразовых» событий больше не будет.

Золотое правило станет не идеалом, а необходимостью, и это может привести к Золотому Веку морали и нравственности, когда человек будет относиться ко всем как к друзьям и соседям.

(Какой-нибудь умник обязательно спросит, что случится, если мазохист попытается использовать Золотое правило. Но никто не утверждает, что правило всегда абсолютно очевидно или, даже если бы оно было таким, его использование автоматически уничтожит все разногласия; утверждается лишь, что в целом это правило позитивное, и что его повсеместное использование будет важным шагом в правильном направлении.)





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...