Главная Обратная связь

Дисциплины:






Параллельные трансакции



В каждом из нас живут как бы три человека, которые часто не ладят друг с другом. Когда люди находятся вмес­те, рано или поздно они начинают общаться. Если А. обращается к Б., то он посылает ему коммуникативный стимул (рис. 2.3.). Б. ему отвечает. Это коммуникативный ответ. Сти­мул и ответ – это трансакция, которая является едини­цей общения. Таким образом, последнее можно рассмат­ривать как серию трансакций. Ответ Б. становится стимулом для А.

 

 

Когда два человека общаются, они вступают друг с другом в системные отношения. Если общение начи­нает А, а Б. ему отвечает, дальнейшие действия А. зави­сят от ответа Б. И сейчас, дорогой читатель, мы нахо­димся с вами в системных отношениях. Ваши реакции зависят от того, что я написал, но и мои дальнейшие действия зависят от ваших реакций. Если книга вам по­нравится, вы будете ее рекомендовать другим, и тираж разойдется быстро, я начну писать новую книгу. Если то, что здесь написано, не вызовет у вас интереса, мои действия будут иными.

Цель трансактного анализа состоит в том, чтобы вы­яснить, какое Я-состояние А. послало коммуникатив­ный стимул и какое Я-состояние Б. дало ответ.

 

В – В

А.: Который час? Б.: Без четверти восемь.

 

Р – Р

А.: Ученики совсем не хотят заниматься. Б.: Да, раньше любознательность была выше.

 

Д – Д

А.: А что, если с последней лекции уйти в кино? Б.: Да, идея хорошая.

 

Это параллельные трансакции первого типа (рис. 2.4.). Здесь конфликта нет и никогда не будет. По линии В – В мы работаем, обмениваемся информацией, по линии Д – Д любим, развлекаемся, по линии Р – Р сплет­ничаем. Данные трансакции протекают так, что в пси­хологическом отношении партнеры равны Друг другу. Это трансакции психологического равноправия.

 

 

Второй тип параллельных трансакций возникает в ситуации опеки, подавления, заботы (Р – Д) или беспо­мощности, каприза, восхищения (Д – Р) (рис. 2.5.). Это трансакции психологического неравноправия. Иногда такие отношения могут длиться достаточно долго отец опекает сына, начальник тиранит подчиненных. Дети вынуждены до определенного возраста терпеть давле­ние родителей, подчиненных – сносить издевательства начальника. Но обязательно наступит момент, когда кому-то надоест опекать, а кому-то быть опекаемым, кто-то не выдержит тирании.

 

 

Можно заранее рассчитать, когда эти отношения за­кончатся разрывом. Давайте подумаем, когда? Нетрудно догадаться, что удерживаются эти отношения суще­ствующими связями по линии В – В. Понятно, что и за­кончатся они тогда, когда отношения В – В себя исчер­пают, т. е разрыв произойдет тогда, когда дети перестанут зависеть материально от родителей, а подчиненный получит высокую квалификацию и материальные блага.



Если отношения и после этого сохраняются, то непременно развивается конфликт, начинается борьба. Как на неуравновешенных весах, тот, кто был внизу, будет стремиться подняться наверх и опустить вниз того, кто был наверху. В крайних своих выражениях отношения Р – Д – это рабско-тиранические отношения. Рассмот­рим их несколько подробнее.

О чем думает раб? Конечно же, не о свободе! Он ду­мает и мечтает о том, чтобы стать тираном. Рабство и тирания – это не столько внешние отношения, сколько состояния души. В каждом рабе сидит тиран, а в тиране – раб. Можно быть формально рабом, но в душе оста­ваться свободным. Когда философа Диогена взяли в раб­ство и выставили на продажу, потенциальный покупа­тель его спросил:

– Что ты можешь делать? Диоген на это ответил:

– Властвовать людьми!

Затем попросил глашатая:

– Объяви, не хочет ли кто купить себе хозяина?

Проанализируйте ваши отношения в семье или на работе. Если вы находитесь в положении раба, техника амортизации позволит вам почувствовать себя свобод­ным человеком и выйти из рабской зависимости от свое­го угнетателя, даже если он ваш начальник. Если вы находитесь в положении тирана, при налаживании равноправных отношений используйте специальные приемы.

Ко мне Р. привели натянутые отношения со старшим сыном 12 лет, который в это время заканчивал шестой класс. О его успехах в учебе свидетельствовал такой факт: на одной странице в тетради по русскому языку у него иногда бывало до 30 ошибок. Упреки и угрозы типа «Что из тебя выйдет?», «Кому ты будешь нужен?», «Дворни­ком станешь!», «Посмотри, как твои родители учились!» и т. п. эффекта уже не давали. Невозможно было его за­ставить хотя бы раз проверить написанное. Родителей вызывали в школу. После очередной «накачки» дома состояние дел только ухудшалось.

Анализ ситуации показывает, что здесь имела место параллельная трансакция второго типа в рабско-тираническом варианте. К моменту обращения отца в КРОСС эти отношения уже не удовлетворяли обе стороны, изжили себя. Правильно было бы сразу переводить эти отношения на линию В – В? Конечно, нет! Стратеги­чески верно в данном случае сделать так, чтобы отец на какое-то время попал в психологическое рабство, а сын стал бы более внимательным при выполнении уроков, т. е. отцу следует уйти вниз на позицию Дитяти, а сына поднять на позицию Родителя. А если сын станет на позицию Родителя, то он будет делать, как отец. После того, как была найдена стратегия, родился и тактичес­кий прием.

Я уже говорил о том, что чем больше человеку запре­щаешь, тем больше ему хочется это делать. И если что-то от него требуешь, то именно это ему не хочется делать. Вот почему сын Р. отказывался проверять свои работы. Ведь его заставляли это делать! Итак, прежде всего не надо заставлять, угрожать, запрещать! Я бы это сделал главным девизом при воспитании детей. Чем меньше запретов и принуждений, тем лучше отношения. Теперь послушайте рассказ Р.

«Когда я познакомился с теорией общения и техникой амор­тизации, то я подошел к сыну и с вызовом сказал ему:

– Слабо даешь! Я вот могу писать без единой ошибки!

Я думаю, что тем самым мне удалось спуститься на позицию Дитяти. Кроме того, я уже был знаком с принципом проек­ции: «Если человек сам делает ошибки, он убежден, что и другие будут делать ошибки». Поэтому заранее знал, как пой­дет наша беседа.

Сын: Не может быть.

Я: Могу поспорить. За каждую найденную у меня ошибку я буду платить тебе 100 рублей.

Сын: Без обмана?

Я: Разве я тебя когда-нибудь обманывал?

В присутствии жены и младшего сына по всем правилам ре­бят нашего двора мы поспорили. Я переписал его текст с его ошибками и дал ему на проверку. Никогда не видел, чтобы мой сын работал с таким энтузиазмом! На предложение вос­пользоваться школьным орфографическим словарем он отве­тил категорическим отказом. Взял большой словарь на 102 тысячи слов и проверил каждое слово. Как только он находил ошибку, тут же произносил что-то вроде:

– Папа, я удивляюсь, как тебе дали аттестат зрелости вообще, да еще с медалью? Что за почерк? Как тебя еще на работе держат?!

На лице его было брезгливо-снисходительное выражение. Жена утверждала, что это была моя копия. Честно говоря, я себе не понравился. И сразу до сердца дошли некоторые положения психологии о правилах воспитания: слова не воспитывают, дети становятся такими, как их родители, только еще хуже; детям надо показать, как жить, а не рассказать. Я набросился на изучение психологии. Стал перепечатывать правила общения и давать их сыну на проверку. Ошибок я делал много, а сын их все находил. Попутно он изучал прави­ла общения. Как вы думаете, если бы я заставлял его это делать, у меня что-нибудь получилось бы? Постепенно поведение сына становилось лучше, а ошибок через три месяца уже не было. В классе он рассказывал о полученных знаниях своим товарищам. Через год он уже был отличником. Наши отно­шения наладились и приняли характер сотрудничества. Сын стал со мной откровенным. Согласитесь, это большое достижение. Но дальше мы сблизились еще больше. Как-то он попросил деньги на карманные расходы, я ему предложил заработать их самому, так как в семье свободных денег не было. Он согласился, но сказал, что не знает, где найти работу. Я поль­зовался услугами машинистки и предложил эту работу делать ему с теми же условиями оплаты. С большим трудом в течение месяца он заработал 10 тысяч рублей, купил какую-то игруш­ку, которая сломалась на следующий день. Я удержал жену от ненужных нотаций. Он очень переживал, но не заплакал, а с глубоким вздохом сказал:

– Надо же! Сколько работал, а купил какую-то ерунду. Так мы были избавлены в последующем от мопедов, «фир­мы», магнитофонов. Нет, кое-что мы ему покупали, но при этом исходили из наших материальных возможностей. Заня­тия психологией дали и существенный материальный эффект».

Итак, дорогой читатель, вам уже стала ясна теорети­ческая основа принципа амортизации. Необходимо уви­деть, на какой позиции находится ваш партнер, и знать, в какое ваше Я-состояние направлен коммуникативный стимул. Ваш ответ должен быть параллельным. «Пси­хологические поглаживания» идут по линии Д – Р, пред­ложения к сотрудничеству – по линии В – В, а «психо­логические удары» – по линии Р – Д.

Ниже укажу некоторые признаки, по которым вы сможете быстро диагностировать состояние, в котором находится ваш партнер.

Родитель. Указующий перст, фигура напоминает букву Ф. Налицо – снисходительность или презрение, не­редко – кривая улыбка. Тяжелый взгляд вниз. Сидит, откинувшись назад. Ему все ясно, он знает какую-то тайну, которая другим недоступна. Любит прописные истины и выражения: «Я этого не потерплю», «Чтоб было сделано немедленно», «Неужели трудно по­нять!», «Коню понятно!», «Здесь вы абсолютно непра­вы», «Я в корне с этим не согласен», «Какой идиот это придумал?», «Вы меня не поняли», «Кто же так делает!», «Сколько можно вам говорить?», «Вы обязаны...», «Как вам не стыдно!», «Нельзя...», «Ни в коем случае» и т. п.

Взрослый.Взгляд направлен на объект, тело как бы подается вперед, глаза несколько расширены или суже­ны. На лице выражение внимания. Употребляет выра­жения: «Извините, я вас не понял, объясните, пожа­луйста, еще раз», «Я, наверное, непонятно объяснил, поэтому мне отказали», «Давайте подумаем», «А что, если нам поступить так», «Как вы планируете выпол­нить эту работу?» и т. п.

Дитя. И поза, и выражение лица соответствуют внут­реннему состоянию – радость, горе, страх, тревога и т.д. Часто восклицает: «Превосходно!», «Замечательно!», «Хочу!», «Не хочу!», «Надоело!», «Осточертело!», «Про­пади оно все пропадом!», «Пусть горит огнем!», «Нет, вы просто восхитительны!», «Я вас люблю!», «Ни за что не соглашусь!», «Зачем мне это надо?», «Когда же это все кончится?»

 

Перекрещивающиеся трансакции (механизмы конфликта)

Любой человек, даже самый конфликтный, конфлик­тует не все время. Следовательно, амортизирует, всту­пает в общение, которое носит характер последователь­ных трансакций. Если бы люди не вели себя хотя бы иногда правильно, они бы погибли.

Конфликт идет по перекрещивающимся трансакци­ям (рис. 2.6.).

 

 

В семье (классический пример Э.Берна):

Муж: Дорогая, не подскажешь ли, где мои запонки? (В – В).

Жена: 1) Ты уже не маленький, тебе пора знать, где твои запонки! 2) Там, где ты их оставил (Р – Д).

 

В магазине:

Покупатель: Вы мне не скажете, сколько стоит ки­лограмм колбасы? (В – В).

Продавец: У вас что, глаз нет?! (Р – Д).

 

На производстве:

А.: Не подскажете ли вы мне, какую марку стали здесь лучше использовать? (В – В).

Б.: Вам пора уже знать такие элементарные вещи! (Р – Д).

 

Далее беседа в семье может протекать следующим образом.

Муж: Если бы у нас в доме был порядок, я бы смог найти свои запонки! (Р – Д).

Жена: Если бы ты мне хоть немного помогал, я бы смогла управиться с хозяйством! (Р – Д).

Муж: Не такое уж у нас большое хозяйство. Будь рас­торопней. Если бы твоя мамочка не баловала тебя в детстве, ты бы управлялась. Видишь же, что мне некогда! (Р–Д).

Жена: Если бы твоя мамочка приучила тебя помо­гать, не подавала тебе завтрак в постель, ты бы находил время, чтобы мне помогать! (Р–Д).

Дальнейший ход событий ясен: переберут всех род­ственников до седьмого колена, вспомнят все обиды, которые нанесли друг другу. Не исключено, что у одного из них поднимется давление и он будет вынужден по­кинуть поле боя. Потом они станут искать запонки вмес­те. Не лучше ли было делать это сразу?

 

Давайте рассмотрим схему конфликта (рис. 2.7.).

 

 

Первый ход мужа был по линии В – В. Но, по-види­мому, у жены очень обидчивое Дитя и мощный Роди­тель, а может быть, ее подзавили в другом месте (напри­мер, на работе). Поэтому просьбу мужа она восприняла как давление на Дитятю. Кто обычно заступается за Дитятю? Конечно же, родитель. Вот и ее Родитель бро­сился на защиту Дитяти, оттеснив на задний план Взрос­лого. То же самое имело место и у мужа. Жена уколола Дитятю мужа. Это привело к тому, что энергия последнего попала в Родителя, который разрядился упреками и уколол Дитятю жены, которое «подзарядило» своего Родителя. Ясно, что скандал будет до тех пор, пока не истощится энергия Дитяти одного из парт­неров. Вообще психологический конфликт идет до уничтожения. Или кто-то покидает поле боя, или раз­вивается болезнь. Иногда один из партнеров вынужден уступить, но практически это мало что дает, так как внут­реннего спокойствия нет. Многие считают, что имеют хорошую психологическую подготовку, так как им удается сохранить внешнюю невозмутимость при внутреннем на­пряжении. Но это путь к болезни!

А теперь вернемся вновь к структуре психологичес­кого конфликта. Здесь задействованы все аспекты лич­ности. На внешней коммуникации шесть человек. Это же базар! Выясняются отношения: Родитель жены сце­пился с Дитятею мужа. Дитя мужа выясняет отноше­ния с Родителем жены, тихий голос Взрослого мужа и жены не слышен, заглушен криком Родителя и плачем Дитяти. Но ведь только Взрослый делает дело! Скандал же забирает ту энергию, которая должна идти на про­дуктивную деятельность. Нельзя одновременно и скан­далить и работать. Во время конфликта стоит дело. Ведь запонки все равно придется искать.

Я вовсе не против конфликтов. Но нужны деловые конфликты, которые идут по линии В – В. При этом уточняются позиции, шлифуются мнения, люди стано­вятся ближе друг другу.

А что же случилось с нашими героями в магазине? Если Родитель покупателя слабенький, его Дитя запла­чет и он уйдет из магазина без покупки, жалуясь на жизнь. Но если его Родитель не менее мощен, чем Ро­дитель продавца, то диалог пойдет следующим образом:

Покупатель: Она еще спрашивает, есть ли у меня глаза! Не знаю, будут ли они сейчас у тебя! Знаю я, чем вы здесь занимаетесь весь день, пока я вкалываю! (Р – Д).

Продавец: Ишь, какой деловой выискался. Стань на мое место! (Р – Д).

Дальнейшее продолжение беседы вы можете пред­ставить. Чаще всего в конфликт вмешивается очередь, которая делится на две партии. Одна поддерживает продавца, другая – покупателя. Но самое главное – цену продавец все-таки назовет! Не лучше ли это сделать сразу?

На производстве дело обстоит сложнее. Если А. по службе зависит от Б., он может промолчать, но отрица­тельные эмоции, особенно если такие случаи происхо­дят часто, у А. будут накапливаться. Разрядка конфлик­та может наступить тогда, когда А. выйдет из-под влия­ния Б., а Б. допустит какую-то неточность.

В описанных ситуациях Муж, Покупатель, А. видят себя страдающей стороной. Но тем не менее выйти из этого положения они могли бы с честью, если бы владели техникой амортизации. Как бы тогда протекал диалог?

В семье:

Муж: Да, я не маленький, мне уже давно пора знать, где мои запонки. Но вот видишь, какой я несамостоя­тельный. Зато ты у меня такая хозяйственная. Ты все знаешь. Я верю, что и меня ты этому научишь, и т.п. (Д–Р).

 

В магазине:

Покупатель: У меня действительно нет глаз. А у вас чудесные глаза, и сейчас вы мне скажете, сколько стоит килограмм колбасы (Д – Р). (Я был свидетелем этой сце­ны. Вся очередь смеялась. Продавец в растерянности назвал цену товара).

На производстве:

А.: Мне действительно уже пора знать это. Как толь­ко у вас хватает терпения повторять нам по тысяче раз одно и то же! (Д – Р).

 

Во всех этих амортизационных ответах Дитя наших героев отвечало Родителю обидчиков. Но управлял дей­ствиями Дитяти Взрослый.

Я надеюсь, что у вас в ряде случаев амортизация на­чала получаться. Но все-таки вы иногда срываетесь на старый стиль общения? Не спешите себя винить. Этот этап проходят все обучающиеся психологической борьбе. Ведь многие из вас жили с желанием командовать, а здесь, по крайней мере внешне, надо подчиняться. Не получается же сразу потому, что нет необходимой пси­хологической гибкости.

Посмотрите еще раз на рис. 2.5. Те места, где Взрос­лый соединен с Родителем и Дитятей, можно назвать суставами души. Они обеспечивают психологическую гибкость, взаимоотношения между этими частями легко меняются. Если же отсутствует психологическая гиб­кость, суставы души срастаются (рис. 2.8.). Родитель и Дитя заслоняют поле деятельности, предназначенное для Взрослого. Взрослый тогда занимается непродук­тивной деятельностью. Денег нет, но Родитель требует угостить, устроить пышный праздник. Реальной опас­ности нет, но Дитя требует дополнительных усилий для ненужной защиты. Если Взрослый все время занят делами Родителя (предрассудки) или Дитяти (страхи, иллюзии), он теряет самостоятельность и перестает по­нимать, что происходит во внешнем мире, становится регистратором событий. «Я все понимал, но ничего не мог с собой поделать...»

 

 

Таким образом, первая задача обучающегося психо­логической борьбе – овладетьумением оставаться во взрослой позиции. Что для этого надо сделать? Как вос­становить подвижность суставов души? Как оставаться объективным Взрослым? Томас Харис советует стать чувствительным к сигналам Родителя и Дитяти, кото­рые работают в автоматическом режиме. Подождать при сомнениях. Полезно во Взрослом запрограммировать вопросы: «Правда ли это?», «Применимо ли это?», «От­куда я взял эту идею?». Когда у вас плохое настроение, спросить, почему ваш Родитель бьет вашего Дитятю. Необходимо отвести время для принятия серьезных ре­шений. Своего Взрослого надо постоянно тренировать. Во время шторма нельзя обучаться навигации.

Еще одна задача – вывести во взрослую позицию своего партнера по общению. Чаще всего это прихо­дится делать по службе, когда получаешь от начальника категорическое распоряжение, выполнение которого не представляется возможным. Оно обычно идет по линии Р – Д. Первый ход – амортизация, а затем задается деловой вопрос. При этом стимулируется мышление партнера по общению, и он становится в позицию Взрос­лого.

Начальник: Сделайте это немедленно! (Р – Д).

Подчиненный: Хорошо. (Д – Р). А как? (В – В).

Начальник: Сами сообразите! Для чего вы здесь? (Р – Д).

Подчиненный: Если бы я мог соображать так, как вы, тогда бы я был начальником, а вы подчиненным. (Д – Р).

Обычно после двух-трех амортизационных ходов (Дитя начальника при этом не затрагивается) энергия Родителя истощается, а так как поступления новой энер­гии нет, партнер спускается на позицию Взрослого.

Во время беседы всегда следует смотреть в глаза партнеру – это позиция Взрослого, в крайнем случае вверх, как бы отдаваясь на милость, – позиция Дитяти. Ни в коем случае нельзя смотреть вниз. Это позиция нападающего Родителя.

 

Резюме

В каждом из нас имеется три Я-состояния:Роди­тель, Взрослый и Дитя.

Единицей общения является трансакция, состоящая из стимула и ответа.

При параллельных трансакциях общение длится долго (первый закон общения), при перекрещивающих­ся оно прекращается и развивается конфликт (второй закон общения).

В основе принципа амортизации лежит умение оп­ределить направление стимула и в обратном направле­нии дать ответ.

Деловое общение идет по линии В – В. Для выведе­ния партнера в позицию Взрослого необходимо внача­ле согласиться, а потом задать вопрос

 





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...