Главная Обратная связь

Дисциплины:






Устойчивость к успеху



Из всех великих ученых, которых я знал, одна только мадам Кюри осталасьсовершенно неиспорченной успехом. А. Эйнштейн Гораздо больше людей могут противостоять неудаче, нежели успеху.Бедствия могут даже облагородить человека, мобилизовав все лучшее в нем, вто время как слава низводит всех, кроме самых великих, до такого состояния,когда человек превращается в символ самодовольного авторитета или в лучшемслучае становится добрым покровителем тех, кто славы лишен. Как работа ведет талант к славе, так слава уводит его от работы,используя для этого множество способов. Во-первых, чувство опустошенности,когда наконец окончена трудная работа, или, по выражению Ницше, "меланхолиязавершения". Когда разум исследователя, его ассистенты и инструментарий,объединенные воедино, приспосабливаются к определенному типу работы, она,независимо от степени оригинальности, становится рутинной. По достижениицели привычный ежедневный порядок внезапно ломается. В период последующегомрачного затишья увлекавшая ранее цель работы отсутствует. Ученыйоказывается перед лицом угнетающей задачи - проанализировать цельныйвысокосовершенный механизм специализированных средств и приемов мышления,очистить как ум, так и лабораторию для дальнейших исследований. Но какихпроблем? Ученый был настолько увлечен решением предыдущей задачи, что его умеще плохо подготовлен для восприятия чего-либо нового. Раз уж работа привелаего к выдающемуся достижению, то в сравнении с этим ничто не кажется емузаслуживающим внимания. Многие ученые - я бы сказал большинство - фактически увязают в побочныхрезультатах своего собственного успеха. Под их началом создаются большиеинституты, которыми надо управлять. Они получают огромную корреспонденцию,приглашения на чтение лекций, участие в церемонии открытия новых лабораторийили больниц, на издание монографий и составление обзоров. К ним приходят всебольше и больше посетителей, бесконечное количество бывших студентов просятдать рекомендации при переходе с одной работы на другую и т. д. Времени нанаучную работу остается все меньше, и. хотя некоторые из этих предложений имдаже приятны, в результате у них не остается ничего, кроме такого родадеятельности, не имеющей никакого отношения к научной. Успех вреден также и порождаемой им лестью. Слава делает действующуюличность действующим лицом. Хочет он или не хочет, но ученый должен сдостоинством относиться порой к чрезмерным восхвалениям со стороны прессы,телевидения, научной общественности, иначе его скромность будетвосприниматься с обидой. Затем знаменитость превращается в оракула. Дажеесли его профессиональные интересы ограничены областью биохимии, его мнениетребуется по самым различным политическим, философским и даже религиознымвопросам. Если же он считает се.бя недостаточно компетентным, его обвиняют вчванстве и безразличии. И наконец, Великий Человек должен "одалживать своеимя" по каждому случаю: сюда относится написание статей, публичныевыступления или как минимум многочасовые сидения в президиуме с единственнойзаботой - иметь внушительный вид. Так слава безжалостно губит живую личность, превращая человека впамятник его собственным достижениям. Это не то признание, в которомнуждается ученый, но противодействие последствиям этого признания можетпотребовать столько же усилий, сколько отняла та самая работа, которая ипривела его к славе.

Мужество

Древний мореплаватель так обращался к Нептуну, попав в жестокую бурю:"О боже! Ты можешь спасти меня, коли пожелаешь, а можешь погубить. Но каковабы ни была твоя воля, рулем своим я буду править по моему разумению". М. де Монтень Наша молодежь должна понять, что в Век Фундаментальных Исследованийчеловек будет вести свои величайшие войны не силой юных мускулов, будетвыигрывать свои битвы не отвагой штыковой атаки и готовностью погибнуть воимя дела. Теперь в мирное время, как и на войне, великие сражениячеловечества будут выигрывать герои другого склада: люди, обладающие сильныминтеллектом и редкой разновидностью мужества - трезвой решимостью посвятитьсвою жизнь тому, что они считают достойной целью существования. Наши детидолжны осознать, что гораздо труднее жить ради дела, чем умереть за него. Мало кто считает мужество важным качеством научной деятельности. Оно ине является таковым в привычном смысле этого слова. Случается, конечно, чтобактериолог заражается смертоносным микробом, что исследователирентгеновских лучей (в том числе У. Кеннон) на первых порах подвергалисьопасности, так как необходимые защитные меры еще не были известны, чтотоксиколог может пасть жертвой одного из изучаемых им смертельных ядов.Однако люди склонны излишне драматизировать подобные несчастные случаи, ибов науке они происходят не чаще, чем в других областях деятельности. Несмотряна все эти опасности, для того чтобы стать исследователем, великой отваги нетребуется. Иногда врач ставит на себе те или иные эксперименты. но они редкобывают опасными. Готовность подвергать себя риску производит на публику ещебольшее впечатление, чем несчастные случаи. И все же, на мой взгляд, делатьвклад в науку, выступая в качестве морской свинки, просто глупо, заисключением очень редких случаев, когда никакая другая форма эксперимента неможет привести к решению действительно важной проблемы. Каждый человекдолжен реализовывать свои лучшие способности, так что давайте оставимдоблесть и физическую отвагу представителям вооруженных сил. Ученому нужнаменее эффектная, но более устойчивая разновидность мужества, с тем чтобывыбрать деятельность, которая наверняка лишит его многих радостей, в томчисле в семейной жизни и в достижении благосостояния. Молодым начинающимврачом он должен стремиться к низкооплачиваемой работе в лаборатории, а не кболее привлекательной работе в медицинских учреждениях. По мере ростапрофессионального уровня ему нужна немалая смелость, чтобы отказаться отпредложения занять высокооплачиваемую и влиятельную административнуюдолжность. Еще большее мужество потребуется для продолжения оригинальнойнаучно-исследовательской работы, не получающей ни моральной, ни материальнойподдержки. Молодой человек, желающий пойти в науку, должен быть способен кпереоценке ценностей и к отказу от общепринятых символов успеха, вособенности от культа "красивой жизни". Для этого нужны незаурядное мужествои вера - прежде всего в свои собственные еще не испытанные возможности.

Здоровье и энергия

Упоминание здоровья и энергии в числе полезных для занятия наукойкачеств может показаться излишним. Эти качества так или иначе важны длялюбой деятельности; сидячий образ жизни ученого, быть может, предполагает ихне в меньшей степени, чем занятия другими профессиями.Ученому-"фундаментальщику", безусловно, не нужна мощная мускулатура, нослабое, подверженное болезням, чересчур изнеженное тело неспособнопротивостоять тяжелым нагрузкам, с которыми сопряжены высшие достижения влюбой области. Ученый, который стоя проводит в лаборатории долгие часы илинапрягает все свои умственные силы, погружаясь в многочасовые абстрактныеразмышления, нуждается в дисциплинированном, мужественном и, я бы сказал,спартанском образе жизни. Он должен находить способы поддерживать своюфизическую форму, несмотря на искусственно созданные работой в лабораториижизненные привычки. Верно, что иногда физический или психический дефектможет послужить движущей силой для совершенствования человеком своихтворческих и интеллектуальных способностей, но наличие такого дефектатребует еще большего внимания к своей физической форме.

ОРИГИНАЛЬНОСТЬ

Сила оригинальной, творческой мысли состоит в способности по-новомувзглянуть на вещи. Под независимостью мышления я в первую очередь имею ввиду инициативность и способность сделать первый шаг. А эта способность всвою очередь зависит от воображения, умения сформировать осознанноепредставление о чем-либо новом, ранее не встречавшемся в действительности. Адля этого нужны острота взгляда, проницательность, способность выделитьнаиболее важные характеристики, еще не заметные для непосвященного.




sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...