Главная Обратная связь

Дисциплины:






Во всяком событии, даже самом незначительном, всегда зашит подарочек — волшебный сюрприз



Такова правда жизни, и с ней не поспоришь.

* * *

Сколько стоит? — то ша тьен? (много-мало денег?)

* * *

Логики никакой!

Хао — хорошо, а ни хао — здрасьте!

* * *

Еда в поезде суперская! Три секции в просторном подносике: в одной креветки с овощами, в другой — куриная лапка с картошкой жареной, а в третьей — рис с котлеткой!

* * *

Не верьте тому, кто скажет, что китайцы голодают! Они столько едят, что даже странно: как это все умещается в маленьком тельце и плоском животике? ? ? Если мужчины и бывают в Китае пузатенькие, то дамы все исключительно детского размера и по стати — худенькие крошки. А столько едят!!!

* * *

Идеал китайской красавицы — маленькая худенькая совершенно плоская птичка. Женщина-подросток. Подозреваю, что у китайских мужчин, наверное, склонность тайная к педофилии. Хотя на мои выдающиеся части тела они заглядываются с восхищением неприкрытым. А таксисты так просто немеют от восторга, и я предпочитаю ездить на переднем кресле и радовать мужской китайский глаз!

* * *

Бородатых китайцев не бывает (небритых, кстати, тоже). Не считая парикмахера, который меня стриг. Но у него не борода, а карикатура на бороду — как будто по подбородку кто-то тонким грязным пальчиком мазнул, и осталась полосочка, и из нее растет кисточка тоненькая. Карл Маркс, если б ожил, немедленно скончался бы от хохота!

* * *

Какой праздник китайские акробаты устраивают! Если у вас будет возможность их посмот реть — не упустите! Такой фейерверк красок, костюмчики ослепительные, скорость фантастическая! Полтора часа вы дыхания не успеете перевести, только и будете восклицать охи и ахи и «ой, мамочка, что творит!».

Шелковые оранжевые львы прыгали, смеялись и катались на громадных шарах.

С одной стороны, понимаешь, что это два человека влезли в лохматый костюмчик с головой сказочного льва, но другая твоя половина, в которой сидит радостное счастливое дитя, с восторгом замирает, когда оранжевый лев открывает пасть и сейчас того и гляди рявкнет царственно!

А фазанские девушки на велосипедах! Это просто чистый восторг на колесах с перьями! И как они лихо «Иииииих!» сделали, просто «калинка-малинка» !

* * *

Очень красивый Пекинский зоопарк. Громадная территория, ухоженная и украшенная всевозможно, и просторная очень. Тоже в центре города, как в Москве, но впечатление, что ты в пригороде. Мы сначала панду пошли смотреть. Но панда на нас смотреть не желала и валялась в вольере в дальнем углу, как куча — черный и светлый мех вперемешку, а где попа, где голова — непонятно. Мы ей слов наговорили, но она и ухом не повела. Вот в чем наша ошибка! Мы ж ее встать уговаривали, а надо было уговорить, чтоб она ухом повела — тогда бы все получилось!



Тогда мы пошли тигров смотреть. В этом случае, видимо, интуиция волшебная сработала, и я им комплименты начала говорить негромко, расхваливать их всячески. И спящие по темным углам громадные кошки начали выползать из своих укрытий — послушать. Это так классно было!!!

А Вика, хихикая, наблюдала, как потихонечку от меня народ отодвигается — на всякий случай. Никогда ведь не знаешь, как поведет себя в следующую минуту человек, который с тиграми только что разговаривал на «ты», и они ему что-то еще и отвечали!

Отвечали, да, и красоты небесной черная пантера стояла минут пять, глядя пристально мне в глаза, и мямякала что-то раскатистым мямяком в ответ на мои похвалы. Я ухохоталась, и она улыбалась мне в ответ, и в следующий раз, когда я буду в Пекине, у меня есть к кому зайти в зоопарк в гости!

Пекинская опера

В фойе витал запах попкорна, сбивая с торжественности момента.

Пекинская опера зародилась в чайных домах — такое было увеселение народное. Поэтому в стульчик вделаны столики — как в самолете. И когда спектакль начинается — разносят утоще ние. Нам достался зеленый холодный чай в бутылках и пирожное.

Вежливая распорядительница, плотоядно улыбаясь, усаживала зрителей на первые ряды.

Перед сценой расположились музыканты: барабанщик, другой дядька с бронзовой тарелкой, что-то типа нашей балалайки и — скрипачка? виолончелистка? — я не знаю, как правильно называется этот визжучий инструмент из тыквы с двумя струнами.

Вспоминали, чем славится опера — вроде бы какие-то изысканные жесты, — но наблюдать за тем, как они загибают пальцы, нет никакой возможности! Потому что ваши руки находятся точно на ушах — закрывают их от страшенного шума и грохота, а глаза все время зажмуриться норовят — кажется, что так этот грохот легче переносить.

Представление состоит из трех новелл, и в первой — приключения Принца. Принц и Сунь Ю Кун. Сунь Ю Кун — это царь обезьян. Гадкий тип, между прочим. Вредитель такой ехидный. И все время норовит ножичком тыкнуть в спину доброму, но простоватому Принцу. Но в опере Сунь Ю Куна любят — он прыгучий и голосит изрядно. На оперу действо не похоже — больше цирк напоминает, потому что артисты все время на стол забираются и с него в двойном сальто спрыгивают да палками машут. Представляю себе, наш бы Евгений Онегин так скакал! И пока никто не поет. Только музыка грохочет, абсолютно не услаждая уши, и даже наоборот.

Надеюсь, Вика меня не возненавидит. Клянется, что нет у нее на меня зла — она знала, на что идет, — она до того пекинскую оперу по телевизору смотрела.

Вторая новелла — это история, как богиня утренней зари танцевала магические танцы, чтобы пошел цветочный дождь. Это нужно людям для счастья. Я тут уже не выдержала — я плакала!

Никакого дождя цветочного богиня не вызвала — была б я дождь, я б тоже не вызвалась — такой грохот страшный да визги совершенно нечеловеческие!

Я и дорожку ей ковровую за сцену выстилала (чтобы она поскорее допела и ушла), и подарочки ей за кулисы ставила, а она все махала своими шарфами и со сцены не уходила, и все норовила запеть погромче и повизгливее. Но ее барабанщик перегромыхивал, и богиня молча трясла восьмиметровым шарфом, из которого, надо полагать, и должен был посыпаться цветочный дождь. Потом она набиралась для очередного визга сил и снова пробовала перевизжать барабаны, но у нее опять не получалось.

Я сидела и горевала под эту какофонию: зав тра предстояла прогулка на Великую стену, и Вика мне в отместку поведет меня в гору пешком (грозилась!), а я не люблю в гору пешком, да и жара страшная и умный в гору не пойдет опять же, значит, я не очень умный, что ли?..

Конечно, мы сбежали. Причем бегом, по-настоящему! А афишки оперные я прихватила — они нам пригодятся! Пекинская опера известна во всем мире, и этим фактом надо воспользоваться в своих волшебных целях!

После этой оперы мы молчали долго — боялись разрушить тишину.

Великая Китайская стена

Наверное, Вика простила мне оперу, потому что на Китайскую стену мы поднимались на фуникулере.

Стена в двух часах езды от Пекина, и сначала ехали мы полями ровными, и ничто гор и не предвещало. Мы в дороге развлекались рисованием: на вчерашних афишах из оперы мы рисовали свои рекламно-прославлятельные плакаты. Такой случай упустить было нельзя: ведь у нас была возможность повесить свои афиши на Великой Китайской стене, которую видно из Космоса! И сорвать эти афиши никто не посмеет — ведь они настоящие — из Пекинской оперы!

Но вот «среди долины ровныя» на горизонте возникли два небольших холма, а за ними сопочка, а за сопочкой горочка, и вот так, плутанув ме жду сопочкой и горочкой, проехав насквозь какую-то деревеньку, которая была уже не на ровном месте, как предыдущие пейзажи, мы вышли среди пестрых торговцев сувенирами на небольшую полянку. Улыбчивый дед торговал орехами и вяленой клубникой. Орехов мы напробовались и клубники, но стоически отказались от дальнейшей дегустации и стали карабкаться наверх, к площадке фуникулера. Великая Китайская стена змеилась по вершинам ближних гор и снизу особого впечатления и не производила.

Кабинка фуникулера была оранжевой тыквой, мы, соответственно, стали немедленно Золушками и отправились на бал вверх по склону. Наша прозрачная тыква выпорхнула из леса вверх и поплыла в воздухе.

Мы проплывали близко над деревьями, под нами вились какие-то тропки, остатки каменных фундаментов, заросли кустарников... Потом кабинки оказались чуть выше, и мы перевалили за высокие деревья, и еще за одну кучу деревьев, и еще за одну, и вот...

Я аж завизжала! Потому что мы летели в Космосе!!!

Наша тыква поднималась почти вертикально, как лифт, и земля уходила вниз, и с каждым метром подъема открывался новый горизонт и новый ряд гор на этом горизонте! Вершины стояли рядами, как бесчисленная армия, и не было им ни конца ни края, и небо чернело в зените, как будто мы сейчас прорвем атмосферу и выйдем в чистый вакуум... Я смотрела на Планету. Сверху. Не на землю, не на горы, не на часть китайской территории, а именно на Планету. И сразу поняла, почему китайцы свою страну называют Поднебесная и считают ее центром мира.

Все ступеньки разной высоты, есть и такие, что всего 3 — 4 см, а есть гигантские — я буквально переползала с одной на другую, шагать у меня не получалось — зато Вике с ее ногами, как у аиста, было все нипочем! Я завидовала отчаянно и горевала: нарожают же карапетиков, таких как я, и вот даже на Китайскую Великую стену не взойти, а лишь переползать со ступеньки на ступеньку. Одно утешало: в такой роскошной физической форме, как Вика, больше никого не было — все на крутых ступеньках пыхтели, отдувались и ползали, но, честное слово, делать зарядку каждый день, а не через раз я себе пообещала клятвенно!

Забрались на самую высокую башню и повесили свои плакаты-приказы на внешнюю сторону Стены.

На Стене висит приказ В том приказе все про нас А Вселенная читает И послушно исполняет Я на стенку покричу Лбом об стенку постучу Топну,хлопну, подскочу Будет так, как я хочу! Мы выбрали восточную сторону, чтобы первые лучи Солнца осветили нашу работу, на этой стене очень удачно было расположено окно, за которое на внешнюю сторону стены и прикрепили мы на липучку наши плакаты-афиши, и тут же под окном свой хоровод и схороводили. И на стенку рявкнули, и лбом стукнулись в стену — все чин-чинарем! Гуляющие по башне французы немедленно скрылись на всякий случай: кто их знает, этих русских, что они в следующий момент выкинут! Зато пришли посмотреть любопытные китайцы — они и сами не прочь что-нибудь выкинуть, или петардой как бабахнуть неожиданно, чтоб все подпрыгнули!

На обратном пути скупили у деда вкуснющие орехи-фундуки и по дороге в город играли в прожорливых белочек.

Шопинг по-волшебному

Накануне мы уже были в громадном магазине — я обещала другу Павлику привезти бронзовую лошадку — очень красивая скульптура. Называется Флай Хорсе — Летящая Лошадь. Она действительно очень динамичная, в полете, и одной ногой опирается на летящую ласточку. Меня потрясла ласточка. Крошечная птичка, которая из-под копыта смотрит на Лошадь, и выражение лица у нее при этом ласково-снисходительное, примерно такое: «Зайка моя, ну что же ты тратишь столь ко усилий, зачем ты так рвешься? Ведь можно ПРОСТО ЛЕТАТЬ!»

Вот такую лошадку я вчера нашла, а Вика углядела совершенно волшебного дракона: полметра высотой, стоит на хвосте и похож на джина из сказки про Аладдина и как бы призывает: приказывай, моя госпожа!

А сегодня мы на Ябалу (это громадный рынок) — надо запастись подарками.

Концентрация волшебников на один квадратный магазин в этот день, видимо, превысила все допустимые нормы. Догадаться об этом было несложно: мы ровно через 27 секунд после покупки двух штанишек очаровательного цвета — ярко-розовые и бордо — тут же покупки потеряли. Вернее сказать, они растворились в наших руках, а мы и не заметили, как это произошло. И заметили мы это тоже волшебно — через 27 минут, отойдя уже прилично от места покупки, и догадаться, где это произошло, было невозможно. Мдя, наши штанишки исчезли с пользой для кого-то! Их не украли, видимо, кто-то из нас поставил пакет около витрины или в примерочной и забыл там. При этом мы даже не могли вспомнить, кто из нас нес красивый оранжевый пакет.

Порадовались за умелых китайских волшебников, которые устроили себе бесплатную пару штанцов — высокий класс! — и купили еще раз у того же самого продавца те же самые брючки. Уходя, поинтересовались на всякий случай — много ли у него еще таких осталось. Он нас успокоил, сказал, что до вечера нам хватит, чтобы раз в 40 минут покупать по две штуки, и мы, довольные, ушли. Но шопинг решили прекратить во избежание банкротства.

* * *

— Вика, солнце, у меня совсем ваша китай ская грамота в голову не лезет! Вот ты дока в язы ке, наверняка знаешь какой-нибудь стишок дет ский — напиши мне слова, я его хоть выучу!

Вика становится на минутку пионеркой и гордо щебечет что-то по-китайски.

— Это ты что сказала?

— «На обочине дороги нашел я один Мао и отдал дяде милиционеру».

Один Мао — это китайская копеечка. Мы веселимся, представляя, как я, декламируя стишок, несу копеечку дяде милиционеру. Копеечки, кстати сказать, не валяются на обочинах. А потом мы решаем, что стишок хороший, но требует доработки:

во-первых, сумма маловата — пусть будет сто тысяч долларов, во-вторых, найдя сто тысяч долларов, совершенно незачем нести их дяде милиционеру.

Вика покумекала и стишок переделала:

Во дзай малубень День таоши хуай чень Патха бутао чэй день чха шушу Шоу либень!

Вот это песенка! Я ее мгновенно запомнила, и через полчаса мы ее уже распевали во все горло!

Теперь перевод выглядел так: «На обочине дороги нашел я сто тысяч долларов и не отдал их дяде милиционеру!» А по дороге домой я это зарифмую:

Ах, не устану Я улыбаться Свалилось с неба Сто тысяч баксов! Но я не стану Для вас примером — Я не отдам их Милицанеру!

* * *

А потом я уезжала...

Всю ночь перед отъездом Викин кот стоял под моей дверью и ждал, что она на минуточку приоткроется, и у него исполнится заветная мечта — он сожрет все полиэтиленовые пакеты! Кот-пакето-ман — вы такое видали? Из-за его пагубной привычки в доме полиэтилена не держат, и только мне на правах гостя разрешено было иметь несколько, с условием, что дверь в комнату будет закрыта наглухо. А теперь Кот Сеня чувствовал, что счастье уезжает, и трепетно караулил всю ночь — вдруг свидание с вожделенным полиэтиленом все же состоится?

А рано утром я уже глядела из окна такси на ровное полотно дороги и внутри горевала — мне очень нравится Китай, и я не готова была еще уезжать. Попробовать растянуть время? На сутки хотя бы, чтобы тихо прощаться, шептать в ухо всякие глупости, и, когда уже утомишься на пороге стоять, вроде и расставание не такое тяжкое кажется...

Я мысленно крутила шестеренки каких-то внутренних-небесных часов, но реальность неумолимо вела меня сквозь контроль — регистрацию — вот и паспортный контроль уже виден...

Вокруг собираются уже русские люди, и китайской речи почти нет...

Нет, все-таки есть: вот пришла чинная китайская дама и что-то вещает нашему регистратору. Очередь замирает в нехорошем предчувствии... да, так и есть — вылет задерживается! О! Я же не хотела сидеть в аэропорту! Я не этого просила — я гулять хотела. Рыбок золотых смотреть, рис палочками поддевать, с какой-нибудь незнакомой травой смешанный, я вина китайского, может быть, и не пробовала еще!

Я чуть не плакала, а регистрация тем временем возобновилась, как ни странно, и чемоданчик мой уплыл, только рюкзачок с ноутбуком и документами у меня остался.

И начались чудеса: нас погрузили в автобусы и повезли в гостиницу. Я была уверена, что это в 500 метрах от аэропорта, но мы ехали минут сорок и высадились в каком-то городке. Я быстро цапнула ключи от номера и помчалась на разведку, и выяснилось, что это маленький Китай! Это был крохотный городок, в котором жила обслуга аэропорта, но все городские удовольствия тут имелись!

Все, как я заказывала: парк с цветущими деревьями, стеклянный громадный супермаркет, деревенский базар с кучей традиционных ремесленных поделок и лавкой с сушеными ящерицами и змеями.

Отчего-то эти лавки вызывали у меня особый трепет — настоящие ведьминские штучки! Хотя для китайцев это была обычная бакалея — сушеные морепродукты, водоросли, грибы, бамбуки и т.п. Но были ведь еще и громадные мешки с черепаховыми панцирями, и какие-то жилы оленьи и бычьи, и большие мешки с драконьими детками (у меня уже парочка таких крошек-дракошек сушеных лежала в чемодане. Я их и приобрела, чтобы глядеть на них и бояться, хотя продавец мне усердно втолковывал полчаса, как из них правильно суп варить). И, конечно же, продавцы золотых рыбок! Громадные аквариумы с таким богатством! Я занимаюсь живописью сто лет, но даже в самых смелых своих размахах я не могла представить, что возможно такое фантастическое богатство красного цвета! То есть вот в одном аквариуме плавают сотни рыб, и все разноцветные! Хотя все при этом красные!

Так и получилось, как я мечтала: наш вылет за держался на 20 часов. Я вдоволь нагулялась на базаре, насмотревшись на всякие чудеса. Я купила в супермаркете китайские смешные конфеты из буйволятины — да-да! Именно из буйволятины такие сухарики, пропитанные приправами и очень вкусные, но, конечно, совсем не конфетным вкусом! И завернуты при этом в красивые красные с золотом фантики, и если вы не знаете, что это, — вы будете в полной уверенности, что это конфеты!

Я нафоткала в саду красивых цветов и даже какую-то головокружительно красивую лазоревую муху. А вечером мы с соседями-кемеровчана-ми пили красное китайское вино — сладкое и душистое. И последняя ночь в Китае — тоже сказочная, потому что в разноцветные сны то и дело влетали самолеты — аэропорт-то был все-таки недалеко! И с утра мне уже захотелось домой, и это тоже было исполнено по мановению моего волшебного пальца...

Какая же я счастливая!

Боже, КАК я живу! За какие дела Похвала??? Скатерть жизни моей Украшает твое Золотое шитье

От птицы летящей Остается лишь Голос ее

Уик-энд в Стамбуле

Сюда мы и не собирались никогда. Эта страна никогда не возникала в наших планах. А вот когда выдалось трое суток, когда можно было вырваться из Москвы, отдохнуть от работы и суеты, мы с Кошкой, не сговариваясь, выбрали Турцию. Наш туроператор пообещал отличные условия, гостиницу в центре города и хорошую погоду. И мы согласились!

Все обстоятельства сложились совершенно фантастическим образом: мне выплатили нежданные гонорары за книги, у Кошки нашлась подруга, которая могла посидеть пару дней с ребенком, мы целый год напряженно работали и заслужили прогулку. И мы поехали в Стамбул. Ни за чем. Пообедать. Было одно дело, которое я, правда, собиралась решить: мне предстояли через неделю съемки на телевидении, и хотелось себя как-то приукрасить, но чем Вселенная не шутит? Вдруг подкинет сюрприз в Стамбуле?

Началось путешествие с нашего славного метро.

На такси ехать к экспрессу мы не решились — утренние часы пик не гарантировали нам свободной дороги до вокзала, поэтому мы воспользовались нашей «Прухой» и «Безухой» в одном флаконе. Вы, что ли, не знаете о прухе и везухе? Это все знают: в метро все куда-то прутся. Значит, там самая пруха. А если в этой прухе еще и на поезде или эскалаторе прокатиться получается, то это и пруха и везуха сразу. Совершенно волшебное местечко!

Мы стояли в плотной толпе и благодушно делились впечатлениями о больших городах: кто где как в очереди стоит — вот китайцы, например, вообще игнорируют это понятие — очередь. А в Индии народ выстраивается в хвост, причем стоят очень тесно, прижимаясь в затылок друг другу.

В это время подошел поезд, и там было столько народу, что мы совершенно логично рассудили: давай сюда не лезть — толкучка сильная. И не полезли. Впрочем, любое наше решение не играло никакой роли, потому что в вагон набилась куча людей и толстая пожилая женщина, ухватившись за поручни в вагоне и вися в воздухе над платформой, уминала попой толпу — и втиснула-таки свои телеса, двери смачно щелкнули, и поезд уехал. А мы встали в стойку — тут уже не до церемоний: если мы станем миндальничать, то в ближайшие пару часов мы так и будем скучать вежливо на этой станции, пропуская вперед всех, у кого жела ние передвигаться доминирует над правилами хорошего тона.

Следующий поезд мы взяли штурмом и оказались плотно сжатыми со всех сторон. Вот она, истинная близость к своему народу! Братья и сестры! Все чада Отца небесного, хоть в метро, хоть под небом голубым! Потом мы представили, как эти братья и сестры будут на следующей станции выходить, сметая нас на своем пути, и стало смиииишно! Потому что на каждой станции была маленькая гражданская война в отдельно взятом вагоне!

Но поскольку участниками событий в этом случае оказались мы с Кошкой, захотелось добавить некоторую героику-романтику в эти воинственные серые будни.

— Коша, а давай «Врагу не сдается наш гор дый Варяг!» петь, когда все через наши головы по лезут на выход?

Кошка радостно кивнула:

— Ага! И будем стоять, как неприступные скалы!

Мы обнялись и приготовились.

— Станция «Марксистская», — сказала ра диотетя, двери раскрылись, и народ хлынул на вы ход. Мы стояли, как гордые буревестники, обняв шись и упираясь пятками, несгибаемые, как мач ты, и громко распевали «Варяга». В результате нам срочно освободили местечко на лавочке, вер нее сказать, люди на всякий случай отодвинулись от нас подальше и с ближайших сидений тоже ушли. Мы с комфортом доехали до вокзала, хихикая и напевая тихонько «Варяга» в нужных местах. Отличная песня силы!

До аэропорта мы ехали в поезде-экспрессе. За окном мелькали бронзовые деревья, прозрачный осенний воздух переливался жемчужными оттенками, и царствовала осень, сияя неповторимой прозрачной трогательной красотой и отражениями света и цвета, к которой никогда не привыкнешь — уж очень она мимолетна.

— Так мы за грибами и не сходили в этом году, — сокрушалась Кошка.

— Так мы в Домодедово сходим — у нас там почти три часа до вылета, и лесочек какой-то рядом, — утешала я ее.

Топая по перрону, мы радостно голосили «Варяга», но уже слова переделали, у нас получилось: «Врагу не сдается пирог-кулебяк!» Это было не так воинственно, но зато гораздо веселее и героически.

А потом мы забыли про всякие грибы — мы стояли у стойки регистрации и уже грезили прогулками по Стамбулу — через каких-то четыре-пять часов мы будем дышать воздухом Турции, мочить ладошки в Босфоре, о котором мы наслышаны с детства, а вот встретимся впервые.

Но тут вмешался его величество Случай!

Строгая дама с радиотелефоном шагнула за стойку и начала диктовать какие-то директивы нашим регистраторам. Кошка насторожилась: наш самолет задерживают! Я щипнула ее за бочок: не каркай! Никого не задерживают, это тетя пришла премию регистраторам выписывать, а они отказываются, вот она и нервничает. Но Кошка настаивала на задержке рейса, и поэтому тете ничего не оставалось делать — она поднялась на полосу транспортера, куда складывают чемоданы, когда их в багаж отправляют, и громко закричала:

— Рейс на Стамбул задерживается. Полетите не в 11.10, а в 16.40! Самолет, который должен был вылететь из Стамбула, сломался, и компания срочно ищет ему замену. Но самолетов не хватает, поэтому замену будут искать долго. Возможно, что рейс задержится на более долгий срок.

Регистрация прекратилась. Прямо перед нами. Кошка расстроилась:

— Ну вот, я никогда в дьюти-фри не успеваю! Всегда каких-то десять минут получается, за кото рые и сигарет-то толком не купишь, а рассмотреть что-то интересненькое вообще времен не хвата ет! Как бы мы сейчас походили там с толком — с чувством — с расстановкой! А незарегистриро ванных нас туда не пустят.

Нас распустили до половины третьего. Впереди было несколько часов бесцельного шатания по аэропорту — перспективка неприглядная. Счастливчики, которые жили неподалеку, отпросились домой. «Раньше пяти мы не полетим, можем только позже», — заверила их тетя с радиотелефоном. Нам это «позже» было как нож вострый — у нас на всю прогулку двое суток, из которых мы и так день теряем — ведь прилетим мы теперь только вечером, и прогулка уже не получится — только ужин, а ради ужина не стоило в Турцию забираться — мы и дома поужинали бы прекрасно! Оставался всего лишь день на прогулку — это было ужасно обидно. Я была несогласная! Мы улетим по-любому!

И мы пошли искать правду, потому что мы полетим в Стамбул немедленно!

Для начала мы отправились к информационному окошку. Надо было узнать, что еще летает в Стамбул — наверняка есть еще какие-то рейсы, хоть чартеры, хоть регулярные. Я прямо видела, как на взлетной полосе уже прогревает моторы наш самолет, и чувство, что мы уже летим, не покидало меня, да я не позволила бы себе такого упадничества. А заодно и позавтракать можно вкуснотой какой-нибудь.

В ближайшем кафе была только отрава: колы-пепси, заключенные в пластик бутеры четвертой свежести и горы шоколадных батончиков. Мы поинтересовались, имеется ли какой-нибудь ресторанчик в аэропорту. К нашему удивлению, над нами оказался второй этаж (никогда его не замечала), где были и рестораны, и магазины с матрешками и чемоданами. Чемоданы, видимо, на случай, если провожающие тоже захотят куда-нить поехать, насмотревшись на самолеты. Наверх народ доставляли два роскошных эскалатора, и мы пели песню летчиков: «Все выше, и выше, и выше стремим мы в простор наших птиц!» Тоже везуха!

— Раз уж нас задержали обстоятельства — в этом просто обязан быть скрытый Высший Смысл! — глубокомысленно заявила Кошка. — Это наверняка значит, что Вселенная где-то здесь нам припрятала подарочек!

И она зарулила в ближайший магазинчик. Там жили сумки и чемоданы.

— Хочу для Артемки рюкзачок присмот реть! — сказала Кошка.

Я сразу представила картинку: Артемка, который пока еще в силу малолетнего возраста не умел ходить, ползет с рюкзачком на спине, а в рюкзачке запасной памперс, бутылочка с компотом, салфетки, половинка яблока и парочка погремушек. Кошка захихикала — она имела в виду совсем другое: рюкзачок, в который можно ребенка сажать. Ей с Артемкой через полтора месяца предстояло Большое Путешествие: на зиму они уезжали в Индию.

И здесь она увидела очки! Взгляд ее сразу стал романтическим:

— Муська, может быть, мы задержались, что бы у меня появилась возможность купить эти пре красные блестящие сиреневые очки?!!!

Я не препятствовала — это вполне могло быть причиной задержки — да будет ТАК! И Кошка водрузила немедленно очки как ободок на прическу, и жить стало явно веселее — ее довольная мордочка светилась, как прожектор! На обед (или на завтрак?), который мы себе устроили в ближайшем ресторанчике, Кошка уписывала блины, а я лакомилась семгой. Мы пировали на славу, и реальность становилась все лучше и лучше!

— Ну-с, продолжим поиск — как же нам уле теть в Стамбул без задержки на полдня?

Мы спустились вниз и отправились на поиски правды. В ближайшей кассе нас отправили в другой конец здания, в офис Пан-Украины, который мы, конечно же, не нашли, и потопали в справочную — это в 200 метрах от офиса. Оттуда нас послали в окно 57 — это оказалось окно регистрации, и там нас отфутболили в кассу 57. Мы уже пару километров накрутили, но нас это только развеселило.

— Это похоже на какой-то квест, — вспомни ла Кошка компьютерные игры, — там тоже нужно куда-то дойти, где тебе дают указание, куда дви гаться дальше.

Я развеселилась:

— А помнишь Твинсона? Как он добывал в своем городе средства на странствие — он подхо дил к столбам, тумбочкам, клумбам, фонарям и подпрыгивал. Кое-где от этих подпрыгов падали ему денежки, причем иногда хорошенькими куч ками. Эврика!

Мы немедленно выбрали ближайший объект — на нашем пути была квадратная колонна, явно денежная! Подошли к ней, сосредоточились и подпрыгнули, взявшись за руки. И пошли даль ше. За колонной сразу обнаружилась касса 57! Заработало!!!

У кассы уже собрались горюющие пассажиры с нашего рейса, они тоже искали правды, и правда была такова: других рейсов на Стамбул сегодня не ожидалось, а наш самолет действительно подадут не раньше чем в 16.40.

Одна тетенька требовала поклясться, что раньше этого срока самолет не улетит, потому что она собирается отъехать довольно далеко, и кассирша горячо и послушно клялась страшными клятвами.

— Ура! Тогда мы пойдем за грибами — пусть сбудутся мечты!

Ведь только что мы горевали в электричке, что не выбрались ни разу в этом году в лес — нехватка времени была просто кошмарная. А тут такой подарок — как минимум еще четыре-пять часов гулять, и рощицы какие-то виднеются сквозь стеклянную стену всего в ста метрах от здания аэропорта!

Вышли на улицу — благодать! Погода просто премиальная: тепло, ясно, воздух свежайший, ветра нет, пахнет осенними листьями — мы бойко поскакали к ближайшим деревьям.

Это, конечно, был не лес, просто несколько десятков деревьев, скрывающих от глаз какую-то стройку и ветку железной дороги. Здесь росли дубы и клены и вилась широкая дорожка, по которой деловито шагали люди. На тропинке грибов не было, и мы свернули в дремучий лес. Там гри бов тоже не оказалось, но под каждым почти деревом лежала пустая бутылка из-под портвейна «777». Это был хороший знак! Мы и здесь попрыгали — наши средства на странствия стремительно росли! Посреди лесочка стоял телеграфный таинственный столб. Наверху от изоляторов в разные стороны торчали метровые обрывки железных проводов, которые никуда не вели, просто росли, как ветки. На макушке сидела птица, по Кастанеде, это — отличнейший знак, духи леса приняли нас!

Мы прыгнули у этого столба, птица вспорхнула, и немедленно у Кошки в сумке закурлыкал телефон. Она с удивлением вытаращилась на него: батарейка была высажена в ноль, она поэтому и убрала его подальше, что разговаривать по нему уже невозможно было. Но тем не менее на звонок ему жизни хватило.

— Вы уже зарегистрировались на рейс? — это позвонил наш туроператор.

— Не-е, у нас задержка рейса, мы гуляем здесь, грибы вот собираем, — Кошка хотела еще что-то добавить, но лицо ее вдруг вытянулось от удивления и она закивала головой: — Да, да, бежим немедленно! Спасибо!!!

Она схватила меня за руку, и мы понеслись в здание аэропорта, а она на бегу тарахтела:

— Представляешь, я говорю, что мы гуляем, а она мне: немедленно на регистрацию, информа ция ошибочная прошла, ваш самолет через два дцать минут улетает — вовремя, безо всяких задержек!

Мы прискакали на регистрацию. Девушка-регистратор подбирала нам места у окна, а мы хвастались:

— Это мы наколдовали, чтобы самолет пра вильно улетел.

Она ни чуточки не удивилась, выдала нам талончики и похвалила:

— Вы отлично наколдовали, молодцы!

— Ну, вот видишь, — Кошка огорченно кивала головой на сияющие витрины дьюти-фри — вот так всегда: ни минуточки свободной! Я здесь никогда не погуляю!

Она купила на бегу пару пачек сигарет, мы успели только пяток духов понюхать и поглядеть на украшения, но время тикало, и мы, попрыгав напоследок у ювелирного прилавка и накупив на дорогу кроссвордов, побежали к самолету.

Перед нами маячила какая-то странная рыжая тетенька, которая (это было очень заметно) считала, что все ее хотят либо опередить, либо обмануть, поэтому она на всех смотрела с неодобрением и подозрением и отчаянно растопыривала локти, готовая отстаивать свои права. Их, впрочем, никто не нарушал, поэтому поза ее была несколько комическая. Она растолкала двух человек около контроля и понеслась бегом к самолету.

Когда мы нашли свои места, оказалось, что она сидит прямо за нами. И уже нашла себе подружку, с которой они бурно обсуждали беспоряд ки, творящиеся на аэродроме, в стране, в нашем отдельно взятом самолете и в их креслах, в которых они ворочались, и во всем мире, в том числе и в околоземном пространстве. Когда мы уселись в креслица, их шипение получилось прямо в наши уши. Сзади доносилось: «Кресла неудобные, самолет пыльный, погода странная, аэропорт гадкий, расписание дурацкое...»

Я рассмеялась: этот урок мы проходили уже, когда летели в Китай, там я двух мужиков подвыпивших, которые также прямо за нами сидели, чуть не простудила волшебным мороженым, а этот урок, видимо, был предназначен для Кошки. Кошка действовала по-другому: она прислала ворчливым дамочкам контролера с компостером — такие в электричках ездят. Контролер грозно клацал своей хищной железкой и требовал билетик.

На всякий случай мы еще подпрыгнули прямо в креслицах, пристегнувшись ремнями. Получилось не очень грациозно, но очень смииииишно!

По проходу, улыбаясь, шла высокая красивая девица. Она глянула в свой посадочный талон и объявила тоном, не допускающим возражения:

— Здесь мое место!

Тетеньки безмолвно повиновались и освободили сиденья, а мы изумились — вся скандальность их улетучилась. Воистину — красота — это страшная Сила!

Притихших дамочек подошедшая проводница пересадила на свободные кресла в конце салона. Я с уважением посмотрела на Кошку — высший волшебный пилотаж! Материализовала Василису Прекрасную!

На часах было 11.10, мы вылетали вовремя.

Я наслаждалась моментом, и меня распирало от гордости за нас! Вот что значит — настоящие волшебники, вот что значит — настоящее состояние парения!

Два настоящих волшебника способны дистанционно починить самолет в Стамбуле, отправить его в Москву и при этом даже восстановить нарушенное расписание! А со скандальными пассажирами даже сами не разбираются — Василису Прекрасную вызывают!

Посчитаем бонусы:

1. Мы прогулялись за грибами — это сбылась наша мечта. Мы с Кошкой заядлые грибники и в лес выбираемся при любом удобном случае, а в этом году у нас не получалось со временем, и уж думали, что вообще не доведется. А грибы — это не главное, грибы у нас на рынке продаются в огромных количествах.

2. Нам не пришлось скучать в ожидании — каждый миг пребывания в аэропорту был занят Игрой.

3. Мы прекрасно позавтракали.

4. У Кошки появились новенькие солнечные очки, с отражающей и поляризующей Силой. Явно — волшебная Вещь!

Мы получили от Вселенной песню силы — «Врагу не сдается Пирог-Кулебяк». 6. Мы прошли первый уровень квеста «Гуляки в Стамбуле» и вышли на второй уровень Игры!

Кошка разгадывала кроссворд с картинками. Там нашелся еще один знак Силы: в ряд были изображены тигр, лев, гепард, пантера, кошка, леопард — короче говоря — все мои кошачьи друзья, с которыми я развлекалась в Пекинском зоопарке. Это могло означать только одно: Вселенная приготовила нам очередной сюрприз!

Картинка из кроссворда сработает вечером весьма неожиданным образом: когда мы угощались печеной рыбкой в уличном кафе, к нам сбежались все местные кошки: черная, как пантера, тигровые разводы на другой, пятнистый микролеопард тоже был. Не хватало только гривастого льва и белого тигра.

На выходе из стамбульского аэропорта мы тоже показали себя во всей красе — мы так лихо разыскали свой автобус! Когда мы поняли, что нас никто не встречает почему-то, мы, как нормальные герои, пошли в обход. Голося положенную нормальным героям песню, помните:

В обход идти, понятно, Не очень-то легко Не очень-то приятно И очень далеко!

И лица делали соответственные — пиратские! И, как положено нормальным героям, вышли прямо к своему автобусу — одному из полутора со тен, дожидавшихся на стоянке. И через час мы уже полоскались в гостиничном душе, готовясь к прогулке.

Район, где мы поселились, находится в середке Стамбула. Странное местечко — полу-Ялта-по-лу-Москва. Ялта — потому что тепло и несуетливо, и горки, и планировка улиц немосковская. Хотя похоже на Хитровку — Подколокольный переулок, Подкопаевский, Малый Ивановский. Только торговли там, на Хитровке, такой отродясь не было — здесь каждый метр занят под магазинчик-лавочку-склад-витрину. Как будто декорации для съемок российского кино в Стамбуле — половина вывесок на русском языке. И меню в ресторанчиках местных — тоже по-русски, и цены в долларах — в местных лирах тут мы цен не видели. Поудивлявшись, мы отправились выбирать себе наряды для праздничного ужина.

Мдя... Как мы восторгались, когда разглядывали витрины в окно автобуса! И как мы обломались, когда увидали все это богачество вблизи: это был рынок, базар, ширпотреб ширпотребней-ший! Из Москвы можно было не уезжать — у нас такого барахла в городе хоть завались по самые ушки! То есть все, что было на витрине, притягивало взгляд и казалось царскими одеждами. Но когда трогаешь руками, понимаешь, что все это фикция — материальчик гадкий, сшито хоть и ровно, но как-то кургузо. Одежд для форса перед камерой я, пожалуй, здесь не найду. Но мы решили, что Стамбул наверняка не ограничивается этим рыночным крошечным районом, и пошли пировать в кафе. Про кошек я уже рассказала, расскажу про мужчин: мы были приятно удивлены!

Как нас пугали все знакомые, кто побывал в Турции! Так и рассказывали, отчаянно жестикулируя, как турецкие мужчины пристают к российским женщинам, говорят сальности и чмокают гадко, и свистят вслед, и хватают за руки. Мы на всякий случай прошмыгнуть сначала старались мимо лавочек, через полчаса поняли, что ведем себя как-то неадекватно — никто на нас не бросался, гадостей не говорил, так что ж мы шарахаемся от прохожих? И мы перестали дичиться.

Реакция на это окружающей среды была просто потрясающая: нам стали говорить чудные комплименты! Турецкие красавцы закатывали глазки, делали вид, что сейчас упадут в обморок от восторга, и шептали восхищенно: «О, Аллах, какая красивая женщина!»

Проведу-ка я тренинг по повышению самооценки в Стамбуле — это просто как будто специально приготовлено для таких занятий. У нас с Кошкой самооценка уже через пару кварталов скакнула до небес!

Вот и в кафе официант строил глазки, вздыхал, принес красивый букет, горсть конфет, навертел на бутылку вина, которую мы заказали, роскошную розу из салфеток, сказал нам, что мы украшение его кафе, и пусть мы завтра придем — тогда он непременно разбогатеет, потому что по ловина Стамбула придет на нас любоваться, и прочая, и прочая, и прочая...

Мы смеялись от души, между едой и шутками сочиняя приманку для красивой одежды:

«Дружелюбная симпатичная мягкая Фигурка приглашает красивую артистичную одежду для совместного времяпрепровождения: съемок на российском телевидении, прогулок по злачным местам, походов в гости и рестораны, посещения театров и других мероприятий —. других посмотреть и себя показать, и для дальнейших дружеских отношений. Просьба отозваться на двойное подпрыгивание ».

А потом случилось чудо! Мы вышли из ресторанчика и пошли на звуки музыки — было похоже, что начиналось какое-то представление. Так оно и получилось, только это не представление, а небольшой показ модной дизайнерской коллекции. Красивые украинские девчата выходили на небольшой подиум в сногсшибательно красивых нарядах под громкую музыку и наши аплодисменты. Потому что, кроме нас и еще пяти-шести человек, никто эту красоту не наблюдал. Туристов тут мало, а челнокам нет интереса в несерийной одежде.

А чудо-то вот какое получилось: понравившиеся вещи нам в течение ночи подогнали по фигуре! Ура! Предстоящие съемки на телевидении меня больше не пугали — я была одета как конфетка! Ай да мы! Но что самое чудесное, вся охапка обошлась нам в 777 лир! Так вот к чему знак в лесу был!

Дальнейшие события были еще более символическими: наутро я проснулась очень рано, было еще темно. Я от скуки нашла газетку с кроссвордом, который мы разгадывали в самолете. Я смотрела на нее и не верила глазам своим! Как же мы пропустили такую важную информацию: наш кроссворд на полный газетный разворот, и прямо посреди него врезано громадное объявление о премии лучшему разгадывателю: в этом сканвор-де спрятано 7 тайн, 7 ключевых слов. Надо их отгадать и отправить в редакцию газеты, которая называется «777»!!!

И победителя ждет приз — 777 рублей!!!

Вот и сложился хитрый пасьянс: оказывается, бутылочки из-под 777-го портвейна в домодедовском лесочке под деревьями тоже были знаками Вселенной! Не случайно же мы на них внимание обратили в лесу, да еще и похихикали: портвейн «три семерки» был теперь изрядной редкостью, а тут под каждым деревом бутылочка такая отдыхает.

Призовые слова я отгадала все семь: иероглиф, деньги, тезис, талант, страус, анилин и молокосос.

Это же набор для волшебной фразы! Иероглиф и деньги — это сокровища Китая, бесспорно!

Тезисы я помню только ленинские из учебника истории: «промедление смерти подобно!»

Значит, получается: «Сокровища Китая — не медлить — ...»

Талант — это то, что нельзя закапывать в землю, и даже наоборот — надо раскопать.

А вот страус — этот как раз голову в песок зарывает. Лицо прячет? Маску делает?

А анилин здесь при чем? Я только красители анилиновые знаю, для ткани такие бывают. Перекрасить что-то надо? И молокосос в финале! Прекрасное дитя?

Попробуем собрать! Я кумекала так, что мозги дымились, пока не получилось что-то более-менее вразумительное:

«Сокровища Китая не медли откопать закрыв лицо раскрашенною маской прелестного дитя»

Звучало это значительно, но смысл был пока от меня скрыт. Какие сокровища, какая маска? Смотрю на часы — ну конечно же! — без четырнадцати семь!

Бросаю последний взгляд на газету: на конверте, в котором надо отправлять в редакцию слова угаданные, необходимо сделать пометку «купон». О, я почувствовала, что еще чуть-чуть, и я из этой газеты роман «Война и мир» создам — столь ко идей разнообразных! И брякнулась досыпать с чистой совестью — я сделала все возможное!

Утро было роскошное — осень здесь просто невероятно нежная и приятная. Город раскинулся вдоль залива на холмах, дома в солнечном свете казались белоснежными, хотя на самом деле они были все разноцветные. И очень глазастые. Этим Стамбул очень сильно отличался от всех городов, виденных мною прежде.

В заливе было видимо-невидимо кораблей, корабликов, лодок, катеров, парусник даже был. Мы забирались на разные холмы и фотографировали корабли, как будто вплывающие в улицы города. Любезности и комплименты продолжали сыпаться на нас, причем мы обратили внимание на то, что все они говорятся с очень приятным чувством юмора — нам нравилось, нравилось, нравилось здесь!

Набрели на магазинчик сладостей и кружили по нему час, облизываясь и выбирая сувениры для наших друзей, и немедленно, конечно, налопались ореховых всяких штучек, отчего разулыба-лись еще больше. И пошли гулять в самую сутолоку города — на древний базар. Тут было все как в сказках — улица посуды металлической, улица занавесок, улица пуговиц — и таких улочек была тысяча, наверное, причем они все непонятно где начинались и непонятно где заканчивались, переползая с горки на горку. Самая затейная, конечно, была улочка антиквариата. Какие здесь были железяки! Всех цветов и форм, начищенные и зеленые от времени, таких фантастических конструкций, что из каждого можно было немедленно сварганить волшебный прибор универсального действия!

Мы еле-еле оттуда себя достали и еле удержались, чтобы не скупить половину медных котлов, набор крючьев, который одним движением руки превращался в весы, костюмы для восточных танцев, громадные мягчайшие одеяла из меха, и еще кучу всяческой экзотики. Наконец проголодались и нашли целую улицу кафешек.

Я знаю по-английски только одну фразу целиком: «ай донт ит мит», но это была Турция, и мясо здесь ели все. Я ходила от кафе к кафе, выпрашивая рыбку, но все разводили руками: был мусульманский пост, и по каким-то их хитрым законам рыбу до тех пор, пока не сядет солнце, есть было нельзя. А мясо — можно. Но я его не хотела. Пришлось идти на компромисс и заказать цыпочкины крылышки. Мы сидели в тени винограда, потягивали прохладное вино, любовались на крупные грозди, нависающие над головой, и наслаждались теплом, отдыхом, ничегонеделанием и вниманием официанта. Он ходил в отдалении, бросая на Кошку такие восторженные взгляды, что чуть не дымился от страсти! А мне широко улыбался и приветливо махал ладошкой из-за стойки приветливый буфетчик.

Честное слово, если у меня будет когда-ни будь такая возможность, я сюда завтракать летать буду! Не потому, что здесь еда какая-то особенная, а потому что здесь все готовы улыбаться и глазки тебе строить круглые сутки — ощущаешь себя звездой Востока! Заведу в Стамбуле друзей и буду летать к ним в гости!

У нас осталось несколько часов на прогулки, закупку подарков и сладостей, еще нужно было купить кальян для нашей подружки Тани и съездить посмотреть хоть из окна машины другую часть города.

Сначала мы поехали кататься. Части города, разделенные проливом, соединяются мостами. Очень красиво около воды — и погода к тому же сказочная была, поэтому прогулка удалась. Мы покопали чайной ложкой на набережной под деревом, собрав кучку любопытных детишек, нашли волшебный предмет, похожий на молоток, только пластмассовый, и порычали на какого-то каменного льва (мы с тобой одной крови!).

Потом выбирали для нашей Милы костюмчик для восточных танцев — в детском саду она будет королевой! Пока Кошка расплачивалась с торговцем, я навязывала себе на голову ярко-розовую косыночку, обшитую звонкими денежками, а голова отметила: «цвет косыночки — анилиновый, кислотный». И здесь кто-то тронул меня за плечо:

— Простите, пожалуйста, вас Зоя зовут? Передо мной стоял улыбчивый турецкий роскошный господин с потрясающе красивыми усами и смеющимися глазами. Я вглядывалась в знакомые черты лица, но никак не могла понять — кто это? Пока он не сказал:

— Ведьма, ну ты что, не узнаешь, что ли? ? ?

И я завизжала на всю улицу! Так звал меня только один человек — и это был Валерка, Бармалей, мой старинный друг, с которым мы потерялись сто лет назад! Мы столько лет были не разлей вода, а потом мои переезды, его командировки... Я сразу вспомнила всю его историю: Валеркин отец был турок, и звали его Хал, и жил он в Турции, а Валерка был по отчеству Халович (я звала его Халвович) и ездил раз в три года встречаться с отцом почему-то в Бухару.

Валерка перебрался в Стамбул и чудесно живет-поживает в громадном доме с видом на Босфор. Мы уселись в ближайшем кафе и не могли наговориться, а Кошка, хохоча, щелкала фотоаппаратом. (Когда я увижу эти кадры — я тоже буду хихикать: взволнованная Мусса что-то бурно излагает, а на голове у нее розоводенежное гнездо — «раскрашенная маска прелестного дитя»). И в результате нашей беседы мы с Кошкой получили приглашение в любое время прилетать в Стамбул в гости, хоть на вечер, хоть навсегда! И семинары я свои могу здесь проводить — место мне найдут и даже все организуют — от встречи в аэропорту до персонального переводчика с автомобилем. Мечта сбылась! А когда в номере мы, собираясь домой, разложили все свои покупки — и что вы думаете — сколько их оказалось? Да, именно четырнадцать, как и было рассказано в газете — четырнадцать призов!

Вот такие у нас каникулы получились — просто какой-то семинар волшебный для продвинутых волшебников!

P.S. А та штука, смахивающая на молоток, которую мы раскопали в порту под деревом, это в чистом виде иероглиф «богатство». Да вы знаете его — на букву Ф похожий.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...