Главная Обратная связь

Дисциплины:






Теоретическая справка. В работе любого организатора, администратора, производст- венника, менеджера, педагога постоянно возникают вопросы



 

В работе любого организатора, администратора, производст- венника, менеджера, педагога постоянно возникают вопросы, тре- бующие напряженной мыслительной деятельности. В этом случае у практика проявляется особая форма мышления, которое в психоло- гической науке получило название практического. Существуют и другие термины, обозначающие это психическое явление. Они в чем-то пересекаются с указанным понятием, в чем-то отличны от него. Например, «практический интеллект»1 , «практический ум»,

«профессиональное мышление». В этой книге мы будем использо- вать понятие «практическое мышление», которое, на наш взгляд, употребляется наиболее часто и, прежде всего, в отечественной психологии.

В психологии существует достаточно давняя традиция рас- сматривать практическое мышление, противопоставляя его другой разновидности мышления – теоретическому. Следует сразу огово- риться, что речь не идет о каких-то принципиально разных типах умственной активности. Выделение теоретического и практическо- го мышления производится учеными с целью облегчить исследова- ние познавательных способностей человека в различных ситуациях. Кроме того, это деление довольно удобно и с учебной точки зрения. Надеюсь, что оно поможет лучше разобраться в этой сложной, но и интересной теме.

Рассматривая проблему членения мышления на практическое и теоретическое, Б.М. Теплов писал о том, что интеллект у человека един и едины основные механизмы мышления, но различны формы мыслительной деятельности, поскольку различны задачи, стоящие в том и в другом случае перед умом человека. Именно в таком смыс-

ле можно говорить о практическом и теоретическом уме (Теплов,

1990).

 

 

1 Понятия «интеллект» и «мышление» неоднозначно соотносятся в современной психологии и не имеют общепринятых определений. Интеллект мы можем рас- сматривать как способность мыслить, а мышление как процесс, в котором выража- ется эта способность. Кстати в русском языке слово «ум» используется как близкое по значению к слову «интеллект».


Следовательно, основное различие между практическим и теоретическим мышлением состоит в том, к а к и е з а д а ч и

с т а в и т п е р е д с о б о й и р е ш а е т ч е л о в е к . В слу- чае теоретического мышления – это задачи познания общих зако- номерностей, механизмов, правил, которым подчиняются объекты и явления окружающей действительности. Наиболее ярко такая раз- новидность умственной активности проявляется у ученого, зани- мающегося разрешением научных проблем.

Например, размышления Д.И. Менделеева над построением периодической системы химических элементов или мысленные эксперименты А.Эйнштейна при



разработке теории относительности – все это демонстрации работы теоретического мышления.

Практическое мышление это мышление, ориентированное на разработку планов, построение целей и схем действий, моделей поведения, направленных на реальное преобразование действитель- ности.

Таким образом, мышление практика теснейшим образом свя-

зано с решением текущих и будущих частных, практических задач.

Организовать работу коммерческой фирмы, разработать выступление на судебном процессе, эффективно провести производственное совещание, наладить

выпуск продукции в цехе, спланировать свое поведение при заключении важной сделки, придумать рекламный слоган и создать имидж предприятия, создать новый

план урока и т.д. – вот только некоторые из таких задач.

Что же представляет собой практическое мышление? Для то- го чтобы ответить на этот вопрос, попробуем обратиться к истории его изучения. В исследованиях по истории психологии в качестве точки отсчета часто используется разделение на д о э к с п е р и - м е н т а л ь н ы й и этап э к с п е р и м е н т а л ь н ы х и с с л е - д о в а н и й в становлении того или иного понятия. Поступим сходным образом и рассмотрим вначале то, как развивались пред- ставления о практическом мышлении, когда психология еще не су- ществовала как самостоятельная область научного знания.

Мыслителей, философов уже с древности волновали и трево- жили тайны способности человека к познанию окружающего мира. Не исключение здесь составляли и загадки ума таких людей как по- литические деятели, полководцы, торговцы, хотя изучались эти проблемы до середины ХХ века довольно эпизодически.

По всей видимости, первым эту проблему поставил еще из-

вестный древнегреческий философ Аристотель (384-322 до н.э.),

создавший оригинальное учение о «практическом уме».


Мышление, по мнению Аристотеля, направлено на познание всеобщего. Подобное познание происходит за счет теоретического ума. Работа же ума практика всегда касается частных особенностей той или иной деятельности. Здесь перед практиком возникает зада- ча применения знания всеобщего к конкретным случаям. Эту зада- чу и решает так называемый «практический ум». Он направлен на деятельность, поэтому его работу может обеспечить только знание и общих закономерностей, и познание частных случаев.

Можно, кстати, вспомнить в этой связи один из важных элементов подго-

товки будущих специалистов, который хорошо знаком каждому студенту, и кото-

рый часто озвучивается преподавателями как насущная цель обучения. Студент должен учиться «применять полученные в обучении теоретические знания в реше- нии практических задач, в своей будущей профессии». Не правда ли, взгляды Ари- стотеля на природу практического ума очень созвучны этой важной задаче?

Следует подчеркнуть, что Аристотель считал высшей способ- ностью и высшей добродетелью человека «теоретический ум», хотя в то же время полагал работу практического ума в некотором смысле более сложной. Эта точка зрения очень существенна, по- скольку оказалась определяющей в дальнейшем понимании приро- ды и содержания практического мышления.

Важным периодом в изучении проблемы практического мышления был этап Нового времени. Нужно иметь в виду, что именно в XVII-XVIII вв. происходило бурное становление науки как специфической области человеческой культуры. Разрабатыва- лись критерии научного знания и познания: достоверность, объек- тивность, воспроизводимость результатов и т.д. Это период, когда научная деятельность (научное знание и способы его получения) как бы эмансипировались от прямого решения практических задач, стоящих перед людьми, и превращалось в особый, самостоятельный вид человеческой деятельности2 .

 

 

2 Если рассматривать этот процесс в целом, то можно полагать, что вначале теоре- тические формы познания существуют в тесной связи с решением практических задач (эпоха древности и средневековья). В период Возрождения происходит по- степенное освобождение теоретического познания от «гнета практической необхо- димости» (Теория познания, 1991). Период Нового времени – это начало самостоя- тельного движения теоретических форм познания. Затем в какой-то период возни- кает представление о том, что научное (теоретическое) познание – это высший вид познавательной активности. Это мнение характерно не только для психологиче- ских исследований. Скорее это глобальная уверенность общества в том, что «наука способна разрешить все, стоящие перед людьми проблемы и трудности». Такая уверенность постепенно рассыпается в течение ХХ столетия. В настоящее время


Вначале обратимся к работам Ф.Бэкона (1561-1626) – фило- софа, провозгласившего новые задачи научного познания и пере- смотревшего место науки в общественном развитии. Бэкон не про- тивопоставляет специально особенности мышления ученого- теоретика и представителей практических видов деятельности. Од- нако же успешность практика, согласно Бэкону, например, в поли- тической или военной деятельности, во многом зависит от его обра- зованности. Причем под последней Бэкон подразумевает именно осведомленность в научных познаниях.

Он указывает: «по опыту известно, что под властью образованных правите-

лей государства переживали самые счастливые периоды своей истории. И хотя сами цари могут заблуждаться, иметь свои недостатки и быть подверженными раз-

ным аффектам и дурным привычкам, как и все остальные люди, однако если заго-

рится светоч учения, то воспринятые ранее понятия религии, благоразумия, чест- ности удержат их и предохранят от всяких гибельных поступков и непоправимых эксцессов и ошибок и заставят постоянно слушать себя, даже и тогда, когда молчат их советники и приближенные. Да и сами сенаторы и советники, если они образо- ваны, опираются на более прочные принципы, чем те, кто руководствуется только практическим опытом. Ведь образованные люди заранее видят опасности и вовре- мя их предупреждают, тогда как необразованные видят их, только вплотную столкнувшись с ними, замечают только то, что непосредственно угрожает» (там же, с. 124). Лишенное этого основания наблюдение Бэкон характеризует как недос- таточное и случайное, а практику как рабски устремленную на свое дело (там же, с.

75).

Различия между познанием, направленным на научные и практические цели, с точки зрения Бэкона касаются не только его результатов, но, что более важно, его средств. Чувственные впечат- ления значимы и в той и в другой разновидности познания, однако, характер их использования различен. Подчеркивая роль опыта в познании, Бэкон выделяет два вида опыта. Во-первых, это т.н. «све- тоносные» опыты, которые предпринимаются исключительно для решения исследовательских задач. Эти опыты производятся как ак- тивное преобразование изучаемого объекта при помощи специаль- ных орудий и позволяют открывать потаенные, ранее неизвестные свойства предметов. Опыты другого рода называются «плодонос- ными». Они направлены на сугубо практические задачи, во многом случайны, не подчиняются строгим правилам проведения и напо- минают движение наощупь. Таким образом, познание, отвечающее решению практических задач, рассматривается Бэконом как более

 

 

научно-теоретическое и практическое познание (мышление) рассматриваются как два как минимум равноправных способа познания действительности.


примитивная, неупорядоченная и ведущая к заблуждениям актив- ность. В то же время систематическое, методически выверенное научное исследование, соединяясь с научным разумом, позволяет извлекать истинное знание о мире.

Несмот ря на эт о , мыслитель был тверд о ув е р е н , чт о в ч е л о в е к е н а у ч н ы е п о з н а н и я и у с т р е м - л е н н о с т ь к р е ш е н и ю п р а к т и ч е с к и х в о п р о - с о в м о г у т г а р м о н и ч н о с о ч е т а т ь с я .

Одной из ключевых проблем, связанных с человеческим по- знанием, которые рассматриваются в произведениях Ренэ Декарта (1596-1650), выступает проблема выработки и овладения всеобщим способом (методом в терминологии философа) решения познава- тельных задач. Для Декарта «метод» - это «точные и простые пра- вила, строгое соблюдение которых всегда препятствует принятию ложного за истинное и, без лишней траты умственных сил… спо- собствует тому, что ум достигает истинного познания всего, что ему доступно» (Декарт, 1950, с.89). Этот «метод» у н и в е р с а - л е н . Он одинаково применим и результативен и в научном позна- нии, и в открытии важных житейских закономерностей, решении задач практики. Декарт обозначает эту мысль так: «тот, кто серьез- но стремится к познанию истины, не должен избирать какую- нибудь одну науку, - ибо все они находятся во взаимной связи и зависимости одна от другой, - а должен заботиться лишь об увели- чении естественного света разума и не для разрешения тех или иных школьных трудностей, а для того, чтобы его ум мог указывать воле выбор действий в житейских случайностях» (там же, с. 81).

Таким образом, в глазах философа становятся несуществен- ными различия между практическим и теоретическим задачами. Выражаясь современным языком, Декарт обращает особое внима- ние на те механизмы ума, которые сегодня получили название ме- тапознания. В этой связи в а ж н о н е с т о л ь к о у с в о е н и е ч е л о в е к о м м н о г о ч и с л е н н ы х з н а н и й , с к о л ь - к о с п о с о б н о с т ь у п р а в л я т ь с в о и м у м о м и о с в е д о м л е н н о с т ь о е г о с в о й с т в а х .

Принятие практического решения Декарт рассматривает как целостный акт, включающий и умственные и волевые процессы. При этом понятие воли у Декарта отличается от современного и отождествляется с желаниями, влечениями и подразумевает выбор способа действия. В то же время, по мнению Декарта «наша воля


склонная чему-либо следовать или чего-либо избегать только в силу того, что наше разумение предоставляет ей это хорошим или дур- ным, то достаточно правильно судить, чтобы хорошо поступать, и судить возможно правильнее, чтобы и поступать также наилучшим образом» (там же, с. 279).

Таким образом, в основе практических решений человека ле- жит деятельность ума, направленная на познание сути вещей. Именно недостаточное знание о вещах, которое порождает своеоб- разный дисбаланс между разумом и потребностями человека, ста- новится источником неверных ошибочных решений. Декарт пишет:

«Откуда рождаются мои заблуждения? Очевидно только из того,

что воля будучи обширной, чем ум (entendement), не удерживается мной в границах, но распространяется также на вещи, которых я не постигаю. Относясь сама по себе к ним безразлично, она весьма легко в п а д а е т в з а б л у ж д е н и е и в ы б и р а е т л о ж ь в м е с т о и с т и н ы и з л о в м е с т о д о б р а ; п о э т о м у я о ш и б а ю с ь и г р е ш у (выделено мною – А.Ф.)» (там же, с. 376-377). Здесь выявляется еще один очень важ- ный аспект в рассуждениях философа. Критериями правильности или ошибочности поступка для Декарта выступают вовсе не резуль- тативность, эффективность принятого решения. То есть те крите- рии, которые мы сегодня повсеместно применяем к оценке наших практических решений. Для философа оценка истинности поступка неотделима от его моральной оценки. Неслучайно Декарт соединяет понятия умственной ошибки и греха и фактически приравнивает эти явления.

В работах философа-сенсуалиста Дж. Локка (1632-1704) воз- можно впервые было намечено несколько важнейших стратегий изучения психики и мышления людей. Для изучения происхожде- ния и функционирования человеческого разума он предложил срав- нивать: норму и патологию психической деятельности, проводить возрастное сравнение взрослых и детей, исследовать культурно- исторические различия между психикой взрослых, а также изучать различия между животными и людьми.

По сравнению с Декартом, в трудах Локка слияние познава- тельных и нравственных аспектов принятия решений достигает еще большей степени. Рассматривая практические принципы, на основе которых люди строят свое поведение, Локк относит к ним нравст- венные установки: «Где та практическая истина, которая встречает


всеобщее признание без какого-либо сомнения и колебаний..? Спра- ведливость и соблюдение договоров есть принцип, с которым, ка- жется, соглашается большинство людей» (Локк, 1985, с.115) Они выделяются как признаваемые справедливыми для большинства людей моральные правила, но в то же время, по мнению автора, эти правила есть и результат выводов разума (там же, с.123).

Проблема соотношения житейского и научного способов по- знания стала предметом анализа и у Т.Гоббса (1588-1679). Рассмат- ривая проблему научного знания и его отличия от опыта повсе- дневности, Гоббс различает две специфические формы ума: благо- разумие и мудрость. Он определяет их следующим образом: «Если богатый опыт есть благоразумие, то богатство знания есть муд- рость» (Гоббс, 1991, с. 36). Для пояснения Гоббс приводит сле- дующий пример. Допустим, один человек обладает природной спо- собностью и ловкостью во владении оружием. Другой человек сверх этого приобрел знание того, как он может ранить противника, как нападать и защищаться. Возможности первого будут относиться к возможностям второго как благоразумие к мудрости: «обе эти способности полезны, но вторая – непогрешима» (там же). Таким образом, Гоббс рассматривает научное знание как более высокую форму организации знания по сравнению с житейским опытом.

В основе благоразумия согласно Гоббсу лежит так называе- мый природный ум. Отметим, что под природным Гоббс понимает не то, что человек имеет с рождения. Он дает такое пояснение:

«Под природным я понимаю лишь тот ум, который приобретается практикой, опытом, без метода, культуры и обучения» (там же, с.

51). В данном случае понятие «опыт» сильно напоминает современ-

ную трактовку житейского знания, которое приобретается субъек- том стихийно, и человек имеет ограниченные возможности в его применении. Далее Гоббс описывает свойства природного ума:

«Этот природный ум заключается главным образом в двух вещах:

быстроте воображения (т.е. быстрое следование одной мысли за другой) и неустанной устремленности к какой-либо избранной це- ли» (там же, с.51-52). Заслуживает уважения проницательность фи- лософа, который обозначил две важных составляющих практиче- ского ума: необходимость его быстрого развертывания во времени3

 

 

3 Описывая дефекты природного ума, Гоббс прямо указывает на «недостаток, ко-

торый обычно называется косностью, тупостью, а иногда другими именами, обо-


и соотнесенность его с волевыми усилиями (неустанная устремлен-

ность к цели) человека.

Влияние опыта, согласно Гоббсу, есть важнейший критерий, который различает практический ум (благоразумие) новичка и мас- тера. Это, в частности, относится к возможностям человека пра- вильно предсказывать предстоящие события. Гоббс так обозначает это различие: «Знаком (sign) является предыдущее событие по от- ношению к последующему и, наоборот, последующее по отноше- нию к предыдущему, если подобная последовательность была на- блюдаема раньше, и, чем чаще такая последовательность была на- блюдаема, тем меньше неуверенности в отношении знака. Вот по- чему, кто имеет больше опыта в каком-нибудь роде дел, тот имеет в своем распоряжении больше знаков, при помощи которых он может гадать насчет будущего, а следовательно, является наиболее благо- разумным. При этом такой человек настолько благоразумнее но- вичка в подобного рода делах, что преимущество первого не может быть уравновешено природным или импровизированным остроуми- ем второго» (там же, с.20).

Еще одной существенной мыслью Гоббса относительно прак- тического ума является его интересное обобщение, касающееся сходства задач, стоящих перед практиками, несмотря на различие в их «специальностях»: «Разница между людьми в отношении благо- разумия не так велика… Управлять хорошо семьей или королевст- вом есть не разные степени благоразумия, а разного вида дела в та- кой же мере, как нарисовать портрет в миниатюре, или в натураль- ную величину, или в увеличенном размере не есть разные степени искусства» (там же, с.54). Таким образом, Гоббс рассматривает различные внешне практические задачи как родственные с точки зрения объективных требований, предъявляемых к разуму решаю- щего подобные задачи.

Приведем некоторые общие положения, касающиеся взглядов мыслителей Нового времени на проблему практического мышле- ния.

Можно предположить, что именно в Новое время закладыва- ется противопоставление теоретического и практического мышле- ния, где последнему отводится роль более элементарной формы по-

 

 

значающими медленност ь д в и ж ения или тру д ность при в еде -

ни я в дв и ж ение (выделено мною – А.Ф.)» (там же, с. 52)


знания мира. В то же время это период, когда были заложены мно- гие важные основания в изучении мышления практика, когда были сформулированы некоторые актуальнейшие на сегодняшний день проблемы и способы его исследования.

В работах философов Нового времени только намечается разделение теоретического и практического мышления и они не рассматриваются как принципиально различные по сути познава- тельные феномены.

Наконец, для ряда философов характерно ц е л о с т н о е р а с с м о т р е н и е процесса порождения практического решения, он тесно связан не только с познавательными (когда «разум подска- зывает воле способ действия, выбирает его»), но и также с мораль- но-этическим аспектами.

Здесь нужно сделать довольно большой шаг во времени и об- ратиться к работам психологов второй половины ХIХ столетия. Мы не будем специально анализировать взгляды отдельных ученых- психологов того времени. Попытаемся нарисовать общую картину того, как понимали практическое мышление представители психо- логической науки. Несмотря на различия подходов и взглядов на мышление человека, у них можно обнаружить некоторые общие черты. В о - п е р в ы х , для психологических изысканий этого пе- риода характерно отсутствие экспериментального метода изучения психических явлений в целом и проблемы практического мышления в частности. Рассуждения психологов опирались скорее на тонкие жизненные наблюдения за другими людьми и опыт развернутого самопознания4 .

Например, если мы откроем главу «Мышление» в книге «Психология», на-

писанной одним из наиболее известных психологов конца XIX столетия

У.Джемсом, то обнаружим многочисленные и подчас глубокие рассуждения о при- роде и свойствах этого процесса, примеры, которые иллюстрируют эти рассужде- ния (Джемс, 1991). Однако мы не найдем там ссылок на реальные эмпирические исследования мыслительной деятельности человека. Это классический образец работы исследователя-психолога на рубеже XIX-XX веков.

В о - в т о р ы х , подобное «жизненное» происхождение фактов и примеров для научного анализа как бы стирало границу

 

 

4 Большинство ученых на том этапе развития психологической науки были увере- ны, что единственным источником сведений о внутреннем мире человека является метод и н т р о с п е к ц и и , т.е. специальным образом организованного самона- блюдения. Исследования подобным способом проводились на разных людях, а часто испытуемыми становились и сами ученые-психологи.


между практическим и теоретическим мышлением. Авторы специ- ально не акцентировали внимание на их различии, не сравнивали их между собой. Вот как рассматривается этот вопрос в уже упоми- навшейся книге У.Джемса: «Наша мысль – беспорядочное смеше- ние единичных, частных, неопределенных, проблематичных и все- общих объектов. Отдельный конкретный объект также мыслится нами, будучи выделен и обособлен от остальных объектов нашего сознания, как и самое бессодержательное и широкое по логическо- му объему свойство, которым он может обладать, например «бы- тие» (Джемс, 1991, c. 144).

Итак, по мнению автора, нет абсолютно никакого различия в том, как человек размышляет о всеобщих законах и понятиях (мож- но сказать мыслит теоретически) и тем, как он познает конкретные явления жизни, что требует практического ума.

И это вполне закономерно, ведь примеры «из жизни», взятые для изучения закономерностей «мышления вообще», были часто

примерами решения человеком как практических, так и теоретиче-

ских задач. Таким предстает доэкспериментальный этап изучения практического мышления.

Картина резко меняется в результате проникновения в психо- логию экспериментального метода. Буквально за два десятка лет в психологии складывается мощная традиция экспериментального изучения различных психических явлений (ощущений, запомина- ния, внимания, мышления и т.д.) в лабор а торных условиях. Это обстоятельство видимо и определило то специфическое пони- мание практического мышления, которое складывается в это время. В ситуации лабораторного исследования оказывается возможным изучать в первую очередь элементарные, более просто устроенные формы мышления. И экспериментальные воздействия должны были строиться соответственно. Поэтому исследоваться в первую оче- редь начинает мышление теоретическое на примере решения мыс- лительных, а не практических задач. Такими исследованиями стали, например, изучение понимания, формирования понятий, самопо- знания. Процессы же мышления, которые обслуживают реальную (а не искусственно созданную в психологической лаборатории) жизнь человека, постепенно начинают рассматриваться как какое-то «дру- гое мышление», отличающееся от теоретического. В чем же, по мнению ученых, состояли эти различия? Вот здесь то, можно ска- зать, получает свое второе рождение точка зрения Аристотеля.


Мышление практическое рассматривается как б о л е е э л е м е н т а р н а я и д а ж е п р и м и т и в н а я ф о р м а м ы ш л е н и я п о с р а в н е н и ю с в ы с о к о р а з в и т ы м м ы ш л е н и е м т е о р е т и к а . Причины этого кроются в том, что под практическим мышлением в те годы понимались феномены, лежащие в совершенно разных плоскостях психической жизни и часто не имеющие отношения к собственно интеллектуальной ак- тивности профессионала-практика. Остановлюсь на этом подроб- нее.

С одной стороны, практи ческо е мы шлен ие на чи - нает ото ж дествляться с мы шле ние м пе рвоб ыт - ным (мышлением примитива), которое присуще людям, включен- ным в архаичные культуры. Это мышление, которое более элемен- тарно, и является дологическим по способу организации.

Вот пример такого противоречащего логике мышления. Представители од-

ной из примитивных культур - индейцы племени бороро утверждали, что они красные попугаи. Это их утверждение вовсе не означало, что они становятся крас-

ными попугаями после смерти или, что индеец каким-то «чудесным» образом мо-

жет превращаться в красного попугая. Оно означало только одно: индейцы одно- временно с ч и т а ю т с е б я и людьми и попугаями. С точки зрения современ- ного человека, такое суждение не имеет никакого смысла, так как нарушает важ- ный логический закон – закон исключенного третьего. Его суть такова: А есть В, либо не есть В, третьего не дано. Поэтому кто-то может быть либо человеком (и никем иным), либо не быть человеком. В сознании же индейцев понимание себя и как человека, и как кого-то иного свободно совмещаются, что противоречит логике в нашем понимании.

В целом, как тогда считали многие психологи, мышление примитива – это мышление, стоящее на более низкой ступени раз- вития по сравнению с мышлением теоретическим и абстрактным, синонимом которого выступило мышление ученого, философа, мыслителя.

Ярким примером этого убеждения является точка зрения пси- холога и педагога Дж. Дьюи, который считал, что научное мышле- ние - это высший вид мышления и именно его необходимо воспи- тывать у ребенка. Практическое мышление, которое опирается на опыт взаимодействия с естественными условиями среды, является постоянным источником ошибок и противоречий: «Дикарь, - пи- шет Дьюи, - опытный в суждениях о признаках передвижения и местонахождения животных, на которых он охотится, поверит и с важным видом будет рассказывать нелепые сказки относительно происхождения их привычек и строения» (Дьюи, 1997, с. 29).


С другой стороны, первые десятилетия ХХ века ознаменова- лись обширными исследованиями развития мышления ребенка. Бы- ли получены важные сведения о том, как мышление развивается в разных возрастах и из детских, более элементарных форм мысли, переходит во взрослые (более высокие и сложные) способы позна- ния мира. Не удивительно, что абстрактное теоретическое, осно- ванное на логике мышление взрослого, рассматривалось как выс- шая стадия по сравнению с развивающимся умом ребенка.

В этом случае си нон имом пр ак ти че ск ого мыш - ления ст а л о счита т ьс я так наз ы ваемое наг л я дн о - дейст в ен ное мы шле н ие . Действование в реальной жизнен- ной ситуации (и у ребенка, и у взрослого) регулируется тем мыш- лением, которое появляется у человека в ранние периоды его жизни и является всего лишь «промежуточной» стадией развития его ума. Б.М. Теплов, анализируя эту ситуацию, пишет: «Проблема практи- ческого интеллекта сужалась до вопроса о так называемом нагляд- но-действенном, или сенсомоторном, мышлении. Под этим подра- зумевалось мышление, которое, во-первых, неотрывно от воспри- ятия, оперирует лишь непосредственно воспринимаемыми вещами и теми связями вещей, которые даны в восприятии, и, во-вторых, неотрывно от прямого манипулирования с вещами, неотрывно от действия в моторном, физическом смысле этого слова. При таком мышлении человек решает задачу, глядя на вещи и оперируя с ни- ми» (Теплов, 1990, с. 28).

Итак, начало экспериментального этапа изучения практиче- ского мышления характеризуется разведением двух форм ума: практического и теоретического. Их природа и механизмы понима- ются как принципиально отличающиеся. Сравнение этих двух форм мышления делается явно не в пользу мышления практика. Поэтому ученые-психологи довольно долго игнорировали изучение проблем умственной активности профессионала. Требовалось определенное время и опыт исследования, чтобы увидеть: практическое мышле- ние представляет собой совсем неэлементарный феномен.

 

Вопросы и задания для самоконтроля:

 

1. Что такое практическое мышление, в чем его отличие от тео-

ретического? Приведите примеры.


2. Перечислите основные особенности взглядов философов Но- вого времени на проблему практического мышления. Проил- люстрируйте эти положения соответствующими примерами.

3. Чем характеризуются взгляды на изучение практического и теоретического мышления у психологов конца XIX начала XX столетия?

 

Задачи и упражнения:

 

1. Проведите различие между понятиями «практическое мышление», «наглядно-действенное мышление», «мыш- ление примитива».

2. Почему практическое мышление считалось более элемен- тарной формой умственной активности по сравнению с теоретическим?

3. Поясните с позиции приведенного в главе 1 анализа раз- вития понятия практического мышления следующую мысль Аристотеля: «поступок, как некоторый результат практического ума, не просто действенная, но и нравст- венная категория».


Глава 2. Изучение практического мышления в эксперимен-





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...