Главная Обратная связь

Дисциплины:






Теоретическая справка. Среди всех живых существ человек – это создание, которое в наибольшей степени обладает способностью предвидеть будущее



 

Среди всех живых существ человек – это создание, которое в наибольшей степени обладает способностью предвидеть будущее. Философ Д. Деннет считает эту особенность психики одной из клю- чевых ее характеристик: «Мать-природа (или, как мы ее называем сегодня, процесс эволюции путем естественного отбора), вовсе не обладая даром предвидения, постепенно произвела на свет способ- ных предвидеть существ. Как сказал однажды поэт Поль Валери, задача духа – представлять будущее. По своей сути психика – это то, что предвидит, порождает ожидания. Она вскапывает настоящее в поисках подсказок, совершенствует их при помощи сохраненных из прошлого данных и превращает в предвидения будущего. А за- тем она действует – действует рационально, на основе этих с тру- дом добытых догадок» (Деннет, 2004, с.63).

Мышление, как часть психики – это также процесс по сути своей прогностичный. Данную черту человеческой мысли ярко за- острил в своих работах отечественный психолог А.В.Брушлинский.

В качестве отправной точки своих рассуждений автор приводит парадокс,

сформулированный философами Древней Греции. Он заключается в том, что су- ществует противоречие между начальными и конечными стадиями мыслительного процесса: «если я (уже) знаю, что я ищу, то что же мне еще искать; а если я (еще) не знаю, что я ищу, то как я могу искать? (Или иначе: каким образом мы можем искать то, чего не знаем, а если мы знаем, что ищем, то что же нам еще искать?)».

Как же мы справляемся с этим противоречием? В своих ис- следованиях Брушлинский показал, что это противоречие в дейст- вительности мнимое и что у человека существует специальный ме- ханизм, который помогает ему искать неизвестное. Это механизм прогнозирования искомого. Уже в начале мыслительного процесса у человека складываются «подступы и намеки», позволяющие начать поиски будущего, пока неизвестного и потому искомого решения задачи. Таким образом, человек уже в начале решения задачи начи- нает (конечно, пока еще расплывчато и довольно неопределенно) предвосхищать ее решение. Именно поэтому мышление представ- ляет собой не хаотический метод «проб и ошибок», а целенаправ- ленное отыскание нового (Брушлинский, 1979).


С самого начала человеческой истории люди стремились понять будущее, проникнуть в него сквозь «завесу настоящего». Предсказания будущего касались самых разнообразных областей человеческой жизни: судьбы человека (например, в египетской, греческой или римской мифологии); социально-экономических из- менений (например, толкование знаменитого сновидения фараона из Библии); исторического процесса (откровения Нострадамуса); общественного устройства (в различного рода утопиях и антиуто- пиях); погоды (вспомним целую систему народных примет). Мно- гие политические деятели прошлого с вниманием и трепетом при- слушивались к советам всякого рода мнимых прорицателей. Да и сегодня желание узнать будущее нисколько не стало меньше. Эта потребность настолько сильна в человеке, что он часто готов слу- шать какие угодно предсказания, лишь бы поддерживать в себе ил- люзию этого знания. Так, сегодня есть еще немало людей, которые самым серьезным образом пытаются учитывать псевдонаучные предсказания астрологов, ясновидцев и подобных им прорицателей.



К сожалению немалую лепту в поддержание авторитета астрологии в гла-

зах обычных людей вносят средства массовой информации. Со страниц газет и журналов, из радио и телевизионных передач на нас буквально обрушивается по- ток всевозможных астрологических прогнозов. Представители прессы и телевиде- ния не гнушаются советоваться по вопросам предвидения будущего с «известными специалистами» в области влияния звезд на судьбы и характер людей. По данным специальных исследований менее 10% дневных американских газет печатают о достижениях науки и более 90% тех же газет имеют постоянные астрологические колонки (Э.Аронсон, 1999). При этом нередко и сами астрологи всячески пытают- ся представить себя как представителей научного сообщества, что ни в коей мере не соответствует действительности.

Приведу только два аргумента, позволяющих усомниться в научности астрологических прогнозов. Так называемые «предсказа- ния», которые предлагаются в ежедневных (еженедельных, ежеме- сячных) гороскопах, представляют собой о п и с а н и я л и ч н о -

с т и , с о с т а в л е н н ы е т а к , ч т о о н и п о д х о д я т к п о ч т и к а ж д о м у ч е л о в е к у . Например, любому из нас трудно отрицать, что мы: «вероятно, сдержаны среди незнакомых людей», или «смотрим на жизнь со смешанным чувством оптимиз- ма и пессимизма», или «открыты к мнениям других, но если надо, можем твердо стоять на своем» и т.п. Таким образом, искусно со- ставленные словесные утверждения заставляют читателя верить в их истинность.


Что касается научности астрологии, то астрологам выгодно представлять себя как часть науки. Почему? Потому что наука пользуется огромным авторитетом в глазах многих людей, и они доверяют мнениям ученых. Следовательно, представляясь ученым, можно пользоваться этим доверием и авторитетом. А некоторые не совсем чистые на руку «специалисты по звездам» используют это доверие для личного обогащения. В действительности в а ж н е й - ш и м к р и т е р и е м н а у ч н о с т и к а к о г о - л и б о з н а н и я я в л я е т с я е г о с и с т е м а т и ч е с к а я п р о - в е р к а в с п е ц и а л ь н о м и с с л е д о в а н и и , к а к п р а в и л о , в э к с п е р и м е н т а л ь н о м . Увы, в этом отно- шении астрологии нечем похвастаться, ее представители не только не доказали, но и в общем-то не стремятся экспериментально дока- зывать существование связи между расположением звезд и планет и судьбой человека.

Закрывая тему астрологии, приведу высказывание ученых- психологов Б. Хегенхана и М. Олсона, рассуждающих о научности теории: «Смысл в том, что теория, выглядящая обоснованной, не имеет научного смысла до тех пор, пока не пройдет необходимую экспериментальную проверку. Всегда есть опасность слишком ув- лечься формулированием теории и не проверить, насколько точно она предсказывает и описывает эмпирические события. Многие психологи сойдутся во мнении, что астрология является высокораз- витой формальной системой, имеющей малое или совсем не имею- щей отношения к реальным эмпирическим событиям. Другими сло- вами, о н а в ы г л я д и т п р а в и л ь н о , н о п р а к т и ч е -

с к и н и ч е г о н е п р и в н о с и т в п о н и м а н и е ч е -

л о в е ч е с к о г о п о в е д е н и я ( выделено мною - А . Ф .)» (Хегенхан, Олсон, 2004).

Не остается в стороне от вопроса предсказания будущего и наука, в которой существует специальная дисциплина – прогности- ка, изучающая закономерности разработки научных прогнозов. Прогностика ищет общие для разных предметных областей способы получения прогнозов. Это экономическое, политическое, спортив- ное, экологическое, педагогическое и другое прогнозирование (Ра- бочая книга по прогнозированию, 1982).

Центральным понятием прогностики является предвидение,

которое подразделяется на научное и ненаучное (интуитивное, обы-

денное, религиозное, астрологическое и т.п.). Научное предвидение


основано на знании человеком закономерностей развития природы, общества, мышления. Предвидение конкретизируется, как правило, в двух формах. В нем выделяется предсказание, т.е. описание воз- можных или желательных перспектив, состояний, решений проблем будущего; также достоверное суждение о состоянии какого-либо объекта (явления или процесса) в будущем.

В основе получения предсказаний лежат три взаимодопол- няющих приема построения картины будущего: оценка перспектив развития, будущего состояния прогнозируемого явления на основе аналогий с уже известными явлениями (так, например, можно про- гнозировать какой-либо исторический процесс на основе знания об аналогичных процесса, бывших в прошлом); экстраполяция, т.е. условное продолжение в будущее тенденций, закономерности раз- вития которых в прошлом и настоящем достаточно хорошо извест- ны; моделирование, т.е. построение модели прогнозируемого явле- ния с учетом его вероятного или желательного изменения1 .

Важно, что предвидение необходимо человеку не само по се-

бе, а в том смысле, что оно помогает ему планировать свои дейст- вия на будущее, готовиться к будущим событиям, проблемам. По- этому предвидение связано также с предуказанием, которое подра- зумевает возможные пути разрешения будущих возможных трудно- стей, оно фактически заключается в использовании информации о будущем для целенаправленной деятельности личности и общества.

Сказанное выше означает, что познание будущего неразрывно связано с человеческой деятельностью, в том числе и с деятельно- стью практической. В этом смысле любой прогноз существует не сам по себе, а обязательно в системе: «диагноз – прогноз – управле- ние». Прогноз в этой системе выступает важным связующим звеном между анализом и оценкой наличного состояния объекта (произ- водственного предприятия, коммерческой фирмы, отдела госдепар- тамента, других управляемых структур) и организацией средств и способов воздействия на этот объект2 .

 

 

1 Думаю, что материал, изложенный в главе 6, поможет лучше понять суть данного приема.

2 В деятельности юриста дело обстоит, как правило, несколько иначе. Здесь нет управляющих воздействий на фрагмент реальности (клиента в случае юридической консультации; свидетеля, проходящего по уголовному делу, состязающиеся сторо- ны в суде и т.п.) в прямом смысле этого слова. Представители этих специальностей находятся как бы на равных с той ситуацией или человеком, на которые они воз-


Например, в деятельности маркетолога важным элементом выступает про- гноз конъюнктуры рынка. Такой специалист должен предвидеть ожидания потен- циальных покупателей, чтобы определить какие именно виды товаров будут поль- зоваться спросом. На этой основе принимаются организационные решения относи- тельно производства. В деятельности управленца это, например, ситуация делеги- рования полномочий подчиненным. Кому можно поручить важное и ответственное дело? Кто справится с ним, а кому это не под силу? Адекватный ответ на эти во- просы не может быть получен без предварительных попыток заглянуть в будущее. Аналогичная ситуация складывается и в работе юриста. Так, например, адвокат пытается прогнозировать реакцию прокурора или судьи на свои действия во время судебного процесса. Конечно, сходные прогностические задачи решают и предста- вители других профессий.

Прогностическая активность профессионала-практика может принимать различные формы на разных этапах принятия решения.

Во-первых, это прогнозирование в форме целеполагания. На- помним, что цель понимается в психологии как идеальная модель б у д у щ е г о результата. С этой точки зрения цель представляет собой особый вид прогноза (Регуш, 1997). Это хорошо видно в сло- весных формулировках целей деятельности. Когда ставят цель, то обычно вопрошают: «Чего я хочу достигнуть?»; «Какой результат я хочу получить после выполнения работы?»; «К чему я стремлюсь?». Совершенно очевидна направленность всех этих вопросов в буду- щее. В этой связи качественное целеполагание обусловливает и бо- лее качественное прогнозирование.

Известно, что б о л ь ш а я ч а с т ь у с л о в и й , у ч е т к о т о р ы х н е о б х о д и м в р е ш е н и и п р о ф е с с и о - н а л ь н ы х з а д а ч (возможные реакции учеников на объясне- ние учителя, особенности потребительских ожиданий, неожиданные сбои производственной цепочки, реакция свидетеля на вопросы ад- воката в предстоящем разбирательстве и т.п.), д а н ы с п е ц и а - л и с т у , к а к п р а в и л о , н е а к т у а л ь н о , а п о -

т е н ц и а л ь н о . Поэтому без прогноза относительно этих потен- циально данных обстоятельств невозможно и построение плана своих действий. Если мы обратимся к приведенному ниже примеру, то увидим, что в конструировании плана профессионал опирается именно на такой прогноз.

Решая вопрос о том, кому поручить важное и ответственное дело управ-

ляющий фирмой рассуждал так: «Может быть послать в командировку В.? Нет, он не очень хорошо умеет действовать самостоятельно. Конечно, он хороший испол-

 

действуют. Но хотя основная их цель это не управление, их профессиональные действия н о с я т х а р а к т е р у п р а в л я ю щ и х .


нитель, но в одиночку ему будет трудно вести переговоры. Тогда может быть С.? С. конечно более подходящая кандидатура, он общителен, умеет быстро наладить контакты с незнакомыми людьми. Однако С. довольно уступчив и еще чего доб- рого согласится на не слишком выгодные для моей фирмы условия контракта. По- жалуй лучше всего послать Н. Он и довольно обаятелен, может произвести впе- чатление, но и если надо будет настаивать на своем. Да пошлю именно Н.».

В этом случае, как мы видим, речь идет не о прогнозировании результата, а о прогнозировании тех условий, в которых данный результат будет достигаться. Глава фирмы стремится заключить выгодную сделку. Для этого ему нужно послать в другой город че- ловека, который сможет успешно провести переговоры. Решение этой задачи буквально пронизано прогностической активностью. Управляющий постоянно пытается «заглянуть в будущее», чтобы подобрать нужную кандидатуру. Таким образом, имеет место еще один вид прогноза в процессе принятия решений - прогнозирование условий реализации задуманного.

Кроме того, можно говорить и еще об одном виде прогноза – это стратегические прогнозы, в которых осуществляется предвиде- ние отдаленных последствий своей работы. Например, плановый отдел предприятия может составить прогноз развития производства, сбыта товаров, динамики спроса населения для данного вида про- дукции на несколько лет вперед. Стратегические прогнозы могут существовать также в виде глобальных наиболее общо сформули- рованных целей (см. прогнозирование в форме целеполагания). Они определяют конечное состояние существования организации, фи- нансовой или коммерческой структуры, отдельного профессионала.

Конечно, разные люди по-разному строят прогнозы будуще-

го. С точки зрения предвидения «поведения» сложных систем мож- но обозначить ряд с т р а т е г и й п р о г н о з и р о в а н и я , к о т о р ы е , п о - в и д и м о м у , в р а з н ы х с о о т н о - ш е н и я х п р и с у щ и о т д е л ь н ы м л ю д я м .

Первая стратегия, которую мы рассмотрим, – это структур- ная экстраполяция (Дернер, 1997). Она характеризуется тем, что существующая на данный момент тенденция монотонно и линейно проецируется в будущее, т.е. без изменения направления. Напри- мер: «сейчас довольно плохо, значит дальше будет еще хуже». С другой стороны, новое, неизвестное прежде, будущее представляют таким же как уже существующее и знакомое. Иными словами, бу- дущее представляется по аналогии с настоящим. Оно имеет те же компоненты, вступающие в те же отношения друг с другом.


Хороший пример структурной экстраполяции можно привес- ти из области военного дела. Перед Великой Отечественной войной в высшем военном руководстве СССР существовало два противо- положных мнения на то, какую роль должны играть танковые вой- ска в сражении. Некоторые советские военные начальники считали, что танки должны выполнять роль дополнительного средства к дей- ствиям конницы и пехоты. Они преувеличивали роль конных войск, опираясь на свой опыт боевых действий во время Гражданской вой- ны. Они исходили из понимания о п р е д е л е н н о й с т р у к -

т у р ы ведения боевых действий, где главная роль отводится кон-

ным соединениям.

Ее можно представить так: конные соединения весьма под- вижны, могут проходить приличное расстояние на марше, весьма маневренны, лошадям не требуется, как танкам, разнообразное тех- ническое обслуживание, поэтому они существенно меньше зависят от того, на каком расстоянии находятся части тылового обеспече- ния. Сюда же следует добавить, что боевые действия виделись, прежде всего, как наступательные (вспомним известное высказыва- ние, хорошо выражающее суть военной стратегии СССР того вре- мени: «На территории врага и малой кровью». Это представление о структуре боя переносилось и на особенности будущей войны. Из- вестно, какие последствия имело преобладание этой точки зрения на первом этапе Великой Отечественной войны, когда фашистская Германия получила существенное превосходство в современной танковой технике.

Структурная экстраполяция ярко проявляется в так называемом презентиз-

ме (черта первобытного мышления, когда будущее и прошлое мыслится подобны- ми настоящему). Презентизм также характерен для обыденных прогнозов или ко- гда прогнозист по инертности мышления «пугается» чересчур радикальных, с его точки зрения, выводов и стремится представить будущее в виде ч у т ь - ч у т ь п р и у л у ч ш е н н о г о и л и п р и у х у д ш е н н о г о н а с т о я щ е -

г о б е з к а к и х - л и б о с у щ е с т в е н н ы х к а ч е с т в е н н ы х п е р е м е н (Рабочая книга по прогнозированию, 1982).

То, какие аспекты действительности будут выбираться в каче- стве «переносимой в будущее» структуры, в значительной степени определяется предпочтениями, личным опытом, переживаниями человека. Как полагает Д.Дернер в этом случае: «Центральную роль в прогнозе будущего играют те аспекты настоящего, которые в на- стоящий момент очень злят, тревожат, смущают или радуют» (Дер-


нер, 1997, с.126). Дернер назвал это явление текущей экстраполя-

цией.

Рассмотрим следующий пример. В своем главном произведении «Закат Ев- ропы», вышедшем в начале прошлого века, немецкий философ О. Шпенглер рису- ет довольно безрадостную картину будущего европейско-американской цивилиза- ции. Так, прогнозируя состояние науки, он склонен оценивать его как прогресси- рующую деградацию: «Я предсказываю: еще в этом столетии, веке научно- критического александринизма, большой жатвы окончательных формулировок… Точная наука идет путем утончения своих постановок вопросов и методов на- встречу самоуничтожению» (Шпенглер, 1993, с. 624). В целом, автор предполагал, что уже к 2020 году в Европе наступит эпоха варварства. С чем связан такой пес- симизм в прогнозах О.Шпенглера? Ответ на этот вопрос можно найти, рассмотрев общее отношение автора к действительности. В одном из своих писем он говорит:

«Когда я рассматриваю свою жизнь, мне бросается в глаза одно единственное чув- ство, господствовавшее буквально над всем: страх, с т р а х п е р е д б у - д у щ и м (выделено мною – А.Ф.), страх перед родными, страх перед людьми, перед сном, перед всякого рода ведомствами, перед грозой, перед войной, страх,

страх» (там же, с. 30). Таким образом, глобальное чувство страха, который испы- тывал О.Шпенглер перед окружающим миром, определило его прогнозы будуще- го. Здесь текущая экстраполяция выступила как своеобразная проекция чувств и переживаний философа на его предсказания.

Кроме того, следует указать на такую особенность прогнози- рования, которую можно обозначить как эго-экстраполяция. Она характеризуется тем, что человек рассматривает будущие события как бы сквозь призму собственных ощущений, переживаний, пред- ставлений, потребностей. В этом случае субъект сосредотачивается не столько на описании объективного хода событий, сколько на том, какое влияние эти события окажут на него самого, его жизнь. Для людей, использующих подобную стратегию прогнозирования, характерны своеобразные «я-высказывания». Так, в ответ на вопрос о том, как могла бы измениться жизнь людей после изобретения оружия, влияющего на психику (т.н. психотронного оружия), такой человек может ответить, например, следующее: «Это было бы ужасно! Я бы наверно сошел с ума от страха!»

Вторая особая стратегия прогнозирования – это конструк- тивная экстраполяция (Савин, 2004). Она заключается в том, что прогноз строится в соответствии с заданными условиями. Она осу- ществляется на основе выявления существенных характеристик (элементов и связей между ними) объекта прогноза. Объект рас- сматривается не изолированно, а включается в связи с другими объ- ектами системы. Это дает более адекватную картину будущего.


Известный американский футуролог А. Тоффлер в своей работе «Футуро-

шок» проанализироавал состояние постиндустриальной цивилизации (Тоффлер,

1997)3 . Он пришел к выводу, что современное состояние технологически развитых обществ характеризуется чрезвычайно высокой быстротечностью, резким увели- чением темпа жизни людей. Такая быстротечность жизни (или трансенция) касает- ся самых разных аспектов существования человека: отношений с другими людьми, отношений к вещам, идеям и даже к тому месту, где он живет. Например, во вто- рой половине ХХ столетия значительно изменилось отношение людей к предметам быта. Люди прошлого были ориентированы, как считает Тоффлер, на м н о г о -

р а з о в о е и д о л г о в р е м е н н о е использование вещей: посуды, инст- рументов, одежды и т.д. Многие из таких вещей раньше бережно хранились и пе- редавались по наследству. Теперь, согласно Тоффлеру, наступила эра одноразовых вещей. Быстротечность жизни заставляет человека пользоваться недолговечными и даже одноразовыми предметами (пластиковая посуда, бумажная одежда, однора- зовая тара для продуктов и т.п.). Более четверти века назад Тоффлер полагал, что эта тенденция получит свое дальнейшее развитие, и во многом оказался прав. Сей- час, например, никого не удивляет, что существуют одноразовые сотовые телефо- ны, т.е. устройства гораздо более сложные, чем пластиковая тарелка. Таким обра- зом, верно уловив суть настоящего, Тоффлеру удалось адекватно обрисовать чер- ты будущего. Это пример конструктивной экстраполяции.

В то же время следует указать, что стремление использовать стратегию конструктивной экстраполяции не означает автоматиче- ски верных прогнозов. Конечно, данная стратегия с большей веро- ятностью может привести к успеху в познании будущего, но и она имеет свои ограничения. Трудность ее осуществления в том, что часто очень сложно обнаружить, выявить существенные признаки настоящего состояния динамической системы, отделить их от не- значительных, как бы маскирующих подлинные проблемы деталей. Здесь обнаруживается тесная взаимосвязь прогнозирования с каче- ством модели, которую построил специалист, и, следовательно, с другими этапами его мышления.

Теперь рассмотрим о ш и б к и , которые склонны допускать люди, делающие прогнозы. Первая ошибка, которую мы рассмот- рим, – это недооценка динамики развития событий. Ее, по- видимому, допускают люди, склонные к структурной экстраполя- ции. Они, как правило, недооценивают динамику событий от на- стоящего к будущему. Дело в том, что развитие многих процессов или явлений отвечает не линейной (как это представляется в струк- турной экстраполяции), а экспоненциальной зависимости.

 

3 Публикация первого издания книги относится к началу семидесятых годов про- шлого столетия. Поэтому прогнозы автора представляются довольно интересными по прошествии тридцати лет.


Характеризуя эти отличия, Д.Дернер приводит следующий пример. Испы- туемым была предложена такая задача. «Руководство небольшого тракторного завода считает, что 6% ежегодного прироста производства необходимо для обес- печения нормального существования предприятия на долгие годы. Оцените, не прибегая к детальным вычислениям, сколько тракторов должен выпустить завод в

1990, 2020, 2050 и 2080 годах исходя из 6% роста производства, если в 1976 году было выпущено 1000 тракторов». Оценивая усредненные данные испытуемых, исследователи обнаружили, что последние с и л ь н о н е д о о ц е н и в а ю т необходимый рост производства.

Причиной неверных прогнозов испытуемых в этом опыте стало то обстоятельство, что они представляли себе динамику про- изводства приблизительно так, как это показано на диаграмме. На ней по оси абсцисс отложено количество лет, на которое строились прогнозы, а по оси ординат – число продукции на 100000 тысяч на- селения (см. рис. 12). Нижняя зависимость (она обозначена ромби- ками) – результат предсказания испытуемых. Как видно, испытуе- мые прогнозировали линейный рост производства. Фактическая ди- намика (она обозначена квадратиками) сильно отличается от их прогнозов и представляет собой экспоненциальный рост.

 

Рис. 12. Диаграмма прогноза испытуемых и реально необ-


ходимого уровня производства.

 

 

2,5

 

 

1,5

 

 

0,5

 


0

 

 

Другая ошибка прогнозирования – давление центральной идеи. В ее основе, по мнению Д.Дернера, лежат уже известные нам по предыдущему обсуждению редуцирующие гипотезы (см. главу

5).


В этом случае человек делает один фактор «определяющим», а все остальные как бы «привязывает» к нему. Надо полагать, что эта ошибка встречается у людей, склонных к текущей экстраполя- ции. Ведь стремление сделать единственную идею центром прогно- за, как правило, связано с тем, что эта идея нам хорошо знакома и очень нас волнует. В этом случае картина будущего может сущест- венно обедняться.

Дернер указывает, что в одной из публикаций, где содержатся прогнозы

будущего мироустройства, все определяется только двумя факторами: террориз- мом или энергетическим обеспечением человечества. Обратите внимание на рас- суждения некоторых специалистов, делающих прогнозы. В их устах терроризм выступает практически единственной важной проблемой, которую нужно решать людям в будущем. Другой пример, когда будущее описывается исключительно с точки зрения развития компьютерных технологий. Им подчинено буквально все: и производство, и досуг, и человеческое общение, и даже сама природа человека. Чего стоят уверения ряда «предсказателей» о сращении человека и компьютера и формировании людей (людей?) принципиально нового типа. В действительности к а р т и н а б у д у щ е г о о п р е д е л я е т с я м н о г и м и п а р а л -

л е л ь н о д е й с т в у ю щ и м и ф а к т о р а м и . В этом смысле довольно трудно оценить, например, что важнее: бурное развитие компьютерной техники, достижения в области генетики или открытие управляемого термоядерного синте- за.

Третья ошибка заключается в однолинейности прогнозов. В этом случае человек, который строит прогноз, полагает, что разви- тие все время происходит в одном направлении: или в сторону уве- личения чего-либо, или в сторону его уменьшения. На самом деле развитие событий может в значительной степени менять свое на- правление.

Прогнозы развития экономики России в первой половине 1998 года, сде-

ланные рядом экономистов и политиков, были довольно оптимистичны. В преды- дущие несколько лет наблюдалась стабилизация экономического развития. То же предполагалось и в будущем. Вспомним заявление главы государства летом 1998 года: «Падения рубля не будет!». Почти сразу за этим заявлением последовал крах российской валюты и резкое снижение жизни граждан.

Неожиданные повороты в развитии системы кажутся таковы- ми только внешне. Они всегда имеют свои причины. Это хорошо видно на примере развития экологических, биологических, эконо- мических и других сложных систем. Каждая из них обладает, что называется, определенным «з а п а с о м п р о ч н о с т и », т.е. может до некоторых пор сопротивляться негативным воздействиям, сглаживать их. Так, если предприятие загрязняет окружающую сре- ду, то экологическая катастрофа может наступить далеко не сразу, а


по прошествии подчас довольно длительного времени. Вначале сис- тема еще способна компенсировать факторы, отягощающие ее функционирование, но в какой-то момент наступает кризис. Нели- нейность в развитии ситуации обозначает для практика важный вы- вод: прогноз такого рода изменений возможен только при учете су- щественных характеристик и связей системы. Его основой является качественно построенная модель системы (см. предыдущую главу).

Четвертая ошибка – недоучет сдерживающих тенденций. Ее суть в том, что человек слишком оптимистично оценивает динами- ку развития, не принимая во внимание факторы, которые могут его задержать.

Д.Дернер приводит следующий пример. В 1957 году извест-

ный психолог, экономист и программист Г.Саймон (он стал лауреа- том Нобелевской премии по экономике в 1978) утверждал, что в течение следующего десятилетия компьютер станет чемпионом ми- ра по шахматам. На самом деле этого не произошло и в течение почти 50 лет.

Матч, состоявшийся в 2002 году, с участием В.Крамника и компьютерной

программы «Deep Fritz» показал, что хотя программа может обыгрывать дейст- вующего чемпиона мира, но пока не может одержать над ним уверенную победу. Первая встреча, как известно, закончилась вничью. На последней встрече в 2006 году победила программа. Но это произошло вовсе не через десять лет, а через полвека от даты прогноза.

Откуда берется такая переоценка «скорости превращения воз- можного в действительное»? Можно полагать, что при построении прогноза человек не учитывает сдерживающие факторы, когда ви- дит общую перспективу развития, но не замечает деталей. А они порой весьма существенны!

Например, сегодня высказывается масса заявлений о том, что в недалеком

будущем человек получит возможность «соединения» с компьютером. Однако, такие прогнозы представляются малоубедительными. Сегодня ученые далеко не так хорошо, как хотелось бы этим «прогнозистам», знают то, как мозговые процес- сы (а ведь именно к мозгу собираются подключать компьютер) связаны с психикой человека. Пожалуй, еще меньше они знают то, как устроен внутренний мир чело- века. Много говорится о создании искуственного разума как своеобразного «кос- тыля» для разума естественого. Но ведь чтобы построить такой разум, надо знать, как устроен настоящий. При этом существуют десятки различных теорий интел- лекта, и ни одна из них не берется объяснить человеческий разум в полном объеме. Еще соображения. Конечно, «соединение» человека и компьютера это сложный процесс, который потребовал бы многочисленных предварительных эксперимен- тов. Кто будет в них участвовать? Много ли найдется добровольцев, желающих рискнуть своим умом, памятью, личностью? Ведь последствия в случае неудачи


непредсказуемы. А есть еще этический аспект этой проблемы. Насколько вообще морально оправдано такое соединение? Не останется ли оно под запретом как кло- нирование человека. Да и захотят ли люди пользоваться этим достижением. Одно дело заменить орган тела или поставить протез вместо утраченной конечности, и совсем другое – иметь в голове некое «чужеродное» устройство прямо и непосред- ственно влияющее на образ мыслей. Страх перед таким изобретением может заста- вить людей отказаться от его сомнительной пользы.

Наконец, существует целый класс ошибок прогнозирования, которые заключаются в некорректном вынесении вероятностных суждений.

Любое событие, которое может наступить в будущем (будь то получение запланированной прибыли, выполнение сослуживцем данного ему поручения, наступление подходящих обстоятельств для достижения цели и т.п.), никогда не совершается с абсолютной определенностью. Это означает, что, решая профессиональные за- дачи, специалист всегда имеет дело с некоторой вероятностью тех или иных явлений, ситуаций. Неопределенность будущих событий предполагает, что профессионалу необходимо адекватно оценивать вероятность событий и эта оценка – есть важный компонент его умения эффективно прогнозировать.

Из главы 6 мы уже знаем, что для сокращения поиска реше-

ния задачи людьми нередко используются приемы, называемые эв- ристиками. В то же время не следует забывать, что использование подобных правил еще не гарантирует стопроцентного успеха. Про- должая пример с определением расстояния до объекта, приведен- ный в той же главе, заметим, что люди могут и переоценить дистан- цию, разглядывая объект при плохой видимости или недооценить ее при очень хорошей погоде. Таким образом, эвристика – это своеоб- разная «палка о двух концах» и при всей своей привлекательности, она, нередко становится источником ошибок в мышлении. Психо- логи Д.Канеман и А.Тверски выделили три вида эвристик4 , которые люди регулярно используют в построении прогнозов и которые приводят к ошибкам в предвидении будущего (Канеман, Словик, Тверски, 2005)5 .

 

 

4 В.Ф.Спиридонов называет их «минус-эвристиками», указывая тем самым на их отрицательную роль в решении задач на вынесение вероятностных суждений (Спиридонов, 2006).

5 Это исследования оказались настолько значимыми, что в 2002 году Дэниэл Кане-

ман был удостоен Нобелевской премии за свои работы в области принятия реше-

ний.


В прогнозировании будущего людям часто приходится отве- чать на вопросы типа: «какова вероятность того, что объект А при- надлежит к классу В?» или «какова вероятность, что процесс В при- ведет к событию А?» В этом случае человек прибегает к эвристике репрезентативности. Суть ее в том, что человек судит о вероятно- сти событий и связи между ними на основе собственной субъектив- ной убежденности в степени их сходства. Проблема в том, что эти убеждения (познавательные стереотипы) часто не соответствуют действительности, и человек приписывает будущим событиям слишком большую или малую вероятность, чем это есть на самом деле.

В качестве примера приведем относительно несложное, но очень показа-

тельное исследование Д.Канемана и А.Тверски. Испытуемым предлагалось описа- ние женщины и задавался вопрос: «Линде 31 год. Она не замужем, открытая и очень красивая. Училась на философском факультете. Будучи студенткой, она интересовалась проблемами дискриминации и социальной справедливости, участ- вовала в демонстрациях против ядерного вооружения. Пожалуйста, выберите наи- более вероятный вариант ответа: 1) Линда – банковская служащая; 2) Линда бан- ковская служащая и активная участница феминистского движения». Прежде чем читать дальше, предложите свой ответ.

Оказывается, что 9 из 10 испытуемых выбирают второй ответ, который не является верным. Почему? Потому что общее число всех девушек с подобным описанием и служащих в банке (неважно являются они феминистками или нет), конечно, больше, чем только феминисток. Поэтому первый ответ более вероятен. Люди ошибаются потому, что такое описание очень подходит под их стереотип девушки-феминистки и поэтому кажется им более вероятным.

Эвристика репрезентативности проявляется в разнообразных ошибках прогнозирования. Одна из них – это н е д о с т а т о ч - н ы й у ч е т б а з о в о г о у р о в н я в е р о я т н о с т и .

В другом эксперименте Канеман и Тверски предлагали испытуемым 100 описаний мужчин типа: «Дик – 30-летний мужчина. Женат, еще не имеет детей. Очень способный и мотивированный сотрудник, подает большие надежды. Поль- зуется признанием коллег» (там же, С. 19). Испытуемый, выбрав любое из ста нау- гад, должен был вынести вероятностное суждение о том, кто такой Дик, адвокат или инженер. Предварительно испытуемым сообщалось, что 30 из этих людей – адвокаты, а 70 – инженеры. Казалось бы, что испытуемые уверенно оценят вероят- ность как 3 к 7. Ничего подобного! Выяснилось, что испытуемые грубо игнориро- вали предварительные сведения о распределении инженеров и адвокатов в группе (базовый уровень вероятности) и выносили свои суждения на основе данных им малоинформативных описаний. Они оценивали вероятность как приблизительно 5 к 5 или «половина инженеров, половина адвокатов». И в этом случае они ориенти- ровались не на объективную вероятность события (а ведь она фактически сообща- лась им заранее!), а на собственные субъективные представления о том, какому


типу профессии соответствует описание. Интересно, что когда испытуемых просто просили оценить вероятность, не давая описаний, они давали правильные ответы.

Еще один случай использования репрезентативности в жизни

- о ш и б о ч н а я к о н ц е п ц и я ш а н с а . Она заключается в том, что люди неверно оценивают последовательность равноверо- ятных событий, когда эта последовательность относительно не- большая. Разберем и этот случай на примере.

Оцените, какая последовательность смены орла и решки при подбрасыва-

нии монеты более вероятна: О-Р-О-Р-Р-О или О-О-О-Р-Р-Р или О-О-О-О-Р-О? На первый взгляд, кажется, что первая, ведь она так естественна. Мы ожидаем, что равное распределение вероятности выпадения сторон монетки, которое справедли- во для большой серии подбрасываний (глобальной последовательности) будет справедливым и для небольшой серии подбрасываний (локальной последователь- ности). Но как показывают специальные исследования, небольшие последователь- ности могут сильно отличаться от наших ожиданий, и второе и третье сочетания орлов и решек также вероятны как и первое. Только в большой последовательно- сти шансы усредняются, и тогда общая картина соответствует первому варианту.

Эта, казалось бы, абстрактная задачка объясняет многие очень неприятные вещи, случающиеся с людьми в жизни. Вера человека в то, что шанс регулируется сам собою, порождает феномен, который Канеман и Тверски назвали ошибкой игрока в казино. Вот как пи- шут об этой ошибке сами авторы: «Видя, что красные слишком час- то выпадают на колесе рулетки, например, большинство людей, ошибочно полагает, что скорее, всего, теперь должно выпасть чер- ное, потому что выпадение черного завершит более репрезентатив- ную последовательность, чем выпадение еще одного красного. Шанс обычно рассматривается как саморегулирующийся процесс, в котором отклонение в одном направлении приводит к отклонению в противоположном направлении с целью восстановления равнове- сия. На самом деле отклонения не исправляются, в просто «раство- ряются» по мере протекания случайного процесса» (там же, с.21-

22).

Сходным образом этот вариант эвристики репрезентативно- сти может проявляться и в прогнозах практика. Например, не очень успешный специалист вместо того, чтобы проанализировать причи- ны своих неудач и предпринять нужные меры, будет терпеливо до- жидаться, когда же, наконец, и к нему удача проявит благосклон- ность.

Следующая закономерность, которую почти не учитывают люди, делая прогнозы на будущее – регресс к среднему. Этот стати- стический феномен был обнаружен более 100 лет тому назад


Ф.Гальтоном и заключается в том, что высокие или низкие резуль-

таты заменяются более близкими к средним.

И снова пример. Представим, что группа людей прошла профессиональную аттестацию при помощи специального теста. Допустим, что мы отобрали из них 10 человек, которые были аттестованы наиболее высоко. Если мы снова дадим им пройти аналогичный тест, то результаты будут для нас разочаровывающими. Ока- жется, что эти люди покажут более низкие результаты. И наоборот, если бы мы отобрали людей с низкими показателями в первой серии, то во второй они бы про- демонстрировали на удивление более высокие результаты. Фундаментальный вы- вод, стоящий за этим феноменом: вслед за выдающимся успехом, неизбежно должны следовать средние обычные достижения, также низкие результаты (если они вызваны случайными событиями) сменятся средними.

В обычной жизни люди постоянно сталкиваются с этим явле- нием, но редко его замечают. Причина этого, как считают Канеман и Тверски, в том, что люди сильно переоценивают значение началь- ных данных в цепи показателей. Человек неосознанно полагает, что прогнозируемый результат должен максимально представлять входные данные, то есть быть репрезентативным по отношению к ним.

Эта ошибка имеет серьезные практические последствия. Канеман и Тверски

приводят собственные наблюдения за тем как применяется поощрение и наказание в обучении молодых летчиков. По мнению пилотов-инструкторов они столкнулись со странным явлением, когда похвала начинающего летчика за удачное приземле- ние приводит к ухудшению следующей попытки посадить самолет. Напротив, по- сле наказания за неудачную посадку, начинающие летчики обычно лучше справ- лялись с заданием посадить машину. На этом основании пилоты-инструкторы сде- лали вывод, что словесные поощрения вредны для обучения, а выговоры приносят пользу. Этот психологически несостоятельный подход к обучению возник именно из-за неучтенной регрессии к среднему.

Нередко пренебрежение регрессией к среднему приводит к неправильным оценкам самых разных событий. Внезапный рост преступности, эпидемий или банкротств, резкое падение цен или продаж, большее, чем обычно, количество осадков или жарких солнечных дней, недостаток олимпийских чемпионов на меж- дународных соревнованиях, все эти события кажутся гораздо значительнее, неред- ко расцениваются как «системный кризис», хотя в действительности носят вре- менный характер.

Оценивая частоту событий или вероятность их наступления, мы нередко строим свои прогнозы на основе легкости, с которой вспоминаются подходящие примеры аналогичных событий из на- шего личного опыта. Например, можно оценивать вероятность рис- ка сердечного приступа среди людей среднего возраста, вспоминая такие случаи среди своих знакомых. Подобное правило, упрощаю- щее осмысление событий будущего, получило название эвристики


доступности. Согласно этому правилу более вероятным признается событие, которое более распространено, вызывает большую эмо- циональную реакцию, которое легче приходит на ум.

Обычно этот вид эвристики работает довольно хорошо, по- скольку легче вспоминаются более распространенные и, следова- тельно, более вероятные события. Однако, как и при использовании любой эвристики, бывают случаи, когда это правило теряет силу, что порождает ошибочные прогнозы.

Так, если спросить жителя города: «От чего умирает больше людей – от

диабета или убийств?» - то скорее всего получим второй вариант ответа. Такая

«очевидность» убийств как причины смерти людей в сознании городского жителя возникает под влиянием средств массовой информации. Каждый день человек чи- тает в газетах, видит по телевизору сообщения об убийствах и ему действительно начинает казаться, что убийства – основная причина смертей. Мысль о том, что причины большинства смертей связаны с убийствами, гораздо легче приходит на ум, чем диабет. В действительности подобная очевидность того или иного процес- са, явления, а главное их причин, скорее вводит человека в заблуждение.

Наконец, еще одно правило, сокращающее мыслительный по- иск прогноза, называется эвристикой «привязки». Оно состоит в том, что люди делают оценки будущего, опираясь на некоторые ис- ходные произвольно выбранные величины. Эти своеобразные от- правные точки прогноза могут быть получены человеком на стадии формулировки проблемы и оказывают существенное влияние на его содержание.

Д.Канеманом и А.Тверски был проведен эксперимент, демонстрирующий

эффект «привязки». В нем испытуемых просили оценить различные величины, выраженные в процентах. Например, давалось задание оценить процент африкан- ских стран, входящих в ООН. Предварительно им в случайном порядке предлага- лись некоторые значения, относительно которых они должны были высказывать свои оценки. Так, в одном случае человека спрашивали: «Какой процент составля- ют африканские страны в ООН, он больше или меньше 65%?». В другом случае в качестве отправной точки прогноза фигурировала цифра в 10%. Оказалось, что в этих двух случаях прогнозы испытуемых «привязывались» к этой исходной вели- чине. В первой группе средняя оценка количества стран равнялась 45%, в во вто- рой - только 25%.

Впоследствии этот эффект был обнаружен в самых разнообразных оценках: количества работающих матерей с детьми до 5 лет, пропорции иранцев, испове- дующих ислам, оценке женщин - профессоров химии, сериалов, передаваемых по телевидению. В других исследованиях обнаружилось, что эффект «привязки» мо- жет влиять на то, как люди оценивают проделанную ими работу, а эти оценки в свою очередь влияют на их упорство в решении задач (Плаус С., 1998).

Эта часть рассуждений о проблемах прогнозирования буду-

щего представляется очень важной для профессионала. Ему следует


помнить о склонности людей использовать эвристики при прогно- зировании и стараться корректировать собственные прогнозы на основе этого знания.

 

Вопросы и задания для самоконтроля.

 

1. Почему астрология не может считаться научной дис-

циплиной?

2. Дайте определение прогностики и ее ключевых поня-

тий.

3. Приведите примеры, иллюстрирующие различные ви-

ды стратегий прогнозирования.

4. Как Вы думаете, недооценка каких сдерживающих факторов привела Г.Саймона к слишком оптимистичным прогнозам относительно победы в искусственного интеллек- та над человеческим в шахматной игре?

5. Что такое эвристика репрезентативности, и каковы последствия ее использования в построении прогнозов?

6. Приведите примеры ошибочных прогнозов, сделан-

ных в результате использования эвристики доступности и

«привязки».

 





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...