Главная Обратная связь

Дисциплины:






Амортизация в личной и семейной жизни



Приведу несколько выразительных примеров. И еще раз вернемся к нашему герою.

«В течение целого года я испытывал серьезное психическое напряжение по поводу моих сложных отношений с подругой, Все мои попытки наладить их разбивались о каменную стену женского упрямства. Я быстро выходил из себя, начинал злить­ся, но проблемы это не решало. (Общение шло по схеме пси­хологического конфликта. –М.Л.). Пройдя обучение, я решил действовать по-другому.

Встретившись с подругой, я сказал, что решил серьезно разо­браться в наших отношениях (маленькая ошибка: надо было дождаться, чтобы с такой просьбой обратилась она. – М.Л.). Для меня это был нелегкий шаг, отношения накалились на­столько, что я мог ожидать чего угодно. И вот в течение нескольких недель подруга с большим удовольствием выливала на мою голову помои, а я отвечал:

– Ну что же, дорогая, может быть, ты и права по-своему, но давай посмотрим на это дело шире... (У многих не хватает терпения довести амортизацию до кон­ца, и они снова переходят на конфликтный стиль общения, они напоминают шахматистов, которые, разыгрывая гамбит­ный вариант, где надо пожертвовать несколькими фигурами, жертвуют только одной, а потом пугаются продолжения! Но тогда и первая жертва становится бессмысленной! Здесь аморти­зация была доведена до конца! – М.Л.). . Я удивлялся сам себе! Раньше я не вытерпел бы и минуты таких беспочвенных оскорблений, а тут терпел, и, что самое интересное, чем дальше, тем легче мне становилось слышать их (и к холодной воде привыкают. – М.Л.). А. потом я и вовсе перестал обращать на них внимание. Я лишь улыбался! И оскорбления постепенно становились менее злыми, а затем и вовсе прекратились. Несколько дней длилось недоуменное молчание. Затем начался долгожданный серьезный разговор. И он принес свои результаты! Говорили мы много дней, говорили спокойно. Когда она повышала голос, я замолкал и улыбался, и ее тон менялся. И хотя в конце концов мы расстались, это произошло мирно и спокойно».

Неплохая работа, хотя и не мастерская, но для начи­нающего приемы психологической борьбы усвоены со­всем неплохо! Возникает вопрос, а почему они расста­лись? Механизмы такого исхода будут рассмотрены более детально в других книгах серии.

Еще несколько примеров амортизации в семейной жизни.

На прием ко мне пришел рабочий завода. Он жаловался на бессонницу, настроение его было подавленным. Связывал он это с тем, что отношения с женой дошли до крайней степени конфликтности. Оба были вспыльчивы, скандалили. Однаж­ды, не выдержав оскорбления жены, он избил ее. Была вы­звана милиция, и его осудили на 15 суток. После этого эпизо­да жена стала скандалить еще сильнее, а он себе этого позво­лит не мог, так как боялся осуждения на еще больший срок. Освоив технику амортизации, Л. понял, как следует себя вес­ти. И однажды, когда жена послала его... (в дальнюю дорогу с точным указанием адреса), спокойно сказал, что пойдет туда с удовольствием, если она укажет, каким транспортом про­ехать, и даст денег на проезд. Жена онемела, впервые за много лет накрыла стол и пригласила мужа к обеду. Ночью он спокойно уснул без лекарств. Разбужен был будильником. Когда после этого он пришел ко мне на прием, то танцевал от радости.



Часто конфликты между взрослеющими детьми и родителями возникают в связи с тем, что дети хотят боль­шей самостоятельности, а родители пытаются сохранить командное положение.

Послушайте рассказ моей клиентки, у которой 13-летняя дочь вышла из повиновения. Воспитывала она дочь без отца, старалась, чтобы дочь этого не чувствова­ла, опекала ее и т. п. Дочь к этому времени стала отка­зываться от занятий в музыкальной школе, требовала туалеты, которые были им не по средствам, хотела бес­контрольно пользоваться временем и т. п.

«После обучения принципу амортизации, когда разразился очередной скандал в связи с нежеланием ходить в музыкаль­ную школу, я решилась поступить в соответствии с получен­ными знаниями. Спокойно пригласила дочь на беседу и ска­зала ей примерно следующее:

– Лена, ты права, я поняла, что ты уже взрослая. С сегод­няшнего дня даю тебе полную свободу. Единственная просьба

– когда ты уходишь надолго, сообщай, когда вернешься. Она согласилась, еще не зная, что ее ждет. Я решила восполь­зоваться одним из правил амортизации: «Не предлагай своих услуг. Помогай, когда сделал свои дела». В тот же день она пошла к своей подруге и вернулась поздно. Когда пришла дочь, я была уже в постели. Она попросила накормить ее, а я предложила ей взять еду самой. Хлеба в доме не оказалось. Я сослалась на то, что не успела. Дочь стала меня упрекать, что я ее не люблю, что я плохая мать и т. п. Мне было трудно, но я соглашалась со всеми ее утвержде­ниями. Потом я стала сама говорить, что с матерью ей не повезло. В такой борьбе, где я все время уступала, прошло месяцев семь. В конце концов без наставлений дочь взяла инициативу на себя, сама распределяла обязанности. Мне была отведена роль поварихи: «Мама, ты лучше готовишь". Она убирала квартиру, делала мелкие покупки. Большую стирку мы делали вместе, мелочи она стирала сама. Постепенно у дочери наладились отношения с подругами в классе. Она ста­ла серьезней, уверенней в себе. Через год нашла себе работу на кооперативе, который делал игрушки. Я ей помогала освоить процесс. Так решился вопрос с ее гардеробом. На него она стала зарабатывать сама. Летом следующего года на зарабо­танные деньги мы купили ей путевку в лагерь. После возвра­щения я заметила, что моя дочь села за пианино. Она мне рассказала, что в лагере подружилась с парнем из другого города. Договорились переписываться и встретиться на сле­дующий год, а может быть, раньше. Так к моей дочери при­шла первая любовь. Мне было приятно, что она поделилась со мной. Если бы я не изменилась, вряд ли я могла бы быть для дочери подругой. Я перестала командовать, я только подчинялась».

Подросток в возрасте 15 лет, всегда примерный мальчик, се­рьезный, занимавшийся в спортивной школе и подающий боль­шие надежды, неожиданно увлекся девушкой 18 лет. Он стал поздно возвращаться домой, пропускать тренировки, хуже учиться в школе. Девушка, с которой он встречался, имела большой сексуальный опыт, что также пугало родителей. Сын же говорил, что любит ее, что он уже взрослый и знает, что ему делать. Убеждения, скандалы эффекта не давали. Мать постоянно рыдала, отец был подавленным: ему надо было скоро уходить в плавание, а мать пришлось положить в больницу. Амортизацию проводил отец: «Сынок, прости, что мы вме­шиваемся в твою жизнь. Мы как-то прозевали, что ты уже вырос. Ты действительно больше понимаешь в жизни и бла­городнее нас. И любить ты можешь лучше. Действительно, какое это имеет значение, что она старше и уже имеет сексу­альный опыт? Может быть, это даже лучше. Сравнив тебя с другими, твоя избранница будет тебе преданна».

Не буду описывать изумление сына. Отношения окончательно наладились дня через три. Мать тоже ос­воила технику амортизации и через неделю была выпи­сана из больницы в хорошем состоянии.

Еще более серьезными бывают конфликты, когда дети уже взрослые, а родители продолжают активно вмеши­ваться в их жизнь.

«Конфликты со свекровью отравили мне жизнь. Я же не могу смотреть на мужа, скоро у меня пройдет вся любовь, – с волнением и слезами на глазах говорила миловидная женщи­на 36 лет, придя на занятия в группу. – Женаты мы уже 12 лет, дочери 11 лет, а свекровь вмешивается во все мои дела, хотя мы живем раздельно. При любом недоразумении она говорит, что сын мог взять женщину и моложе, и красивее, и хозяйственнее, и умнее... дело доходит до криков, слез, исте­рик как с моей, так и с ее стороны». К занятиям она приступила с энтузиазмом. Через неделю она уже рассказывала:

«В субботу утром все ушли в сад, а мы со свекровью остались на хозяйстве. Я как-то не так, с ее точки зрения, убрала постель, и она сразу заметила, что ее сын мог бы выбрать жену гораздо лучше. Я тут же с этим согласилась, добавив, что он мог бы взять жену не только более хозяйственную, но и красивее, умнее, моложе и т. п. Говорила спокойно. Я вспомни­ла, как она упрекала меня раньше, и перечислила свои недостатки и достоинства мужа. Глаза свекрови расширились, чувствовалось, что она потеряла ориентировку. Не сказав ни слова, она включила телевизор и с отсутствующим видом стала его смотреть. Вскоре ее стало знобить. Она накинула на себя плед. Часа через полтора, сославшись на головную боль, прилегла на диван».

Здесь наблюдается очень интересное явление: связь эмоций с состоянием здоровья. Свекровь по причине, о которой скажу несколько ниже, находилась все время в состоянии постоянного эмоционального напряжения, которое обычно сопровождается выбросом в кровь избытка адреналина и ряда других веществ. В норме они необходимы нам, расходуются в процессе деятельно­сти. Иногда они накапливаются в большом количестве, и для их разложения требуется особо интенсивная деятельность. Если этой деятельности нет, то у одних начинает повышаться давление, у других болит желу­док и т. п. Вот почему скандал не так неприятен, как это может показаться. Во время конфликта, особенно протекающего бурно, происходит энергетическая раз­рядка, которая приносит временное облегчение. Некоторые даже засыпают сразу после конфликта, а потом, вспоминая, говорят, что всласть поскандалили.

Любая, даже самая интересная, работа вызывает в организме то или иное напряжение. Организм «пере­гревается». Самым лучшим «охладителем» является ра­дость любви. А если ее нет? Тогда на выручку приходит конфликт. Итак, лучшая профилактика конфликта – любовь. Теперь вам понятно, почему конфликтует све­кровь нашей героини? Правильно, прожила она всю жизнь без любви, компенсируя ее конфликтом, а когда лишилась этого заменителя, ей стало плохо.

Когда мои ученики выходили при помощи аморти­зации из конфликта, то их партнерам довольно часто становилось хуже. Нередко они и сами отмечали у себя состояние некоторой подавленности, так как вдруг об­наруживали, что им становилось неинтересно общать­ся со своими прежними партнерами. Ничего страшно­го в этом нет. Какое-то время вас (если вы придете к нам) поддержит группа, а затем и у ваших близких на­чнутся положительные изменения, и они снова приоб­ретут для вас интерес еще больший, так как вы сами спо­собствовали таким переменам. Но если этого не про­изойдет, вы расстанетесь безболезненно для обеих сторон. Для вас начнется новая интересная жизнь, а парт­нер же найдет себе другого партнера для конфликтов, раз они ему необходимы. А если он захочет вас вернуть, то обратится к вам и обучится технике амортизации.

Рассмотрим ситуацию разрыва отношений.

Меня пригласили на консультацию в неврологичес­кое отделение к больной 45 лет. Она не могла ходить и стоять, хотя в постели ноги производили движения в полном объеме. Это был функциональный паралич нижних конечностей, связанный не с гибелью нервных клеток, а с их торможением. Такой паралич развивает­ся обычно после тяжелого душевного переживания, яв­ляется одним из симптомов невроза и при правильной терапии проходит бесследно. Она же болела уже около восьми месяцев. Лечение эффекта не давало.

Вот вкратце ее история.

Восемь месяцев назад муж совершенно неожиданно для нее объявил, что у него есть другая женщина, а с ней он будет разводиться. У нее тут же отнялись ноги, она громко рыдала, рвала на себе волосы. Упрекала его в том, что посвятила ему свою жизнь, отказалась от всего, окончила только техникум, а его – рабочего – довела до главного инженера. Детей у них не было по его вине, но для нее это не имело значения. Они взяли на воспитание сына. Однако муж оставался непреклон­ным, подал на развод и развелся. Жить они продолжали в едкой квартире, но уже как соседи. Во время беседы она плакала. Успокаивалась ненадолго. До­полнительно удалось выяснить, что работала она секретарем у крупного администратора и во многом способствовала продви­жению мужа по службе. Интимные отношения для нее боль­шого значения не имели, но и отвращения не вызывали. Сей­час она хотела, несмотря ни на что, чтобы муж вернулся в семью.

В соответствии с принципом амортизации я согла­сился ей помочь, но спросил, сможет ли она сыграть роль по сценарию, который мы вместе составим. Она дала согласие, и мы начали работать.

Прежде всего ей необходимо было понять, что ее разрыв с мужем носил закономерный характер и выте­кал из их отношений. Вам, дорогой мой читатель, уже ясно, что наша героиня была «психологической мамой» для своего мужа. Он получал от нее «воспитание». И когда он учился, продвигался по службе, вся психоло­гическая энергия в основном туда и уходила, а сексуаль­ная неудовлетворенность особенно не ощущалась, так как все силы уходили на «подъем». Когда он достиг опреде­ленного социального статуса, высвободившаяся энергия потребовала применения. Вполне естественно, что он нашел подругу, которая удовлетворяла эту потребность.

Наша героиня была умной женщиной. Она прозрела буквально на глазах. Моментально прекратила плакать, лицо приняло задумчиво-печальное выражение. А самое главное, у нее восстановилось движение в ногах. Она встала и начала ходить по палате. Лежать ей уже стало не нужно – появилось дело. Мы вместе разработали сце­нарий, обсудили детали ее поведения. В субботу я от­пустил ее в пробный отпуск домой и стал с нетерпени­ем ждать результатов.

Когда мы встретились, я понял, что от болезни не осталось и следа. Пациентка была веселой, жизнерадостной, глаза блестели, она едва удерживалась от смеха. Вот вкратце ее рассказ.

«Когда я вошла «при всем параде» в квартиру, то немного волновалась: была не вполне уверена, что смогу сыграть свою роль. Я боялась, что он будет действовать не так, как мы запланировали, и у меня ничего не получится. Но когда уви­дела его удивленно-растерянное лицо, успокоилась. Я начала говорить, глаза его округлялись все больше и больше, а когда закончила, он ничего не смог мне ответить. Я же, не дожида­ясь, когда он заговорит, пошла в свою комнату». Вот примерно то, что она ему сказала:

«Ты правильно сделал, что меня бросил, я уже постарела, стала плохой хозяйкой, все время тебя учу, а главное – не смогла дать тебе того, что должна дать женщина мужчине в интимных отношениях. Я благодарна тебе за все то хорошее, что ты мне дал. Говорят, время лечит. Мне трудно пока в это поверить. Но это не имеет значения. Я буду рада твоему счастью».

Хочу обратить внимание на психологическое содер­жание концовки. Слово «пока» указывает, что двери не всегда будут открыты.

К чему приводит амортизация? Человек убирает свои колючки. Психологическая борьба учит принимать парт­нера в совокупности всех его качеств, как розу, прини­мать и цветок и шипы. Надо научиться не натыкаться на колючки партнера, а иметь дело только с цветком. Необходимо также убирать свои колючки.

Давайте вернемся к мужу нашей героини. Он обща­ется со своей возлюбленной. К хорошему человек при­выкает довольно быстро. Есть ли колючки у его пассии? Конечно, есть! И когда он наткнется на них, в его памя­ти всплывет беседа с женой, которую он оставил. Вспом­ните ее монолог. Ведь в нем можно прочесть и надежду на улучшение сексуальных отношений. Он опять будет думать о ней. Не может быть, чтобы он не сделал по­пытки вернуться! Поэтому я спокойно ожидал следую­щих выходных дней.

Прошел еще один выходной. Они почти не разговаривали, но видно было, что он стал мягче. Тогда она посоветовала ему привести жить в их квартиру любовницу.

Раз уж мы разошлись, зачем тебе мучиться?

Он посмотрел на нее с большим интересом и сказал:

– Неужели ты думаешь, что я такая скотина? Еще через неделю она с выражением притворного ужаса ска­зала:

– Вы знаете, он, наверное, скоро вернется назад! А почему вы так решили?

– Он стал выходить на кухню в одних трусах, как это было прежде. Чаще предлагает свою помощь.

– Ну и отлично, – сказал я, что и требовалось!

– Нет, хватит, 22 года я прожила с этой марионеткой, больше не хочу!

Пример наглядно показывает, что удерживая, ниче­го не достигнешь, отпуская, можешь вернуть. Еще одна закономерность: когда бросивший потом возвращается, он часто становится уже ненужным. Чем это объяснить? В процессе обучения приемам психологической борь­бы у ученика происходит личностный рост, а у его парт­нера нет. Он становится неинтересным, ибо все его дей­ствия легко просчитываются, виден их автоматизм. Если отношения не окончательно разорваны, постепенно происходит перестройка партнера. При полностью на­рушенных отношениях восстановление их происходит редко.

Еще один пример.

Мужчина 46 лет, преподаватель одного из ростовских техни­ческих вузов (назовем его У.), пришел ко мне на прием в совершенно подавленном состоянии. Три месяца назад жена, вернувшись из поездки к друзьям, сообщила, что уходит от него к другому, который разводится со своей женой, что давно уже относилась к этому человеку с симпатией, еще тогда, когда он жил в Ростове. А тут как бы наступило озарение: они поняли, что не могут жить друг без друга. У. тяжело переживал известие, так как очень любил жену, детей, не мыслил жизни без них. Он ее уговаривал. Просил не торопиться принимать окончательное решение, предложил пожить какое-то время с предметом своей любви, убедиться, что это действительно верное решение, и уже тогда заняться бракоразводным процессом. Старшая дочь 14 лет со слезами на глазах сказала, что очень любит его, но все же будет жить с матерью. Младшая дочь 6 лет автоматически оставалась с матерью. Положение в институте у него тоже было нестабильное, так как ему не удалось защитить диссертацию, хотя он считался талантливым математиком и начало его научной и педагоги­ческой карьеры складывалось очень удачно. Отработав после окончания университета преподавателем в школе в течение пяти лет, он устроился на кафедру математики старшим лабо­рантом, а затем стал преподавателем, быстро освоил педагоги­ческий процесс, наметилась тема научной работы. Его рас­сматривали как восходящую заезду, и уходящий на пенсию заведующий кафедрой открыто говорил, что мечтал бы видеть У. своим преемником.

В это время У. увлекся одной студенткой третьего курса, своей будущей женой. Его поразила красота девушки и ее восхище­ние им. Они объяснились в любая и поженились. У нее уже до этого был сексуальный опыт. Но любовь к ней стала еще больше после того, как он узнал, что его будущая жена стала жертвой обмана. Для того чтобы избежать ненужных разго­воров (ее семья придерживалась старых традиций), он бри­твой сделал себе легкий надрез на руке во время первой брач­ной ночи после шумной свадьбы. В дальнейшем у него начались неудачи с диссертацией. Жена оказалась не очень хорошей хозяйкой, и многие заботы он взял на себя, тем более что после окончания института супруга вскоре стала начальником цеха, а затем заместителем директо­ра небольшого предприятия. Был у него друг. Он работал преподавателем философии в том же вузе. И когда ему пред­ложили уйти на партийную работу, он согласился. Став круп­ным номенклатурным работником, он переехал с семьей в другой город. Вот к нему-то и уходила жена нашего героя.

Анализ ситуации показывает, что здесь У. был «пси­хологическим отцом» для своей супруги, а семейная жизнь являлась компенсацией его неудач на работе. Разрыв их отношений был закономерным. Осознавала это его жена или нет, значения не имеет. Но ясно, что она рассчитывала на карьеру, замуж за него вышла не по любви. Но сам стиль ее поведения в семье мешал ка­рьере мужа. Разрыв произошел в то время, когда стало очевидным, что муж успеха не добьется. Вот и пришла к ней «новая любовь». Специалисту по психологичес­кой борьбе совершенно ясно, что номенклатурный ра­ботник мог добиться успехов и благодаря заботам своей жены. Когда же он достиг желаемого, у него появилась потребность в светской жизни. Нетрудно предположить, что когда эти «психологические дети» сойдутся, их союз будет непрочным, ибо каждый из них привык «тянуть одеяло на себя».

У. все это должен был осознать сам. Говорить ему об этом было преждевременным. Тем более что состояние У. было достаточно тяжелым. Когда он начинал гово­рить, то с трудом сдерживал душившие его слезы. Мы решили написать письмо. Вы догадываетесь, каким было его содержание. Да, там он ругал себя за свои достоин­ства, а жену хвалил за недостатки, давал ей полную сво­боду, оставляя пока двери открытыми. Это письмо он вручил ей перед ее поездкой к матери. Сам ехать отка­зался: «Мне надо отвыкать от тебя».

Вернулась жена раньше намеченного срока. Была в недоуме­нии. На все ее вопросы он спокойно давал амортизационные ответы. Постепенно ему стал ясен характер их отношений в браке. Жена становилась все более раздраженной. Это раз­дражение выливалось на детей. Она стала оговаривать У. в глазах старшей дочери, перестала заботиться о младшей. Че­рез три дня старшая дочь заявила, что останется с папой. Младшая плакала и говорила, что не хочет чужого дядю. У., чтобы отвлечься, стал заниматься физкультурой. Само­чувствие его постепенно улучшилось. Супруга продолжала скан­далить, но он оставался более или менее спокойным. Когда же дети перешли на его сторону и он заявил, что на суде будет настаивать на там, чтобы дети остались с ним, она сказала, что младшая дочь не от него, а от того, за кого она сейчас собирается замуж. Он же ответил ей примерно следующее:

«Может быть, по крови она и не моя дочь, но я ее воспитал и люблю. Кроме того, не пойму, зачем ты хочешь выглядеть в моих глазах хуже, чем есть на самом деле. Я же знаю, что без любви ты не вступила бы ни с кем в интимные отношения и тем более не могла бы быть сразу с двумя». Когда жена попыталась возобновить интимные отношения, У. сказал, что он человек гордый, продолжает ее любить, но из милости ему сексуальная близость не нужна. Он сможет пойти на это в том случае, если у него пройдет любовь к ней, во что он мало верит, или если у нее вернется любовь к нему, на что он надеется, ибо до сих нор считает все происходящее с ними наваждением, которое можно объяснить лишь неурядицами у нее на работе и его невнимательным отношением к ней. Состояние У. продолжало улучшаться. И вот однажды он проснулся бодрым, свежим: «Я вдруг увидел, что листья зеле­ные, а небо голубое. Почувствовал потребность вернуться к научной работе. Боже мой, на что и на кого я убил жизнь»

В дальнейшем было еще много всего: бракоразводный про­цесс, истерики жены и т. п. Но во всех ситуациях, даже не­приятных, он вел себя достойно, ориентировался в том, что происходит. И везде ему помогала амортизация.

 

Резюме

Амортизация применима на службе, в общественных, личных и семейных отношениях. Здесь необходимо:

1. Доводить амортизацию до конца, уметь ждать ре­зультата.

2. Принимать человека в целом, стараясь не наты­каться на его колючки.

3. Прежде чем разрывать отношения, их налаживать.

 

Сюрприз. Кроме амортизации существует ещесуперамортиза­ция.

Принцип: усиль сам то качество, которое тебе при­писал партнер по общению.

В автобусе:

Женщина (мужчине, пропустившему ее вперед в авто­бус, но немного придавившему ее): У, медведь!

Мужчина (с улыбкой): Надо еще козлом назвать.

А.:Вы глупец!

Б.: Не только глупец, но и подонок! Так что береги­тесь!

При «психологическом поглаживании» и пригла­шении к сотрудничеству этот прием лучше не использо­вать.

Обычно суперамортизация прекращает конфликт немедленно.

Желаю вам удачи!


 

Эта глава посвящена отношениям, которые возника­ют при общении двух людей. Иногда уже на начальных этапах общения можно предсказать на много лет впе­ред, чем дело кончится. Поэтому психологически гра­мотный человек практически свободен от разочарова­ний. Нет, от огорчений знание психологии не спасет, но отсутствие разочарований приведет к тому, что от­ветственность за свою судьбу вы возьмете на себя и в конце концов приобретете опыт.

Желательно этот материал изучить после того, как освоена система психологического айкидо, где изложе­ны основные принципы общения и сформулированы его правила и законы.

Отношения между живыми организмами имеют три варианта:симбиоз, сапрофитирование и паразитирование.

Отношения, которые сложились между цветами и пчелами, – типичный примерсимбиоза – взаимовыгодного сотрудничества. Впрочем, слово «взаимовыгодный» можно было бы и опустить, ибо сотрудничество и есть взаимовыгодные отношения. Цветы дают пчелам нектар, а пчелы оплодотворяют цветы.

Сапрофитирование – также отношения, при которых один из организмов пользуется отходами своего хозяина, не нанося ему существенного вреда. В нашем организме имеется много микробов-сапрофитов. Сейчас, может быть, я выступаю в роли сапрофита. Большого ущерба от приобретения этой книги вы не потерпели, а пользы никакой не получили.

Паразитирование – это такой вид отношений, когда паразит живет за счет хозяина и приводит его к гибели.Иногда паразиты гибнут сами, если не найдут другого хозяина. Не могут найти хозяина, а работать все равно не хотят. Микробы покрываются оболочкой и ждут своего часа, люди лежат на диванах и мечтают, когда явится рыцарь (амазонка) на белом коне и умчит их в прекрасное далеко, или посещают благотворительные общества и живут на мелкие подачки.

У людей встречается особый вид паразитирования, который я называю психологическим вампиризмом. Здесь нет никакой мистики. Это просто метафора, срав­нение, которое помогает понять суть дела. Психологи­ческий вампиризм – поиск и использование людей в каче­стве защиты и источника энергии. Отличие от паразитирования заключается в том, что на начальных этапах от­ношения выглядят как взаимовыгодное сотрудничест­во, иногда даже создается впечатление, что больше поль­зы получает донор. Что самое интересное, донор охот­но предоставляет своему вампиру и защиту, и энергию, не замечая начала катастрофы. Сами же вампиры, вы­игрывая тактически, проигрывают стратегически, ибо с каждым витком вампиризма их навыки и способности к продуктивному сотрудничеству падают. В общем, ни вампир, ни донор не осознают, что сокращают и себе, и партнеру жизнь.

Но давайте перейдем от теоретизирования к конкрет­ному примеру.

Несколько лет назад, когда я собирался уходить в отпуск, на один из последних приемов пришла мило­видная женщина на вид лет 30-33 (на самом деле ей было 43). Она предъявила жалобы на затруднения при глота­нии, в результате чего за последние несколько месяцев потеряла в весе 15 килограммов, страх задохнуться в транспорте, из-за чего вынуждена постоянно пользо­ваться такси, что при мизерной зарплате рядового ин­женера делало ее привязанной к дому. Почти ежедневно у нее были подскоки артериального давления, сопро­вождающиеся головными болями, сердцебиениями, так что она почти каждый вечер вызывала «скорую помощь» для купирования приступов, а днем на работе ходила в медпункт. Знали ее и в районной поликлинике, история ее болезни занимала две 100-листовые тетради. Под­нимался вопрос о переводе ее на инвалидность, что совершенно было невозможно, ибо на ее попечении находился 19-летний сын, который заканчивал техни­кум. Я поставил ей диагноз истеричного невроза.

Из первой главы вы уже узнали, что для того, чтобы понять судьбу человека, следует выяснить, как шло фор­мирование личности, какой сформировался социоген. Моя больная была в тяжелом состоянии, и достовер­ность ее рассказа сомнений не вызывает.

Родного отца больная не помнит, ибо мать разошлась с ним, когда девочке было два года. Не осталось даже фотографий, которые порвал второй муж. Воспитывалась в основном ба­бушкой, ибо все внимание матери было занято младшим бра­том. С раннего детства у девочки выявились артистические способности, она хорошо танцевала и немного пела. Ей про­чили успешную артистическую карьеру, и уже тогда она чув­ствовала себя исключительной личностью. Училась отлично, участвовала в художественной самодеятельности, а лет в 15 была принята в ансамбль песни и пляски при дворце культу­ры. Рано начала пользоваться успехом у мальчиков, но далее поцелуев дело не заходило. В семье с матерью и младшим братом отношения были плохие: с братом враждовала, а к матери относилась неприязненно из-за постоянных поучений. По настоянию матери отказалась от артистической карьеры (определенные предложения были) и поступила в техникум, где также много времени уделяла ансамблю. Выступала по телевидению, участвовала а гастрольных поездках. После окончания техникума стала работать на одном из круп­ных заводов, где и познакомилась со своим будущим мужем. В это время у нее был ряд конфликтов с руководителем ансам­бля, который претендовал на интимные отношения. По тем же причинам возникали недоразумения с начальником отдела на заводе. Неприязненно относились к ней и сверстницы, так как она не делала определенного выбора и возле нее постоянно крутилось несколько кавалеров. Занимала низовую должность, но с обязанностями справля­лась хорошо. Через некоторое время встречи с будущим му­жем стали постоянными. Среди ее поклонников он красотой не отличался, но видно было, что это толковый человек, гово­рили, что он талантлив. В общем, вышла она за него замуж. Стали они жить в не изолированной квартире, и жили счастли­во, муж быстро пошел в гору за счет своего таланта и стал одним из руководителей завода. Материальное благополучие росло. Сама больная этот период рассматривает как безоблачное счастье, но... Муж категорически запретил заниматься артистической деятельностью. Отличался замкнутым характером, предпочи­тал большую часть времени проводить дома, занимаясь науч­ной работой. Больной же хотелось чаще бывать в компаниях, ходить на концерты, спектакля и т. д.

Муж контролировал финансы, сам покупал ей дорогую одеж­ду, не считаясь с ее желаниями. Заставил поступит» в инсти­тут. Училась заочно в Киеве, опять же по техническому про­филю, что ее не очень интересовало. Относился к ней как отец к дочери, и когда она уезжала на сессию в Москву, давал ей сопровождающего из своего отдела, с которым со злости ему изменила. Связь была короткой.

Субъективно всегда любила своего мужа, считала его настоя­щим мужчиной. Однако периодически устраивала ему сцены. Как-то демонстративно ушла одна на вечерний сеанс в кино, я он, беспокоясь о ней, вынужден был бросить дела и идти за ней. Потом ему пришлось работать всю ночь. Устраивала мужу сцены и за позднее возвращение со службы. Как-то бросила в лицо деньги. Однажды в три часа ночи ушла из дома вместе с тогда уже родившимся сыном.

Муж часто ездил в командировки. Когда он возвращался, его всегда ждали нарядная жена, убранная цветами квартира и праздничный стол. Когда устраивались вечеринки, муж, же­лая покрасоваться, просил, чтобы она станцевала и спела. В общем, она была игрушкой. Больная уже тогда отмечала, что жены друзей мужа ее недолюбливали, как она считала, за ее раскованное поведение, красоту и молодость (она была моложе мужа на восемь лет). Подрастающий сын скорее был еще одним отцом, ибо шестилетнему сыну муж велел следить за мамой, чтобы она не забыла выключить свет и газ, закрыть дверь, когда они пойдут гулять. Казалось, в таком счастье пройдет вся жизнь. Но после 11лет такого, казалось бы, безоблачного супружества муж заболел раком прямой кишки я через несколько месяцев тяжелой болезни умер, оставив ее в новой, только что полученной полупустой квартире, которой требовался ремонт. Причину болезни свя­зывали с облучением, так как муж много работал и не очень следил за выполнением правил техбезопасности. Больших денег, несмотря на огромную по тем временам зар­плату (900 рублей в месяц плюс гонорары за изобретения), в доме не было. После похорон и нескольких дней внимания она осталась одна. Друзья мужа заходили с предложением по­мочь, за которым часто угадывалось желание переспать. Преж­няя компания перестала приглашать ее в гости (друзья мужа со смущением говорили: «Жены возражают...»). Было обидно, хотя она все понимала. Зарплата была маленькая, и она по­степенно нищала. Подработать нигде не могла. После работы сидела на диване в оцепенении или читала книги. Часто под­нималось артериальное давление, стала часто болеть. Интерес­но отметить, что как только поступала в больницу, все сразу проходило.

Через некоторое время завела связь с женатым мужчиной в своем отделе. Вскоре все стало известным, и ее возненавидели сотрудницы (коллектив в основном был женским). Связь про­должалась долго, но давала мало радости. Любовник прихо­дил редко, материально не помогал, но ревновал и часто кон­тролировал по телефону, так что уйти из дома она не могла. Вынуждена была обращаться за помощью к матери, что вы­зывало дополнительное эмоциональное напряжение. Предло­жение некоторых начальствующих мужчин взять ее на содер­жание категорически отвергала. Когда в стране начались ин­фляционные процессы, материальное положение ее стало ката­строфическим. К этому времени наступил разрыв с любовни­ком, но на работе он продолжал ее изводить. Вот, пожалуй, и все, что ока рассказала. Можно лишь отме­тить, что два раза она получала предложение выйти замуж, были даже сексуальные действия, но отсутствие любви удер­живало от этого шага. На работе приглашали в самодеятельный ансамбль, который иногда гастролировал в сельской местнос­ти, где в качестве гонорара давали продукты, но она отказы­валась, так как не было настроения.

«А где же здесь психологический вампиризм?» – спросите вы. Действительно, в глаза он не бросается, да я и не хочу обвинить свою пациентку, она ведь ничего не осознавала. Муж контролировал финансы, но она не замечала, что сама не умеет пользоваться деньгами. За­катывая истерики, совсем не учитывала, как на все это реагирует ее муж-интеллектуал. Тот, кто знает, что та­кое истерические реакции, понимает, что уговорами остановить их невозможно. Если бы ей достался другой мужчина, он или избил бы ее или ушел от нее, а что оставалось делать ее мужу, человек не скандальному и тонкому? Проще всего для него избежать истерик и скан­далов – это много работать. Но и это не помогло. Она его все равно доставала. Посмотрите: все блага идут от мужа, а она мешает эти блага производить. И вот неосо­знанно начинается неоправданный риск. Уйти нельзя, остается умереть. Он получает дозу облучения больше, чем это можно, и заболевает раком. Психологический вампир наносит непоправимый ущерб своему хозяину.

Итак, я уходил в отпуск. Честно сказать, мне стало жаль ее. Как-то расположила она меня к себе (это тоже свойство психологических вампиров). Но отпуск есть отпуск, и я посоветовал ей обратиться к одному из моих лучших учеников, который уже самостоятельно и твор­чески работал, разработал собственные методы и даже организовал свою фирму. Но давайте отложим его рас­сказ на потом, когда перейдем к систематическому из­ложению проблемы, а сейчас поговорим о тех формах общения, которые нельзя отнести к психологическому вампиризму. Здесь я использую теоретические подхо­ды Э.Берна и привожу некоторые его примеры. Зара­нее прошу прощения тех, кто знаком с его работами. Дело в том, что они написаны на материале жителей США, и в них обсуждаются некоторые проблемы, ко­торые нам непонятны. Кроме того, они рассчитаны на психологически подготовленного читателя, знакомого с работами Фрейда и его учеников. Моя же цель – опираясь на положения Берна, дать своему читателю практическое руководство, приближенное к нашей действительности.

 





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...