Главная Обратная связь

Дисциплины:






ДРЕВНЕВОСТОЧНЫЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ



Древневосточные цивилизации, а имея в виду их принципиальную однотипность, следовало бы сказать древневосточная цивилизация есть продукт естественного роста и сселения неолитических земледельческих общин, занятых примитивным горным или богарным земледелием в болотистые долины великих азиатских рек. Что толкало людей к переселению в


эти ранее пустые и вообще мало пригодные для жизни места – просто ли прогрессирующияй рост численности населения древних земледельческих поселений или наростающая с началом новой геологической эры /голоцена/ аридность климата в предгорьях, окружающих Месопотамскую низменность, сейчас сказать трудно, но естественно в этих новых болотистых местах характер их земледельческого труда, как и сам образ жизни существенно менялись. Складывающееся в речных долинах поливное земледелие, позволяющее на одном и том же месте снимать по два-три урожая в год вроде бы давало возможность для существенной экономии земледельческого труда. Обычно в таких ситуациях в традиционных земледельческих общинах просто начинали меньше работать, а больше петь и танцевать. Однако в данном случае сокращение непосредственного производительного труда предполагало значительное расширение гораздо более сложного по характеру подготовительного, инфраструектурного труда, состоящего прежде всего в постоянно расширяющихся масштабах мелиоративных работ. Причём работы эти не могли быть выполнены посредством рутинных усилий внутри самих общин. Перед лицом слепой стихии великих великих азиатских рек эти усилия были ничто. Тут нужна была большая коллективная работа, объединяющая усилия многих общин и

предполагающая координацию и контроль, как и специальные знания и соответствующий статус со стороны организующий этот труд людей. Поэтому сселяющиеся вместе земледельческие общины с необходимостью преодолевали свой замкнутый застойно-патриархальный характер, превращаясь в организованные крупные социальные организмы, управляемые из единого

центра, которые можно было бы вслед за Виттфогелем 21/ назвать «гидравлическими обществами», в которых правящий слой возникал не из внешних военно-политических необходимостей, как скажем в германской Европе, а из необходимостей внутренних, производственно-технологичесеких. Льюис Мамфорд предпочитает называть такие образования «мегамашинами», имея в виду, что в них социальные отношения подчинения и эксплуатации принимали форму внеличностных и вообще не социальных, а квазитехнологических зависимостей. В такой машине личностные, кланово-родственные отношения постепенно стирались и отдельные субъекты деятельности превращались в некие стандартизированные жёстко заданные детали. Теперь объём выполняемого труда задавался не ограниченными потребностями работника или общины , в которую он входил, а необходимостями взамодействия деталей той машины, в которую он был вмонтирован. Масштаб же и претензии такой машины, рано или поздно втягивающейся в конкурентную борьбу с другими подобными машинами, были уже, конечно, совсем другими, что существенно расширяло меру приводитмого в действие произволдительного труда, делая тем самым мегамашину субъектом гораздо более мощных производительных сил, чем скромные силы, объединяемых ею отдельных земледельческих общин. Сами же древневосточные деспотии можно представить как надстройку над такими мощными даже по современным меркам производственными механизмами. Основной функцией такой надстройки было представить социальные отношенимя, обеспечивающие прокручивание мегамашины, в качестве абсолютно необходимых и само собой разумеющихся.



Это достигалось рядом способов. Во-первых, тем, что в эту систему квазитехнологических зависимостей были втянуты все члены определённого общественного целого. Не только рядовые общинники, но и те, в чьих руках находились главные управляющие рычаги мегамашины, ибо даже они оказывались не самодеятельными работниками, а лишь деталями этой машины, пусть важными, пусковыми, но всё равно жёстко заданными деталями. Так складывалась система, которую Маркс называл «поголовным рабством», в которой другое, не заданное во всех отношениях состояние, было просто неведомо. Естественно, в такой среде не мог сформиро-ваться институт частной собственности, ибо здесь не было и не могло быть каких бы то ни было неотъемлимых прав и гарантий. Право распоряжаться како-то частью прибавочного продукта как для общественных, так и для личных целей проистекало исключительно из должности, т.е. из того места, которое занимал человек в государ-ственно- административной системе, функционирующей как безличный механизм. Так формировался


хароактер-ный для древневосточных обществ институт власти-собственности, в котором не власть пролистекала из собствен-ности, как это будет в Европе уже в античные времена, а право распоряжаться собственностью проистекало исключительно из властного статуса 22/.

В сущности такое общество нельзя назвать классовым в строгом смысле слова. Конечно, между людьми, находящимися на крайних ступенях такого общественного механизма, существовали колоссальные различия в уровне престижа и потребления. Но эти различия были многократно опосредованы многочисленными проме-жуточными состояниями и непосредственно не соприкасались и не сопоставлялись. Но самое главное частные интересы могли быть удовлетворены только через их всё более тесную интеграцию в социально- технологическое целое, как бы превратившись в интересы этого целого.

Во-вторых, необходимым гарантом абсолютности таких квазитехнологических зависимостей, их так сказать абсолютно надёжной смазкой окавзывалась подсистема страха, которая обеспечивалась не только пря-мым физическим подавлением /хотя, конечно, и этого было сколько угодно/, но и преращением страха в некое сквозное, немотивированное, как бы астральное состояние, у которого просто нет никакой альтернативы. Всё могло быть либо так, как есть, либо никак. И это подтверждалось не только авторитетом всевидящих и по первобытному жестоких ближневосточных богов, властвовавших там и до возникновения христианства и после того, как оно было оттуда вытеснено, но и реальным практическим опытом. Дело в том, что мегамашина была не только исключительно эффективна и бесстрастна, но и, будучи собрана не из действительных вещных деталей, а из сплошного «человеческого фактора», время от времени , конечно же, ломалсаь. И тогда рушилось всё, как при непреодолимом стихийном бедствии или, как мы сейчас говорим, техногенной катастрофе. Отсюда постоянный процесс возвышения и крушеняи древневосточных деспотий, причём не только в условиях всегда бурлящего месопотамского котла, но и живущего вроде бы на отшибе сельского Египта. Конкретный страх перед всесилиеми бесчувственной мегамашины как бы подпитывался глубинным мистическим страхом за то, что она может сло-маться и тогда наступит конец света.

Но система «поголовного рабства», всякий раз с естественной необходимостью возрождаясь, держалась всё- таки не только на подавлении и страхе. Уже уровень исполнения доживших до наших дней монументальных творений мегамашины свидетельствует, чтоь они создавались не только под высокопрофессиональным надзором

проектантов и организаторов работ, но и с искренним старанием и даже интузиазмом непосредственных произво-дителей. По-видимому, без этого имманетного энтузиазма сооружение таких циклопических объектов как египет-ские пирамиды или системы каналов, соединяющих шумерские города, при технических возможностях того времени было бы просто невозможно. Индикатором этого энтузиазма, своеобразной системой принуждения, но уже без насилия была специфическая древневосточная идеология, которая позволяла отказ от своего Я и растворение личностного в сверхчеловеческом переживать как некий катарсис, как главное свидельство правильности и оправданности твоего жизненного пути. Центральной категорией такой идеологии было возвышенное и вообще всё, несоизмеримое с жизненными реалиями обыденного человека и способное тем самым обеспечить ненасильственное подавление. Естественно, наиболее адекватным воплощением такой задачи оказывался образ сверхчеловеческого бога в его потустороннем и земном воплащении, а также гимн богу, дом богу, могила богу и т.п.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...