Главная Обратная связь

Дисциплины:






Что означает «ответственность»?



Духовность

Как ответственность

 

 

Да благословит Всеблагий Господь сие полезное издание на душеполезную пользу людям Божиим

 

+ Архиепископ АМВРОСИЙ

 

25/III 2000 г.

 

С благодарностью и любовью

 

посвящаю эту работу

 

иеромонаху Антонию,

 

иеродиакону Нестору,

 

Сергею Ивановичу,

 

Василию Павловичу,

 

Александру Гавриловичу,

 

Александре Сергеевне,

 

Валентине Алексеевне,

 

Елене Александровне, —

 

единомышленникам,

 

верным друзьям

 

и ответственным со-трудникам

 

Предисловие

 

Духовническое служение — один из самых ответственных участков деятельности современного священника. Духовничество, пастырство — жизнь не для себя, а ради других. Духовник рассматривает каждого человека, обратившегося к нему за помощью и советом, как лично присланного Христом, Положившим на сердце пришедшему обратиться именно к нему.

 

«Миссия духовника — привести человека ко Христу; когда же человек встретит Христа в своем личном опыте, священник должен отступить в тень и не заслонять собой Господа».[1]

 

Митрополит Антоний Сурожский проводит различие между тремя типами свяще6ннослужителей: священником, могущим совершать Богослужение и Таинства, но не несущим духовнического служения, священником, который является духовным руководителем людей, и старцем, имеющим особые благодатные дары, способным осуществлять духовническое служение на уровне, недоступном обычным священникам. Последних Сам Бог неизреченным образом умудряет сказать слово на пользу слушающих.

 

Советы, которые дает духовник, должны быть, по мнению выдающегося богослова, старца Софрония (Сахарова), не плодом рассуждения или житейской опытности, но результатом озарения Свыше: «Если людям, пришедшим к священнику с надеждой услышать от него ясно волю Божию, вместо того он даст указание, исходящее из его собственного рассуждения, могущего быть неугодным Богу, то тем самым бросит их на неверный путь и причинит вред».[2]

 

Большинство духовников нашего времени можно с уверенностью отнести ко второму типу. Именно к ним обращено слово старца Софрония «не навреди!». Именно им предстоит бережно вслушаться и услышать как Сам Бог ведет человека по пути спасения, и стать когда указателем, когда дорожным посохом, а когда и спутником на этом пути, действуя очень осторожно, не заглушая своим голосом «глас хлада тонка».[3]

 

Старец Софроний считает также, что решающую роль в деле душепопечения играет не столько личность духовника, сколько то, с каким настроением, с какой мерой доверия приходит к нему тот или иной человек.



 

Непростым, болезненным, но настойчивым опытом попыток вслушиваться и слышать этот Призывающий Голос, поиском возможностей не столько ведения конкретного человека к Богу, сколько актуализации его собственных душевных сил на это движение, рождалась эта книга. Мнению маститых богословов многое в ней может показаться сырым, незрелым, возможно лишь потому, что все это слишком еще живое, слишком выстраданное, слишком пропитанное внутренней болью за нынешнее (наше!) поколение воцерковляющихся людей. Прошу твоего снисхождения, дорогой читатель, не суди мой труд слишком строго!

 

Духовная жизнь подобна восхождению в горы. «Вот какая-то туристская группа подымается все выше и выше в горы. Сначала это лесистые тропки, ущелья очень красивые, дорога, а там, глядишь — альпийские луга, леса уже нет. Еще выше подымаешься, и попадаешь в ущелье, где нет никакой растительности, только низкорослые кустарники, травка небольшая и высокие снежные горы, с которых сползают ледники. Из этих ледников берут начала реки. Доходишь до места, где обычно приют, и дальше на перевал нужно идти уже по снегу, лезть на ледник. А для этого необходимо иметь специальное снаряжение, ботинки, ледорубы, связки, инструктора совсем другого, уже не туриста, а альпиниста. И поэтому на таком рубиконе туристы останавливаются и уже дальше не идут. Дальше смертельно опасно, дальше другая категория трудности. Туристские прогулки на этом уровне заканчиваются. Скажем, до высоты две с половиной, три тысячи метров можно дойти такому туристу. А на четырехтысячную высоту никак не залезешь, если ты не альпинист. Туда не пускают, нельзя, а полезешь — убьешься.

 

Нечто подобное видно и в нашей церковной жизни. Наша церковная жизнь до определенной высоты доводит нас. Здесь мы с уверенностью бегаем, прыгаем, трудимся, что-то строим, устраиваем. Но все это до какой-то отметки. А дальше? Мы не знаем, как дальше надо жить. И, оказывается, что инструкторов или проводников, которые знают, как дальше жить, уже практически нет, они недосягаемы. А если они есть, то их раз-два и обчелся, и к ним уже попасть нельзя, это такие святые старцы, которых, может быть, человека три на всю Россию осталось...».[4] Из этой вдохновенной метафоры протоиерея Владимира Воробьева родилась обложка книги.

 

А основная идея самой книги появилась вот как. Разговаривая однажды с одним житейски умудренным человеком о проблемах душепопечения, я услышал такой необычный совет:

 

— Батюшка, соберите братию Вашего монастыря и попросите их дать определение понятию духовность. Только без известных всем нам цитат, своими словами. Прозвучат разные определения. Вероятнее всего, совокупность произнесенных ответов не раскроет глубинный смысл этого понятия. Когда все выговорятся, скажите: «А теперь доставайте ручки и записывайте: Духовность есть ответственность».

 

Тогда я был удивлен такой постановке вопроса, несмотря на то, что в своей пастырской практике все больше и больше обращал внимание на безответственность современного поколения верующих людей. Сегодня с уверенностью можно утверждать, что до обретения ответственности все разговоры о духовной жизни будут носить исключительно теоретический, безжизненно-книжный характер.

 

Второй случай, заставивший меня задуматься об ответственности и о ее значении в моей христианской и пастырской жизни. Не так давно я был на приеме у своего стоматолога, чуткой и внимательной женщины, воистину имеющей дар от Бога, с которой не виделся ровно год.

 

— Батюшка,— сказала она в разговоре,— помните, в прошлый ваш приезд я просила Вас освятить квартиру нашему соседу. Вы отказались, и правильно сделали. Недавно вскрылись кое-какие негативные стороны его личной жизни и того, что происходило в этой квартире... Вероятнее всего, Вам Бог так на душу положил. Ведь Вы ответственны за то, что Вы делаете, за каждую освященную квартиру.

 

В ее словах меня поразило то, что представления об ответственности священника у мирского человека оказались более глубокими, чем у самого священника, то есть у меня.

 

Третий случай, побудивший меня написать эту книгу, — рассказ моего о Господе собрата, пастыря, который занимается окормлением тюрем. В одно из его посещений зоны осужденный А. попросил личной беседы, с глазу на глаз, в которой сказал:

 

— Знаете, батюшка, я обычно не прихожу на встречи со священниками, которые приезжают в нашу зону для того, чтобы встретиться с осужденными. Но на Ваши встречи всегда прихожу. И знаете почему? Потому что Вы разговариваете с нами не свысока, не как с маленькими детьми, а как с людьми взрослыми, ответственными за свои отношения с Богом.

 

Ответственность — высокая, значимая категория для людей, относящихся к жизни ответственно. Насколько значима она для современных православных людей? Стоит ли говорить об этом? Каким языком?..

 

Эта книжечка была задумана как попытка поделиться опытом решения актуального вопроса духовной жизни верующего человека — осознания ответственности за свою жизнь и различные ее проявления: духовные, душевные, материальные. По мере ее написания возникали все новые и новые размышления. Жизнь вносила коррективы в уже написанное...

 

И таким образом, не из теории, а больше из практики родилась книга, которую Вы, дорогой читатель, держите в руках.

 

Воля Божия и

человеческая ответственность

 

В Священном Писании Бог являет Себя как Существо в высшей степени ответственное за Себя и Свое творение. Господь с полной ответственностью сообщает нам о том, что Он думает, чувствует, о чем печется, что допустимо, а что недопустимо с Его точки зрения, что Ему нравится, что нет. Он определяет Себя как Существо отдельное от акта Своего творения и от нас. Он сообщает нам, что Он — Любовь, Истина и Свет.

 

Христиане призваны к уподоблению Христу, обретению Его нрава, обретению тех же свойств, которые имеет Господь. Человек создан по образу и подобию Божию, но Божественный образ затемнен у него грехом. Ответственность, наряду с такими Божественными свойствами как простота, любовь, доброта, была изначально заложена Богом в естество человека. Ослушание и последовавшее грехопадение — безответственный по отношению к себе самому поступок первого человека, груз которого мы несем в веках, передавая это наследство последующим поколениям.

 

Чувство ответственности, вложенное в природу человека Богом, исказилось грехом. Господь наш, Бог Всемогущий и Любящий Отец, явил образец полноты ответственности. Создавая человека свободным, Бог по всеведению Своему знал, что эта свобода может быть использована человеком во зло себе же самому. И поэтому к созданию свободного человека Господь отнесся очень ответственно. Еще до сотворения мира в Предвечном Совете было принято решение о ниспослании Единородного Сына Божия для искупления человека, которого Он наделил такими уподобляющими Самому Богу свойствами, как разум и свобода.

 

В этом ниспослании Единородного Сына для искупления человечества видится великая Божественная ответственность за Свое творение.

 

Профессор И.А. Ильин считает, что в связи с умалением чувства духовности, неспособности к переживанию религиозного опыта, «в человечестве поколебалось и чувство ответственности. Это чувство есть вернейший признак духовности. Человек, умеющий трепетно и благоговейно предстоять, сумевший утвердить свое духовное достоинство через жажду священного и познавший радость верного ранга, уже научился чувству ответственности и вступил в сферу религиозного опыта, совершенно независимо от того, принял ли он какой-либо догмат или остался с протянутой и пустой рукой.

 

Подобно чувству ранга — чувство ответственности принадлежит к первичным, аксиоматическим проявлениям духовности и религиозности. Дух есть творческая энергия; ему естественно вменять себе совершаемое и отвечать за совершенное. Религиозно-предстоящий человек сознает в себе эту духовную энергию и чувствует ее связь с высшим, священным планом бытия. Вступление в этот план, приобщение к нему и к его реальностям — обостряет в человеке трепетное чувство своего недостоинства-достоинства и вызывает в его душе то благоговейное осторожно-совестливое внимание, о котором когда-то писал применительно к религии Цицерон. Приобщаясь к высшему, человек испытывает повышенное чувство ответственности. Именно поэтому религиозность всегда была настоящим источником этого духовного самочувствия, без которого на земле невозможна никакая добродетель, никакая культура и никакая государственность.

 

Без чувства ответственности невозможен и самый религиозный опыт. Вступая в сферу Божественного, человеку естественно собирать свои силы и относится критически к своим слабостям, неумениям и неспособностям: он становится благоговеен, а потому осторожен и совестлив, может быть, даже до робости; он боится не увидеть, не постигнуть, стать помехой, исказить. Он взыскивает с себя, помнит свою малость и величие своего Предмета; и все это выражается в повышенном чувстве ответственности».[5]

 

Безответственность — это отпадение от одного из свойств Божиих, от образца нравственности, преподанного нам Богом, — от нрава Христова.

 

Вышеизложенное дает нам основание утверждать, что безответственность есть грех, состоящий в утрате чувства духовной и религиозной очевидности, в котором необходимо каяться пред Богом так же, как и во всех остальных грехах.

 

Что означает «ответственность»?

Немного теории...

 

Современный мир болен параличом безответственности, хотя это слово приходится нередко слышать из уст тех же безответственных людей. Этимология слова «ответственность» проста и ясна. Быть ответственным означает держать ответ за исполненное, отвечать за порученное, сполна рассчитываться за сделанное, расплачиваться за пропущенное и добровольно принимать наказание за неверно выполненное.

 

Как определить, насколько ответственен конкретный человек? По каким критериям можно выделить ответственного человека из общей массы безответственных людей? — По «обратной связи». Что это значит? Если человеку поручается какое-то конкретное дело, а он это дело или не доводит до конца, или делает очень халтурно, или перепоручает кому-то, когда ему стало тяжело или просто «надоело», или создает видимость делания при том, что со временем, иногда очень поздно, обнаруживается, что в принципе он дело-то завалил, — значит, это человек безответственный.

 

Хаос и неразбериха современной жизни, развал семей, общественных институтов, дискредитированные по вине «человеческого фактора» высокие идеи — все это следствия утраты ответственности. Переставая отвечать за содеянное, человек не имеет возможности реально оценить глубину нарушений и характер необходимых исправлений. Разрушается его связь с окружающим миром и людьми, обескровливается само содержание жизни в обществе. Самое печальное, что у безответственного человека не хватает смелости и мужества осознать свою безответственность.

 

Именно те люди, которые очень глубоко поражены болезнью безответственности, читая эти строки, по всей видимости, думают, что это все пишется и говорится совсем не про них и не для них. Возможно, они даже «мотают на ус», какими словами они будут «лечить» от безответственности своих "безответственных" ближних...

 

Все это — именно про Вас, и для Вас, дорогой читатель!

 

Вспомните Вашу жизнь и огромное количество ситуаций, когда Вам что-то поручалось: то ли Вашим духовником, то ли по работе, то ли в семье. А, может быть, обратился к Вам за помощью, или, может быть, жена попросила Вас что-то купить по дороге домой... Как Вы отнеслись к этим просьбам? Оправдание относительно того, почему вы не исполнили то или иное порученное дело, и есть оправдание своей безответственности.

Острота проблемы

 

В Пастырской Психологии и Психотерапии[6] осознанию ответственности придается огромное значение. Поскольку показатель человеческой безответственности сегодня очень высок, современный пастырь в деле душепопечения должен сделать особый акцент именно на принятии своими духовными чадами ответственности за свою жизнь, за свои греховные склонности и привычки, за окружающих людей.

 

Почему именно сегодня эта проблема стала очень остро? В традиционных культурах существовали определенные рамки, сдерживающие нездоровые греховные проявления человеческой природы. Эти рамки касались социально-значимых ролей, вопросов жизненного выбора, договора, дружбы, любви, вопросов сексуальности и др. Если дружба существовала, то ее понимание не размывалось; если дружба, то — верность, взаимопомощь до смерти: «Сам погибай, а товарища выручай». Если происходил выбор профессии, то человек хранил верность избранному, и только в самом крайнем случае, глубоко переосмыслив, ответственно (опять же!) избирал иной путь.

 

Нынешнее поколение растет и с пеленок воспитывается в бесстержневой, безрамочной атмосфере. Структурность жизни, ее иерархичность, обычаи, границы любого рода — внешние рамки, в которых возможно произрастать росткам ответственности в современном обществе, безжалостно ликвидированы.

 

Безответственность постыдна и отвратительна во всех областях человеческой жизни. Но именно ею пронизаны сегодня все слои общественной и церковной жизни.

 

В современной семейной жизни, встреча двух людей, которые дорожат отношениями, умеют их хранить от бурь и невзгод, воистину радость несказанная! Сегодня редко можно повстречать семью, где родители в присутствии детей воздерживаются открыто говорить о деньгах. Нередко приходится сталкиваться с ситуацией матерной брани, пьянства, скандалов родителей в присутствии детей. Мало кого удивит очередной рассказ о том, как сын поднял руку на свою мать или избил до синяков отца.

 

В учебных учреждениях студенты и учащиеся называют учителей по именам, в присутствии учителей позволяют вульгарные выражения, учителя продают ученикам вещи, и наоборот. Символом безрамочности в школьной жизни является упразднение единой школьной одежды, а также всех традиционных форм и норм, связанных с ней. Безрамочность жизни современной школы — предтеча безответственности в жизни взрослой.

 

«Неприличен безответственный ученый: он является болтуном или торговцем истиной. Преступен безответственный воспитатель. Жалок и ядовит безответственный художник. Безответственный политик должен понести наказание. Но безответственность в области религии, где люди не имеют, в сущности говоря, прочных критериев и где живое благоговение должно быть вечно питать заботу о трезвении и очищении, является грехом непростимым, грехом "против Духа". Нигде беспочвенные фантазеры и болтуны не приносят такого вреда, как в религии: здесь они компрометируют не столько самих себя, сколько ту сферу духа, в которой они якобы пребывают».[7]

 

Слова великого русского мыслителя как никогда актуальны в наши дни. В современных монастырях сегодня, например, допустимо, приняв монашеский постриг, по какой-то причине (не поладил с начальством, «разонравилось», плохой климат) уйти из монастыря. Ответственно ли духовному руководителю, старшему, благословить такое решение человека?

 

Принятие священного сана многими вновь приходящими к рукоположению людьми уже не воспринимается как сакральное бытие, как обретение человеком иного качества жизни. Постоянные «переодевания» многих батюшек уже не рассматриваются прихожанами как что-то необычное. Одежда для священника — неотъемлемая часть его идентичности. Батюшки в футболках, пастыри, купающиеся на общественных пляжах, священники, которые не всегда «батюшки» — трагические символы безрамочности современной религиозной жизни, а значит, безответственности по отношению как к своей пастве (как раньше, так и всегда, всё и вся прощающей своим пастырям), так и к самому себе.

Перед кем и за что





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...