Главная Обратная связь

Дисциплины:






Энциклопедия Звездных войн 12 страница



— Попробовать-то можно, — со странной интонацией ответил Скайуокер; возможно, он тоже чувствовал нечто необычное в этом корабле — Подстраховать меня сможешь?

— Думаю, да, — ответила Мара, — Мы уже близко к границе защитной сферы пиратов.

— Вот и хорошо. Р2, все записывающие устройства и сенсоры — в готовность. Нам будет нужна полная запись.

Раздалось подтверждение дроида, и с внезапностью, удивившей даже Мару, «крестокрыл» повернулся почти «на пятке» и рванулся к незнакомцу. Он нырял под дрейфующие астероиды, почти облизывая их и создавая тем самым максимальное прикрытие. Мара зафиксировала прицел турболазера на чужаке, гадая, решит ли его команда вступить в бой или смыться.

Но «крестокрыл» сближался с чужим кораблем, а тот не выказывал никакой реакции. Они там что, все дружно отвернулись, что ли? Смешно. Так чего же они ждут?

Люк был уже почти в дистанции ближнего боя. Вслед за ним лениво плыл отбившийся от стада астероид, находившийся, к сожалению, как раз между Марой и пришельцем.

Единственным предупреждением оказался внезапный всплеск эмоций Люка. Джейд едва успела заметить, как чужак с совершенно невероятной скоростью метнулся прочь, уходя к краю астероидного поля.

— Вот он! — завопил Торве, пока Мара пыталась развернуть турболазер и поймать в прицел далекий звездолет. Поздно. Не успела она зафиксировать прицел, как между ними проплыл очередной валун, снова загородив обзор. Из-за летучего булыжника блеснула характерная вспышка, и корабль исчез в гиперпространстве.

В наушниках раздались чьи-то обстоятельные проклятья в адрес чужака и ситуации в целом.

— Сдаюсь, — произнесла Фон. — Что, ситх раздери, это было?

— Вот и я о том же, — заметила Мара. — Скайуокер? Ты там еще?

— Тут я, — ответил Люк. — Ты все видела?

— Не совсем, — ответила Мара. — Он ждал, пока нас закроет астероидом, а потом ушел в прыжок.

— Интересно, — произнес Люк. — Перед прыжком его двигатель оставил очень необычную энергетическую роспись. Я записал все, что смог, но боюсь, мои сенсоры поймали далеко не все.

— Может, поэтому он и дождался, пока мы потеряем его из виду?

— Может, — согласился Люк. — Должно быть, он понял, что на таком корабле, как у вас, могут быть сенсоры лучше моих.

Мара покусала губу.

— Ну если ты не собираешься прогуляться за ним в гиперпространство, то вряд ли мы сможем что-то еще придумать. Ты не хочешь поделиться показаниями своих сенсоров?

Астродроид по поводу этого предложения высказался не слишком любезно.

— Все нормально, Р2, — успокаивающе сказал Люк. — Будем рассматривать это как гонорар за спасение.

— Часть гонорара, — поправила его Мара. — Остаток обсудим позже.



— Понятно, — сказал Люк. — Лови.

— Принято, — подтвердила Фон.

— Спасибо, — произнесла Мара — Люк, тебе еще что-нибудь нужно?

— Только не по твоим расценкам, — сухо ответил он. — Серьезно, спасибо за все.

— Рада, что смогли помочь, — сказала Мара. — Не забудь осмотреть раны.

— Не забуду, — уверил Люк. — Р2 уже вывел мне список ближайших медицинских заведений Новой Республики. Увидимся позже.

— Обязательно. Береги себя.

Комлинк щелкнул, и с легкой вспышкой «крестокрыл» ушел в прыжок. Мара посмотрела вслед. В ее душе боролись друг с другом совершенно противоположные чувства Блестящие отчеты о славных свершениях Люка, которые она читала… как же они оказались далеки от того, что ей пришлось увидеть только что. Что с ним такое случилось?

Или он начал, наконец, приходить в себя?

— Джейд? — позвала Фон. — Что теперь?

Мара тихонько вздохнула и решительно выбросила Люка из головы.

— Отправляем отчет Когтю, — сказала она, быстро рассчитывая время. — Посмотрим, чего он хочет: чтобы мы прибыли вовремя в точку рандеву у Носкена или попытались проследить путь отхода пиратов.

— Хорошо, — ответила Фон. — Кстати, Джейд, тебе раньше никто не говорил, что вы с этим Скайуокером — отличная пара?

Мара уставилась на дрейфующие астероиды.

— Придержи язык, Фон, — неожиданно мягко попросила она. — Пожалуйста, придержи язык.

 

 

В этой части Дордолума день выдался жарким. Жарким и солнечным. Ни дуновения ветерка. Тяжелый, насыщенный влагой воздух будто окутывал молчаливую толпу вышедших на обеденный перерыв сырым шерстяным одеялом.

Оратор на трибуне общественного мнения орал, не умолкая. Это тоже обволакивало и давило на психику. Вот только в отличие от солнечных лучей пламенные речи оратора действительно воспламеняли толпу. Тщательно подобранные слова и интонации разжигали страсти и вытаскивали на свет десятки обид, что тихо тлели годами, тайное недовольство, зависть. Почти каждый, кому довелось слышать эти обличительные тирады, лелеял в душе затаенную злобу на другую расу: ишори не ладили с диамалами, барабелы — с родианцами, акуалиши недолюбливали людей.

И почти всех раздражали ботаны. Дренд Наветт взглянул поверх голов направо, где по другую сторону площади возвышалось здание транспортной компании «Солферин», собственности ботанов, на ее замысловатую эмблему, и позволил себе улыбнуться.

Отличный денек для бунта.

Наконец оратор перешел к главному. С душераздирающими и красочными подробностями он расписывал ужасы уничтожения Каамаса и то, какую трусливую и омерзительную роль играли в нем ботаны. Наветт печенкой чувствовал, как народ доходит до точки кипения, как гнев толпы перерастает в бездумную, не рассуждающую ярость. Момент настал. Медленно, чтобы не развеять чары, завладевшие толпой, он начал пробираться поближе к зданию транспортной компании. Клиф был, несомненно, гением по части демагогии, но именно он, Наветт, лучше всех чувствовал настрой толпы и знал, как и когда выбить последний предохранительный клапан.

Еще немного. Наветт встал так, чтобы офис ботанской компании был в радиусе уверенного поражения. Сунул руку в неприметную сумку, скромно висевшую на плече, нащупал необходимое оружие и стал выжидать. Еще несколько секунд… пора!

— Возмездия за Каамас! — заорал он. — Возмездия по заслугам! Немедленного! — вскинув руку, он с размаху швырнул свой снаряд в здание.

Перезрелый плод бличчи, попав точно в цель, с мерзопакостным звуком шмякнулся о дверь офиса и растекся по ней блестящим алым пятном.

Стоявшая рядом парочка дуро испуганно ойкнула. Но ни им, ни кому-либо еще в толпе никто не собирался давать ни мгновения на размышление, во что их втравливают. В десятке других мест уже подхватили призывы к правосудию. В здание полетели заранее заготовленные плоды.

— Правосудия! Возмездия за Каамас! — снова завопил Наветт, швыряя еще один бличчи. — Отомстим за геноцид!

— Ме-е-есть! — подхватил кто-то в толпе, и в здание тут же полетело еще несколько гнилых фруктов.

— Отомстим за геноцид! — Наветт швырнул еще один бличчи, за ним другой…

Кто-то из не-людей на площади хрипло подхватил его призыв к мщению… И толпа, будто по команде, резко и с полной готовностью превратилась в стадо. На здание посыпался дождь из объедков. Остатки завтраков, которыми перекусывали добропорядочные служащие, устремились в ненавистную мишень, подхваченные злобой и яростью, которую Клиф искусно вытащил на поверхность.

Наветт совершенно не собирался растрачивать эту ярость на несколько пятен от гнилых фруктов. Вслед за последним бличчи он вытащил из сумки немалых размеров булыжник. Насилие порождает насилие, процитировал он про себя старый афоризм и запустил камень в здание.

Камень поразил облюбованное Наветтом окно. Пластик разлетелся вдребезги, но грохот его был едва слышен за ревом толпы.

— Отомстим за геноцид! — снова завопил провокатор, погрозил зданию кулаком и отправил туда следующий камень.

Толпа оказалась способной ученицей. Дождь из плодов вперемешку с яйцами продолжался, но в нем стали попадаться и камни, вытащенные из тротуаров и бордюров клумб. Наветт швырнул очередной булыжник, отметив, что уже четыре окна превратились в выщербленные провалы, и быстро оглядел раскаленное полуденным солнцем небо. Даже захваченные врасплох, власти Дордолума не станут терпеть такое безобразие вечно. Рано или поздно они должны отреагировать.

Ожидаемая реакция властей не заставила себя долго ждать: со стороны космопорта быстро приближались три ярко раскрашенных ховера таможенного контроля в сопровождении пяти-шести гравициклов. Резво, подумал Наветт. Сюда прибудут меньше, чем через пару минут.

Значит, пора уносить ноги. Наветт сунул руку под тунику, нащупал там спрятанный комлинк и дважды нажал кнопку вызова. Это был сигнал его агитбригаде, чтобы выбирались с площади и оперативно растворялись в полуденном зное. Затем он вновь запустил руку в сумку, отложил два булыжника, которым сегодня не суждено было отправиться в полет, и вытащил свой последний подарок ботанам.

Это, ясное дело, была граната. Но не простая граната. Наветт десять лет назад лично вырвал ее из мертвой руки бойца сопротивления на Миомаране. Это было во время недолгой оккупации Империей этого мира, еще во времена головокружительного правления Гранд адмирала Трауна. Особо полезной для данного случая гранату делало то, что члены той ячейки сопротивления каким-то образом умудрились подбить на разработку оружия заезжих битхов. Когда осколки гранаты подвергнут экспертизе — а это произойдет обязательно, в Новой Республике будут вынуждены признать, что даже отъявленные пацифисты битхи становятся на сторону антиботанского движения.

А может, это и не будет иметь значения. Может быть, вообще все это лишено смысла. Может быть, не-люди и их горячие сторонники уже так потрепали Империю, что Наветт и его команда уже ничего не смогут изменить.

Но поскольку речь шла об исполнении долга, то и подобные соображения не играли абсолютно никакой роли. Наветт застал Империю в расцвете славы, видел ее и в черные дни… И если славу ее возродить не удастся, то он, Наветт, по крайней мере сделает все, чтобы погребена она была под пеплом, который останется от Новой Республики.

Выдернув чеку, он отщелкнул рычаг взрывателя и бросил гранату. Граната влетела точно в одно из разбитых окон на верхнем этаже и скрылась внутри. Он был уже на полпути к краю толпы, когда она рванула, сорвав кровлю и выбросив в небо весьма впечатляющий огненный шар.

Когда власти прибыли на место пожара, он уже был далеко от площади и беззаботным прогулочным шагом брел по улице, смешавшись с толпой прохожих.

* * *

Петиция заканчивалась немалым списком подписей. Лейя оторвалась от деки с отчетливым чувством боли в желудке. Неудивительно, что президент Гаврисом был столь официален, когда вызывал ее в свой личный кабинет.

— Когда это доставили? — спросила она.

— Около часа назад, — ответил Гаврисом. Кончики его крыльев безостановочно перебирали инфочипы, которые ему еще предстояло изучить. — В сложившихся обстоятельствах я решил, что вас и советника Фей'лиа надо известить в первую очередь.

Лейя посмотрела на Фей'лиа. Ботан съежился в кресле, мех самым жалким образом облепил его, словно на советника вылили ведро воды.

— Почему — меня? — спросила она.

— Потому что именно вы обнаружили так называемый каамасский документ, — сказал Гаврисом, щелкнув хвостом, будто плетью; у калибопов это движение было равноценно пожатию плечами. — Потому что ваш мир, как и мир каамаси, был уничтожен, и вы, таким образом, лучше, чем кто-либо, способны понять несчастье, которое их постигло. Потому что вы, как легендарная и почитаемая героиня борьбы за свободу, все еще пользуетесь большим влиянием среди членов сената.

— Это все так, но против такого количества подписей моего влияния недостаточно, — честно предупредила Лейя, кивая на деку. — Кроме того, — она запнулась и снова посмотрела на Фей'лиа, — боюсь, я склонна согласиться с тем, что это предложение может оказаться разумным компромиссом.

— Компромиссом? — переспросил Фей'лиа убитым голосом. — Советник Органа Соло, это не компромисс. Это смертный приговор всему народу ботанов!

— Кроме нас троих в этой комнате никого нет, советник Фей'лиа, — мягко напомнил Гаврисом. — Нет необходимости упражняться в красноречии.

Фей'лиа с несчастным видом посмотрел на калибопа.

— Это не упражнения в красноречии, президент Гаврисом, — сказал он. — Вы, похоже, не вполне понимаете, сколько времени и усилий потребуется только для того, чтобы отыскать необитаемую планету, которая подошла бы уцелевшим каамаси, — его мех всколыхнулся. — А настаивать еще и на том, чтобы мы несли все расходы по преобразованию этой планеты в соответствии с исходными спецификациями каамаси? Мы попросту не в состоянии финансировать это предприятие.

— Мне прекрасно известна расчетная стоимость таких проектов, — по-прежнему невозмутимо возразил Гаврисом. — Во времена Старой Республики было осуществлено не меньше пяти подобных преобразований…

— Теми, кто кичился своим могуществом и богатством, — взъелся Фей'лиа, вдруг оживившись. — У народа ботанов никогда не было ни того ни другого!

Гаврисом тряхнул гривой.

— Вот что, советник, давайте будем откровенны хотя бы сейчас. Суммарные активы всех предприятий, принадлежащих ботанам, на текущий момент вполне достаточны, чтобы покрыть стоимость такого проекта. Разумеется, это будет нелегкой жертвой, но отнюдь не фатальной Я также считаю, что вам предложили отличную возможность разрешить этот вопрос быстро и мирно.

Мех Фей'лиа пошел волнами.

— Вы не понимаете, — еле слышно сказал он. — Активов, о которых вы говорите, не существует.

Лейя недобро посмотрела на него.

— Что вы хотите сказать, советник? Я видела финансовые сводки. Там только перечисление ботанских авуаров занимает целые страницы.

Фей'лиа еще больше скукожился в кресле и несмело поднял на нее глаза.

— Это ложные данные, — пролепетал он. — Всего лишь искусно сделанная иллюзия.

Лейя взглянула на Гаврисома. Его неустанные крылья внезапно замерли.

— Означает ли то, что вы сейчас сказали, — тщательно подбирая слова, выговорил калибоп, — что руководители ботанских Объединенных кланов замешаны в подделке данных?

Мех ботана встал дыбом.

— Предполагалось, что это лишь временные… временные меры, — беспомощно проговорил Фей'-лиа. — Поскольку наши финансовые трудности носят только временный характер. Ряд неудачных финансовых ходов истощил ресурсы Объединенных кланов и загнал нас, собственно, в долговую яму. И нынешние разногласия вызывают еще большую нестабильность. Нам нужны были новые инвесторы, новые деловые контакты и…

Он окончательно стушевался и умолк.

— Понятно, — сказал Гаврисом.

Его голос был снова спокоен, но на морде калибопа появилось выражение, которое Лейе прежде наблюдать не приходилось.

— В настолько неловкое положение меня еще не ставили, советник Фей'лиа. И что мне, по-вашему, следовало бы предпринять?

Лиловые глаза Фей'лиа встретились с голубым льдом взгляда калибопа.

— Мы сможем оправиться, президент Гаврисом, — выдавил ботан. — Все, что нам нужно, — это немного времени. Преждевременное раскрытие этой информации будет фатальным ударом не только для ботанов, но и для тех, кто уже произвел инвестиции в наши предприятия.

— То есть для тех, кто имел неосторожность вам поверить, — холодно поправил его Гаврисом. Фей'лиа не выдержал и виновато отвел глаза.

— Да, — еле слышно прошептал он. — Для тех, кто нам поверил.

В помещении воцарилось долгое молчание. Затем, снова тряхнув гривой, Гаврисом обратил взор на Лейю.

— Вы — рыцарь-джедай, советник Органа Соло, — сказал он. — За вами — мудрость веков и Великая сила. Я прошу вашего совета.

Лейя только вздохнула. Сколько можно твердить всей Галактике, что она — не джедай И тем более — не рыцарь!!!

— К сожалению, я не могу ничего посоветовать, — горько сказала она

— Есть ли хоть какой-то прогресс в установлении имен ботанов, причастных к событиям на Каамасе?

— Пока нет, — ответила Лейя. — Наша разведка работает над исходным инфочипом, но руководитель Службы криптографии Гент сказал мне, что ничего более того, что из нее удалось уже вытянуть, получить не удастся. Кроме того, мы ведем поиск в старых имперских архивах на Кампарасе, Боудолайзе и Оброа-скай, но пока безрезультатно.

— Возможно, его хранили в Особом отделе, — сказал Гаврисом с негромким вздохом, напоминающим скорее грустное ржание. — Те записи, которые в Империи предписывалось уничтожать перед отступлением.

— Не исключено, — сказала Лейя. — Но мы надеемся, что хоть где-то сохранилась копия.

— Слабая надежда.

— Да, — вынуждена была признать Лейя. — Фей'лиа, сколько времени потребуется Объединенным кланам, чтобы встать на ноги?

— В соответствии с прогнозами, основные долги будут покрыты через три месяца, — ответил ботан. — Но даже тогда мы будем далеко от того финансового состояния, которое официально декларировалось.

Гаврисом издал горловой звук.

— И через какое же время вы сможете взяться за этот проект? — спросила Лейя. Фей'лиа прикрыл глаза.

— Может быть, через десять лет. Может быть, никогда.

Лейя перевела взгляд на Гаврисома.

— Я очень хотела бы вам дать умный совет, президент Гаврисом, — сказала она. — Но пока ясного пути решения проблемы я не вижу.

— Понятно, — еще раз повторил Гаврисом. — Можно ли рассчитывать, что медитации помогут вам услышать подсказки Великой силы?

— Конечно же, я это сделаю, — заверила Лейя. — Хотя и без медитации ясно: ботаны в ближайшем будущем удовлетворить требования петиции не смогут.

— Это так, — тяжко выговорил Гаврисом. — Мне ничего не остается как попробовать выиграть немного времени.

— Каким образом? Выдвинуть на обсуждение? — с сомнением в голосе спросила Лейя. — Это рискованно.

— Более чем, — согласился Гаврисом. — Если кому-то придет в голову провести это как законопроект, сенат в конечном итоге обязательно его ратифицирует. И в этом случае пространства для маневра у меня практически не останется.

Лейя поморщилась. Если Гаврисому не оставят свободы маневра, то у ботанов ее будет еще меньше. Им придется либо любой ценой строить новый мир для каамаси, либо идти на нарушение закона Новой Республики.

— Но, как вы понимаете, у вашего президента все же есть кое-что в запасе, — продолжал тем временем калибоп. — Существуют кое-какие парламентские уловки, и их можно будет использовать. Я смогу помариновать это дело еще какое-то время.

Лейя поглядела на Фей'лиа.

— Но не десять же лет?

— Нет, конечно.

Снова в кабинете повисло неловкое молчание.

— Итак, — подвел черту Гаврисом. — Судя по всему, в данный момент мы мало что можем поделать. За исключением одного: я хочу, чтобы финансовые отчеты Объединенных кланов были подвергнуты доскональной проверке. Необходимо убедиться, что ситуация на самом деле такова, как нам сейчас обрисовали. Советник Органа Соло, не хотите ли вы отправиться с этой целью на Ботавуи?

— Я? — в изумлении переспросила Лейя. — Я же не финансист…

— Но в молодости вы, несомненно, изучали основы экономики и финансов под руководством вашего отца, Бэйла Органы, — заметил Гаврисом.

— Только основы, — сказала Лейя — Не более того.

— А это и все, что вам потребуется, — заверил ее Гаврисом. — Ведь афера заключена в фальсифицированных документах, а не в настоящих.

Он махнул крылом в сторону Фей'лиа.

— Ей же дадут просмотреть настоящие, не правда ли?

— Да, конечно, — безрадостно согласился Фей'лиа, встопорщив мех. — Я предупрежу руководство Объединенных кланов о вашем прибытии.

— Вот именно этого вы и не сделаете, — жестко сказал Гаврисом. — Они никого не должны успеть предупредить.

Глаза Фей'лиа сверкнули.

— Вы наносите оскорбление руководителям кланов, обвиняя их в нечестности, президент Гаврисом.

— Это как вам угодно, — сказал Гаврисом. — Но если их известят заранее, я вам не завидую, И еще… Не забывайте, что советник Органа Соло — джедай. Если удивление руководителей кланов ее приездом и ее требованиями будет неискренним, она немедленно об этом узнает.

Лёйя сделала вид, что ее это заявление ничуть не тревожит. На самом-то деле она всегда считала, что даже среднестатистического ботана «прочесть» нелегко, и уж совершенно не была уверена, что подобные трюки пройдут с главами кланов.

Но… Фей'лиа тоже об этом не знал.

— Я понял, — проворчал он. — Когда вы планируете ее отбытие?

— Как можно скорее, — сказал Гаврисом. — Советник Органа Соло?

— По идее, мы сможем вылететь через пару часов, — мысленно прикинув список необходимых приготовлений, сказала Лейя. Хэн, ясное дело, напросится сопровождать. Если подумать, у них возникает неплохой шанс хоть немного спокойно побыть вдвоем. — За детьми в наше отсутствие присмотрят Чуй и ногри.

— Ногри, — проворчал Фей'лиа с ноткой горечи в голосе. — Надо им было убить того деваронца на Вейланде. Тогда ничего бы и не случилось.

— А что, собственно, такого сделал деваронец, что заслуживает смерти? — с удивительным спокойствием спросил Гаврисом. — В Галактике и так уже слишком много убивали.

— И еще многих убьют, — мрачно пообещал Фей'лиа. — Что, пожертвовать одной жизнью, чтобы спасти многих, плохая сделка?

— Этот вопрос в конечном счете задает себе любой, — сказал Гаврисом. — Для тех, кто хочет оставаться в рамках цивилизации, ответ может быть только один, — он скрестил крылья на спине в позе отдыха. — Спасибо обоим, что пришли, уважаемые члены Совета. Мы еще вернемся к этому разговору.

* * *

Мофф Дисра положил деку.

— Неплохо, очень даже неплохо, — произнес он, оглядывая собравшихся. — Похоже, все идет как надо.

— Похоже, все идет слишком медленно, — с кислой миной возразил Флим, откидываясь на спинку кресла и закидывая ноги на угол стола Дисры. — Что у нас в активе? Пара-другая пиратских рейдов да в лучшем случае сотня массовых беспорядков.

— Терпение — полезная вещь, — напомнил ему Тиерс. — Даже для солдата. Особенно для солдата.

— А, так вот в чем проблема! — взъелся Флим. — Так я же артист, имитатор, а не солдат. Но хочу заметить, что в моем мире тянуть с такими вещами не принято. Тебе надо засечь цель, быстренько прицелиться и огонь! Тра-та-та-та! Если дать мишени слишком много времени на размышление, она и смыться ведь может.

— От нас не смоются, — заверил его Тиерс. — Поверьте мне. Мы готовим такой вкусный супчик… Все, что ему нужно, — еще немного покипеть.

— Так, может, имеет смысл подбавить огоньку? — спросил Флим. — Это, можно сказать, моя величайшая роль в жизни. А зрителей? Вы вдвоем да четверо капитанов со «звездных разрушителей». Когда я наконец на публику-то выйду?

— Будете продолжать в том же духе — вообще не выйдете, — обронил Дисра в пространство, изо всех сил сдерживаясь.

Флим начинал выказывать обычную эксцентричность и причуды, свойственные третьеразрядным актеришкам, а этот тип людей Дисра люто ненавидел.

— Не волнуйтесь, — вновь утешил его Тиерс. — Свой шанс вы получите, по крайней мере, в частном спектакле для бунтовщиков. Но только тогда, когда все будет готово наилучшим образом. Нам сейчас надо точно знать, какие из инопланетных правительств стоят за самые жесткие санкции в отношении ботанов, а какие — за прощение и полюбовное разрешение вопроса.

— Что означает ваше шоу как минимум на двух планетах: Мон Каламари и Дуро, — проворчал Дисра, поглядывая исподлобья на Тиерса.

Эту схему придумал изощренный мозг гвардейца, и Дисра до сих пор не мог понять — одобрить ее или нет. Исходная-то идея была несколько иной: использовать Флима для вдохновения сил Империи, а не для того, чтобы сбросить его на голову Новой Республике в качестве средства устрашения.

— На самом деле это время наступит много быстрее, чем кажется, — продолжил Тиерс, сделав вид, что не замечает ядовитых замечаний Дисры. — Наша агентура на Корусканте докладывает о слухах, что президенту была подана некая петиция. Если им удастся раздобыть копию и пустить ее в широкий оборот, процесс ускорится. Значительно ускорится. Через несколько дней, мне представляется, мы сможем перейти к следующей фазе.

— Хотелось бы надеяться, — сказал Флим. — Кстати, вам не приходило в голову, что есть очень простой способ, которым Новая Республика может решить весь этот кризис и окончательно выбить почву у нас из-под ног?

— Конечно, приходило, — сказал Дисра, с трудом сохраняя терпение. — Все, что им нужно, отыскать конкретных ботанов, которые были агентами Палпатина на Каамасе.

— А какие меры предприняты, чтобы этого не произошло?

— Вы меня что, за полного идиота принимаете? — вскипел наконец Дисра. — Предприняты, предприняты, утихните. Единственные сохранившиеся записи находятся здесь, на Бастионе. Я уже об этом позаботился.

— На самом деле, это не совсем так, — задумчиво произнес Тиерс. — Среди записей на базе представительства разведслужбы на Йаге Малой тоже может быть копия.

Дисра зло посмотрел на него.

— А раньше почему вы об этом не сказали?

— Потому что раньше о предмете информационных поисков противника и вопроса не вставало, — ответил Тиерс. — Я знаю, что вы… позаботились о записях на Бастионе, и имел основания предполагать, что вы позаботились и о копиях на Йаге Малой.

— Пока не позаботился, но я этим займусь, — сказал Дисра. — Вылечу на Малую Йагу сегодня вечером.

— Не уверен, что это хорошая идея, — заметил Тиерс. — Я имею в виду то, что собираетесь лететь лично именно вы. Генерал, командующий базой, отлично знает Пеллаэона. Это первое. Хуже того, они с адмиралом добрые приятели. Это второе. Знаете, о чем он вас спросит у трапа: а зачем вообще вам потребовалось рыться в записях его базы, если есть своя библиотека на Бастионе?

Дисра продолжал раздраженно взирать на него.

— Так и кто полетит? Вы, что ли?

— Это было бы самым логичным, — кивнул Тиерс. — Генерал Хестив не знает меня, ни по имени, ни по званию, так что я могу придумать любую легенду, которая не будет меня связывать с вами. Если только великое путешествие Пеллаэона по Империи не сбросит его мне на голову именно там и в самый неподходящий момент, проблем не возникнет.

— За исключением одной: а как вы намерены попасть в Особый отдел? — поинтересовался Дисра. Тиерс только плечами пожал.

— Воспользуюсь вашим методом дешифровки, естественно.

Дисра насупился еще больше.

— Знаете, а ведь вы пытаетесь получить у меня этот код уже второй раз, — напомнил он. — Удивительно даже, и что вас так к нему тянет?

— Наверное, вам больше хочется, чтобы повстанцы первыми добрались до каамасского документа, — хладнокровно отпарировал Тиерс. — Чего иначе вам-то бояться здесь, в Империи?

— Не верю я вам, — злобно ответил Дисра. — Может, единственная ваша цель — и то, чего вы только и хотели с самого начала, — сунуть свой нос в эти файлы. Может, я думаю, что как только вы найдете, что ищете, вы скроетесь, а нам потом расхлебывать всю эту кашу.

Тиерс улыбнулся своеобычной жесткой улыбкой.

— Интересно получается, — заметил он. — Ровно минуту назад вы боялись, как бы я не наложил руки на ваш великий проект. А теперь — как бы я из него не улизнул. Определились бы вы, наконец.

— Вы не ответили на вопрос, — огрызнулся Дисра. — Что вы ищете в этих файлах?

— Понятия не имею, — честно ответил Тиерс. — У Императора было множество секретов, и некоторые из них могут для нас оказаться весьма полезными. Но пока я не пойму, что там содержится, мне не оценить, что полезно, а что нет, верно?

— Ну, если все так просто и на поверхности… — протянул Дисра. — Почему сразу было не объяснить? Я дал бы вам просмотреть записи Бастиона.

— Замечательно, — сказал Тиерс. — Считайте, что запрос оформлен по всем правилам. Но если я просмотрю файлы на Малой Йаге, я смогу решить две проблемы за раз, так?

Дисра поморщился. Вот ведь неприятность какая: Тиерс будет беспрепятственно рыться в материалах Йаги Малой, а ему даже через плечо подсмотреть не удастся…

За столом пошевелился Флим.

— Мы пока все-таки в одной лодке, ваше превосходительство, — напомнил он Дисре. — Если майор Тиерс и раскопает какие-то секреты, то не сможет в одиночку их использовать столь же эффективно, как сделал бы это вместе с нами.

— Именно, — кивнул Тиерс. — А фактически, я скажу больше: один из файлов, которые я надеюсь отыскать, сможет оказаться полезным только при условии его использования вместе с вами.

Так… Значит, он охотится за чем-то очень даже конкретным.

— И что же это за таинственная штука такая? — спросил Дисра. Тиерс покачал головой:

— А вот тут — извините. Мне точно понадобится ваша помощь для того, чтобы его применить, но есть и другая возможность — я вам двоим перестану быть нужен. Это никоим образом не оскорбление, просто в данный момент я предпочел бы сохранять такой статус, когда обойтись без меня нельзя.

Дисра скорчил очередную гримасу. Было ясно, что эта часть разговора подошла к концу. Он загнал гвардейца в такую даль, в какую тот сам захотел залезть, и узнал то, что хотел узнать.

По крайней мере, пока.

— Вы и являетесь незаменимым как непревзойденный мастер тактики в нашей группе, — напомнил ему Дисра, мановением руки дав понять, что Тиерс может отправляться в свое турне. — Но если вам кажется, что так вы будете чувствовать себя в большей безопасности…





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...