Главная Обратная связь

Дисциплины:






ЛЕГЕНДЫ О ВАМПИРИЗМЕ В ГАЛИЦИИ



Галиция, или Карпатская Русь, — западный район Украины, населённый народом русинов (около 5 млн). В древности Галиция являлась Королевством Русь, затем входила в состав ВКЛ[3] и Речи Посполитой, а при её первом разделе в 1772 году отошла к Австро-Венгрии. В состав Российской империи Галиция никогда не входила, а в СССР вошла лишь при разделе Польши в ходе Второй мировой войны.

Галиция соседствовала с балканскими и венгерскими землями, на которых 250 лет назад произошла эпидемия вампиризма. Неудивительно, что эпидемия затронула и этот регион. В царское время Юльян Яворский опубликовал любопытное исследование под названием “Галицко-русские поверья об опырях”, где повествуется о легендах, своеобразно отразивших факты вампиризма (слово “опырь” — видоизменённое “вампир”[4]). Автор пишет:

«Если беременная женщина посмотрит в церкви во время “великого входа” на священника, несущего чашу, то её дитя будет опырём, то есть будет иметь две души. Узнать это можно по тому, что такой человек разговаривает сам с собой; каждый, кто имеет такую привычку думать вслух или кому хотя бы в большом волнении случится это, считается непременно опырём, с двумя душами.»

Это — совершенно необычная для вампирологии концепция, в которой мультипликация сознания (“я”) и особые возможности вампира объясняются наличием в его теле “двух душ”. Необычность и в том, что источником патологии считается не заражение от вампира, а некий “природный сбой” ещё до рождения. Человек всю свою жизнь является странным во всех аспектах, а после смерти становится вампиром: его “вторая душа” покидает тело, чтобы пить соки из душ других нормальных людей.

Юльян Яворский продолжает:

«С опырём нельзя жить в дружбе и мире, так как он тогда легче всего может “хрестьянина” свести со света и даже съесть; с ним нужно постоянно ссориться и относиться к нему враждебно, это уничтожает или по крайней мере уменьшает его демоническую силу.

А сила опыря уже при его жизни очень велика и всесторонняя. Он может умерщвлять и просто съедать людей; может отводить или призывать разные болезни и эпидемии, грозу, дождь и град; он открывает тайны и знает будущность; чарует коров и отнимает или увеличивает у них молоко и т. д. Он может делаться невидимым или принимать на себя вид разных животных.

Но ещё злее и страшнее делается опырь по смерти. Тогда он каждую ночь между полуночью и первым певцем (петухом) выходит из могилы и ходит к спящим людям, обыкновенно к своим родным, или высасывает им кровь, так что они умирают; или заманивает их, а то и силой тащит их к себе в могилу.

Опыря — жив ли он или мёртвый, всё равно — люди страшно боятся и стараются защищаться от него, как знают. Так, например, если живой опырь чарует коровы и отнимает им молоко, то берут 12 кусков железа и бросают их в печь на огонь. Когда эти куски разожгутся, то опырь приходит тогда в этот дом и просит, чтобы вынули железо из огня, так как это жжёт и его. Тогда можно с ним завершить договор, и он оставляет уже этот дом в покое.



Если опырь ходит по смерти и убивает людей, тогда откапывают его гроб, отрезают ему голову и кладут её в ноги трупа, прибивают её осиновым колом или железным гвоздём ко дну, и тогда уже опырь не может тронуться из могилы.»

Как видим, никаких “особых” свойств в борьбе с вампирами у осиновых кольев нет — это только басня, выдуманная авторами голливудских фильмов ужасов (как говорят, слышал звон — да не знаю, где он). На самом деле осина просто прочный материал, а при наличии обыкновенных железных гвоздей — предпочтение отдавалось последним. И суть процедуры не в том, чтобы “пригвоздить особым колом”, а чтобы просто убить вампира-коматозника, отрезав ему голову.

Далее автор приводит “несколько подлинных рассказов об опырях”, которые он записал “в разных окрестностях русской Галиции” (правильно говорить — русинской Галиции), — в основном рассказы, записанные от Татьяны Михайлович из села Головецка Скольского уезда. Вот типичный:

«Умер один старый человек, его похоронили. Вслед за ним умер молодой юноша, затем ещё один молодой, и так каждый день кто-то в селе умирал. Когда кто-то умер в семье местного богача, тот пошёл к ксендзу и говорит ему: кто-то людей поедает, наверно — тот старик, что первым умер, надо его раскопать. Ксендз не стал возражать. Четверо селян пошли до вдовы того старика и говорят: пойдём твоего мужа раскапывать. Пришли на кладбище, раскопали гроб, раскрыли. А тот в нём сидит, опершись на руки, такой весь красный от крови в себе людской выпитой. Баба подивилась и говорит: тьфу, нежить, не встанешь больше из могилы. Тогда его вытянули из ямы, порубили, завязали в мешок и сожгли. Как его спалили, так вокруг них ветер нечистый подул и шёл за ними от церкви уже в село и до корчмы.»

Следующую историю в разных вариантах рассказала Татьяна Михайлович из села Головецка Скольского уезда и крестьянин Люця Струк из села Борусова (Порусова) Бобрецкого уезда:

«У пана служил некий холоп, имея в селе хату и жену. И поехал с тем паном в далёкое место, где захворал и умер. Там его и похоронили. Ночью он приехал на сивом коне к своей жене под окна и зовёт: Касю, Касю, отвори! А она ещё не знала, что он там умер, гадает: вернулся с дороги. Встала, открыла, а он ей говорит: бери скорее свои лучшие одежды, и едем в чужой край, где я купил нам новую хату, лучше этой. Она собрала свои вещи и вышла. Взял он её за руку и на коня, поехали. Но как только она села на коня, то поняла, что это не конь, как должно быть, а как какой-то ветер.

Приезжают до места, где он умер, идут за церковь на кладбище. Там уже конь исчез, его он лишился и она. А на гробу его была дыра посередине. Он говорит: лезь туда — там моё добро. Тогда она говорит так: лезь ты вперёд, а я за тобой полезу. И он полез, а она говорит ему тогда, чтобы взял сквозь дыру её вещи. Сунула вещи в дыру, а сама стала убегать через поля и рвы, не зная, куда бежит. Бежала, бежала, видит сбоку огонёк: свет в хате. Ударила в двери, вбежала — а там мертвец лежит, нет никого больше, только светится свет. И она с разбегу влезла за печь и сидит тихонько.

А тем временем её муж выбрался из гроба, а с ним и другие опыри, и летит за ней, и прилетел до той самой хаты. Тогда кричит через окно: открывай мёртвый мёртвому, сейчас с живой будем разбираться! И тот мертвец в хате начал шевелиться, то рукой пошевелит, то ногой, а потом и весь встал, пошёл и отворил двери.

И опырей там набилась полная хата, и все её зовут: вылезай из-за печи! А она им говорит: я не имею обуви, принесите мне вначале чоботы! Послал тот опырь тут же одного к своему гробу, так как она там свои вещи оставила, тот приносит обувь, и снова её зовут. А она тогда говорит: то платка не имею ещё, то пояса, и ей так все вещи поприносили. И когда уже её смерть была близка, Бог дал запеть петуху, что был в той хате. И тогда же все опыри поразлетались и поразбежались, дав ей покой.

Пришло утро, она всё рассказала людям, и тем опырям забили осиновые колы в песок насквозь аж в землю.

А она шла до своего села назад три месяца, хотя опырь её туда увез за один час.»

Юльян Яворский пишет:

«Часто случается также, что опырь ходит по смерти к своей жене или к чужой женщине, спит с ней и пользуется правами мужа.»

Для иллюстрации он приводит рассказ Татьяны Михайлович из села Головецка Скольского уезда:

«Один юноша был очень влюблён в свою жену, умер молодым, и его похоронили. Нет одну ночь, нет другую, а на третью он приходит в хату, сам лёг около жены, лежит. И так ходил две недели к ней, пока она вся такой стала, что люди её начали пугаться и спрашивать: что, молодица, с тобой случилось? Она отвечает: я бы вам сказала, если б не умерла!

Но вот зашла к ней как-то путешествующая баба. А был вечер, она просится, чтобы её приняли переночевать. “Я бы вас, бабко, приняла, но вы не можете в моей хате ночевать!” “Почему?” — спрашивает баба. Хозяйка отвечает: “Ой, потому что ко мне мёртвый муж ходит каждую ночь!”

И она ей всё рассказала. А баба ей тогда говорит: спрячь же ты меня под ушатом, где бельё мочишь, а сама оденься в свои венчальные одежды, платки и пояс и поставь праздничную свечу. А как заметишь, что он идёт, зажги свечу и у зеркала убирайся (крась лицо). Он станет тебя спрашивать: куда ты собираешься? Ты ему говори: иду к маме на праздник! — А какой же там праздник? — Ты скажи, что брат сестру берёт. Опырь тебе будет отвечать: где ж это видано, чтобы брат сестру брал? — А ты ему на это: где ж это видано, чтобы мёртвый до живого ходил? — И как бы тебя он ни звал, не иди.

Положила она детей спать, бабу спрятала под ушатом, потом зажгла свечу и стала прихорашиваться за столом. Чует — идёт её муж, отворились двери одни, другие, вошёл в хату и сел по другую сторону стола. Он спрашивает её: куда ты собираешься? Та: на праздник к маме. — На какой праздник? — Брат сестру берёт. — Где это видано, чтобы брат сестру брал? — А где это видано, чтобы мёртвый до живого ходил?

Он промолчал, а потом говорит ей: иди сюда, дай я хоть тебя поцелую. — Ой, я не пойду. — Иди, говорит, руку к тебе приложу! — Не бей меня, бей мой стол! — Он тогда ударил рукой о стол, то аж проломил стол: сколько рука — столько выпало стола. И тогда ветер подул, поотворяло двери, и взяло его из хаты, и пропал он вовеки.»

Юльян Яворский подводит итог:

«Опырь — это одно из самых, так сказать, популярных и повседневных представлений галицко-русского суеверия. Каждая деревня, почти каждый двор передаёт вам свои собственные сказания и поверья о нём. Приведённые выше рассказы и заметки можно считать их типическими отражениями.»

Не вызывает сомнения, что именно такие истории легли в основу знаменитой повести Н.В. Гоголя “Вий”, а сами легенды относятся к эпохе XVII–XVIII веков — времени эпидемии вампиризма в Восточной Европе. Наука и Церковь всегда к ним скептически относились, однако в их основе лежали реальные факты, связанные со странными и пугающими “возвращениями умерших”.

“ЛЕТУНЫ”

Как мы уже знаем, “летун” — это одно из названий “огненного змея”, то есть той фазы вампиризма, когда вампир летит к дому своей жертвы в виде яркого шара огня.

Вот определение “летуну”, которое давали в XIX веке в Покровском и Юрьевском уездах Владимирской губернии:

«Летун — чёрт, являющийся неожиданно вдовам в виде человека, совершенно похожего на их покойного мужа. Он летит в виде огненной массы и рассыпается над тем домом, где ему нужно быть.»

Это, конечно, не чёрт, а вампир.

В статье “Миросозерцание наших восточных инородцев — вотяков, черемисов и мордвы” (“Живая старина”, т. 10, вып. 2, 1900 г.) “летунов” именуют “метеорами”. В главке “Метеоры” сказано:

«Падение метеоров вотяки считают полётом по воздуху шайтанов. У одной женщины помер муж. Она сильно горевала и в горе призывала своего покойного мужа. Шайтан услышал её призыв и принял на себя вид её покойного мужа. Стал он каждую ночь к ней прилетать. При этом он всякий раз приносил ей гостинцев в платке. Но как только женщина захочет попробовать чертовские гостинцы, так они обращались в кости и коровий помёт. Узнали об этом люди и не пустили женщину на сеновал, куда прилетал к ней шайтан. Шайтан прилетел, попортил крышу её дома, разбил в избе окна и саму женщину убил, когда она шла на гумно.»

И снова: это никакой не шайтан, а вампир. Подробность о том, что призрак усопшего дарит гостинцы, которые затем превращаются в навоз, часто фигурирует в таких историях. Налицо манипуляция сознанием жертвы: вампир не только создаёт перед ней свой призрак (видимый только тем, на кого обращён фокус внимания вампира), но превращает навоз или камни то в подарки, то в конфеты, то в деньги — опять-таки, видимые только жертве.

В комментариях к этой главке в статье написано:

«Верование, что демоны прилетают к женщинам в виде огненных змеев, принадлежит к числу международных. Оно передаётся в древнеиндийских Ведах, оно же было известно древним грекам (происхождение Александра Македонского), римлянам (происхождение Императора Августа) и нашим русским предкам (происхождение Волха Всеславича по русским былинам). В том же самом виде известно оно в настоящее время полякам и сербам.

Демоны, вступающие, по народному верованию, в связь с человеком, во времена классической древности назывались фавнами и сильванами. В средние века в Европе между ними различали инкубов, демонов мужского пола, вступающих в связь с женщинами (у поляков — пшиложники), и суккубов, демонов женского пола, вступающих в связь с мужчинами (у поляков — положники).[5] Вера в них в средние века была распространена не только в простонародье, но и среди правящих классов, а потому в то время из-за неё погибло немало народу по обвинению в колдовстве и в сношении с дьяволом. В настоящее время то же верование сохранялось: у великоросов, малоросов, поляков, литовцев [белорусов], немцев, имеретин, татар и туземцев на островах Самоа, в Австралии.

Деталь того же верования, что к женщине, сильно и безутешно тоскующей о своём умершем муже, покойный муж её будет летать в виде “огненного змея”, известно русскому народу.»

Если это “международное верование” распространено от Вятки и до островов Самоа, да к тому же известно с античных времён, то почему же авторам комментария не пришло в голову, что речь идёт о реальном феномене?

Что касается суккубов и инкубов, то это — лишь призраки вампира женского или мужского пола. Действительно, это очередная новая форма восприятия вампиризма в средневековом обществе: боролись уже не с вампирами, а казнили их жертв — обвиняя их в “сношениях с дьяволом”.

Между тем, действия вампира заключаются не только в “выпивании” неких “жизненных соков” жертвы (от чего на животе или груди жертвы остаётся синяк, как от засоса, без повреждения кожи), но при определённых обстоятельствах вампир вступает в интимные отношения с жертвой — такие же призрачные, как и сам его призрак. Причём, второе сопровождается первым — и жертва обречена на смерть даже без всякой инквизиции.

В Жемойтии (ныне Республика Летува) “летуна”, то есть вампира, называли “айтвар”. В другой статье из “Живой старины” её автор, Г.Гинкен, пишет:

«Aitvaras (у Куршата eitvaras) — сверхъестественное существо, живущее в домах, соответствует русскому домовому отчасти.

Айтвара высиживает семилетний петух из яйца, снесённого им же в том же году, в течение 7 недель. Когда айтвар выйдет из яйца, его надо кормить творогом и яичницей; а чтобы он носил деньги в дом, надо i kraiga indet tuscia stiabulia — в конец крыши вделать пустую ступицу от колеса, через которую он насыпает полную избу денег. Когда он носит деньги, его надо хорошо кормить и остерегаться рассердить, потому что иначе он все деньги обратит в черепки и избу сожжёт. Отсюда поговорка turiu kaip aitvaras pinigu: galiu uzmust ir uzmoket — “у меня денег, как у айтвара: могу забить и заплатить”.

Айтвар бывает похож на маленького человечка, с длинными когтями. Является также в виде разных животных.

С одного места на другое айтвар перелетает в виде блуждающего огонька. По словам другого, lekentis aitvaras isrodo ant liepsninio smaigo, то есть “летящий айтвар кажется огненной палочкой”.»

«Медленно летящий шар с хвостом» был сфотографирован в Пидмонте, штат Миссури, 22 марта 1973 года. Возможно, это — знаменитый Огненный Змей

Последняя подробность однозначно указывает, что речь идёт о вампиризме и “огненном змее”. Связь с домовым заключается в том, что в доме жертвы начинается вампирический полтергейст. Жемойты по-своему восприняли феномен: рассказы о том, как вампир дарит деньги, превращающиеся потом в черепки, трансформировались в фантастическое верование о том, что вампир может дарить настоящие деньги — если только его не сердить. Откуда только он их возьмёт? Неужто чеканит или печатает в своей могиле?

М.А.Синезерский в конце XIX века опубликовал статью “Летучий огненный змей”. В ней он писал:

«Наш народ чутко относится вообще ко всем явлениям природы, и в особенности к небесным явлениям. Не зная естественного происхождения их, он объясняет их по-своему. Народ верит, что Господь являет их для того, чтобы предупредить русский народ о каких-либо грядущих событиях, по большей части бедственных.

Сами небесные явления народ подразделяет на явления, имеющие первостатейную важность, и на второстепенные, почти заурядные, к первым относятся: затмение солнца и луны, появление комет и планет; ко вторым — падающие звёзды, аэролиты, болиды. Сообразно со степенью важности явлений народ даёт им и соответственное толкование. Так, затмения солнца и луны, по народному поверью, предзнаменуют пришествие Антихриста и близкую кончину мира, появление кометы — голод, мор или всего чаще войну и т. п. Падающие звёзды принимаются народом за ангелов, летящих на землю за душами людей-праведников, или же за ангелов, несущих души имеющих родиться младенцев и т. п. Интересно придуманное народом толкование небесного явления — падающих болидов. Мне пришлось услышать его совершенно случайно и притом во время самого явления.

15 марта 1895 года, в 9 часов вечера, над ст. Померанье Новгородского уезда пролетел по направлению от юго-востока к северо-западу необыкновенной величины болид, оставивший на пути полёта продолговатую светящуюся беловато-фиолетового цвета полосу. Свет, происходящий от трения болида о воздух, был настолько силён, что затмил свет лампы и свечей в домах. Перепуганные жители села выскочили на улицу, но увидели только одну световую полосу на небе. В народе поднялись толки о только что бывшем явлении. Между прочим одна баба уверяла другую, что видела, как огненный змей с большим хвостом пролетел по воздуху.

Заинтересованный этим сообщением небесного явления, я, придя с улицы домой, спросил свою квартирную хозяйку-крестьянку: “что это за змей, который летал сегодня по воздуху?”

Она ответила, что это “пара летит” [в слове “пара” ударение на вторую “а”].

— Что такое пара?

— Пара? Это нечистый дух.

— Куда же он летел?

— А какому-нибудь деньги понёс.

Расспросив её обстоятельно, я узнал, что “пара”, по народному поверью, летает по ночам в виде огненного змея к тем людям, которые с ним знакомы, и носит им золото, от чего они богатеют. Так что, если какой-либо человек неожиданно разбогател, то народ говорит, что ему “пара денег приносил.

На вопрос мой, видала ли она “пара”, хозяйка отвечала, что видала раз, возвращаясь с гумна, как сзади что-то осияло. “Тут все (идущие с ней) сказали, что это “пара” полетел”.»

Здесь, конечно, полная аналогия с верованиями жемойтов про айтвара. Кстати говоря, в дохристианское время кривичи, ятвяги и дайновичи (то есть предки нынешних беларусов), а также жемойты и пруссы поклонялись мифическому змею “живойту” (от слова "жить”). Критозоология ищет в этом змее некое реликтовое существо, ныне якобы вымершее. Однако вполне возможно, что культ поклонения змею-живойту — это поклонение “огненному змею”. То есть, вампиризм создал целую языческую веру в этом балтийском регионе. Во всяком случае, в пользу этого говорит положительное отношение в поверьях к нему — дескать, несёт деньги. А вот у других народов такого культа не возникло из-за негативного отношения, и сей змей фигурирует, например, в русских сказках как “Змей Горыныч”, персонаж отрицательный. Но — всё равно персонаж ментальных представлений народа, так как отражает реальный феномен.

Вот главка из ещё одной дореволюционной книги о народных поверьях: “Змей-любак (село Теребень, Жиздринского уезда)”:

«Змей-любак летает к женщинам, от него женщины детей рождают. Раз змей-любак пристал к корове; от него соседская корова бычка телила.

Стал змей-любак летать к одной женщине. Стала эта женщина соседкам говорить: ко мне муж приходит. Соседки говорят: “Дура! Откуда ему приходить к тебе — муж твой далече. И научили бабы: ты возьми гребёнку; сядь на кровати и расчёсывай волосы да бери конопли в рот да хряпай их. Змей подойдёт к тебе и спросит: что ты делаешь? Ты отвечай ему: расчёсываюсь. А что ешь? — спросит тебя любак. Ты отвечай ему: ем вши. Любак ответит: разве можно крещённой кости вши есть? А ты ему ответишь: разве можно некрещёной кости к крещённой ходить? Любак от этих слов в конфуз придёт и больше к тебе не явится”. Баба, любовница любака, так и ответила змею, как учили её соседки. Любак от таких слов смутился, ударил дверью во весь мах и более в тот двор не являлся.»

Подобно тому, как верования жителей Новгородской области об огненном змее совпали с верованиями жемойтов, так и тут эта история является очередным вариантом подобных, распространённых уже у русинов Галиции (в XIX веке они были в составе Австро-Венгрии). Пусть читатели сравнят сами с рассказом Татьяны Михайлович из села Головецка Скольского уезда, который мы привели ранее в этой главе (“Один юноша был очень влюблён в свою жену умер молодым, и его похоронили…”).

Сюжет тот же самый, но в том случае используется слово “опырь” (то есть вампир), а в этом — “змей-любак”.

Можно ли зачать и родить от любовной связи с вампиром (или инкубом — в другом варианте определения этого же явления)? Не знаем. В ряде источников на тему вампирологии пишется, что от таких сношений появлялась беременность, но она или “рассасывалась сама собой”, или рождались мёртвые дети, или рождались уроды, которые умирали. Так это или нет — не существует никаких проверенных научно данных.

Немалая часть “чертовщины” в народных поверьях крутится вокруг вампиризма — хотя именуется массой разных названий и рядится в разные тоги. Но стоит приглядеться — везде то же самое явление.

СВЕТЯЩИЕСЯ МОГИЛЫ

В книге Николая Непомнящего “Самые невероятные случаи” (ACT, Астрель; М.; 2001) приведены рассказы о свечениях над могилами, но феномен никак не связывается с вампиризмом:

«Учёных поставило в тупик явление, которое можно еженощно наблюдать на старом кладбище в городе Аугуста, штат Джорджия, США.

Старожилы давно поговаривали о том, что там творится что-то неладное, — и недаром! Незадолго до полуночи один из старых могильных камней начинал излучать мягкий зеленоватый свет.

Молодой проповедник, ставший очевидцем этого явления, обратился к парапсихологам Джорджу Нортингхэму и Марку Рассету с просьбой разобраться, в чём тут дело. Исследователи выяснили, что в могиле похоронена семья итальянских эмигрантов по фамилии Фиура. В семье было два брата и две сестры — все они умерли молодыми. Последней в 1899 году ушла из жизни сорокадвухлетняя Джозефина Фиура. После её смерти и был установлен надгробный камень. Парапсихологи тщательно исследовали загадочную могилу и не обнаружили ничего примечательного, за исключением одного: более высокого уровня радиоактивности у могильной плиты Фиура, чем у других надгробий на кладбище.

— После захода солнца мы установили чувствительную видеокамеру на треноге и стали ждать, — рассказывает Нортингхэм. — Точно в двадцать три тридцать пять могильный камень начал слабо мерцать, затем стал светиться всё ярче и ярче, пока вокруг него не образовался ореол зеленовато-белого цвета примерно пяти сантиметров высотой. Свечение продолжалось около четырёх минут, затем угасло. Температура среды вокруг камня не повышалась, зато был зарегистрирован сильный всплеск радиоактивности.

Сама собой напрашивалась версия о том, что семья Фиура подверглась радиоактивному облучению. Это объяснило бы и повышенный уровень радиации, и факт свечения могильного камня — такой эффект возникает при распаде урановых элементов. Но подобное предположение не позволяло понять, почему свечение возникает в строго определённое время и длится всего четыре минуты.

Докопаться до истинной причины феномена парапсихологам было трудно ещё и потому, что местные власти не дали им разрешения на вскрытие могилы и эксгумацию останков похороненных в ней людей. До сих пор могила Фиура остаётся “заколдованным местом”, мрачный колорит которого усугубляет история, связанная с этой семьёй. Если документы местного архива лаконично сообщали, что причина смерти четырёх итальянцев не установлена, то старожилы Аугусты смогли рассказать больше. Последняя представительница семейства упокоилась в могиле сто лет назад. Со слов своих бабушек и дедушек, соседи характеризовали Джозефину как мрачную и нелюдимую женщину, по неизвестной причине отравившую медленно действующим ядом всю семью, а затем покончившую с собой. Поэтому её душа обречена никогда не знать покоя. Как считают местные жители, свечение возникает тогда, когда душа Джозефины, навечно привязанная к этой местности, покидает её, чтобы скитаться по окрестностям и заново переживать совершённые преступления!»

Об особом и странном свечении над могилами вампиров писал ещё вампиролог эпохи Просвещения аббат Августин Кальме. Это свечение постепенно зреет, пока не обратится в форму “огненного змея”, “летуна”, который и отправляется в полёт по своим нуждам.

А вот ещё одна главка из этой книги под названием “Вампиры: Миф или реальность?”:

«В случае, если похороненный в каталептическом состоянии человек был эгоистичным и низким духовно, если он в течение жизни преследовал лишь грубо материальные интересы, его астральное тело не спешит окончательно расстаться с физическим. Не спешит потому, что земная жизнь для него — всё, а небесная — ничто, причём страшащее его ничто. И в этом случае астральное тело вполне может избрать жуткое состояние полусмерти, или вампиризма.

Почему вампиризма? Этому есть объяснение. В “Разоблачённой Изиде” Е.П. Блаватская подробно рассматривает феномен “двутелесного” существования. Он заключается в том, что энергетический двойник лежащего в гробу, свободно проходя сквозь землю и другие препятствия, поддерживает жизнь находящегося в каталепсии физического тела за счёт похищения энергии и даже крови у живых людей. И таким образом сохраняет свою собственную.

Блаватская пишет: “…несчастные похороненные каталептики поддерживают свои жалкие жизни тем, что их астральные тела грабят жизнекровь у живых людей. Эфирная форма может ходить куда ей угодно; и до тех пор, пока она не оборвёт нить, связывающую её с телом, она свободна блуждать, скитаться вокруг, видимой или невидимой, и питаться от человеческих жертв…” Иными словами, посредством таинственной невидимой связи эфирная форма передаёт высосанную у живых людей кровь материальному телу, лежащему на дне могилы, и таким образом помогает ему продолжать своё состояние каталепсии.

Блаватская приводит цитаты из письменных свидетельств, оставленных многими выдающимися учёными и религиозными деятелями прошлого, столкнувшимися с явлением вампиризма. “Служители правосудия, — рассказывает она, — посещали места таких происшествий, могилы раскапывались, и трупы вынимались из могил, и почти во всех случаях наблюдалось, что подозреваемый в вампиризме труп выглядел здоровым и розовым, а плоть ничуть не разложившейся. Видели, как предметы, принадлежавшие таким умершим, передвигались по дому без чьего-то прикосновения. Но законные власти, в общем, отказывались прибегать к сжиганию или обезглавливанию тел до того, пока не были выполнены строжайшим образом все процедурные требования судопроизводства. Вызывались и выслушивались свидетели, показания тщательно взвешивались. После этого осматривались выкопанные трупы, и, если на них обнаруживались несомненные характерные признаки вампиризма, их предавали палачу”.

В отличие от приводимых Блаватской примеров редкого — “кровавого” вампиризма есть его более распространённый вариант, когда астральное тело вампира питается не кровью, а жизненной энергией живых людей, передавая её по “серебряной нити” лежащему в гробу физическому телу. Вот, к примеру, случай, происшедший в Шанхае. Свидетель его, полицейский, был послан однажды на кладбище в оцепление, которое должно было воспрепятствовать проникновению на территорию посторонних: там была отрыта могила, в которой обнаружили прекрасно сохранившийся труп женщины. Надо пояснить, что на шанхайских кладбищах действовал своеобразный порядок — так как земля была дорогой, то через шестнадцать лет прежние захоронения раскапывались, кости покойника сжигались, и участок выставлялся на продажу. Болотистая, сырая земля Шанхая и его жаркий климат делали своё дело — тела покойных разлагались в таких условиях очень быстро. Когда полицейский пробрался через толпу любопытных к могиле, он увидел, что лежащая в гробу женщина выглядит как живая. Волосы её отросли и достигли такой длины, что закрывали ноги. Длинные ногти на пальцах скрутились наподобие штопора. Она выглядела на сорок пять лет. Полицейский вскоре ушёл, а позднее узнал от товарищей, что пропустил самое интересное. Покойницу пригвоздили к земле заострённым колом, и она при этом испустила тяжёлый вздох. Затем тело куда-то увезли…

Об энергетическом вампиризме в наши дни знают многие. Учёные и целители раскрывают его природу, рекомендуют различные способы защиты от этой напасти. Но речь идёт о живых энерговампирах, точнее (после всего сказанного) — полностью живых. Явление же, о котором мы ведём речь, ещё ждёт своих исследователей.»

Уже не ждёт, исследователи этого явления давно найдены в нашем лице. Ну и, кроме того, выяснилось, что Блаватская была вампирологом. А Николай Непомнящий совершенно не понял сути того, что писала Блаватская о вампиризме, и стал рассказывать о каком-то “энергетическом вампиризме”, что никакого отношения не имеет к вампиризму настоящему с его “огненными змеями” или “летунами”.

То, что пишет Блаватская, пересказывает факты вампирологии. И коматозное состояние вампира: “подозреваемый в вампиризме труп выглядел здоровым и розовым, а плоть ничуть не разложившейся”. И вампирический полтергейст: “Видели, как предметы, принадлежавшие таким умершим, передвигались по дому без чьего-то прикосновения”.

Николай Непомнящий создает теорию:

«В отличие от приводимых Блаватской примеров редкого — “кровавого” вампиризма есть его более распространённый вариант, когда астральное тело вампира питается не кровью, а жизненной энергией живых людей.»

Но никакого “кровавого вампиризма” не существует, вампир питается только — тут прав автор — “жизненной энергией живых людей” (а “кровь” в гробу вампира — это его собственные выделения).

Во времена Блаватской было модно говорить о некоем “астральном теле” или “эфирном теле” (или целой группе таких “тел”), которые якобы и являются сутью понятия “душа”. Сегодня эта мода трансформировалась в представления о каком-то “биополе” или “энергетическом поле”, “ауре”: например, один выпуск передачи “Теория невероятности”, показанный на центральных телеканалах в январе 2010 года, был целиком этому посвящён. Там “ауру” измеряли у трупа — и нашли, что “он живой”, так как “со следами биополя”.

Однако перед нами — спекуляция, подмена понятий. Под терминами “аура”, “биополе” и “энергоинформационное поле” на самом деле понимается электрическое поле человека. У электрического угря сие “биополе” настолько велико, что он способен убивать им. Но означает ли это, что душа угря по своему потенциалу на порядки мощнее человеческой души? Один этот пример показывает всю иллюзорность таких представлений (авторы передачи “Теория невероятности” почему-то не додумались измерить “ауру” электрического угря).

Мода на представления о “биополе” и “ауре” появилась лишь с 1970-х, после знаменитых опытов советских учёных Кирлиан, которые фотографировали электрические поля растений и живых тел. А вот в XIX и начале XX века представления об “астральном теле” были принципиально иными (у Дюрвилля, Блаватской и других как учёных, так и эзотериков). Под “астральным телом” понималась некая “физически мелкая” составная, которая пронизывает наше живое тело и якобы уходит из него после смерти, а также может выходить и при жизни (“астральный выход” у медиумов или шаманов).

С точки зрения вампирологии (о чём и писала Блаватская), вампир выпивает некие “жизнесоки жертвы” как нечто телесное: пусть это и “тонкая материя”, но всё равно эти “тонкоматериальные соки” потенциально можно собрать в пробирку. На самом же деле наш Мир устроен совсем иначе, а вампир “выпивает” не нечто телесное, а информатику жертв. Конечно, на рубеже XIX–XX веков самого понятия “информатика” не существовало, поэтому простим приверженцев концепции об “астральном теле” и о том, что его (то есть душу) можно собрать в пробирку. Это, говоря научным языком, “вульгарный материализм” (хотя концепция рождена эзотериками). Доказательная фактура её приверженцев куда как проще вписываются в иную концепцию. Где вместо гипотетического “астрального тела” наша двойственность проявляется в плоскости информатики, в наличии у нас неких “Матриц”.

Может быть, и эта концепция равно не точна и далека от истины, но пока она кажется, во всяком случае, более близкой к истине и наиболее полно всё объясняющей.

Не имеет никакого смысла подсчитывать “энергию”, которую тратит вампир в доме жертвы на полтергейст и создание “искажённой реальности” в виде своего призрака. Об “энергии” тут не может идти и речи: это — манипулирование основами информатики нашей реальности, где нарушаются не только все законы сохранения вещества и энергии, но и вообще причинность. (Напомним, что кроме перемещения предметов при полтергейсте есть фазы выделения невесть откуда взявшейся воды и фазы самовозгорания предметов, а порой предметы начинают обладать новыми свойствами, например, как в одном случае — “книга упала на пол и разбилась на осколки, как стекло”.) Равно, очевидно, нелепо подсчитывать энергию, которая нужна вампиру для создания свечения над могилой и его трансформацию в “огненного змея”, который внешне кажется ещё большим скоплением энергии, чем шаровая молния.

Но почему именно форма “огненного змея”? Она — это нечто вполне материальное, не нежить-привидение (оно появляется уже в доме жертвы). Много раз фотографировали и свечения над могилой вампира, и “огненных змеев”.

Ответа нет. Тут, видимо, вопрос касается глубинных основ информатики нашей виртуальной субреальности, заполненной веществом-энергией — светом, где двигаться выше скорости света мы не можем, ибо из него и созданы. В такой концепции фокус “Я” вампира-коматозника (“летун”) потому и предстаёт в своём пути от могилы к дому жертвы в виде “огненного змея”, что он движется в “пространстве Матриц” как “чистая суть Матрицы”, что и является для нас чистым светом.

Глава 11. ЗАГАДКА “ЖИВЫХ ГРОБОВ”

Действительно ли мы уверены, что есть реальность? Действительно ли мы уверены, что понимаем смерть?

Леонард Прайс. На кладбище и обратно

Нередко случалось, что гробовщики, вскрывая склеп, находили гробы сдвинутыми или со скинутыми крышками. Кто или что было причиной этого?

Сам термин “самоперемещающиеся в склепе гробы” придумал и ввёл в оборот английский писатель, учёный и исследователь аномальных явлений Э.Ленг (1844–1912). В 1907 году он выступил перед членами Фольклорного общества Великобритании с анализом сообщений о нескольких случаях “самодвижущихся гробов”, затем доклад был напечатан в английском журнале “Фольклор” (том 18 за 1907 год). Фольклористы отнеслись к докладу как собранию мифологических историй, а исследователи аномалий его изучали уже со своих позиций.

В 1760 году нечто странное произошло в склепе, принадлежавшем французской семье из деревеньки Стентон, графство Суффолк, Великобритания:

«Когда какое-то время тому назад открыли склеп, чтобы похоронить скончавшегося члена этой семьи, то, к удивлению многих жителей, увидели, что несколько тяжеленных свинцовых гробов оказались смещёнными со своих мест. Их поставили на место, а склеп замуровали. Когда через семь лет умер другой член семьи, при вскрытии склепа обнаружили, что гробы опять стоят не на месте. Спустя два года вновь пришлось размуровывать склеп: гробы не только были сняты с постаментов, но один из них “взобрался” на четвёртую ступеньку входа! Он оказался столь тяжёлым что восемь человек не без труда водрузили его на положенное ему место.»

Намного лучше засвидетельствованным и задокументированным является “движение гробов” в семейном склепе Чейзов при Церкви Христа на острове Барбадос — заморском владении Великобритании. Произошло это в 1820-х годах. Историю эту исследователи аномальных явлений описывают так:

«Глава семьи, полковник Томас Чейз, задумал построить семейный склеп и сделал это, надо сказать, с размахом. В готовом виде усыпальница имела размеры 3,6 на 2,1 м, была углублена в землю почти на 1,5 м, причем на 0,6 м она была выдолблена в скальной породе. Стены и пол выложили камнем. Сверху склеп прикрыли тяжеленной плитой из голубого девонширского мрамора, залив её по краям цементом. Всё сооружение находилось на высоте 30 метров выше уровня моря.

Недолго склеп простоял пустым. Его первым обитателем стал свинцовый гроб с телом Томазины Годдард. Случилось это 31 июля 1807 года. Такой же гроб с телом Мэри — младшей дочери полковника — появился в склепе 22 февраля 1808 года. 6 июля 1812 года в склеп внесли свинцовый гроб с телом Доркас — старшей дочери Чейза. А 9 августа 1812 года туда же в свинцовом гробу поместили тело самого Томаса Чейза. Однако при вскрытии усыпальницы обнаружили, что два свинцовых гроба оказались не на месте, в частности гроб Мэри — в противоположном углу от места, где он был установлен. После каждого вскрытия склеп тщательно замуровывали, следы проникновения в него отсутствовали, а потому случай произвел на всех весьма тягостное впечатление.

Осенью 1816 года умерли сразу двое родственников Чейзов. Тело С.В. Эймеса, ребёнка, внесли в склеп 25 сентября, Самуэля Бревстера — 17 ноября. Каждый раз при размуровывании усыпальницы размещённые в ней свинцовые гробы находили разбросанными. То же самое увидели 7 июля 1819 года — когда вскрыли склеп, чтобы внести в него гроб с телом другой родственницы, Томазины Кларк, оказалось, что все гробы вновь переместились!

На похоронах Томазины Кларк присутствовал лорд Комбермер, губернатор Барбадоса. Он пришёл не столько затем, чтобы отдать ей последний долг, сколько для того, чтобы лично убедиться в достоверности слухов, будоражащих вверенное его попечению население острова. Увидев всё собственными глазами, он решил принять меры. После того как гробы были положены на место — по три пары, один над другим, он тщательно обследовал пол и стены. По его распоряжению был сделан точный рисунок расположения шести гробов, пол склепа посыпали тонким слоем белого песка. Затем усыпальницу закрыли тяжелённой мраморной плитой и тщательно зацементировали. В ещё не затвердевшем цементе губернатор в нескольких местах поставил свою печать, то же сделали и другие приглашённые им ответственные лица.»

Далее события развивались следующим образом. Когда 18 апреля 1820 года из склепа послышался шум, то об этом тут же сообщили губернатору, и он приказал немедленно вскрыть склеп. Когда склеп стали вскрывать, у Церкви Христа собралась толпа в несколько тысяч человек:

«Прежде всего, проверили печати на застывшем цементе — они были не тронуты. С трудом разбили цемент и сдвинули плиту в сторону. Все шесть гробов вновь лежали в беспорядке, а самый тяжёлый — Томаса Чейза — стоял на попа! А его едва поднимали восемь человек. Песок на полу остался нетронутым — человеческих или иных следов на нём не было. Расположение разбросанных в беспорядке гробов зарисовали, гробы из склепа убрали и захоронили каждый в отдельной могиле, после чего усыпальница Чейзов перестала вызывать головную боль у губернатора и панику среди населения острова.»

Нечто подобное случилось и в Эстонии на острове Эзель в 1844 году. В то время на острове существовал только один город под названием Аренсбург, рядом с ним находилось кладбище, возле которого шла дорога в город. И вот местные жители, проезжая по ночам по этой дороге возле кладбища, стали слышать “раздающиеся оттуда стоны и стуки, а лошади безумно пугались и неслись сломя голову”. Один из склепов на кладбище принадлежал семье Буксгевденов. Когда умер один из членов этого семейства, то его гроб собирались поместись в склепе — к гробам других его родственников. Склеп вскрыли — и нашли гробы не только чудовищно разбросанными, но даже лежавшими друг на друге. В порядке оставались только три гроба: два детских и один с телом старухи.

Открытие взбудоражило жителей, и было решено создать комитет по расследованию. Председателем стал барон Гульденштуббс, членами — бургомистр, член магистрата, врач и священник. Эрик Фрэнк Рассел описал, что было дальше:

«Будучи неспособным найти этому какое-либо другое подходящее объяснение, аренсбургский комитет предположил, что несколько злоумышленников проникли в склеп и разбросали гробы для устрашения жителей. Члены комитета не ограничились простукиванием помещения с помощью молотка. Они пошли дальше, вызвав группу рабочих, которые вскрыли весь пол в склепе и осмотрели фундамент. Не было найдено никакого туннеля и ничего, способствующего разгадке тайны.

Потерпевший фиаско комитет отказался от дальнейшего расследования этой таинственной истории. По его приказу рабочие установили гробы на прежние места, посыпали слоем чистой золы пол и заперли склеп. По краям наружных и внутренних дверей склепа были поставлены официальные печати консистории и муниципалитета Аренсбурга и епископа. Ещё больше древесной золы насыпали на ступеньки, ведущие из склепа, и на пол в часовне. Местный гарнизон на три дня выставил у часовни усиленную охрану и своевременно менял её.

После этого члены комитета приняли решение снова отправиться в склеп. На золе, насыпанной в часовне и на ступеньках, ведущих в склеп, не было найдено никаких следов. Многочисленные печати на наружных и внутренних дверях склепа остались нетронутыми. Взломав печати, открыли двери и вошли в склеп. Перед глазами вошедших предстала картина страшного беспорядка. Почти все гробы лежали, разбросанные по всему склепу. Несколько гробов находились в вертикальном положении изголовьем вниз. Крышка одного из них была сдвинута и оттуда торчала рука скелета.»

Точно так же, как и на Барбадосе, комитет решил положить этому конец. Гробы были вынесены и захоронены в других местах, склеп опустел. Все эти факты были оглашены в официальном докладе, помещённом затем в архивы Аренсбурга, и на этом дело закончилось. Рассел приводит ещё один случай передвижения гробов:

«В колонке для писем журнала “Notes and Queries” за 1867 год мистер Ф.С. Пэлей рассказывает о тяжёлых цинковых гробах, которые перемешались два или три раза в склепе церковного прихода Грейтфорд около Стэмфорда, где в это время его отец был священником. Он пишет, что один из гробов был настолько тяжёлым, что его могли приподнять не менее шести человек, да и то с большим трудом. Эти события вызвали в деревне большой переполох. В письме от 15 октября 1867 года он сообщал показания очевидца происшествия. Этот человек подтверждал, что свинцовые гробы, отделанные снаружи деревом, были очень тяжёлые. Во время загадочного события в склепе часть из них была опрокинута, а некоторые — наклонены на одну сторону.»

В 1880 году в подземном склепе церкви в Борли, в 60 милях к югу от Лондона, тоже много раз находили гробы на “неположенных местах”.

Российские исследователи аномальных явлений И.В. Винокуров и Н.Н. Непомнящий, писавшие о “движущихся гробах” в своей книге “Кунсткамера аномалий” (М., ACT, 1997), приходят к выводу, что никто пока не смог предложить “никакого приемлемого объяснения” этим историям:

«Вода, в которой всплыли свинцовые гробы? Во всех случаях в склепах признаков воды не было. Подвижки земной коры? Но почему же гробы в соседних склепах вели себя спокойно? Злоумышленники? Но “почерк” действий явно какой-то нечеловеческий, да и эксперименты с круглосуточной охраной склепа и нетронутые печати не оставляют этому предположению никаких шансов на правдоподобие.

Тогда что же это? Пока вопрос повисает в воздухе. Есть ещё один вариант ответа: во всём “виноват” полтергейст. Ведь, в самом деле, редкая книга об этом загадочном явлении проходит мимо феномена самопередвигающихся гробов. Правда, в наиболее серьёзных работах о проделках шумных духов подобные случаи рассматриваются в разделах, посвящённых тем явлениям, которые нельзя отнести к полтергейсту. Ведь феномену “грободвижений” не свойственен полтергейстный синдром — совокупность симптомов, присущих каверзам шумных духов, проделки которых в 80 процентах случаев так или иначе связаны с конкретными живыми людьми. Когда же дело касается мёртвых, обычно проявляется синдром беспокойных домов. Хотя возможны и промежуточные случаи. Тем не менее симптом “грободвижений” всё-таки близок к симптоматике именно беспокойных домов, потому его не следует относить к проявлениям полтергейста.»

Логика понятна — ведь такие передвижения под силу только полтергейсту. Но тут, на наш взгляд, исследователи совершили две принципиальные ошибки.

Во-первых, они ошибаются, считая, что привидения (названные ими тут “синдромом беспокойных домов”) способны совершать действия, превосходящие силу покойного, хотя тяжёлые свинцовые гробы для одного человека неподъёмны. Привидения — это в основном образы, и их взаимодействие с материальным миром обычно минимально (об этом будет идти речь далее). В случаях вампиризма призрак вампира действительно соседствует с полтергейстом, но это — не наши классические привидения, а совсем другое явление. Работу совершает только полтергейст, в сути которого, как верно замечают авторы книги, всегда находится именно и только живой человек.

Отсюда вторая ошибка: И.В. Винокуров и Н.Н. Непомнящий полагают, что в склепах с движущимися гробами якобы не было ничего живого. На самом же деле там вполне мог находиться ошибочно похороненный человек, пребывающий в состоянии вампирической комы. И в таком случае весь феномен следует рассматривать с точки зрения вампирологии.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...