Главная Обратная связь

Дисциплины:






человек несет ответственность? 8 страница



 

На самом деле изменение происходит через опыт, во взаимоотношениях с пастырем, если, конечно, он сам живет ответственно. Если священник сможет создать определенный тип отношений с другим человеком, он обнаружит в себе способность использовать эти отношения для развития собственной ответственности и для личностного роста, и это вызовет определенные изменения. Суть такого подхода в том, что чем в большей мере пастырь искренен в отношениях с духовным чадом, тем более это помогает ему в личностном росте. Это значит, что священнику нужно научиться не только внешне, но и в глубине своего собственного сердца желать позитивных изменений в жизни и душевном устроении своего духовного чада.

 

Искренность в отношениях с духовным чадом включает в себя принятие человека таким, каков он есть, т.е. безоценочность. Отношения пастыря к духовному чаду могут быть только правдивые. Это очень важно. Только при создании реально значимых отношений другой человек может обрести полноту ответственности за себя и за свою жизнь в глубинах собственного «я».

 

И чем в большей мере пастырь принимает другого человека, чем больше пасомый ему по-человечески приятен и дорог, тем более он способен создать такие отношения, которые могут быть использованы чадом для принятия и осознания ответственности и для личностного роста.

 

Что имеется в виду под словом «принимает»? Принятие подразумевает под собой теплое расположение к человеку, как к имеющему безусловную личностную ценность. Ведь ценность человека не зависит ни от его нынешнего состояния, ни от проявлений его греховной природы, ни от его сегодняшнего поведения. Ценна личность сама по себе, поскольку несет в себе нетленную печать образа Божия.

 

Принятие означает, что конкретный обратившийся за помощью человек должен быть возлюблен пастырем, уважаем пастырем как личность, принят им как близкий, как родной. Только в случае, если духовник принимает и уважает весь спектр внутренних переживаний человека в данный момент, независимо от того, положительны эти переживания или отрицательны, противоречат личным представлениям и ценностям пастыря или нет, возможно совместное движение в сторону осознания и принятия ответственности, потому что есть фундамент: теплота и безопасность в отношениях и защищенность, проистекающая от любви и уважения.

 

Таким образом возникают так называемые помогающие отношения. Держатся, сохраняются они настолько, насколько у пастыря теплится внутреннее постоянное желание понимать человека. Только тогда, когда духовник понимает чувства и мысли, которые для «оценивающего» и «судящего» священника возможно покажутся такими «ужасными», такими «глупыми», сентиментальными или какими-то «истеричными», только тогда, когда он понимает их так, как понимает сам пасомый, и принимает их так же, пришедший человек чувствует в себе свободу исследовать все глубоко скрытые и укромные уголки своего внутреннего опыта.



 

Свобода — необходимое условие любых взаимоотношений. В данном контексте под ней подразумевается свобода совместной духовной работы по исследованию себя на уровне сознательного и неосознаваемого, в определяемом самим человеком темпе. Имея поддержку в понимающем ближнем, которым становится пастырь, человек может ополчиться против своих негативных греховных страстей с твердой уверенностью, что в случае, когда произойдет встреча с чем-то тяжелым и непереносимым в себе, у него есть на кого опереться.

 

Помогающие отношения формируют как бы прозрачность со стороны пастыря, при которой видны реальные чувства священника. Ни в коем случае недопустимо прикрывать внешним фасадом симпатично улыбающегося батюшки нежелание или усталость от общения. Лучше сразу признаться в своей усталости. А еще лучше — попросить у Бога душевных сил, собраться, и искренне отдать всего себя без остатка пришедшему человеку. Ведь вполне возможно, что если он не получит сейчас того импульса понимания, за которым обратился сейчас, он больше никогда не придет с той же мерой решимости и надежды.

 

Когда такие отношения наступят, собеседник непременно их почувствует. Безусловно принимающие отношения значимы не только в рассматриваемом контексте, но и в любых иных человеческих отношениях. Имеются все основания предположить, что именно отношения безусловного принятия другого, являются эффективной и плодотворной средой для формирования ответственной личности.

 

Если родитель при общении с ребенком создаст подобный душевный климат, ребенок вырастет более самоуправляемой, ответственной, адаптированной к трудностям и зрелой личностью. В той степени, в которой учитель сумеет создать подобную атмосферу, ученик станет более самообучающимся, творческим, дисциплинированным, менее беспокойным, управляемым. Если управляющий или руководитель создаст такой климат в организации, его подчиненные станут более ответственными, творческими, более способными справляться с новыми проблемами, с ними будет легче сотрудничать.

 

Итак, обобщим сказанное выше. Если священник сможет создать отношения, характеризующиеся искренностью и прозрачностью его истинных чувств, теплым принятием и верой в пришедшего к нему человека, созданного по образу и подобию Божию, человека, который потенциально способен достичь духовных вершин, если пастырь при этом потрудится над своей душой, постаравшись понять, что же в ней мешает безусловному принятию другого, если сам духовник освободит свое сердце от самоуверенной гордыни для того, чтобы принять духовное чадо во всей его естественности, возлюбить его, то он со временем сформируется как более целостная личность, способная жить ответственно с пользой для других и в радость другим, более самоуправляемым и более твердым в достижении избранных жизненных целей, прежде всего в духовной жизни. Такой человек будет лучше понимать и принимать других людей, будет способен успешно и спокойно справляться со своими жизненными проблемами и в конце концов научится за все происходящее в жизни брать на себя ответственность.

 

Все вышесказанное справедливо и независимо от того, имеются в виду отношения пастыря и духовного чада, или отношения учителя и ученика, родителей и детей, оно распространяется на все человеческие отношения.

 

Бремена и бремя

ответственности

 

«Носите бремена друг друга и таким образом исполните закон Христов»,[35] — призывает Апостол Павел в Послании к Галатам. Этот стих иллюстрирует нашу ответственность за других. Часто бремена слишком тяжелы, чтобы их нести в одиночку. У некоторых людей нет достаточно сил, ресурсов или знаний, чтобы нести эту тяжесть. Если же мы делаем для других то, что они действительно не могут сделать для себя сами, то мы проявляем любовь Христову в этом мире. Ведь Он спас нас, сделал для нас то, что мы не в состоянии сделать сами для себя. В этом заключается ответственность перед кем-то.

 

С другой стороны, в этом же Послании говорится, что каждый понесет свое бремя, у каждого есть обязанности, которые должен и может выполнить только сам человек и никто другой. Это наше личное бремя, за них, кроме нас, некому отвечать. Есть вещи, которые за нас не сделает никто. Мы должны на себя принять ответственность за определенные аспекты своей жизни, которые составляют наше бремя.

 

В греческом первоисточнике слова «бремена» и «бремя» пишутся по-разному. Знание этого проливает свет на то значение, которое вкладывает Священное Писание в слова Апостола. Слово, переведенное как «бремена», в первоисточнике обозначает «излишнее бремя», или такое бремя, которое своей тяжестью подминает нас под себя. Такие бремена подобны камням, способным разрушить, раздавить нас. Нельзя требовать, чтобы мы несли такой камень в одиночку, он сломает нам спину. Нам нужна помощь.

 

В противоположность этому греческий вариант слова «бремя» означает ряд повседневных забот. Здесь подразумеваются вещи, которые мы должны делать для себя каждый день. Бремя повседневных забот подобно рюкзаку. Рюкзак нести можно. Предполагается, что каждый из нас будет нести собственный рюкзак, т.е. справляться с возложенными на нас Богом обязанностями, разбираться в своих чувствах, налаживать отношения с людьми и корректировать свое поведение. Мы должны принять его, не взирая на то, что придется приложить определенные усилия, может быть, и немалые.

 

Вопросы самому себе

 

В конце мне хочется предложить уважаемым читателям подборку вопросов на ответственность. Это вопросы мог бы задать себе каждый, желающий узнать:

 

«Ответственный ли я человек?».

 

1. Согласен ли я с тем, что сам отвечаю перед Богом и перед собственной совестью за все мои проблемы, за все, что бы ни случилось в моей жизни?

 

2. Принимая какое-то решение, думаю ли я прежде всего о том, согласно ли принятое с волей Божией?

 

3. Не пользуюсь ли я благословением, как средством, освобождающим меня от самостоятельного душевного труда?

 

4. По каким критериям окружающие могут догадаться, что я — христианин?

 

Проповедь христианства проявляется прежде всего во внешнем поведении, в словах, в устроении сердца. Я ответственен за то, чтобы имя Божие из-за меня не хулилось у язычников.

 

5. Не превращаю ли я причащение Святых Христовых Таин и другие Таинства в некий «магический» обряд (чтобы «успокоиться», чтобы «не болело», чтобы «все было хорошо»)?

 

Подобный магизм, укладывающийся во внешне вполне православные формы, является одним из проявлений построенной «под себя» духовности, о чем говорилось выше.

 

6. В чем я черпаю душевные силы, когда мне трудно?

 

7. Осознаю ли я реальность собственной смерти, вечности, готовлюсь ли к ним, или же гоню от себя «плохие» мысли?

 

8. Стремлюсь ли я к общению с Богом и людьми, или же всеми способами бегу от Него и от них?

 

9. Что останется после моей кончины? В день смерти смогу ли я ответить на вопрос: «Зачем я жил»?

 

10. Насколько легко соглашаюсь быть крестным отцом или крестной матерью другому человеку?

 

Иногда человек легко соглашается быть крестным и при этом не осознает совершенно никакой ответственности за своих крестников. Иногда человек чрезмерно избегает ответственности и говорит, что никому крестным отцом или крестной матерью не будет, потому что это слишком ответственно. Поэтому согласие быть крестным отцом или матерью может происходить как от ответственности, так и от безответственности.

 

11. Регулярно ли я посещаю храм, регулярно ли читаю молитвенное правило, опекаю своих крестников и тех людей, которые нуждаются в моей помощи, или только под настроение?

 

12. Если мне приходится что-то терпеть, всегда ли я делаю это с благодарением?

 

13. Способен ли я принять ответственность за все конфликты, нестроения и трагедии моей собственной личной жизни?

 

14. Трудно ли мне сосредоточиться на чем-либо, и с чем это связано?

 

15. Как часто я требую излишнего, повышенного внимания к собственной персоне и зачем я это делаю?

 

15. Что руководит мною чаще: здравый смысл или мои чувства и эмоции?

 

16. Как быстро я начинаю исправлять свое поведение, осознав собственную неправоту?

 

17. Продолжаю ли я стоять на своей точке зрения в конфликтной ситуации или способен пойти на компромисс, принятие которого было бы единственной возможностью для обретения мира в сложившейся ситуации?

 

18. Способны ли, и в какой мере, другие люди поверить мне и положиться на меня?

 

19. Стараюсь ли я понимать, что переживают и чувствуют другие люди относительно меня для того, чтобы не причинять боль, быть им в радость и утешение?

 

20. Влияет ли изменение обстоятельств или изменение отношений других людей ко мне на мои супружеские (или монашеские) обеты или родительские обязанности?

 

21. Ответственно ли я отношусь к своему здоровью, не разрушаю ли его вредными привычками?

 

22. Оказываю ли я помощь членам моей семьи (моего братства, моим сотрудникам по работе), когда они в этом нуждаются или предпочитаю оправдаться собственной занятостью и усталостью?

 

23. Справляюсь ли я со своей обязанностью хозяина (хозяйки) дома?

 

Об этом лучше спросить супруга (супругу).

 

24. Всегда ли в нашем доме есть завтрак, обед, ужин, чистая рубашка для мужа утром и т.д.?

 

25. В радость ли мне домашние заботы, или я все это «тяну» только для того, чтобы в доме не было скандалов?

 

26. Есть ли в нашем доме семейные традиции, совместные трапезы, семейные праздники, участвуют ли в этом дети, или же мы живем под общей крышей, словно чужие люди?

 

27. Как в нашей семье тратятся общие деньги? Не расходую ли я семейный бюджет по своему усмотрению и на свои надобности?

 

28. Беспорядок в нашем доме — следствие чего? Временное это явление или постоянное?

 

29. Помогаю ли я своим детям осознавать свою ответственность и развиваю ли в них это чувство, то есть даю ли им соответствующие задания, развивающие чувство ответственности и возможность выбора? Или же я научаю ребенка буквальному исполнению моих, родительских предписаний, лишая его возможности сформироваться зрелым и ответственным человеком?

 

30. Признаю ли я за своими детьми право иметь свою личную жизнь?

 

31. Стараюсь ли я быть примером для подражания своим детям?

 

32. Будучи христианином, воспитываю ли детей своих христианами, или же считаю, что вырастут — выберут веру сами?

 

33. Учу ли своих детей любить Родину, воспитываю ли их заботниками, будущими родителями или же ориентирую их на ценности этого мира?

 

Глубинная ответственность не может вырасти в сердце, лишенном нравственного основания.

 

34. На что направлены мои приоритеты в заботе о детях — на их здоровье, умственное развитие, внешний вид или их душевное устроение? Будет ли для меня главной трагедией жизни, если мой ребенок не вырастет христианином?

 

35. Поддерживаю ли я регулярные сыновние (дочерние) отношения со своими родителями?

 

Если не поддерживаю, значит я грешу неблагодарностью, которая является плодом на дереве безответственности.

 

36. Где и как живут мои дедушки и бабушки, одинокие тети и дяди, просто наши знакомые старики? Сколько себя я отдаю им?

 

37. Не боюсь ли я открыть свою душу другому?

 

Другой для меня — это друг, или...

 

38. Насколько свойственны моему характеру капризы и амбициозность?

 

Об этом спроси у самых близких к тебе людей, тех, которые в настоящее время живут на одной с тобой жилплощади. Если же ты живешь один — у ближайшего круга знакомых людей. Только попроси их сказать об этом честно, пообещав, что не будешь закатывать истерики в ответ на их искренность. Ведь они знают, какой у тебя характер, и из опасения конфликтов могут не сказать тебе всю правду.

 

39. Насколько я осознаю то, что мое участие в жизни других людей, помощь другим людям способствует моему личностному духовному росту?

 

40. Болит ли моя душа о людях, почти потерявших образ Божий — пьяницах, бомжах, или я брезгливо отворачиваюсь от них? Как я помогаю им, когда они обращаются ко мне с просьбами?

 

41. Могу ли я говорить с людьми о моих чувствах, о своем отношении к ним, о своих желаниях, человеческих потребностях, интересах?

 

В большинстве случаев нежелание близких теплых отношений с другими людьми является следствием нежелания взять на себя ответственность за возникновение новых отношений. Безответственность — матерь душевного одиночества человека.

 

42. Способен ли я ответить любовью на любовь другого человека?

 

43. Могу ли я продолжать разговор в поисках взаимопонимания в решении порученного мне дела даже тогда, когда наталкиваюсь на глухое молчание и непонимание, неприятие?

 

44. Оправдываю ли я себя, когда явно понимаю, что не прав?

 

Самооправдание является качеством, порожденным безответственностью. Необходимо определенное мужество для того, чтобы принять на себя ответственность за случившееся и признать это открыто.

 

45. Уважаю ли я взгляды других людей на те или иные жизненные проблемы или я считаю, что самые правильные только мои?

 

Это вопрос на самом деле о том, умею ли я строить ответственные отношения с другими людьми, которые невозможны без уважения взглядов и ценностей человека.

 

46. Принимаю ли я во внимание благополучие других людей, когда принимаю или претворяю в жизнь какие-то свои решения?

 

47. Как конкретно я проявляю благодарность по отношению к тем людям, которые способствовали, способствуют моему духовному и личностному росту — учителям, родителям, духовным наставникам?

 

Неблагодарность — одно из проявлений безответственности.

 

48. Осознаю ли я ответственность за всех, кого приручил?

 

50. Почему я иногда (или нередко) опаздываю?

 

51. Часто ли я кого-то о чем-то прошу?

 

Прошу ли? Может быть, требую? Или ставлю человека в такое положение, что ему просто неудобно или невозможно отказать? Или не прошу вообще никогда, боясь зависимости от других?

 

52. Требую ли я от других людей исполнения данных мне обещаний?

 

Это черта характера по преимуществу свойственна людям, которые необязательны в отношении собственных обещаний.

 

53. Принимаю ли я подарки, и с каким расположением сердца? Считаю ли, что обязан отдариваться?

 

54. Чем я жертвую для ближнего? Или же я только желаю и жду жертвы от него?

 

55. Кто виноват в том, что я до сих пор не решил свои домашние проблемы (не починил кран на кухне, не начал регулярно посещать храм, исполнять свое молитвенное правило, не приступил к проверке домашнего задания у детей, нет времени в воскресный день с ними погулять, не могу отлипнуть от телевизора, начать читать святоотеческие книги)?

 

56. В какой мере я пытаюсь работать над своими греховными привычками, преодолевать их?

 

57. Как часто я поступаю по принципу: “Если нельзя, но очень хочется, то можно“?

 

58. Насколько ответственно я отношусь к своему рабочему времени или ко времени, отведенному на послушание (если живу в монастыре), которое отводится мне на конкретный день?

 

Ответственность и целеустремленность, как уже упоминалось — это ветви, находящиеся на древе человеческой совести. Ответственный человек — это всегда человек совестливый. А человек совестливый относится по совести к тому, что окружает его и что происходит с ним и в нем.

 

59. Насколько часто я забываю то, что мне поручается?

 

Наша забывчивость обычно следствие того, что мы безответственно относимся к тем просьбам, пожеланиям, распоряжениям, которые нам даются, находя что-то свое (что мы, если и забываем, то гораздо реже) более важным.

 

60. Насколько я готов целеустремленно заниматься теми делами, которые предлагает мне жизнь?

 

Иногда — это дела по уборке дома, иногда производственные дела. Человек безответственный делами развлекается. Он пытается превратить жизнь в сплошной праздник. Это в значительной мере сказывается на результатах.

 

61. Насколько добросовестно я выполняю порученное мне дело и всегда ли отношусь к работе с должным старанием? Переделываю ли я свою работу, если вижу в ней брак, или считаю, что и так сойдет?

 

62. Как соотносятся друг с другом мои увлечения и мои обязанности?

 

Именно в силу вполне безответственной установки относительно того, что обязанности — это нудная тягомотина, от которой надо поскорее отделаться, чтобы взяться за «любимое дело», рождается любимая дочь безответственности — халтура.

 

63. Способен ли я, делать неприметное, тяжелое дело на благо других (в семье, монастыре), не ожидая за это похвалы и благодарности?

 

64. Как часто я откладываю на завтра то, что можно сделать сегодня?

 

65. Есть ли у каждой моей вещи свое постоянное место? Как часто я теряю вещи в своем доме и даже в своем кармане или сумке? Много ли у меня лишних вещей и как я избавляюсь от них?

 

Кто-то из старцев последнего времени сказал, что наш ближний — это зеркало, в котором — наше отражение. Именно поэтому добрый человек видит всех добрыми, гордому кажется, что все только и пытаются задеть его самолюбие, злой видит всех агрессивными, унылому кажется, что и сама природа унывает... безответственный в этом тексте узнал очень многих людей... почти всех, кроме себя.

 

66. Осознаю ли я, что полезное не всегда должно быть приятным?

 

67. Тружусь ли я, когда это необходимо, но кажется, что «нет больше сил», или тотчас, почувствовав легкое недомогание, отправляю себя, любимого, на больничный?

 

68. Не заводил ли я собак, кошек, других животных, но затем, когда они переставали быть живой игрушкой и требовали заботы, просто выбрасывал их на улицу?

 

69. Стремлюсь ли я сделать мир вокруг меня добрее и прекрасней или же я привык только пользоваться окружающими меня дарами Божиими и человеческим теплом?

 

70. Каялся ли я в своей безответственности на исповеди?

 

К сожалению, от православных людей очень редко приходится слышать покаяние в том, что «я безответственно отношусь к своему рабочему времени на работе, безответственно отношусь к своим обязанностям мужа, жены и родителя, безответственно транжирю время на пустое вместо того, чтобы заниматься своим духовным ростом и своими текущими жизненными обязанностями». А без этого осознания — как двигаться дальше?

 

Дорогой мой читатель!

 

Я благодарен тебе за то, что ты все-таки дочитал эту книгу до конца.

 

Если предложенные размышления заставили тебя задуматься о значении ответственности в человеческой жизни, я буду считать свою задачу исполненной.

 

Если ты, воодушевившись предложенными идеями, переосмыслишь свое отношение к Богу, к ближним, к самому себе и поручаемым тебе делам, не сомневаюсь, что окружающие вскоре заметят в тебе значительные перемены. Ты и сам заметишь перемены в отношениях других людей к тебе, если перед Богом глубинно осознаешь ответственность за свою жизнь, обретешь решимость не халтурить, будешь стараться контролировать свои эмоции, страсти, настроения, воспитывать свои желания.

 

Поскольку впечатления от прочитанного еще свежи, начни использовать полученные знания об ответственности прямо сегодня, используй их каждый день, при любой возможности. Сегодня, и завтра, и послезавтра, и в течение месяца, а затем и года к любому маленькому или большому поручаемому делу отнесись не так как вчера.

 

Попробуй творчески переосмыслить все «скучные и нудные» жизненные требования, те маленькие повседневные дела, серые и незаметные, которые так не хочется делать, от которых так хочется убежать. Если к таким «совершенно скучным вещам» как мытье посуды, уборка в доме, стирка белья сегодня ты отнесешься более ответственно, то уже завтра ощутишь в них большую глубину, большую радость жизни и что-то неизъяснимое и необычное, о чем не хочется говорить для того, чтобы не потерять...

 

Тебе откроется и радостное осознание того, куда и как двигаться дальше. Ты с большей легкостью устремишься к жизни благодатной, к жизни, исполненной смысла и духовной радости, произрастающей из ответственного отношения к тем бесконечным «надо», «могу» и «хочу», которые выдвигает сам факт нашего появление в этом прекрасном Богозданном мире.

 

В добрый путь!

 

Послесловие

 

Если, желая оправдать себя, я объясняю свои беды злым роком, то я подчиняю себя злому року. Если я приписываю их измене, то я подчиняю их измене. Но если я принимаю всю ответственность на себя, я тем самым отстаиваю свои человеческие возможности. Я могу повлиять на судьбу того, от чего я неотделим. Я — составная часть общности людей.

 

Антуан де Сент-Экзюпери

 

Литература:

 

Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. Изд. Московской Патриархии, 1988 г.

 

Требник, часть 1. Издание Московской Патриархии, 1988 г.

 

Сочинения епископа Игнатия Брянчанинова. Аскетические опыты, т. 1.

 

И.А. Ильин. Аксиомы религиозного опыта. М., «Рагогъ», 1993 г.

 

Ю. Алешина. Индивидуальное и семейное психологическое консультирование. НФ Класс, 1999 г.

 

В. Клайн. Воспитание с любовью и логикой. Издание ЦОЦ, 1995 г.

 

К. Роджерс. Становление человека. Изд. Группа Прогресс, 1998 г.

 

К. Сельченок. Словарь житейских проблем. Минск, 1999 г.

 

Г. Сартан. Тренинг самостоятельности у детей. "ТЦ Сфера", М., 1999 г.

 

И. Ялом. Экзистенциальная психотерапия. НФ Класс, 1998 г.

 

Вестник современной практической психологии, № 5, 1999 г.

 

 

[1] Иеромонах Илларион (Алфеев). Православное Богословие на рубеже столетий, стр. 374.

 

[2] Архимандрит Софроний (Сахаров). О молитве, стр. 101.

 

[3] 3 Царств, 19; 12.

 

[4] Протоиерей Владимир Воробьев. Покаяние, исповедь, духовное руководство, стр. 43.

 

[5] И.А. Ильин. Аксиомы религиозного опыта, «Рагогъ», 1993 г., стр. 55.

 

[6] Психология от греч. «психе» — душа, «логос» — слово; психотерапия от «психе» — душа, «терапос» — забота.

 

[7] И.А. Ильин. Аксиомы религиозного опыта. М., «Рагогъ», стр. 56.

 

[8] Фил. 4, 13.

 

[9] О научении ребенка умению делать правильный выбор подробно рассказано в книге священника Анатолия Гармаева «Психопатический круг в семье» в главе «Родительские Правила».

 

[10] «Но Страшный Суд не есть ли встреча с Богом?», — произнес один поэт.

 

[11] И.А. Ильин. Аксиомы религиозного опыта. М., «Рагогъ», стр. 56.

 

[12] Называемое на языке психологии «компульсивное».

 

[13] На самом деле ничего подобного здесь не происходит. Под послушанием многие подразумевают чувство защищенности, осознание того, что духовник о тебе заботится, предположение, что если ты не помолишься, то духовник это сделает за тебя и т.п. Но стоит духовнику начать указывать на подлинные грехи и недостатки человека, поднимется буря возмущения, обиды, негодования...

 

[14] Ин. 15, 12

 

[15] Предвижу ропот возмущенных мам и пап! Дорогие родители! Сказанное имеет смысл в определенных контекстах. Родительская мудрость, желающая блага ребенку, подскажет вам, как благоразумнее поступить в вашей ситуации. Но если все же вы решите, что лучше «спасать», бежать на помощь, посмотрите на ситуацию в контексте этого предостережения.

 

[16] Один из последних случаев из пастырской практики. Юноша двадцати лет, постоянно упрекаемый своими родителями тем, что он сидит у них на шее, да еще и постоянно приводит в дом свою подругу, с которой не спешит вступать в юридически оформленный брак, после очередного конфликта уходит из дому, оставляя записку. Родители-«спасатели» кидаются на поиски, чтобы немедленно вернуть сына под крышу отчего дома! Но у молодого человека хватило благоразумия не оставить координаты своего местопребывания. Через полтора месяца он нанес визит своим родителям, прежде всего попросив прощения за все нанесенные им огорчения, затем сообщив, что снимает квартиру, в которой живет со своей подругой, устроился на работу, чтобы самому зарабатывать себе на жизнь.

 

Представляете, чем бы все закончилось, если бы родителям удалось разыскать его и вернуть домой? Тем, что все вернулось бы на круги своя. В этом случае понятия об ответственности у родителей оказалось значительно меньшими, чем у сына, решившего самостоятельно удовлетворять свои жизненные потребности.

 

[17] Я специально обращаю внимания на авторов последнего времени, тех, которые ближе всех к нашим жизненным реалиям.

 

[18] Из недавней беседы с одним знакомым священником: «На днях ко мне за советом приехала женщина, регент одного из московских храмов. Смущенно улыбаясь, она рассказала мне свою историю. Несмотря на то, что разрешение ее вопроса казалось, на первый взгляд, довольно несложным, слово пастырского совета как-то не давалось мне, а говорить от ума не хотелось. Я честно признался ей в том, что не знаю, что ей и посоветовать... Когда мы уже закончили беседу, она, как бы между прочим, поведала, что за пять лет своей жизни в Церкви успела разочароваться в четырех духовниках. Согласись я на ее уговоры, мне была бы уготована участь пятого».





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...