Главная Обратная связь

Дисциплины:






человек несет ответственность? 4 страница



 

Реакции обиды, разочарования, раздражения, унижения в себе, в ответ на приходящие извне импульсы человек запускает в себе сам. Один пастырь на приведенные выше реплики своих духовных чад задает им вопрос, на который нужно ответить, хорошенько подумав, не спеша:

 

— Каким образом ты запускаешь в себе механизм раздражения, увидев ее?

 

— Кто, кроме тебя, может включать в тебе неприятные чувства, когда ты слышишь ее?

 

— Кто отвечает за закипание в тебе чувств, когда ты слышишь рассказ о проблемах другого человека?

Барьеры ответственности

 

Еще одной проблемой, которую мы рассмотрим, будет вопрос о барьерах ответственности. Мы должны любить друг друга, а не быть друг другом. Я не могу переживать чувства другого человека, я не могу думать за него, я не могу вести себя за другого так, как полагается, я не могу пережить за другого его разочарование, чтобы ему стало легче жить. Я не могу расти за другого, это может делать только он, как и другой не может расти за меня.

 

И еще один очень важный момент — мы ответственны за то, что не устанавливаем барьеры безответственному и разрушительному поведению других людей. Мы поступаем безответственно, если проходим мимо, видя, как совершается хулиганство, насилие.

 

В то же время мы поступаем безответственно, если избавляем человека от справедливых последствий его греховных поступков. Например, любимый сыночек подрался — его забрали в милицию. Родительская ответственность проявится скорее в том, чтобы научить его тому, что он должен понести наказание за свои поступки, чем в вызволении любимого чада из рук правосудия любыми правдами и неправдами. Человек должен приобрести реальный жизненный опыт, и не нужно ему в этом мешать. На примере собственных ошибок ребенок учится. Его учителем является Промысл Божий. Родительское желание «оградить» будет серьезно препятствовать процессу этого обучения.

 

Дорогие родители! Если вы хотите воспитать людей, умеющих отвечать за свои поступки, не нужно мешать учительному действию Промысла Божия![15]

 

Человек ответственен за то, чтобы самому удовлетворять собственные потребности.[16]

 

Безответственно поступает человек, который сидит и ждет, чтобы другие о нем позаботились. В качестве одного из характерных примеров безответственного отношения к собственной жизни можно назвать такое наблюдение: немало православных христиан, особенно в городах, не утруждая себя физическим или умственным трудом, безответственно сложив руки, обижено ждут, пока им на дом принесут гуманитарку, или пока кто-то позвонит и их успокоит, или пока им предложат какую-либо (желательно высокооплачиваемую, но несложную) работу. Какое оправдание они находят такой пассивной жизненной позиции, ведь они как-то все это себе объясняют? — Правильно, дорогой читатель: «На все воля Божия»!



Зона ответственности

 

Зона ответственности включает в себя все то, с чем мы соприкасаемся и так или иначе входим в контакт. Человек не вправе относиться ответственно только к «своему», и безответственно к «чужому». Об этом нужно помнить на каждом шагу.

 

Самое безответственное проявление православного «дерзания» — это «преждевременная канонизация» собственного мнения в тех или иных вопросах, касающихся духовности и веры.

 

Ответственность — постоянное возвращение к ответу на вопрос: «Кто ты такой и что ты здесь делаешь?». Это ответ на вопрос о качестве, об усердии, о сознательности, о серьезности, о подлинности и правильный ответ на него попросту невозможен. Ибо границы истинности определяет таинственный процесс согласования воли Божией, внутренних решений человека с обстоятельствами каждой уникальной ситуации.

 

Быть ответственным вовсе не означает, что нужно круглые сутки находится в каком-то напряжении, что нельзя радоваться жизни или отдыхать после работы.

 

Ответственность попросту призывает каждого остаться человеком, в любой ситуации вести себя по-человечески, всегда имея в виду тот высокий нравственный ориентир, который оставлен нам нашим Божественным Учителем и Господом.

 

Пастырь и безответственный

прихожанин

Примеры отрицания

ответственности

 

В какой мере безответственность прихожанина осложняет его взаимоотношения с пастырем?

 

Довольно распространенный вариант безответственного по отношению к пастырю, его времени и вниманию, поведения: под видом «духовной беседы», исповеди, разговора о молитве и старцах, к которым так хотелось бы поехать, человек хочет «урвать» хотя бы десять минут обычного человеческого участия со стороны батюшки. Он как бы просит: «Ну позанимайтесь мною хоть немножко! Ну хоть поругайте меня за что-то, в крайнем случае».

 

Духовник не может принадлежать одному-единственному нуждающемуся в нем человеку, у многих из священников часто даже на себя часто не хватает времени. Некоторые окормляемые духовником люди, поняв, что он уже не реагирует на их попытки манипулирования собою посредством навязывания тех или иных ролевых отношений, переходят с ласкового, заискивающего тона на крик, обвиняют батюшку в том, что у них плохие нервы, с ними так бессердечно обращаться нельзя, они и так в жизни довольно натерпелись...

 

Такие люди чаще всего в конечном итоге разбивают всякие отношения с духовником и со своим приходом или с монастырем (если речь идет о монашествующих). Эта ситуация очень сложная. Такой человек, возможно, осознав свои неправды, вернется к своему пастырю, но, после того, как разбиты самые первые, глубокие и доверительные отношения, гораздо труднее обрести хотя бы «дипломатические».

 

Еще несколько примеров отрицания ответственности. Человек объявляет себя невинной жертвой обстоятельств. Некоторые, особенно склонные к истерикам люди отрицают ответственность, считая себя невинной жертвой обстоятельств, иногда — жертвой неправильного воспитания («Виноваты родители, неправильно меня воспитавшие, а поэтому я не отвечаю за свои действия и поступки!»), хотя на самом деле они сами провоцируют возникновение вокруг них различных неблагоприятных обстоятельств. Припоминается один послушник, который все свои срывы, различные формы грехопадений, включая алкоголизм, объяснял тем, что у него было плохое детство, жестокий отец, не желая признать, что виной происходящего с ним был исключительно он сам.

 

Иногда случается, что такие «невинные жертвы обстоятельств» находят себе двух духовников (обычно разного внутреннего устроения) и консультируются у них по одним и тем же вопросам для того, чтобы исполнять наиболее подходящие им благословения. Нередко такое чадо каждого из духовников периодически обвиняет в некомпетентности духовного руководства. Если один из пастырей намекает такому чаду (прямо говорить иногда просто опасно!) о том, что окормляться можно только у одного духовника, то его слова интерпретируются как ревность, зависть, желание «безраздельно властвовать» и «полностью подавить мою свободную волю». Вследствие этого человек, разрывая отношения с одним из духовников, будет жаловаться другому на «жестокость, бесчеловечность» того, кто справедливо указывал ему на ошибки.

 

Человек, играющий роль невинной жертвы обстоятельств, как правило, не готов осознать и увидеть это, но именно в отрицании своей ответственности за складывающуюся ситуацию таится разгадка его жизненных трудностей. Подобные духовные чада склонны считать, что духовник «использует» их в каких-то личных целях. Как правило, они разыгрывают с духовником определенную драму, в которой есть завязка отношений, кульминация и финал-разрыв, являющийся для них поводом для того, чтобы еще раз доказать себе, что людям (в том числе и в духовникам) доверять нельзя.

 

До тех пор, пока человек будет осознавать себя «невинной жертвой обстоятельств», он не сможет полноценно строить свои отношения не только с духовником, не только с братьями и сестрами по приходу или монастырю, но и со всеми остальными.

 

Еще один способ сбросить с себя ответственность — это позволить себе увлечься чем-либо до такой степени, что выйти из-под сознательного контроля и оказаться немножко не в своем уме. Люди, имеющие обыкновение взрывным образом вести себя в тех или иных ситуациях, жаждут, чтобы духовник с ними нянчился, «кормил их с ложечки», выделял их из остальных чад, заботился о них особо, не так, как о других. Ради получения таких привилегий, люди теряют контроль над собой, вплоть до состояния глубокого уныния, депрессии, если не получают этой заботы.

 

Еще одной формой избегания ответственности можно назвать боязнь проявления собственных душевных потребностей. Иногда случалось сталкиваться с такой ситуацией: в монастырь приходит послушник и, видя в духовнике человека, способного подсказать ему, направить, позаботиться о нем, целыми днями ожидает, когда же духовник наконец-то обратит на него внимание, проявит к нему хоть какое-то отношение, но сам так и не решается подойти первым, чтобы начать разговор или сформулировать просьбу. Если духовник все же подойдет первым, человек искренне удивляется тому, что к нему проявили интерес. Здесь идет речь о людях с крайне скудным запасом душевных сил, людях, которые с детства живут с ощущением затравленности и ненужности.

 

Такое поведение лежит на поверхности, прячась под вполне благовидными покровами «скромности» и «смирения». В глубине здесь, как правило, другое: избегание ответственного проявления своих душевных потребностей и чувств. Такому человеку никто в жизни не сказал простых слов: «Если ты чего-то хочешь — попроси!». И тогда, осознавший потребность в душевной близости и понимании себя другими, человек, принимая решение сделать шаг навстречу другим из скорлупы своего эго, неизменно столкнется с ответственностью.

О советах

 

Духовнику желательно крайне осторожно преподавать различные советы и благословения. Лучше всего просто уходить от попытки прихожан навязать священнику роль советчика. Один уважаемый в Москве батюшка горько посетовал:

 

— Подходят, спрашивают, отвечаю, но, как правило, поступают наоборот.

 

Если человек читает книги о старцах и подвижниках неглубоко, то ему может показаться, что старцами советы раздаются направо и налево. При таком поверхностном чтении не учитывается одна важная деталь: прежде произнесения слов совета, благодатные старцы прозревали готовность человека принять его.

 

Преподанный совет имеет смысл и ценность в том случае, если человек, со всей искренностью попытавшись разобраться в собственной ситуации, не нашел разрешения и поэтому обратился к пастырю, который почувствовал, что сердце вопрошающего готово принять рождающееся в глубине пастырского сердечного участия слово.

 

Благодатными старцами сегодня можно назвать немногих. Гораздо больше добросовестных и неравнодушных священников, способных к сопереживательному деятельному участию в жизни своих прихожан. Только воистину благодатный и духоносный священник сможет, во-первых, правильно понять глубинный смысл вопрошения, во-вторых, предположить, какова воля Божия относительно конкретной ситуации.

 

Иногда человек провоцирует священника дать совет для того, чтобы втянуть его в полемику. Духовник советует обратившейся к нему прихожанке:

 

— В этой ситуации нужно бы смириться...

 

— Я уже пробовала, смирялась, никакого толку.

 

Тогда советует быть пожестче. После такого совета у человека и вовсе опускаются руки, он говорит, что более твердо в этой ситуации поступить невозможно, потому что не так поймут или кто-то обидится и т.д.

 

В современной церковной действительности советы нередко даются от человеческого рассуждения, от житейского опыта священника и поэтому нередко оказывают «медвежью услугу», освобождая человека, пришедшего за советом, от ответственности за решение собственных житейских проблем.

 

Каким бы богатым, разносторонним и уникальным ни был жизненный и духовный опыт священника, гарантировать «правильность» своего совета он не может. Ведь жизнь каждого человека уникальна и непредсказуема. Священник проживает свою жизнь, а окормляемый им человек — свою. К тому же, советуя, пастырь берет на себя ответственность за происходящее, что не способствует духовному росту пришедшего за советом верующего и его адекватного отношения к действительности.

 

Нередки случаи, когда священник ставит себя по отношению к прихожанам в позицию прозорливого старца. Святитель Игнатий Брянчанинов называл подобную игру «под древних отцов» бессовестным актерством. Подобный гуруизм не помогает, а только вредит личностному и духовному росту людей, приводит их к ощущению полной волевой зависимости, к тому, что у них, вместо активного стремления разобраться в своей жизни, изменить ее, формируется пассивное и детски-беспомощное отношение к происходящему. Все свое упование они возлагают на духовника: «Батюшка помолится, и все будет хорошо». При этом любые неудачи в практическом воплощении советов могут быть приписаны духовнику, как давшему совет.

 

Не может не вызывать беспокойства экзальтированная атмосфера вокруг некоторых современных священников, занимающихся массовым душепопечением. Если в душевно-нездоровый фон, состоящий из женских эмоций и восторгов по поводу прозорливости батюшки, «отчиток», загадочных слов по поводу грядущего конца света и печатей антихриста на продуктовых упаковках, нездорового чувства вины и долженствования по отношению к духовному руководителю, попадет человек, искренне ищущий благодатной жизни, то очень скоро окружающая обстановка исказит тот цельный, здоровый, светлый, Богом зажженный благодатный импульс, который привел его в Церковь. Жизнь, которую человек желал посвятить Единому Богу, без остатка посвящается старцу. В подобной экзальтированной обстановке уже почти не говорится о Христе и Евангелии. Все силы души отдаются процессу постоянного восхищения духовными добродетелями и прозорливостью старца, постоянным охам и вздохам по поводу того, что он «немощный», «слабенький», «похудел», постоянному подчеркиванию своей полнейшей зависимости от старца, со смертью которого человек связывает чуть ли не конец света. Подобная атмосфера не способствует формированию в духовных чадах ответственности за собственную духовную жизнь и собственные отношения с Богом.

 

На заре перестроечных лет было издано довольно много литературы, в которых предлагались те или иные духовные советы. Необходимо различать книги, раскрывающие реалии духовной жизни, ее глубину, от книг, в которых собраны личные письма, записки, может быть, телеграммы, подписи на фотографиях, адресованные конкретным людям. Существуют руководства в духовной жизни, адресованные всем христианам, авторитет их признан Церковью. К таким относятся книги святителя Игнатия Брянчанинова, повествования и жизнеописания Оптинских старцев, творения Феофана Затворника, книги архимандрита Софрония Сахарова, митрополита Антония Сурожского.[17] Но иногда, даже в их писаниях, мы встречаем очень конкретные советы, сказанные конкретным людям, которые нельзя воспринимать как общепринятые, как данные всем без разбору, без исключения.

 

Вышеизложенное в наибольшей степени касается к изданным в последнее время большими тиражами книжкам «1184 ответа...», «258 советов...» и т.п. Ими сегодня руководствуются тысячи верующих. Вырванные из живого полотна взаимоотношений старца и ученика цитаты и слова, часто даже без указания автора или источника, больше напоминают конспект, чем практическое руководство к духовной жизни, которая есть высшая форма творчества, чуждая шаблонов и стереотипов.

 

Безусловно, перед опытными духовниками, старцами ставились различные вопросы. Они преподавали людям очень мудрые, очень глубокие и ответственные советы. Но ведь при этом очень важен и значим контекст преподанного совета. Старец говорил конкретно человеку, который стоял перед ним, учитывая уникальность его ситуации. Причем на одни и те же вопросы разным людям старцы отвечали по-разному. Например, одним благословляли жениться, другим — идти в монастырь, одним — устраиваться на работу, другим — добросовестно нести крест домашних послушаний и т.п. У одного современного философа встречается в связи с этим такая мысль: «Продуктивно ли в дождливый день советовать промокшему человеку просушиться на солнце, т.е. давать несдержанному установку стать сдержанным, обидчивому — простить, вспыльчивому — быть покладистым?..». И еще: «Легко быть сдержанным тому, кому сдерживать нечего».

 

Обстановка и контекст каждого преподанного старцем совета уникальны и неповторимы. Да и сам совет преподается не только словами, но и интонацией голоса, жестами, самим внешним видом преподающего, в ответ на живой вопрос живого человека, стоящего перед ним. На бумаге же остается лишь текст произнесенного вопрошающим и отвечающим.

 

Невозможно научиться иностранному языку по словарям и разговорникам. Приезжая в другую страну, человек обнаруживает, что знание значений иностранных слов не раскрывает пред ним возможностей спонтанного и свободного общения на языке. Ведь смысловое значение слов составляет только 7-10% от общего количества информации, преподаваемой в общении. Точно так же невозможно научиться духовной жизни по «советам» и «наставлениям», если рядом нет живого носителя духовной традиции, если нет живого опыта послушания.

 

Читая советы и наставления святых отцов, богоносных старцев, мы могли бы представить, в какой мере сказанное касается нас, наших проблем, и из этого творчески извлечь определенное назидание. Но всю уникальность ситуации встречи двух людей пред лицом Божиим мы учесть не можем, а значит не можем руководствоваться тем или иным прочитанным советом как непогрешимой установкой к действию.

 

Возможно, пастырь, суждения и взгляды которого созвучны с изложенным выше, прочитав эти строки, окажется перед некой дилеммой: благодатные старцы часто в жизненных ситуациях чутко прислушивались к человеку и старались услышать, увидеть и почувствовать, как Дух Божий ведет человека, по какому пути, в каком направлении. Они не разбрасывали советы направо и налево. Современный духовник желает быть наследником не только буквальных поступков, сколько носителем духовной традиции древних старцев, а это значит быть в такой же мере недирективным, уважающим свободу духовного чада. Но когда человек приходит по конкретному поводу: что делать, как поступить в той или иной ситуации, хочется успокоить человека, дать ему конкретный совет, снять тревогу, растерянность. Какую позицию занять в конкретном случае, пастырь каждый раз должен определять отдельно. При этом следует иметь в виду, что принятие человеком ответственности за предстоящий жизненный шаг более благотворно для духовного роста, чем взятие священником ответственности на себя и преподавание какого-то конкретного совета или благословения в разрешении той или иной жизненной ситуации.

 

Если пастырь хочет, чтобы прихожане думали о нем как о человеке знающем, духовно мудром, то пусть будет активным, энергичным, директивным, пусть направо и налево раздает наставления, отвечает на все вопросы, преподает советы на все случаи жизни. Кстати, это «сэкономит» его время. Однако подобное душепопечение стоит на пути личностного роста духовных чад, на пути принятия ими ответственности. Если же духовник озабочен духовным ростом своих пасомых — пусть ищет другие пути душепопечения.

 

Выбор духовника

Чего же на самом деле я ищу?

 

Ответственные люди чаще приходят к священнику недирективного склада, священнику, уважающему Богом дарованную свободу и не берущему на себя ответственность за жизнь пришедшего человека. Человек безответственный чаще всего ожидает жесткого руководства, жестких инструкций. От недирективного духовника он, как правило, уходит и, найдя директивного, хотя внутренне и возмущается его жесткостью, но чувствует себя менее тревожно и более определенно, при этом осознавая, что наконец нашел то, что искал. Директивность руководства снижает активность человека, снижает меру его ответственности за свою жизнь и за свое спасение.

 

Проблема людей, избегающих ответственности, состоит в том, что их выбор директивного духовника идет им во вред. Контроль, которого они так желают, для них вовсе не благоприятен. Чем активнее и жестче проявляет себя духовник, тем более слабым, безвольным, инфантильным становится человек.

О желании переложить ответственность

на плечи духовника

 

Для того, чтобы найти оправдание безответственности, собственное нежелание отвечать за свои мысли, действия, поступки, среди церковных людей существует очень интересное оправдание. Человек, не желающий ответственно принимать решение, ответственно жить, находит в замечательном и глубоко духовном принципе послушания оправдание собственной безответственности. В современной церковной среде это вылилось в классическую формулу: «Как благословите...». И здесь важно понять: когда речь идет действительно о послушании, а когда о нежелании принимать ответственность за то или иное решение.

 

Принятие ответственности за свою жизнь тождественно богатству проживания этой жизни. Духовник может помочь человеку в том, что он, осознав, приняв ответственность за каждую эмоцию, за каждое движение, за каждый свой поступок, и перестав возлагать ответственность за себя на других людей, обретает полноту проживания.

 

В предыдущей работе этой серии упоминалось, что благословение мы рассматриваем как благое слово духовника, полагаемое на ответственное решение человека. За словами «Как благословите» (сами-то слова прекрасны, постановка вопроса прекрасна!) очень часто прячется просто нежелание самому решать, самому думать. Поэтому, если посмотреть на судьбу современных пастырей, то чаще всего целыми днями они занимаются тем, что направо и налево решают вопросы своих пасомым, не имеющие никакого отношения к собственно духовной жизни. Нередко можно увидеть духовных чад, «повисших» на духовниках. Вопросы их личной жизни, по их убеждению, должны решать пастыри, постольку, поскольку под предлогом «жизни в полном послушании» те совершенно разучились брать на себя ответственность.

 

 

В современной церковной среде мы нередко видим людей, которые без устали повторяют «как благословите», пряча за этими словами свое нежелание брать ответственность за собственную жизнь, за собственные действия и поступки.

 

Подобные отношения они строят с духовниками, которым нравится подчинять человека собственной воле, сделать его полностью зависимым от собственной личности.

 

В формировании подобных подавляюще-зависимых отношений, которые устраивают и подавляющего, и зависимого, кроется серьезная опасность. Нередко приходилось сталкиваться с ситуациями, когда человек, проживший в монастыре или при приходе около трех лет, становился вялым, безжизненным, совершенно неспособным ни к какой самостоятельной деятельности. Хорошо, если в атмосфере, сформировавшей подобную инфантильность, он доживет до старости. Но если вдруг ему придется уйти из монастыря, перейти на другой приход, который не предоставит ему подобных тепличных условий, в его жизни обнаружится беспомощность и полный вакуум.

Распознавание и избежание

манипуляций

 

Мы должны быть ответственны перед другими в том, чтобы быть открытыми, искренними, готовыми прийти на помощь в ситуации, когда не помочь нельзя. Но мы не должны брать на себя контроль над жизнью наших близких, даже если они просят нас об этом.

 

Как в церковной, так и в житейской области нередко можно встретить людей, которые посредством обещания заботы, внимания, помощи и покровительства пытаются подчинить себе другого человека. Попадая в такую зависимость, человек обретает определенную толику спокойствия, но при этом чувствует себя еще более опустошенным, тревожным, уязвимым. «Покровитель» продолжает заботиться о человеке, повторять ему свои советы и подчеркивая свое покровительство, полагая, что теперь человек полностью находится в его власти... Ситуация, как правило, заканчивается скандалом, разрывом отношений, разочарованием.

 

Когда же человек просто ответственен за себя перед другими, он чувствует себя свободным, цельным, уважающим других людей. Он проявляет по отношению к ним любовь, искренность, открытость, чувствует боль и радость другого человека. Но при этом он не проявляет попыток взвалить на себя груз жизни других людей. Ответственный человек является как бы зеркалом для них. По необходимости предлагая тот или иной совет, он не манипулирует людьми. Советуя, он оставляет вопрошающему право не принять совет, доверяя им, как самостоятельным и ответственным людям. Он верит, что сам человек лучше, чем кто-либо другой знает, как правильно позаботиться о себе. Он помогает человеку актуализировать эту энергию заботы о себе. Вместо того, чтобы ожидать проявлений слабости и сложностей от других людей, он ожидает от них ответственности и доверяет им.

 

Люди, ищущие, на кого бы взвалить ответственность, провоцирующие священника на подавляюще-зависимые отношения, стараются как бы слиться с ним. Они говорят священнику различные комплименты и теплые слова, а взамен ожидают заботы и попечения о их страждущих душах. Если пастырь примет навязываемую модель отношений, то именно эти люди могут подвести его в самую неподходящую минуту, безосновательно обвинив в авторитарности, жесткости, бездуховности, или просто тихонько разочаруются в нем...[18]

 

Обычно именно те люди, которые привыкли манипулировать другими в обычных человеческих отношениях, начинают манипулировать духовником для того, чтобы он взял на себя заботу о них. Перед духовником стоят три важные задачи:

 

1. Распознать, как именно духовные чада пытаются получить поддержку от пастыря, вместо того, чтобы стоять на собственных ногах.

 

2. Избежать втягивания в неразумную заботу об окормляемом, отказаться от опекающей заботы, лишающей человека духовного роста.

 

3. Понять, как противостоять манипулирующему поведением духовного чада. (Варианты манипулирующего поведения: «Батюшка, ну побеседуйте со мной...», «Я только хотел спросить...», «Вы давно мне не уделяете времени», «Меня никто не любит...», «Вы мне давно уже обещали, что...», «У Вас на всех хватает времени, кроме меня», «После этого, как можно Вам доверять?...», «Я Вам поверила, а Вы...», «Я уезжаю в мир и там погибну во грехах!»).

 

Не быть втянутым в попечение и заботу о таком беспомощном, умоляющем довольно трудно. Духовник должен привыкнуть к тому, чтобы распознавать многочисленные и разнообразные приемы уговаривания, используемые духовным чадом, и не поддаваться им.

 

Молодому священнику, который взялся за дело духовного окормления людей, могут вполне польстить обращенные к нему слова или просьбы о том, чтобы он дал совет, как поступить в той или иной ситуации, о том, что его советы буквально спасают от смерти («И что бы я без Вас делала?»). Человек в полной беспомощности простирается пред батюшкой! И самая главная помощь ему состоит в том, чтобы не уступать этим просьбам, а предложить человеку в присутствии духовника самому найти ответственные решения, ответственный выход из той или иной ситуации. В какой-то момент подобных уговариваний духовник может сказать:

 

— Если ты не хочешь взять ответственность за свою жизнь, свои поступки и действия перед Богом, то нет смысла спрашивать меня. Спрашивая меня, ты только хочешь найти, на кого бы переложить ответственность, не желая работать самостоятельно. Я считаю, что такой образ жизни, такое поведение будет мешать твоему духовному росту. Но любой твой ответственный выбор я готов благословить и помолиться о том, чтобы все задуманное и ответственно решенное в твоей жизни совершилось с Божьей помощью. Давай подумаем вместе.

 

 

Подобным образом вопрос лучше ставить сразу, в начале формирующихся отношений.

Ответственность духовника

 

Существует мнение, что духовник несет безоговорочную ответственность перед Богом за свое духовное чадо. Внесем небольшое уточнение: духовный отец отвечает за духовное чадо в той мере, в которой духовное чадо послушно ему в вопросах, касающихся жизни духовной. До тех пор, пока духовное чадо послушно, пастырь несет ответственность. Когда духовное чадо отпало от послушания, духовник за человека уже никакой ответственности не несет.

 

И еще стоит добавить: пастырь несет ответственность за правильное, а значит православное окормление и направление жизни человека, но ни в коем случае не за его жизнь и повседневные поступки и действия.

Обретение золотой середины

 

Как же удерживать золотую середину, тот царский путь, о котором говорят святые отцы? Какую позицию по отношению к окормляемому должен занять духовник?

 

Прежде всего необходимо научить человека делать правильный выбор. Выбор этот происходит между самостью и совестью. Человек не знает, как поступить и приходит к пастырю за помощью. Готовый рецепт — это слишком легкое решение, которое лишает человека ответственности.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...