Главная Обратная связь

Дисциплины:






СОЦИАЛЬНАЯ РАБОТА КАК ОБЛАСТЬ НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ 3 страница



Третьим способом теоретического обоснования гипотезы является проверка ее на принципиальную приложимость к широкому классу исследуемых объектов, когда она охватывает не только явления, для объяснения которых ее специально предложили, но и возможно более обширный круг родственных явлений. Если гипотеза, выдвинутая для одной области, ведет к новым результатам не только в исходной, но и в смежных областях, то ее объективная значимость существенно возрастает. Тенденция к экспансии, т. е. к расширению сферы своей применимости, в большей или меньшей степени присуща всем плодотворным научным гипотезам. Расширение поля действия научного утверждения, проявляющееся в его способности объяснять и предсказывать совершенно новые факты, является несомненным и важным доводом в его поддержку. Подтверждение какого-то научного положения фактами и экспериментальными законами, о существовании которых до его выдвижения невозможно было даже предполагать, прямо говорит о том, что оно отражает глубокое внутреннее родство изучаемых явлений. Так, логика высказываний, созданная с целью анализа определенных мыслительных операций, получила впоследствии неожиданное подтверждение в теории электрических цепей, предмет которой казался очень далеким от человеческого мышления.

Четвертым способом обоснования гипотезы, имеющим логическую природу, является выведение ее из некоторых более общих положений. Если выдвинутое предположение удается вывести из каких-то утвердившихся истин, то это означает, что оно само истинно. Однако в литературе высказывается мнение, что данный способ обоснования гипотезы находит только ограниченное применение. Во-первых, самые интересные и важные гипотезы являются, как правило, весьма общими, а поэтому не могут быть получены в качестве следствий уже установленных положений. Во-вторых, гипотезы обычно выдвигаются относительно новых, не изученных в деталях явлений, которые не охвачены еще универсальными принципами.

Пятый путь утверждения гипотезы представляет собой внутреннюю перестройку теории, в рамках которой она выдвинута. Выдвижение гипотезы диктуется динамикой развития теории, стремлением охватить и объяснить новые факты, устранить внутреннюю несогласованность и противоречивость и т. д. Иными словами, успех гипотезы является одновременно и подкреплением породившей ее теории. С другой стороны, сама теория способна сообщить выдвинутой на ее основе гипотезе определенные импульсы и силу, содействуя тем самым ее утверждению. Поддержка, оказываемая гипотезе теорией, во многом связана с ее внутренней перестройкой. Эта перестройка заключается обычно в принятии новых соглашений относительно изучаемых объектов, уточнении основополагающих принципов теории, изменении их иерархии и т. д. Ее результатом является введение новых принципов, норм, правил и других теоретических конструкций, которые меняют внутреннюю структуру самой теории.



Эмпирические способы обоснования гипотезы принято называть верификацией, или подтверждением. Прямая верификация представляет собой непосредственное наблюдение тех явлений, существование которых предполагается гипотезой. Она возможна лишь в том случае, когда речь идет о единичных объектах или ограниченных их совокупностях. Поэтому сфера прямой верификации чрезвычайно узка, хотя и в ней можно найти выдающиеся примеры научных открытий. Самым ярким из этих примеров является открытие планеты Нептун, которую удалось увидеть в телескоп после того, как была выдвинута гипотеза о ее существовании. Наиболее важным и в то же время универсальным способом эмпирического обоснования гипотезы является косвенная верификация, т. е. выведение из нее следствий и их последующая опытная проверка. Однако она сама по себе не позволяет установить истинность гипотезы, а только повышает ее вероятность.

При обосновании гипотезы эмпирические данные могут использоваться в качестве примеров, иллюстраций и образцов. Выступая в качестве примера, факт или частный случай делает возможным обобщение. В качестве иллюстрации он подкрепляет уже установленное общее положение, а в качестве образца — побуждает к подражанию. Пример представляет собой факт или частный случай, используемый в качестве отправного пункта для последующего обобщения, а также его подкрепления. Его цель заключается в том, чтобы подвести к формулировке общего утверждения и в какой-то мере быть доводом в поддержку обобщения. Иллюстрация представляет собой факт или частный случай, призванный укрепить убежденность индивида в правильности уже известного и принятого общего положения. Пример не только подталкивает мысль к новому обобщению, но и подкрепляет его. Что касается иллюстрации, то она проясняет известное общее положение, а также демонстрирует его значение с помощью целого ряда возможных применений и усиливает эффект его присутствия в сознании человека. Наконец, образец представляет собой поведение лица или группы лиц, которому надлежит следовать. В отличие от примера, говорящего о том, что имеет место в действительности, он говорит о том, что должно быть. Пример используется для поддержки описательных утверждений, а образец для поддержки оценок.

Превращение гипотезы в составной элемент теории является как правило, сложным и длительным процессом. Этот процесс не сводится ни к какой-либо одной процедуре, ни к отдельному умозаключению. Гипотеза, ставшая частью теории, опирается уже не только на свои подтвердившиеся следствия. Она уже опирается на всю теорию, т. е. на объяснение ею широкого круга явлений, предсказание новых, неизвестных прежде фактов, на связи между процессами, которые ранее казались несвязанными, и т. д. Превратившись в теорию или ее элемент, гипотеза перестает быть проблематичным знанием. Но она не становится абсолютной истиной, не способной к дальнейшему развитию. При последующем росте знания гипотеза корректируется, хотя основное ее содержание сохраняет свое значение.

Научный закон. В философских системах Древнего Востока и Греции под законом понимался объективный порядок, т. е. внутренне присущий миру естественный путь развития всех вещей. Из средневековых мыслителей к термину «закон природы» первым обратился Фома Аквинский, в учении которого он обозначает диктат, предписания или веления Божественного разума. Религиозная трактовка закона, характерная для его учения, долгое время служила препятствием для использования в рамках естествознания самого термина «закон». Леонардо да Винчи, Галилей, Кеплер и другие ученые предпочитали этому термину такие выражения, как «аксиома», «правило», «разумное основание» и т. д. Однако уже в эпоху Возрождения Джордано Бруно использовал понятие «закон природы» для выражения идеи всеобщей естественной необходимости, которая лежала в основе его пантеистической философии.

В науке и философии Нового времени, для которых было характерно стремление освободиться от религиозных пут, понятие «закон природы» подверглось коренному переосмыслению. Под законом природы начали понимать общие, устойчивые и повторяющиеся, а также внутренне необходимые связи и отношения самих вещей и явлений природы. Начало широкому употреблению понятия «закон природы» в философии и науке Нового времени было положено Р. Декартом, согласно которому важнейшими атрибутами [3] закона являются неизменность и вечность. С другой стороны, Т. Гоббс сделал понятие закона важнейшим элементом своей социологической концепции. Согласно его точке зрения, человек как часть природы подчинен ее всеобщему закону — стремлению к самосохранению. На путях осуществления в обществе этого закона встречаются различные препятствия, которые преодолеваются только благодаря его разуму, открывающему определенные правила общежития. Эти правила, по мнению Гоббса, и являются естественными законами. Б. Спиноза полагал, что законы природы представляют собой такие «решения» и «постановления» Бога, в которых выражена абсолютная необходимость. Французские просветители и философы-материалисты XVII—XVIII вв. утверждали, что законы природы представляют собой результат необходимых отношений, вытекающих из природы вещей.

У Канта понятие закона является средством выражения необходимых отношений, существующих между элементами познавательной деятельности субъекта. Оно используется прежде всего для выражения отношения субординации между общим и единичным, а также между категориями и явлениями в процессе их взаимодействия при формировании знания. Согласно Канту, законы науки являются высшей формой рассудочного знания. Гегель увязывал законы с устойчивыми, необходимыми, существенными особенностями развития абсолютной идеи, характеризуя их как законы диалектики. Таким образом, в классической философии выработалось понимание закона как существенной, необходимой, устойчивой и повторяющейся связи между явлениями.

В современной науке, наследующей традиции классической философии, понятие закона отражает не зависящий от нашего сознания факт, что предметы и явления окружающего мира функционируют и развиваются в соответствии с присущими им существенными, необходимыми, повторяющимися и устойчивыми связями и отношениями. Важнейшими чертами закона являются необходимость, всеобщность, повторяемость и инвариантность. Традиционно выделяют следующие типы законов: в макромире — законы-тенденции, законы однозначной детерминации, которые имеют место главным образом в технике, и статистические законы, т. е. законы больших чисел, а в микромире — вероятностные законы, обусловленные корпускулярно-волновым дуализмом микрообъектов. Эти законы действуют в природе, обществе и человеческом мышлении, а задача науки заключается в том, чтобы открыть их и выразить в понятиях. Так мы приходим к понятию научного закона, содержанием которого является утверждение взаимосвязи между определенными явлениями, имеющее опытное подтверждение и принятое в качестве истинного для данной сферы реальности. Научный закон представляет собой знание, выраженное в понятиях, содержание которых имеет свое основание в объективной реальности.

Научный закон имеет следующую форму: «Для всякого объекта из данной предметной области верно, что если он обладает свойством А, то он с необходимостью имеет также свойство В». Его универсальность означает, что он распространяется на все объекты своей области, действуя во всякое время и в любой точке пространства. Необходимость, присущая научному закону, является не логической, а онтологической. Она определяется не структурой мышления, а устройством реального мира, хотя и зависит от иерархии утверждений, входящих в научную теорию. Научными законами являются, например, утверждения «Если по проводнику течет ток, то вокруг него образуется магнитное поле», «Химическая реакция кислорода с водородом дает воду» и «Если в стране нет развитого гражданского общества, то в ней нет устойчивой демократии». Первый из этих законов относится к физике, второй — к химии, а третий — к социологии.

Согласно сложившейся традиции, научные законы делятся на динамические и статические. Первые из них, называемые также закономерностями жесткой детерминации, фиксируют строго однозначные связи и зависимости, а в формулировке вторых решающую роль играют методы теории вероятностей. Научные законы в физике, химии, экономической науке, социологии и ряде других дисциплин характеризуются одновременно неясностью и неточностью. Их неясность проистекает из смутности значения понятия онтологической необходимости, а неточность связана в первую очередь с тем, что общие утверждения, входящие в научную теорию, могут изменять свое место в ее структуре. То, что общее утверждение может не только стать научным законом, но и прекратить быть им, было бы невозможно, если бы онтологическая необходимость зависела только от исследуемых объектов и не зависела от внутренней структуры описывающей их теории, а также от меняющейся со временем иерархии ее утверждений.

Научные законы, относящиеся к широким областям явлений, имеют отчетливо выраженный двойственный, дескриптивно-прескриптивный характер. Иными словами, они описывают и объясняют некоторую совокупность фактов. В качестве описаний научные законы должны соответствовать эмпирическим данным, а также эмпирическим обобщениям. Вместе с тем они являются также стандартами оценки как других утверждений теории, так и самих фактов. Если роль ценностной составляющей в научных законах преувеличивается, то они становятся лишь средством для упорядочения результатов наблюдения, а вопрос об их соответствии действительности (истинности) оказывается некорректным. Если абсолютизируется момент описания, то научные законы онтологизируются, превращаясь в прямое, однозначное и единственно возможное отображение фундаментальных характеристик бытия.

В развитии научного закона, охватывающего широкий круг явлений, можно выделить три этапа: 1) период становления, когда он функционирует как гипотетическое описательное утверждение и проверяется прежде всего эмпирически; 2) период зрелости, когда он в достаточной мере подтвержден эмпирически, получил системную поддержку и функционирует не только как эмпирическое обобщение, но и как правило оценки других, менее надежных утверждений теории; 3) период старости, когда он уже входит в ядро теории, используется прежде всего как правило оценки других ее утверждений и может быть отброшен только вместе с самой теорией. На втором и третьем этапах своего развития научный закон является описательно-оценочным утверждением, которое проверяется так же, как и другие утверждения такого рода. Например, второй закон Ньютона долгое время был фактической истиной. Потребовались века упорных эмпирических и теоретических исследований, чтобы дать ему строгую формулировку: в инерциаль- ных системах отсчета материальное тело приобретает ускорение, которое прямо пропорционально равнодействующей всех приложенных к нему сил и обратно пропорционально его массе. Сейчас второй закон Ньютона выступает в рамках классической механики как аналитически истинное утверждение, которое не может быть опровергнуто никакими наблюдениями.

Одной из главных функций научного закона является объяснение, т. е. ответ на вопрос «Почему происходит исследуемое явление?» Объяснение обычно представляет собой выведение объясняемого явления из некоторого научного закона, а также утверждения о начальных условиях. В таком случае его принято называть номологическим, или объяснением через охватывающий закон. Объяснение может опираться не только на научный закон, но и на случайное общее положение, а также на утверждение о каузальной связи. Однако в первом случае оно имеет известное преимущество перед другими типами объяснения, поскольку придает объясняемому явлению необходимый характер.

 

Контрольные вопросы

1. Что такое вопрос?

2. Какие вопросы называются неместоименными? местоименными?

3. Какие вопросы называются дихотомическими?

4. Что такое позитивная предпосылка вопроса? негативная предпосылка вопроса?

5. Что такое софизм?

6. Что такое ответ?

7. Какие ответы называются прямыми? косвенными? полными? частичными?

8. Какие ответы называются допустимыми? недопустимыми?

9. Что такое проблема?

10. Что такое задача?

11. Что такое псевдопроблема?

12. Что такое гипотеза?

13. Что такое версии?

14. Что такое верификация?

15. Что такое прямая верификация? косвенная верификация?

16. Что такое пример? иллюстрация? образец?

17. Что такое научный закон?

18. Какие научные законы называются динамическими? статистическими?

 

Темы рефератов

1. Вопросы как механизм внушения.

2. Феномен псевдопроблем.

3. Конкурирующие гипотезы в социальном познании.

4. Эмпирические способы обоснования гипотезы.

5. Теоретические способы обоснования гипотезы.

6. Становление представлений о законе в истории культуры.

 

Литература

1. Берков В. Ф. Философия и методология науки. — М., 2004.

2. Всемирная энциклопедия. Философия / Гл. науч. ред. и сост. А. А. Грицианов. — М.; Минск, 2001.

3. Горский Д. П., Ивин А. А., Никифоров A. Л. Краткий словарь по логике / Под ред. Д. П. Горского. — М., 1991.

4. Ивин А. А. Теория аргументации. — М., 2000.

5. Ивин А. А. Философия истории. — М., 2000.

6. Карпович В. Н. Проблема, гипотеза, закон. — Новосибирск, 1980.

7. Кузнецов И. Я. Научное исследование: методика проведения и оформление. — М., 2004.

8. Никифоров А. Л. Философия науки: история и методология. - М., 1998.

9. Рузавин Г. И. Методология научного познания. — М., 2009.

10. Степин В. С. Теоретическое знание. Структура, историческая эволюция. — М., 2000.

11. Философия / Отв. ред. В. П. Кохановский. — Ростов н/Д, 2003.

12. Философский энциклопедический словарь / Под ред. С. С. Аверинцева и др. — М., 1989.


1.3. СОЦИАЛЬНОЕ ПОЗНАНИЕ

Специфика социального познания. В научном познании достаточно четко различаются два основных типа наук — естественные и социальные (гуманитарные или социально-гуманитарные). Естественные науки представляют собой совокупность наук о природе, а социальные — об обществе. Хотя указанные типы наук являются ветвями единой науки как целого, каждый из них имеет свои особенности. Что касается социального познания, то его специфика выражается в следующем.

Во-первых, предметом социального познания является мир человека, а целью — исследование общества, т. е. деятельности людей от отдельных личностей до их групп во всех формах ее проявления, прежде всего в форме практики. Этот предмет имеет субъективное измерение, поскольку в него всегда включен человек, выступающий как «автор и исполнитель своей собственной драмы» (К. Маркс), которую он сам и познает. Поэтому задача социального познания заключается в том, чтобы понять человека не просто как объект, а как субъект деятельности. В общественных отношениях, где люди выражают свои интересы, а также ставят и преследуют определенные цели, тесно переплетаются материальное и идеальное, объективное и субъективное, рациональное и иррациональное, сознательное и стихийное и т. д. Это чрезвычайно усложняет процесс социального познания, которое должно постигнуть как объективное, выступающее в виде законов, так и субъективное, представляющее собой индивидуальные цели, интересы, намерения и другие характеристики человеческой личности.

Во-вторых, взаимосвязь объекта и субъекта социального познания носит чрезвычайно опосредованный характер. Об этом уже в конце XIX в. применительно к истории говорили немецкие философы В. Виндельбанд и Г. Риккерт, принадлежавшие к баденской школе неокантианства По их мнению, связь исторической науки с социальной реальностью происходит через источники, которые включают в себя материальные остатки прошлого, а также хроники, документы, письма и т. д. Непосредственными объектами исторического исследования являются эти источники, поскольку социальная реальность отделена от историков непреодолимым барьером времени. Социально-гуманитарное познание представляет собой отражение отражения, т. е. мысли о мыслях, слова о словах, тексты о текстах и т. д. Российский ученый М. М. Бахтин отмечал, что сознание и мышление человека предстают перед исследователем в форме текстов, опосредованных языково-знаковым выражением. Таким образом, можно говорить о текстовой природе социального познания как об одной из его особенностей.

В-третьих, социально-гуманитарное познание представляет собой ценностно-смысловое освоение и воспроизведение человеческого бытия, поскольку последнее всегда является осмысленным. В его рамках предмет рассматривается как носитель смысла, а не пространственно-временных характеристик. Иными словами, в сфере гуманитарного познания апеллируют не к природной сущности предмета, а к ее смыслу. Это познание неразрывно связано с ценностями, которые распадаются на предметные и субъективные. Предметные ценности представляют собой оценку явлений с точки зрения добра и зла, справедливости и несправедливости и т. д., а субъективные включают в себя установки, взгляды, убеждения, цели и др. Они указывают на культурное значение, которое имеют определенные явления действительности. Ценностный аспект социального познания отражается на содержании получаемого в нем знания, а также на выборе его предмета и методов, понятийного аппарата и т. д.

В-четвертых, социальное познание имеет диалогическую природу. В отличие от естественнонаучного познания, в нем нельзя пользоваться ни микроскопом, ни химическими реактивами, ни каким бы то ни было другим подобным средством. По словам Маркса, все эти средства должна заменить «сила абстракции». Поэтому в социальном познании исключительно важную роль играют формы, а также принципы и методы мышления. Одной из форм постижения социальных объектов является диалог, сторонами которого могут выступать личности, тексты, культуры и т. д. Он представляет собой форму устного общения между двумя или более лицами, которая может быть закреплена в письменном виде. В ходе диалога происходит погружение в мир символов другого субъекта, имеющее своим результатом постижение его чувств, мыслей и стремлений.

В-пятых, социальное познание ориентируется преимущественно на выявление качества изучаемых явлений.- Поэтому количественные методы используются в нем значительно меньше, чем в естественнонаучном познании. Однако и в социальном познании, уделяющем главное внимание анализу единичного, все шире используются символизация, формализация и другие количественные методы, которые ассоциируются прежде всего с математикой. Еще в XVII в. нидерландский мыслитель Б. Спиноза при построении своей философской системы взял за образец геометрию, которая со времен Евклида считалась эталоном научной строгости. Его младший современник Г. Лейбниц, считающийся основоположником современной логики, мечтал о том времени, когда философы прекратят бесполезные споры, возьмут в руки грифели и, сев за доски, скажут друг другу: «Давайте вычислять!»

В-шестых, социальное познание характеризуется отсутствием общепризнанных парадигм подвижностью и расплывчатостью эмпирического базиса, а также сложной природой теоретических обобщений, связанной прежде всего с включенностью в них ценностно-смысловых и личностных компонентов. Поэтому особое значение в нем приобретает философия, выступающая в качестве его методологической основы. Помимо философских и общенаучных методов, в социальном познании широко используются такие приемы, которые непосредственно обусловлены спецификой его предмета. К ним относятся диалог, а также понимание, биографический и автобиографический метод, самонаблюдение, тестирование, опросы и т. д. Так, понимание представляет собой процедуру постижения и порождения смысла. Категориальный статус ему придал Ф. Шлейермахер, понимавший его как процедуру обнаружения смысла текста. В. Виндельбанд и Г. Риккерт предложили неокантианскую версию понимания, трактуя его как сущность идеографического метода, схватывающего индивидуальные особенности исторических фактов. Из исторического познания понимание было перенесено в социальное, а затем стало рассматриваться как основа познания вообще. Что касается биографического и автобиографического метода, а также самонаблюдения, тестирования, опросов и других приемов, используемых в исследованиях по социальной работе, то они будут рассмотрены в последующих главах.

Законы общественного развития. Современное понимание сущности общества как особой формы целенаправленной и разумно организованной деятельности людей во многом базируется на идеях и концепциях, сформировавшихся во второй половине XIX в. Речь идет прежде всего о диалектико-материалистической концепции общества, натуралистическом подходе к объяснению феноменов общества и человека, а также идеалистических моделях развития общества. Заслуживают внимания также концепции общества, выработанные в XX в. философской мыслью Запада.

Сущность диалектико-материалистической концепции общества, разработанной Марксом и его последователями, заключается в положении о способе производства материальных благ, который складывается объективно (т. е. независимо от воли и сознания людей) и определяет в основном бытие «социального организма». По словам создателя этой концепции, из формы материального производства «вытекает, во-первых, определенная структура общества, во-вторых, определенное отношение людей к природе. Их государственный строй и их духовный уклад определяется как тем, так и другим». В диалектико-материалистической концепции общества история предстает как «естественно-исторический процесс», в котором действуют объективные «законы-тенденции» в сочетании с субъективными факторами. По мнению специалистов, сильной стороной этой концепции является учение об особой «чувственно-сверхчувственной» природе «социальной материи» и двойственности бытия человека и общества, а также представление об этапах эволюции социальных связей в зависимости от форм бытия людей и их совместной деятельности. В то же время некоторые положения диалектико-материалистической концепции общества, в частности о базисе и надстройке, о частной собственности, о примате классового подхода и исторической миссии пролетариата, а также о неизбежности мировой революции, не получили четкого подтверждения в реальной общественно-исторической практике XX в. Кроме того, не увенчался успехом грандиозный социальный эксперимент по построению социалистического общества в условиях капиталистического окружения, получивший теоретическое обоснование в трудах Ленина.

В XX в. продолжалось развитие концепций, основанных на натуралистическом подходе к объяснению феноменов человека и общества. В рамках этих концепций общество рассматривается как естественное продолжение природных и космических закономерностей, а ход истории и судьбы народов определяются в основном ритмами космоса и солнечной активности (А. Чижевский, Л. Гумилев), особенностями природно-климатической среды (Л. Мечников) или эволюцией природной организации человека и его генофонда [4]. При этом общество характеризуется как высшее, но далеко не самое удачное творение природы, а человек — как самое несовершенное живое существо, отягощенное генетически стремлением к разрушению и насилию. Это ведет к нарастанию угрозы самому существованию человека, а также определяет возможность перехода его в иные, «космические» формы бытия (К. Циолковский).

В идеалистических концепциях развития общества, представленных как религиозными, так и философскими учениями, его сущность усматривается в комплексе тех или иных идей, верований, мифов и других идеальных образований. В религиозных учениях она заключается в идее божественного предопределения устройства общества, которое должно обеспечить человеку условия для достойной встречи с Богом в его настоящей и будущей жизни. Так, в христианстве земная жизнь рассматривается только как предисловие к небесной. В исламе от человека требуется строгое следование шариату — кодексу правовых и моральных норм, в которых выражается воля Аллаха. Жизнь человека в буддизме и ряде других восточных религий определяется прежде всего законом кармы, согласно которому приятность или тягость его переживаний, а также нынешнего жизненного опыта обусловлена поступками, совершенными им в прошлых жизнях. Что касается философских учений, то из них наиболее ярким образцом идеалистического подхода к обществу является система Гегеля. Первоосновой всего существующего в ней выступает абсолютная идея — творческое духовное начало, проявляющее себя в природе, истории и сознании. Соответственно формам бытия абсолютной идеи система Гегеля состоит из трех частей: логики, философии природы и философии духа. Логика включает в себя учение о бытии, учение о сущности и учение о понятии. Философия природы содержит три раздела: механику, физику и органическую физику. Философия духа, выступающая как завершающая часть системы Гегеля, также распадается на три раздела: субъективный дух, объективный дух и абсолютный дух. Последней формой проявления абсолютной идеи является философия, в которой человечество приходит к осознанию самого себя.

Говоря о концепциях общества в современной западной философии, трудно выделить какой-то один доминирующий подход, хотя многие из них связаны со структурно-функциональным анализом К Так, Э. Дюркгейм утверждал, что общество представляет собой реальность особого рода, которая не сводима к другим и воздействует на человека на основе идеи общественной солидарности, базирующейся на разделении труда. М. Вебер в рамках созданной им «понимающей социологии» анализировал феномен бюрократии и протестантскую этику, которая, по его мнению, выражает «дух капитализма». К. Поппер выступил в области социальной философии с резкой критикой марксизма, которому он приписывал «профетические» функции Он отрицал объективные законы общественного развития, а также возможность социального прогнозирования. Идеалом для Поппера выступает «открытое общество», под которым в западных социально-философских учениях имеются в виду демократические общества, характеризующиеся плюрализмом в экономике, политике и культуре, а также развитыми структурами гражданского общества и правового государства.

Ни один из упомянутых подходов не может претендовать на абсолютную истину, а отражает лишь определенный аспект той сложной реальности, которая обозначается термином «общество». Однако при любом подходе для философского понимания общества необходимо решить двуединую задачу: во-первых, понять место общества как системы в общем устройстве мира, а во-вторых, уяснить общие инварианты социального устройства на всем протяжении его исторического развития. Общепризнано, что общество вырастает на базе природы, но в процессе своего становления и развития начинает все больше отличаться от своей исходной основы. Законы естествознания, описывающие поведение природных объектов, опираются на повторяющиеся события, на основе которых они и выводятся. Законы общественного развития, описывающие социальную реальность, тоже опираются на определенную повторяемость основных тенденций и событий. Однако эта повторяемость носит иной характер и определяется тем, что общество представляет собой систему открытого типа, в которой целое в структурно-функциональном отношении первично по отношению к своим частям. В качестве социальной материи выступает человеческая деятельность, формами реализации которой являются экономика, политика, религия, наука, право, мораль и т. д. Все, что существует в обществе, представляет собой то или иное проявление этой деятельности, которая втягивает в свою орбиту как природные, так и культурные объекты. Законы, описывающие поведение сложных социальных систем, исходят из высокой степени неопределенности аналогичных явлений. Это дало основание утверждать, что их следует квалифицировать как законы-тенденции.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...