Главная Обратная связь

Дисциплины:






О РАЗГРАНИЧЕНИИ ФУНКЦИЙ КОНТРОЛЯ И НАДЗОРА В ГОСУДАРСТВЕННОМ УПРАВЛЕНИИ



Проблема соотношения контроля и надзора вышла на уровень президента страны. В одном из выступлений главы государства указано, что чиновники от имени государства выполняют множество ненужных налогоплательщику функций – разрешительных, лицензионных, надзорных. Издан Указ президента РФ от 09.03.2004 г. № 314 «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти». Его новеллой стало четкое разделение функций федеральных министерств, служб и агентств, в соответствии с которым министерства осуществляют выработку государственной политики и нормативно-правовое регулирование, службы исполняют функции по контролю и надзору, агентства – функции по оказанию государственных услуг, управлению государственным имуществом, а также правоприменительные функции, за исключением функций по контролю и надзору. В результате реформы был снят ряд коррупционных проблем, возникающих, в частности, когда орган осуществляет нормативно-правовое регулирование, сам оказывает данные услуги и он же выполняет контроль (надзор). Это, безусловно, повысило эффективность контрольной и надзорной деятельности. Тем не менее полное исключение возможности для органа выступать в качестве «судьи в своем деле» в данном случае крайне сомнительно, так как контроль и надзор все равно осуществляются одним из элементов целостной системы.

Упомянутый Указ президента РФ предусматривает две федеральные службы по контролю и одиннадцать – по надзору.

Надзорные органы при этом уполномочены не только на осуществление надзора, но и на проведение контрольных мероприятий, что необоснованно расширяет их компетенцию. Таким образом, на нормативном уровне смешивается содержание данных функций. В результате, например, органы, осуществляющие государственный пожарный надзор, вправе приостановить деятельность организации, то есть осуществлять функцию контроля в отношении поднадзорных субъектов.

Можно утверждать, что в целом законодательство РФ не проводит четкого разграничения понятий «контроль» и «надзор». Так, один из основополагающих нормативных правовых актов в этой области – федеральный закон «О защите прав юридических лиц индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)» – разграничений между указанными понятиями не содержит. Правовой анализ свидетельствует, что рассматриваются в нем только отношения по осуществлению контроля. Тот же недостаток имеет место и в федеральном законе «О техническом регулировании» и ряде других, исходящих из идентичности рассматриваемых государственных функций. Иным приме- ром является Уголовно-исполнительный кодекс РФ, рассматривающий надзор, как более широкое понятие, включающее в себя контроль (п. 1 ст. 60 УИК РФ). Вместе с тем значительная часть нормативных правовых актов разделяет данные государственные функции. Такая тенденция прослеживается в федеральном законе «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», Кодексе внутреннего водного транспорта, федеральном законе «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», постановлениях правительства РФ, утверждающих положения о федеральных службах, и т. д.

Таким образом, законодательство в определенной степени все же разводит контроль и надзор, употребляя тот или иной термин применительно к различным управленческим ситуациям, но это делается в достаточно бессистемном порядке. Подобная ситуация значительно затрудняет построение государственной управленческой контрольно-надзорной системы и соответствующих санкций.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...