Главная Обратная связь

Дисциплины:






Государство дает субъекту право, посредством реализации которого финансовое правоотношение может быть прекращено односторонним волеизъявлением управомоченного лица.



В част­ности, таким правом является закрепленное в законодательстве право Правительства РФ в ходе исполнения федерального бюдже­та осуществлять зачет сумм, причитающихся субъектам РФ из федерального фонда финансовой поддержки субъектов РФ, и сумм поступлений на соответствующей территории налога. Посредством этого права Правительство РФ своим односторонним волеизъявлением(по согласованию с органами ис­полнительной власти субъектов РФ) может прекратить межбюд­жетное правоотношение путем осуществления зачета.

Подобные субъективные права (правомочия) давно выявлены в гражданско-правовых отношениях, преимущественно обязательственных2, и имеют название «секундарные»3. В теории права подчеркивается, что секундарные правомочия включаются в правоотношения ак­тивного типа и их действие касается внутренних механизмов раз­вития правоотношения, его возникновения, прекращения, а «со­держание сводится к одному — к возможности совершить одностороннее волеизъявление (сделку), которая автоматически по­рождает обязательственные юридические последствия»4.

Как видно, такие права (правомочия) существуют и в финансовом праве, хотя, конечно, их число в этой отрасли права не может быть велико, что опять-таки обусловлено императивным методов финансово-правового регулирования. Государство, будучи заинтересовано в эффективном собирании, распределении и использовании денежных средств, стремится быть в финансовых отношениях максимально всеохватывающим. Поэтому, руководствуясь методом властных предписаний, оно четко прописывает в закон все те ситуации, которые могут повлиять на исход финансового правоотношения. Отсюда, право того или иного государственного органа на свободное усмотрение в определении судьбы финансового правоотношения всегда будет весьма ограниченно в финансовом праве

3. ) в некоторых случаях государство предоставляет субъекту ничем не «обремененные» права, например право, налогоплательщика на использование налоговых льготи другие, предусмотренные в налоговом законодательстве. Однако число таких прав невелико и они имеют место главным образом в налоговых правоотношениях.

 

В конечном итоге государство наделяет субъектов в системе сложного правоотношения правами для того, чтобы обеспечить им возможность более эффективного выполнения обязанностей, очерченных основным финансовым правоотношением. В еще более ши­роком плане — для более эффективного осуществления публич­ных интересов.

IV. Теперь рассмотрим, что представляют собой права и обя­занности субъектов в охранительных финансовых правоотноше­ниях.

Охранительные финансовые правоотношения возникают в случае нарушения прав и неисполнения обязанностей, «когда права и интересы участников правоотношений или каждого лица, всего общества нуждаются в правовых мерах защиты со стороны государства». Одной из сторон охранительного правоотношения является компетентный субъект — носитель властных полномо­чий, обладающий правом государственного принуждения. Второй же сторонойявляется лицо или орган, к которому применяются меры государственного принуждения и который обязан их пре­терпевать.



К финансовым охранительным правоотношениям относятся отношения, возникающие в связи: с налоговыми правонарушениями, предусмотренными в главах 16, 18 НК РФ, бюджетными нарушениями, предусмотренными гл. 30 БК РФ, страховыми и банковскими правонарушениями.

В этих финансовых правоотношениях у соответствующего го­сударственного органа есть право применятьк правонарушите­лю меры государственного принуждения, предусмотренные сан­кцией финансово-правовой нормы. Так, в соответствии с законо­дательством в случае нарушениясубъектом финансового права на­логовой обязанности, такие меры применяет налоговый орган и суд; в случае нецелевого использования бюджетных средств - финансовые органы; в случае неуплаты страховых взносов во внебюджетные фонды – Пенсионный фонд РФ и фонд социального страхования РФ, и др.

Одновре­менно для этих органов право применения к правонарушителю мер государственного принуждения есть и их обязанность, ибо оно непосредственно связано с их задачами и функциями. Как уже отмечалось, для государственного органа все права, выте­кающие из его задач и функций, не есть права, которые он может использовать по собственному усмотрению, а служение государ­ству, т.е. в широком плане — выполнение обязанностей перед ним (Б.М. Лазарев). Неиспользование субъектом таких прав — есть невыполнение своих задач и функций.

Таким образом, в фи­нансовом правоотношении применение мер государственного при­нуждения есть право-обязанность компетентного органа.

В этом, пожалуй, заключается особенность права на применение мер го­сударственного принуждения в финансовом праве по сравнению с гражданским. В гражданском праве управомоченное лицо в силу дозволительного характера гражданско-правового регулирования имеет возможность самостоятельно решать: применять или отка­заться от применения мер государственного принуждения.

У другой стороны охранительного финансового правоотноше­ния, т.е. у правонарушителя, существует обязанность претерпе­вать меры государственного принуждения, хотя это не отрицает наличия у него целого ряда других прав и обязанностей, связан­ных с рассмотрением дела о правонарушении.

Таким образом, в охранительных финансовых правоотно­шениях, также как и в регулятивных, наблюдается жесткая связь между правами и обязанностями субъектов. Здесь праву государственного органа на применение мер государственного принуждения, которое является одновременно и обязаннос­тью, противостоит обязанность правонарушителя претер­петь меры, государственного принуждения, применяемые к нему.





sdamzavas.net - 2018 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...