Главная Обратная связь

Дисциплины:






Случаи из терапевтическойпрактики. Где-то через несколько месяцев Джен открыто предло- жила Биллу переспать с ней, о чем терапевты узнали любо- пытным образом



Где-то через несколько месяцев Джен открыто предло-
жила Биллу переспать с ней, о чем терапевты узнали любо-
пытным образом. Однажды Билл и Джен приехали в ком-
нату, где проводилась терапия, раньше всех, разговори-
лись, и Джен пригласила Билла к себе, чтобы посмотреть
порнографические фильмы, которые она недавно приобре-
ла. Исследователи, которые вели наблюдение за группой
через одностороннее зеркальное стекло, тоже приехали
рано, поэтому смогли подслушать предложение и сообщи-
ли об этом терапевтам после собрания. Терапевты, ощущая
себя крайне некомфортно в роли Старших Братьев, выне-
сли этот случай на обсуждение во время следующей встречи
и добились только того, что Билл и Джен принялись отри-
цать, что имело место приглашение сексуального характе-
ра. Обсуждение закончилось тем, что разъяренная Джен
хлопнула дверью посреди собрания. В последующие недели
она и Билл встречались после каждого собрания на авто-
стоянке для долгих разговоров и объятий. Джен все-таки
оповестила группу о происходящем, чем навлекла на себя
гнев Билла, который счел это предательством. В конце кон-
цов Билл сделал открытое предложение Джен, которая на
основе проведенной в группе работы решила, что это идет
вразрез с ее основными интересами. Впервые она сказала
«нет» привлекательному, заботливому, внимательному
мужчине и получила поддержку своей позиции от группы.

(Мне вспомнилась история, рассказанная мне Викто-
ром Франклом, о пациенте, которого он консультировал
накануне свадьбы. Этому мужчине предложила себя пора-
зительно красивая женщина, лучшая подруга его невесты,
и он не мог от этого отказаться. Когда еще подвернется
такая возможность? Он утверждал, что эта возможность
была уникальной, одной из тех, что выпадают раз в жизни!
Доктор Франкл весьма изящно обратил его внимание на то,
что он в самом деле имеет уникальную возможность и в
самом деле такая возможность ему никогда больше не пред-


Ирвинг Ялом

ставится. Это возможность сказать «нет» ради ответствен-
ности перед самим собой и своей избранницей!)

Тем временем жизнь в группе становилась для Билла
все более сложной. Он добивался не только Джен, но и
Кэрри, которая пришла в группу вместе с Джен. По окон-
чании каждого собрания он сражался с головоломкой: как
ему покинуть собрание группы с обеими женщинами одно-
временно. Поначалу Джен и Кэрри были очень близки,
чуть ли не прижимались друг к другу, чтобы поддержать
себя, вступая в чисто мужскую группу. Биллу было выгодно
разлучить их, и он придумал несколько способов для этого.
Билл не только действовал в соответствии с принципом
«разделяй и соблазняй», но и испытывал удовольствие от
самого процесса разлучения. У него был большой опыт в
разлучении и соблазнении соседок по комнате и до этого —
в приложении усилий для того, чтобы вклиниться между
матерью и сестрой.



Кэрри, с помощью длительного терапевтического кур-
са, преодолела период промискуитета, такого же, как и у
Джен. Она отчаянно стремилась получить помощь, была
более верна терапии и отношениям со своим партнером.
Следовательно, она не стремилась к сексуальным отноше-
ниям с Биллом. Но по мере продвижения группы вперед
она сильно привязалась к нему и решила, что если он не до-
станется ей, то пусть не достанется и Джен. Однажды во
время сеанса Кэрри совершенно неожиданно объявила, что
через три недели выходит замуж и приглашает всю группу
на свадьбу. Она описала своего будущего мужа как доволь-
но пассивного, цепляющегося за нее, ни на что не годного
бездельника. Только много месяцев спустя группа узнала,
что он был талантливым математиком, которого наперебой
приглашали читать лекции в ведущих университетах. Та-
ким образом, и Кэрри стремилась больше к получению вто-
ричного удовлетворения, чем к своей основной цели. Ста-
раясь поддержать заинтересованность Билла и составить
достойную конкуренцию Джен, она представила в ложном

Случаи из терапевтической практики

свете свои отношения с другим мужчиной, принижая их се-
рьезность, пока свадьба не заставила ее открыть свои кар-
ты. Даже тогда она смошенничала, представив своего мужа
в невыгодном свете, чтобы поддержать надежды Билла на
то, что у него все еще есть возможность вступить с ней в лю -
бовную связь. Таким образом, Кэрри пожертвовала воз-
можностью поработать над своими отношениями с жени-
хом — одной из наиболее неотложных проблем, ради реше-
ния которых она и нуждалась в терапии.

После нескольких месяцев пребывания в группе Джен
и Билл решили вопрос насчет сексуальных отношений и
оповестили группу о своем любовном свидании, произо-
шедшем двумя неделями раньше. На что получили сильную
реакцию группы. Две женщины (вторая к этому времени
уже присоединилась к группе) были в ярости. Кэрри тайно
переживала то, что Билл отверг ее, но в группе она выража-
ла гнев из-за угрозы целостности группы. Новая пациент-
ка, у которой были отношения с похожим на Билла мужчи-
ной, была солидарна с подругой Билла. Некоторые мужчи-
ны принимали косвенное участие. Они воспринимали
Джен как сексуальный объект и «болели» за Билла. Один из
них сказал (и по мере того, как время шло, это мнение слы-
шалось все чаще), что хочет, чтобы Билл поторопился и,
наконец, переспал с ней, тогда они смогут поговорить о
чем-нибудь еще на собраниях группы. Он был тревожным,
не уверенным в себе человеком, у которого полностью от-
сутствовал какой бы то ни было опыт гетеросексуальных
отношений. Его сексуальное поведение в группе было, как
он выражался, настолько определено его сексуальной ори-
ентацией, что он просто не мог вести себя по-другому. Роб,
еще один из мужчин, тихо мечтал, чтобы гетеросексуаль-
ные пристрастия в группе были более разнообразны. Его
все сильнее беспокоили навязчивые идеи гомосексуально-
го характера, но несмотря на это, он в течение нескольких
недель откладывал обсуждение своей проблемы в группе,
так как полагал, что остальные пациенты не смогут понять


Ирвинг Ялом

его потребности и люди, которые так высоко ценят гетеро-
сексуальность, перестанут его уважать. Однако он все-таки
согласился обсудить эту проблему, что принесло ему неко-
торое облегчение. (Важно отметить, что Билл, за исключе-
нием советов и сочувствия, обращал на Роба очень мало
внимания. Месяцев через десять, когда Роб уже покинул
группу, а связь Билл — Джен была проработана, Билл рас-
сказал о своих собственных гомосексуальных отношениях
и фантазиях. Если бы Билл, вызывавший у Роба восхище-
ние, поделился этими сведениями в нужное время, это
принесло бы Робу значительную пользу. Но тогда Билл не
рассказал ничего такого, что могло бы помешать проведе-
нию кампании по соблазнению Джен, — еще один пример
того, как вторичное удовлетворение снижает эффектив-
ность группы.)

После того как началась их любовная связь, отношения
между Биллом и Джен стали еще менее доступны для тща-
тельного изучения в группе и терапевтической работы с
ними. Они начали говорить о себе «МЫ» и оставались глу-
хими ко всем увещеваниям терапевта и остальных членов
группы изучить себя через анализ своего поведения. Снача-
ла трудно было понять, что связывало эту пару, кроме силь-
ной страсти. Терапевты знали, что самооценка Джен зави-
сит от мнения других людей. Она считала, что для того,
чтобы окружающие продолжали ею интересоваться, она
должна дарить им подарки — особенно сексуального плана.
Вдобавок здесь присутствовал и аспект мести: она одержи-
вала победу над значимыми мужчинами раньше, чем они
над ней (над деканом факультета, а до этого — над собст-
венным отцом), совращая их. Судя по всему, Джен чувство-
вала себя беспомощной перед терапевтами. Ее основной
способ взаимодействия с людьми — секс — не давал ей ни-
какой власти над ними, но оставалась возможность одер-
жать косвенную победу, используя Билла в качестве по-
средника. Много позже мы узнали, как они веселились в
постели, смакуя мысль о том, как они свалят все это на те-

Случаи из терапевтической практики

рапевтов. Билл не только воспользовался в группе своим
способом переведения отношений в сексуальный план и,
как обычно, попытался удостовериться в своей власти
через очередное совращение, но и обнаружил, что его особо
привлекает возможность эдиповой власти — увести жен-
щину у лидера.

Таким образом, Билл и Джен продемонстрировали в
группе движущие ими силы и обновили свое социальное
окружение. Нарциссизм и неискреннее отношение Билла к
Джен получили ясное выражение. Он часто намекал на то,
что его отношения с девушкой, с которой он жил, порти-
лись, чем позволял Джен питать надежду на возможность
их брака. Намеки Билла падали на плодородную почву —
огромную склонность Джен к самообману: она одна из всей
группы была уверена в том, что этот брак действительно
возможен. Когда остальные пытались помочь ей уловить
основной смысл речей Билла — то, что она ему не нужна, —
она обижалась и злилась. Мало-помалу из-за диссонанса
между заявлениями Билла и тем, как группа интерпретиро-
вала его намерения, и дискомфорта (его следствия) Джен
решила покинуть группу. Терапевты напомнили Джен о
ценном предостережении, полученном ею еще до вступле-
ния в группу. Если она бросит терапию, то все произошед-
шее в группе сойдет на нет. У нее был богатый опыт недол-
гих и бесполезных взаимоотношений, группа предоставила
ей уникальную возможность — возможность сохранить от-
ношения и проиграть спектакль от начала до конца. Джен
решила остаться, возможно, для того, чтобы доказать тера-
певту, что он не прав, а может, у нее на то были еще какие-
нибудь личные причины.

Отношения Билла и Джен были закрытой системой:

никто из членов группы не обладал какой-либо значимой
информацией на эту тему, разве что Билл пытался сохра-
нить эротическую связь с Кэрри (как он выразился, «чтобы
сохранить мой счет в банке»). Между Кэрри и Джен не ос-
лабевала настолько острая вражда, что каждая вынашивала


ИрвингЯлом

идею убийства соперницы. (Когда Кэрри выходила замуж,
она пригласила на свадьбу всех членов группы, за исключе-
нием Джен. Только бойкот заставил ее выжать из себя ледя-
ное приглашение и для Джен.) До появления Джен отно-
шения между Биллом и терапевтами имели для последнего
большое значение. В первые месяцы романа с Джен он, ка-
залось, вообще забыл об их существовании. Однако посте-
пенно эти отношения снова приобрели важное значение.
Однажды, например, он рассказал сон, в котором терапев-
ты перевели всех членов группы, кроме него, в продвину-;

тую усовершенствованную группу. Его, Билла, отослали в
начальную группу для отстающих. ;

Отношения Билла и Джен поглощали огромное коли- ;

чество энергии группы. Было проработано сравнительно L
небольшое количество тем, не имеющих отношения к ним, •
но все члены группы работали над своими личными про-
блемами, связанными с темой интимных отношений, на-
пример, секс, ревность, зависть, страх соперничества и бес-
покойство по поводу своей внешней привлекательности.
В группе наблюдался стабильно высокий уровень эмоцио-
нального напряжения. Посещаемость была великолепной:

на более чем тридцати собраниях — ни одного отсутствую-
щего!

Постепенно их отношения начали портиться. Джен
всегда утверждала, что все, что ей нужно от Билла, это пол-
ноценный телесный контакт; одна ночь в месяц, проведен-
ная с ним, — вот и все, что ей нужно. Теперь она начала по-
нимать, что она хочет значительно большего. Ей было тя-
жело: она потеряла работу и ее преследовали финансовые
сложности. Она перестала вести беспорядочную сексуаль-
ную жизнь, но теперь ощущала сексуальный гнет и начала
говорить себе: «Где Билл тогда, когда он действительно мне
нужен?» У нее начиналась депрессия, но вместо того, чтобы
работать над депрессией в группе, она преуменьшала ее
силу. Снова второстепенные соображения возобладали над
основными, терапевтическими, потому что она не хотела

Случаи из терапевтической практики

доставить Кэрри и остальным удовольствия знать о ее деп-
рессии: несколько месяцев назад они предупреждали ее,
что отношения с Биллом обречены на саморазрушение.

А где, в самом деле, был Билл? Этот вопрос вернул нас к
сущности терапевтической проблемы Билла — к ответст-
венности. По мере того как депрессия Джен усиливалась
(депрессия, акцентированная предрасположенностью к
аварийным ситуациям, например, автомобильная авария и
несчастный случай на кухне, в котором она получила ожо-
ги), группа поставила перед Биллом вопрос ребром: если
бы он заранее знал, чем закончится это приключение, из-
менил бы он что-нибудь? Билл сказал «нет». «Если я не по-
забочусь о своем удовольствии, то кто?» — добавил он. Ос-
тальные члены группы и присоединившаяся к ним Джен
критиковали его за потакание своим желаниям и отсутствие
ответственности перед другими. Билл обдумал этот вопрос
только для того, чтобы выдвинуть ряд разумных объясне-
ний на следующем собрании. Он не был безответственным;

он был пылким, озорным, жизнелюбивым Пер-Гюнтом.
В жизни так мало удовольствий, так почему же он не имеет
права получать их везде, где только возможно? Он настаи-
вал на том, что члены группы и терапевты, вероломно обла-
ченные в мантии ответственности, фактически пытаются
отнять у него его свободу.

Большое количество сеансов было посвящено пробле-
мам любви, свободы и ответственности. Джен все откро-
веннее противостояла Биллу. В группе она устраивала ему
встряски, допытываясь, как на самом деле он к ней отно-
сится. Он уходил от ответа, ссылаясь одновременно на
свою любовь к ней и на нежелание иметь длительные отно-
шения с какой бы то ни было женщиной. Фактически он
пришел к выводу, что его отталкивает любая женщина, ко-
торой нужны длительные отношения. Мне это напомнило
роман Камю «Падение», где было описано похожее отно-
шение к любви. Камю отображает парадокс Билла с пора-
зительной ясностью:

29 - 7230


Ирвинг Ялом

«В конце концов, нельзя сказать, что я никогда не лю-
бил. Нет, одну великую любовь я пронес через всю свою
жизнь — предметом ее был я сам... Чувственность — она и
только она воцарилась в моей жизни... Во всяком случае,
моя чувственность (если уж говорить только о ней) была во
мне так сильна, что даже ради десятиминутного любовного
приключения я отрекся бы от отца и от матери, хоть потом
и горько сожалел об этом. Да что я говорю! Главная-то пре-
лесть и была в мимолетности, в том, чтобы ничто не затяги-
валось и не имело последствий».

Для того чтобы помочь Биллу, терапевт должен был
убедить его, что последствия непременно будут.

Билл не хотел, чтобы его обвиняли в депрессии Джен.
У него были женщины в различных городах по всей стране,
которые любили его (и чья любовь возвращала ему вкус к
жизни). Биллу казалось, что эти женщины не существовали
отдельно от него. Он предпочитал думать, что они ожива-
ют, лишь когда в их жизни появляется он. И опять обра-
тимся к Камю:

«Я мог бы жить счастливо лишь при условии, если все
люди на земле или, по крайней мере, как можно больше
людей обратят на меня взоры, безграничные в привязан-
ности ко мне, избавленные от независимой жизни и гото-
вые в любую минуту откликнуться на мой призыв, короче
говоря, обреченные влачить бесцветное существование до
того дня, пока моя благосклонность не обратится к ним.
В общем, чтобы жить счастливо, мне было необходимо,
чтобы мои избранницы не жили вовсе. Они должны были
получать частички своей жизни лишь время от времени и
только по моей милости».

Джен продолжала оказывать давление на Билла. Она
рассказала ему, что есть другой мужчина, которого она се-
рьезно заинтересовала, и умоляла Билла быть с ней откро-
венным, честно сказать, что он чувствует к ней, или оста-
вить ее в покое. К этому времени Билл был уже вполне уве-
рен, что больше не желает поддерживать связь с Джен. (На
самом деле, как нам предстояло узнать позже, он постепен-

Случаи из терапевтической практики

но все больше и больше привязывался к девушке, с которой
жил.) Но он не мог сказать ей об этом. Билл начал пони-
мать, что это был довольно странный вид свободы: свобода
брать, но несвобода отказываться от полученного. (Как
писал Камю: «Поверьте мне, по крайней мере для некото-
рых людей самое трудное — не брать то, чего желаешь!») Он
требовал свободы выбора удовольствий, но теперь понял,
что не свободен в своем выборе. Его выбор неизбежно влек
за собой ухудшение мнения о себе, и чем сильнее станови-
лась его ненависть к самому себе, тем острее и настойчивее
становилась необходимость поиска сексуальных завоева-
ний, которые приносили ему лишь кратковременное облег-
чение.

Парадокс Джен был столь же очевиден. Она отдалась во
власть Билла (неизбежный парадокс), и только он мог вер-
нуть ей свободу. Терапевты поставили ее лицом к лицу с ее
отказом признать собственную свободу: почему она не мо-
жет отказать мужчине? Как могли мужчины использовать
ее как сексуальный объект, если она сама этого не хотела?
К тому же было очевидно, что она наказывает Билла неэф-
фективным, саморазрушительным способом: несчастными
случаями, депрессиями, жалобами по поводу того, что она
верила мужчине, а он предал ее и разрушил всю ее жизнь.

Долгие месяцы Билл и Джен снова и снова встречались
с этими сложностями. Время от времени они возобновляли
старые отношения, но с каждым разом все сдержанней и
меньше обманывая самих себя. Во время перерыва в работе
терапевты, чувствуя, что пришло время, устроили им при-
нудительную очную ставку. Джен опоздала на собрание и
начала жаловаться на беспорядок в своих финансовых
делах. Они с Биллом хихикали над замечанием Билла о том,
что ее безответственное отношение к деньгам делает ее еще
более привлекательной. Группа была ошеломлена замеча-
нием терапевта: Джен и Билл так отвлеченно подходят к во-
просу терапии, что он сомневается в целесообразности
продолжения ими курса терапии в группе. Джен и Билл об-
винили терапевта в чрезмерном морализировании. Джен

29'


Ирвинг Ялом

сказала, что неделями приходила в группу только ради того,
чтобы увидеться с Биллом и поговорить с ним после собра-
ния. Если он уйдет, то и она вряд ли останется. Терапевты
напомнили ей, что группа — это не дом свиданий, и ей сле-
довало бы решать более важные задачи. Билл, продолжили
терапевты, не будет играть важную роль в ее дальнейшей
жизни, и она скоро его забудет. Билл не испытывает привя-
занности к ней и сказал бы ей об этом, если был бы с ней
честен. Джен добавила, что Билл был единственным чело-
веком в группе, которому было до нее дело. Терапевт не со-
гласился с этим доводом и заявил, что такая забота может
принести ей только вред.

Билл покинул собрание в ярости на терапевтов (осо-
бенно его взбесил комментарий о том, что скоро Джен его
забудет). На следующий день он фантазировал о том, как
женится на Джен и докажет их неправоту, но, вернувшись в
группу, погрузился в серьезную работу. Так как он стано-
вился все более честным с собой, так как он лицом клицу
встретился с глубоким чувством опустошенности, которое
всегда временно заполняла женская любовь, у него нача-
лась мучительная депрессия. Джен два дня после собрания
находилась в очень подавленном состоянии, а затем смогла
принять несколько значимых для нее решений, касающих-
ся работы, денег, отношений с мужчинами и терапии.

В группе начался период продуктивной работы, кото-
рая стала еще более интенсивной, когда терапевт предста-
вил группе новую пациентку много старше остальных, ко-
торая вынесла на обсуждение множество тем, которыми
ранее пренебрегали: родители, смерть, брак, ухудшение
здоровья. Любовь Джен и Билла прошла, они начали со-
вместно с группой и терапевтами исследовать свои отноше-
ния. Билл перестал лгать — сначала Джен, потом Кэрри,
затем остальным членам группы и, наконец, себе. Джен ос-
тавалась в группе еще шесть месяцев, а Билл — весь сле-
дующий год.

Результаты этой истории для Билла »Джен оказались
ошеломляющими, несмотря на то, какими мучениями эти

Случаи из терапевтической практики

результаты были получены. В интервью через десять меся-
цев после окончания курса терапии они оба продемонстри-
ровали произошедшие с ними огромные перемены. Джен
больше не страдала от депрессии, самодеструктивного по-
ведения и неразборчивости в связях. Она вступила в самые
длительные, стабильные и приносящие удовлетворение от-
ношения с мужчиной, которые когда-либо у нее были. Ее
навязчивые идеи детоубийства исчезли (хотя они практи-
чески не упоминались во время курса терапии). Она сдела-
ла иную, по ее мнению, более стоящую профессиональную
карьеру. Билл, как только понял, что испортил отношения
со своей подругой до такой степени, что начал добиваться
на стороне того, чего на самом деле не хотел, позволил себе
испытывать более глубокие чувства и женился незадолго до
окончания курса терапии. Его беспокойство, депрессии,
мучительная неуверенность в себе и всепроникающее ощу-
щение опустошенности заменили соответствующие им
жизнеспособные противоположности.

На этих нескольких страницах невозможно подыто-
жить все важные детали терапии Джен и Билла. Несомнен-
но, их было множество, в том числе и взаимодействие с
другими членами группы и терапевтами. Развитие и прора-
ботку их внегрупповых отношений я считаю не сложнос-
тью, но необходимой частью терапии. Вряд ли у Джен была
бы причина оставаться в группе, если бы в ней не было
Билла. Вряд ли основная проблема Билла всплыла бы на
поверхность и стала доступной для проведения терапии,
если бы не Джен. Однако группе пришлось заплатить за это
высокую цену. Огромное количество группового времени и
энергии было потрачено на Джен и Билла. Остальные чле-
ны группы оставались в тени, много важных тем не было
затронуто. Но наименее вероятно, чтобы только что сфор-
мировавшаяся группа или группа, собирающаяся реже чем
два раза в неделю, смогла бы позволить себе заплатить
такую цену.


Ирвинг Ялом

Конфликт в терапевтической группе

Конфликт не может быть устранен из человеческих коллек-
тивов, будь то диады, малые группы, макрогруппы или ме-
гагруппы вроде наций или объединений наций. Если суще-
ствование конфликта отрицается или конфликт подавляет-
ся, он неизбежно проявит себя косвенно, губительными и
опасными последствиями. Несмотря на то, что конфликт
вызывает у нас негативные ассоциации (разрушение, го-
речь, война, насилие), минута размышлений вызывает в
памяти и позитивные. Конфликт приносит с собой драма-
тические события, возбуждение, перемены, способствует
развитию отдельного человека и общества в целом. Тера-
певтические группы не являются исключением. В процессе
развития группы конфликт неизбежен. Фактически его от-
сутствие свидетельствует о некотором ослаблении резуль-
тативности развития. Более того, конфликт может быть ис-
пользован в целях группы, члены которой могут различны-
ми путями получить большую пользу от конфликтных
ситуаций, при условии, что их интенсивность не будет пре-
вышать выносливость пациентов и будут установлены со-
ответствующие групповые нормы. Этот раздел будет посвя-
щен рассмотрению конфликта в терапевтической группе,
его причин, его значения и его ценности для терапии.

Существует масса причин для возникновения враждеб-
ности между членами терапевтической группы. Конфлик-
ты могут возникать на основе взаимного неуважения, кото-
рое является прямым следствием неуважения пациента к
самому себе. В самом деле, часто только через много меся-
цев пациенты становятся способны действительно слы-
шать и уважать мнения других членов группы. Они так
мало заботятся о своих интересах, что поначалу не могут
себе представить, что остальные, такие же люди, как и они
сами, могут предложить что-либо ценное.

Искажения при переносе и паратаксические искаже-

Случаи из терапевтическойпрактики

ния часто вызывают враждебные отношения между члена-
ми терапевтической группы. Пациент может реагировать
на остальных не на основе того, что они реально представ-
ляют, а на основе образа, искаженного его собственным
опытом отношений в прошлом, и актуальных социальных
потребностей и страхов. Пациенты могут видеть в других
черты значимых в их жизни личностей. Искажение, несу-
щее в себе отрицательный заряд, легко может положить на-
чало взаимной вражде.

«Реакция зеркального отражения» — это форма пара-
таксического искажения и наиболее распространенный ис-
точник вражды в терапевтических группах. В течение многих
лет люди могли подавлять какие-то черты своего характера
или желания, которых стыдились. Когда они сталкиваются
с человеком, который имеет эти самые черты характера,
они обычно избегают его или испытывают сильную, но не-
объяснимую неприязнь по отношению к нему. Этот про-
цесс может быть почти сознательным, и тогда его легко
осознать под руководством других членов группы, ноон
может быть спрятан глубоко в подсознании, и тогда осоз-
нать его можно только в результате многомесячного иссле-
дования. Например:

Один пациент, Винсент, итало-американец во втором
поколении, вырос в трущобах Бостона. Ему пришлось при-
ложить массу усилий для получения хорошего образова-
ния. Он давно уже порвал со своей родней. Найдя достой-
ное применение своему интеллекту, он был крайне осторожен
в разговоре, чтобы не допустить какого-либо упоминания о
своем происхождении. В самом деле, воспоминания о его
низком происхождении вызывали у него отвращение, и он
боялся, что его тайна будет раскрыта, что остальные смогут
видеть его насквозь, смогут увидеть то, что он сам считал
мерзким, грязным и отвратительным. В группе Винсент ис-
пытывал крайнюю неприязнь к другому пациенту, тоже
итальянцу по происхождению, который придерживался
ценностей своей этнической группы и сохранил характер-


Ирвинг Ялом

ные мимику и жестикуляцию. Исследование неприязни,
испытываемой Винсентом, привело к тому, что он смог ра-
зобраться во многих явлениях своего внутреннего мира.

Франк описал еще один похожий случай реакции двой-
ного отзеркаливания:

«...В одной группе долгое время враждовали два еврея,
один из которых выставлял напоказ свою принадлежность
к еврейской нации, а другой пытался скрыть это. Каждый
из них в конце концов осознал, что борется в лице другого с
той позицией, которую подавляет в себе самом. Воинству-
ющий еврей наконец понял, что его расстраивало то, что
быть евреем часто очень неудобно, а мужчина, пытавшийся
скрыть свое происхождение, убедился в том, что тайно ле-
леял известную гордость по этому поводу».

В группе, в которую входили психиатры, живущие и ра-
ботающие в одной из лечебниц, один из участников, Пат,
мучился над решением вопроса о переходе в другую, более
традиционно ориентированную клинику. Группа, где лиде-
ром был другой ее участник, Луи, относилась к этому труд-
ному положению без всякого сочувствия. Их возмущало,
что Пат тратит на это время группы, они осуждали его сла-
бость и нерешительность, настаивали на том, что «он дол-
жен либо повеситься, либо выбираться из этой ямы». Когда
терапевт направил группу на исследование причин их злос-
ти по отношению к Пату, динамика их отношений стала
очевидной (некоторые из них я собираюсь обсудить в 15
главе). Одна из наиболее весомых причин была открыта
Луи, который рассказал о своей собственной парализую-
щей нерешительности. За год до этого он находился в си-
туации принятия такого же решения, что и Пат, и, не спо-
собный решиться на активные действия, разрешил дилем-
му тем, что проявил пассивность и решил не принимать
никакого решения вообще, забыть о существовании этой
проблемы. Поведение Пата воскресило в памяти Луи эту
мучительную проблему, и его негодование вызвало не толь-
ко то, что Пат потревожил его спокойствие, но и то, что Пат

Случаииз терапевтической практики

проявил больше честности и мужества в борьбе с этой про-
блемой, чем он сам в свое время.

Соперничество также может стать одной из причин
конфликта, так как пациенты в группе соперничают между
собой. Они могут оспаривать право на большую долю вни-
мания терапевта, претендовать на какую-то особую роль в
группе: самого сильного, самого уважаемого, самого чуткого,
самого взволнованного или самого бедствующего пациента.

На пятидесятом собрании в группу пришла новая паци-
ентка, Джинни. Во многом она была похожа на Дугласа, па-
циента из исходного состава. Они оба были художниками, с
мистическими взглядами на жизнь, часто погруженными в
фантазии и оба слишком хорошо знакомые с содержимым
своего бессознательного. Однако между ними возникла не
взаимная симпатия, а взаимная неприязнь. Джинни сразу
же начала играть свою обычную роль в общении с людьми:

в группе она вела себя как нечто потустороннее, иррацио-
нальное и дезорганизованное. Дуглас, поняв, что его роль
самого изможденного и дезорганизованного члена группы
была узурпирована, начал реагировать на нее с меньшей
терпимостью и пониманием, чем на любого другого «нор-
мального» члена группы. Только после активной интерпре-
тации ролевого конфликта и принятия Дугласом новой
роли («самого продвинутого члена группы») было достиг-
нуто согласие между этими двумя пациентами.

Время от времени конфликты возникают на основе раз-
личия взглядов, вследствие различного жизненного опыта.
Представители различных поколений могут спорить по по-
воду проблемы наркотиков или новых сексуальных прин-
ципов. Либералы и консерваторы могут устроить горячую
дискуссию на тему гражданских прав или политических
проблем.

По мере развития группы у ее членов могут вызывать
все усиливающиеся нетерпение и злость те пациенты, ко-
торые еще не смогли усвоить нормы поведения в группе.
Например, если пациент продолжает прятаться за маской,


ИрвингЯлом

группа может терпеливо уговаривать его, переубеждать его
и в конце концов раздраженно требовать быть честным с
самим собой и с остальными членами группы.

Главной предпосылкой для того, чтобы умело спра-
виться с конфликтом, является сплоченность группы. Чле-
ны группы должны развить в себе чувство взаимного дове-
рия и уважения и понять, что группа дает эффективные
средства для удовлетворения их индивидуальных потреб-
ностей. Пациенты должны понять, что, если они хотят,
чтобы группа продолжала существовать, им необходимо
общаться. Все участники должны продолжать прямое об-
щение друг с другом, как бы раздражены они ни были. Бо-
лее того, всех нужно принимать всерьез; когда группа отно-
сится к одному из своих членов как к талисману, чьи мне-
ния и злость принимаются без сомнения, то все члены
группы, кроме терапевта, не позволяют ему получить эф-
фект от терапии. Более того, сплоченность группы была се-
рьезно скомпрометирована, так как еще один, наиболее
пассивный член группы получит все основания опасаться
подобного обращения. Сплоченная группа, члены которой
относятся друг к другу со всей серьезностью, скоро разраба-
тывает правила, которые обязывают их заходить дальше,
чем просто ругаться. Каждый член группы должен искать и
исследовать презрительные ярлыки. У него должно сфор-
мироваться стремление к возможно более глубокому само-
анализу, что поможет понять природу его враждебности и
выявить те качества окружающих, которые вызывают у
него злость. Необходимо установить групповые нормы, ко-
торые дадут возможность пациентам понять, что они при-
шли в группу для того, чтобы понять себя и других, а не для
того, чтобы нанести кому-то поражение или высмеять ос-
тальных.

Однажды член группы осознает, что остальные приня-
ли его и пытаются его понять, затем понимает, что ему ста-
новится все труднее оставаться столь же непреклонным в
своих убеждениях, у него может появиться желание иссле-

Случаи из терапевтической практики

довать прежде отрицаемые аспекты своей личности. Посте-
пенно он может прийти к мотивационному инсайту. Он на-
чинает понимать, что не все его мотивы соответствуют
тому, что он говорил о них, и что некоторые его позиции и
убеждения не совсем оправданы, как он доказывал своим
оппонентам и всему миру. Когда такой результат достиг-
нут, может случиться озарение, которое позволит пациенту
изменить свое восприятие ситуации и осознать ту баналь-
ную истину, что проблему можно рассматривать не только
с одной точки зрения.

Эмпатия имеет большое значение для решения кон-
фликта, так как способствует смягчению битвы. Часто по^
нимание прошлого играет важную роль для появления со-
чувствия. Если пациент оценивает по достоинству те мо-
менты прошлого своего оппонента, которые послужили
причиной его нынешнего состояния, позиция оппонента
не только приобретает смысл, но может оказаться даже вер-
ной для него.

Выход из конфликта может быть невозможен при нали-
чии ненаправленной или косвенной враждебности. Напри-
мер:

В одной группе пациентка начала собрание с того, что
попросила у терапевта разрешения зачитать письмо, кото-
рое она писала в связи с тем, что ей предстоял бракоразвод-
ный процесс в суде, в том числе урегулирование имущест-
венных прав и вопроса опеки над детьми. Она читала пись-
мо довольно долго, терапевт в конце концов прервал ее, и
пациенты начали обсуждать его содержание. Нападки
группы и оборонительные контратаки героини продолжа-
лись до тех пор, пока атмосфера в группе не накалилась от
раздражения. Группа не смогла продвинуться вперед в раз-
работке конструктивного образа действий, пока терапевт
совместно с группой не начал анализировать ход собрания.
Терапевт был не доволен собой из-за того, что разрешил
женщине прочитать письмо, и пациенткой, которая поста-
вила его в такое положение. Члены группы злились на тера-
певта за то, что он позволил ей прочитать письмо, и на па-


Ирвинг Ялом

циентку за то, что отняла у группы слишком много време-
ни, и за то, что вызывала фрустраиию, читая им свое пись-
мо так, будто за людей их не считала. Таким образом, злость
была перенесена с косвенной мишени — содержания пись-
ма — на терапевта и пациентку, которая его читала. Теперь
можно было приступать к решению конфликта.

Позвольте отметить, что постоянное уничтожение кон-
фликтных ситуаций не является основной целью группо-
вой терапии. Конфликты будут постоянно возникать в
группе, несмотря на успешное разрешение конфликтных
ситуаций в прошлом и на взаимное уважение и теплые от-
ношения. Но тем не менее целью терапии не является и не-
сдерживаемое выражение гнева. Использование конфлик-
та, как и всех остальных ситуаций, в терапевтических целях
включает в себя два этапа: получение опыта и интеграция
полученного опыта. Терапевт различными способами по-
могает пациентам и пережить, и понять конфликт.

Завершение терапии

Завершение терапии — это больше чем просто акт, свиде-
тельствующий о том, что терапия подошла к концу; это су-
щественная составляющая процесса, которая, будучи по-
нята должным образом, может стать мощной силой, по-
буждающей к переменам. Существуют три общие формы
завершения терапии для терапевтической группы: (1) за-
вершение терапии для неуспешного пациента, (2) заверше-
ние терапии для успешного пациента, (3) завершение тера-
пии для всей группы.

Неуспешный пациент

Досрочное завершение терапии обычно является следстви-
ем проблем, связанных с отклонением от нормы, образова-
нием подгрупп, конфликтом между скрытностью и само-

Случаи из терапевтической практики

раскрытием, ролью ранних побуждений, внешним стрес-
сом, трудностями согласования интересов индивидуальной
и групповой терапии, ревностью к лидеру, неадекватнос-
тью терапии и эмоциональным заражением. Основой всех
этих причин является тот факт, что на ранних этапах суще-
ствования группы возникает значительный стресс; пациен-
ты, имеющие неэффективные паттерны интерперсональ-
ного поведения, сталкиваются с непривычными требова-
ниями прямоты и выражения самого сокровенного; этот
процесс смущает их, они начинают подозревать, что груп-
повая терапия приносит им слишком незначительное об-
легчение, и, наконец, они получают слишком незначитель-
ную поддержку на первых собраниях группы, поэтому их
надежда постепенно тает.

Наиболее разумным для терапевта в такой ситуации
будет провести с потенциальным выбывающим несколько
индивидуальных бесед для обсуждения причин группового
стресса. Точная проницательная интерпретация, данная
терапевтом, может быть достаточно эффективна для того,
чтобы оставить пациента в группе.

Например, один шизоидный, отчужденный пациент на
восьмом собрании объявил, что ему казалось, что он ничего
не получал от терапии, и поэтому он решил прекратить по-
сещения группы. Во время индивидуального сеанса он
признался в том, что никогда не говорил в группе; а именно
в том, что он испытывал целую гамму положительных эмо-
ций по отношению к некоторым членам группы. Тем не
менее он настаивал на том, что терапия неэффективна и
что ему требуется нечто более ускоренное и направленное
на конкретные проблемы. Терапевт точно интерпретиро-
вал интеллектуальный критицизм пациента как рациона-
лизацию; на самом деле он спасался бегством от близости,
которую ощущал в группе. Терапевт снова объяснил ему, в
чем заключается феномен социального микрокосма и что в
группе он вел себя точно так же, как и всегда; он всегда из-
бегал или сторонился близких отношений и, вне всякого


Ирвинг Ялом

Случаииз терапевтическойпрактики

сомнения, будет поступать так и дальше, если не прекратит
бегство и не даст себе возможность исследовать свои меж-
личностные проблемы в естественных условиях. Пациент
вернулся в группу и постепенно достиг значительных ре-
зультатов.

Неопытные терапевты часто полагают, что пациент, ко-
торый хочет уйти, представляет для них серьезную опас-
ность. Часто на втором или третьем месяце терапии одно-
временно несколько пациентов решают, что им лучше по-
кинуть группу; это причиняет новичку значительный
дискомфорт и вызывает фантазии о том, как он стоит один
посреди комнаты, в которой проходили сеансы, а под ним
все рушится. Когда-нибудь он узнает, что выбывшие на
ранних стадиях терапии пациенты — неизбежность, с кото-
рой сталкивается любая группа, а не показатель его про-
фессиональной некомпетентности. Если терапевт начина-
ет паниковать и оказывать чрезмерное давление на пациен-
та, принуждая его остаться в группе, пациент воспримет
это так, будто его просят сделать что-то не для него самого,
а для терапевта или группы, и обязательно покинет группу.

Проблемный пациент

Монополист

Отъявленный монополист, человек, которому, кажется,
жизненно необходимо трещать без умолку, — bete noire I
для многих терапевтов. Эти пациенты начинают нервни-
чать, когда они замолкают; когда начинают говорить дру-
гие, монополисты встревают в разговор любыми способа-
ми: пренебрегая всеми правилами приличия, они вклини-
ваются в малейшую паузу, реагируют на каждое брошенное
другими замечание, постоянно проводят параллели между
проблемами говорящего и своими собственными, неиз-
менно повторяя «Вот и у меня то же самое». Монополист

может упорно описывать в мельчайших деталях разговоры
с другими (часто в лицах) или представлять отчеты о прочи-
танных газетных или журнальных статьях, которые могут
иметь слабое отношение к проблеме, обсуждаемой груп-
пой. Некоторые берут слово, принимая на себя роль следо-
вателя, ведущего допрос, а другие привлекают к себе вни-
мание остальных, приманивая их эксцентричным материа-
лом или пикантными сексуальными подробностями. Я знал
монополистов, которые добивались своего, приводя ос-
тальных в замешательство: они описывали исключитель-
ные, «совершенно неожиданные» дежа вю или случаи де-
персонализации, часто опуская такие важные проясняющие
суть дела детали, как, например, сильный стремительный
стресс. Выраженные истерики могут монополизировать
группу, прибегая к методу кризисов: они регулярно опове-
щают группу о значительных переворотах в своей жизни,
что предполагает привлечение к ним необходимого внима-
ния на длительное время. Остальные испуганно замолкают,
так как их собственные проблемы на этом фоне начинают
казаться им незначительными. («Трудно прервать «Унесен-
ных ветром», как отметил один из моих пациентов.)

Несмотря на то, что на первых собраниях группа может
приветствовать и даже подбадривать монополиста, скоро
настроение меняется в сторону фрустрации и гнева. Члены
недавно образовавшейся группы не склонны утихомири-
вать такого пациента, опасаясь того, что им придется гово-
рить самим. Это типичный пример возражения типа «Хо-
рошо, я помолчу. Ты говори». И конечно, трудно говорить
в напряженной атмосфере осмотрительности. Если в груп-
пе нет особенно напористых пациентов, она может какое-
то время не бороться с монополистом открыто; вместо это-
го они могут тихо закипать или делать косвенные враждеб-
ные выпады. Обычно косвенные нападки на монополиста
только усложняют ситуацию и подливают масла в огонь.
Навязчивая болтовня монополиста представляет собой по-
пытку совладать с беспокойством; если он ощущает по-


Ирвинг Ялом

вышение напряжения и негодование группы, его беспо-
койство только усиливается, и соответственно усиливается
его навязчивая потребность разговаривать. Некоторые мо-
нополисты отдают себе отчет, что используют слова в каче-
стве дымовой завесы, отвлекающей группу от прямого на-
падения.

Это неразрешенное напряжение может нанести вред
сплоченности группы, что будет проявляться в косвенной
ненаправленной воинственности, пропусках собраний, вы-
бывающих пациентах, образовании подгрупп. Когда члены
группы обращаются к монополисту, они могут быть не-
сдержанны и грубы; говорящий от лица группы обычно по-
лучает единодушную поддержку. (Я видел, как он сорвал
аплодисменты.) Монополист может надуться и замолчать
собрания на два («Посмотрим, как они без меня») или по-
кинуть группу. В любом случае терапия приносит ничтож-
ную пользу.

Основная задача терапевта — добиться терапевтическо-
го эффекта при разрушении модели поведения монополис-
та. Несмотря на раздражение и сильнейшее искушение на-
орать на пациента или приказать ему замолчать, такое на-
падение не принесет никакой пользы, кроме временного
облегчения для терапевта. Пациенту это не поможет: он
ничему не научится. Беспокойство, являющееся причиной
его навязчивой речи, не исчезло и обязательно проявится в
очередном потоке речи или, если не найдет выхода, заста-
вит пациента покинуть группу. Группе это тоже не помо-
жет; несмотря на обстоятельства, остальные чувствуют уг-
розу в том, что терапевт грубо принуждает молчать одного
из пациентов. Терапия начинает восприниматься как пред-
ставляющая потенциальную опасность, а осторожность и

страх внедряются в мысли каждого члена группы, иначе их
постигнет та же участь.

Тем не менее монополист должен перестать вести себя
таким образом, и добиться этого должен терапевт. Часто те-
рапевт с полным правом может подождать, пока группа

Случаи из терапевтической практики

самане возьмется за решение своей проблемы; однако па-
циент-монополист — это не та проблема, с которой группа,
особенно молодая группа, может справиться. Монополист
представляет угрозу для фундаментального принципа груп-
повой терапии: нужно поощрять желание пациента выска-
заться в группе; однако, если пациент говорит чрезмерно
много, его надо утихомирить. Терапевт должен сам занять-
ся решением этой проблемы, должен предотвратить фор-
мирование препятствующих терапии норм и к тому же дол-
жен своим вмешательством спасти пациента от социального
самоубийства. Двусторонний подход наиболее эффекти-
вен: терапевт должен принять в рассмотрение и монопо-
листа, и группу, которая позволила себя монополизиро-
вать.

Принимая во внимание группу, терапевт должен по-
мнить о том, что пациент-монополист по определению не
может существовать в вакууме; он постоянно пребывает в
динамическом равновесии с группой, которая допускает
или поощряет его поведение. Следовательно, терапевт дол-
жен поинтересоваться, почему группа допускает или поощ-
ряет то, что один пациент тянет на себе все собрание. Такой
вопрос может напугать пациентов, которые воспринимали
себя исключительно в качестве пассивных жертв монопо-
листа. После того как их первые возражения проработаны,
члены группы могут приступить к эффективному исследо-
ванию того, как они эксплуатировали монополиста; напри-
мер, он мог избавлять их от необходимости принимать
участие в групповых обсуждениях. Они могли оставлять
монополисту все самораскрытие, позволять ему делать из
себя идиота или выступать в качестве громоотвода для
группового гнева, в то время как они освобождали себя от
ответственности за достижение целей терапии. Когда члены
группы выявили и обсудили причины своей пассивности,
они приобретают большую включенность в терапевтичес-
кий процесс. Они, например, могут обсудить свою боязнь
проявления настойчивости, страх повредить монополисту


Ирвинг Ялом

или получить ответный удар от какого-нибудь члена груп-
пы или терапевта; они могут избегать привлечения к себе
внимания группы, чтобы их жадность не была разоблачена;

они могут получать удовольствие от бедственного положе-
ния монополиста и от причастности к пострадавшему и
осуждающему большинству. Раскрытие этих проблем па-
циента, до сих пор связанных с деятельностью группы, яв-
ляется показателем прогресса и большей вовлеченности в
терапию.

Проблемы, которые пациент представляет на рассмот-
рение группы, не отражают его глубоко укоренившиеся
личные проблемы; он выбирает их по другим причинам:

чтобы развлечь группу, чтобы привлечь к себе внимание,
чтобы подтвердить свое положение, чтобы пожаловаться
и т. д. Этим монополист приносит в жертву возможность
получения эффекта от терапии ради неутолимой потреб-
ности во внимании и руководстве.

Терапевт должен помочь монополисту понять, что он
из себя представляет, добиваясь от остальных членов груп-
пы обеспечения постоянной обратной связи; без поощре-
ния руководителя группа может, как мы уже продемон-
стрировали, обеспечивать обратную связь только урывками
и в виде самозащиты. Это имеет низкую терапевтическую
ценность и просто резюмирует представление, в котором
пациент брал на себя слишком много. Например, во время
первой беседы один мужчина-монополист жаловался на
свои отношения с женой, которая прибегала к «тактикам
кувалды», публично унижая его или обвиняя в неверности
перед их детьми. «Лобовой» подход к этому пациенту был
абсолютно неэффективным; как только синяки проходили,
он и его жена начинали все заново. На первых собраниях
группы начало происходить нечто подобное: из-за его мо-
нополистического поведения, склонности к осуждению.и
неспособности слышать отклики остальных на его дейст-





sdamzavas.net - 2018 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...