Главная Обратная связь

Дисциплины:






В какой момент истории?



Когда открытия делаются преждевременно, они почти навернякаигнорируются или встречают труднопреодолимое сопротивление, поэтому вбольшинстве случаев они могли бы с таким же успехом и вовсе не бытьсделанными. У. Беверидж Можно часто слышать, как о каком-нибудь ученом говорят, что его времяеще не пришло. Оно, может быть, и так, но я сомневаюсь, что всю вину надовзваливать на время. С моей точки зрения, научный гений должен быть способеноценивать возможность реализации своей работы. Бесполезно планироватьработу, для которой нет еще подходящих средств, или развивать теории, ккоторым человечество еще совсем не подготовлено, если только мы не всостоянии сами создать нужные средства ИЛИ объяснить свои концепции словами,понятными по крайней мере избранным из наших современников. Работа тех, ктопренебрегает этими требованиями, легко забывается и теряется навсегда; когдапридет время, ее нужно будет делать вновь, но... другим. На практикетрогательная фигура непонятого и непризнанного гения находится в опасномсоседстве с фигурой хорошо всем понятного психа - и тот, и другой излагаютнепрактичные идеи, сеящие хаос. В любом случае человек, идеи которого выглядят далеко опережающими еговремя, должен сосредоточиться на средствах доказательства своей позиции, ане тратить всю жизнь на бесплодные попытки уговорить человечество признатьсвою правоту. Исследование может быть полезным для человечества и принестиудовлетворение самому ученому, только если оно выполнено в такое время,когда может встретить интерес и понимание. Атомная теория материи в томвиде, как она была выражена Демокритом, оказалась преждевременной и, сталобыть, для того времени бесплодной, так как не существовало никакихпрактических средств доказать либо опровергнуть ее. Позже, в эпохусредневековья, когда стало возможным доказать существование химическихэлементов, алхимики, движимые надеждой на преобразование одного элемента вдругой, пытались получить золото. Недавно корректность этой идеи быладоказана, и все же к алхимикам по справедливости относились как кэксцентричным фантазерам, поскольку в их время предпринимаемые ими попыткибыли не более чем мечтой. Все фантазии содержат в себе зерно истины;гениальность же состоит в том, чтобы суметь распознавать такие фантазии, изкоторых это зерно можно извлечь. Те, кто сотни лет назад мечтал о полетах наЛуну, не могут претендовать на приоритет в области современных космическихисследований. Даже если в будущем станет возможным продлить человеческуюжизнь на несколько сотен лет, современного врача, предсказывающего это, нестоит считать великим пророком. Ситуация несколько меняется, если фантазия представляет собой не простобанальное благое пожелание, а интуитивное предвидение некоей скрытойплодотворной истины, до поры до времени недоступной для других. Если этотистинный факт, не являясь в данный момент объектом исследования, достаточноблизок к уровню знаний своего времени, он может побудить других специалистовсоздать соответствующие средства и методы. В первом своем варианте, вформулировке Фракасторо{27}, идея о переносе заразы невидимыми крохотнымисуществами не могла получить экспериментального подтверждения, поскольку несуществовало микроскопов или других средств ее проверки. И все же этаинтригующая мысль подспудно тлела до тех пор, пока ею не занялись Пастер иКох, дав, вероятно, толчок для последующего развития микробиологии.Сформулированная второй раз идея неразличимых под микроскопом переносчиковинфекции была непрактичной, но она, несомненно, послужил а стимулом дляпоиска вирусов на третьей стадии исследования, когда стали доступны методыультрафильтрации и электронной микроскопии. Простое хотение (полностью непрактичная фантазия) отличается отинтуитивного предвидения чего-то, что еще далеко не очевидно, но что имеетшансы стимулировать дальнейшие исследования в тот момент, когда этоинтуитивное предвидение еще не выражено или по крайней мере еще не забыто. Открытие Менделем основных принципов генетики игнорировалось в течениетридцати пяти лет после того, как о нем не только был сделан доклад назаседании научного общества, но даже опубликованы его результаты. По мнениюР. Фишера [10], каждое последующее поколение склонно замечать впервоначальной статье Менделя только то, что обкидает в ней найти, игнорируявсе остальное. Современники Менделя видели в этой статье лишь повторениехорошо к тому времени известных экспериментов по гибридизации. Следующеепоколение поняло важность его находок, относящихся к механизмунаследственности, но не смогло полностью оценить их, поскольку эти находки,казалось, противоречило особенно горячо обсуждавшейся в то время теорииэволюции. Позвольте, кстати, добавить, что знаменитый статистик Фишерперепроверил результаты Менделя и заявил, что при обработке современнымистатистическими методами выводы отца генетики демонстрируют явное смещение впользу ожидавшихся результатов. В своей собственной работе я постоянно руководствуюсь соображениямиправильного выбора времени для работы. Никакое биологическое исследованиеникогда не кончается. Каждое новое наблюдение ставит новые проблемы, и мыобычно приходим к ситуации, когда дальнейшая работа в избранном направлениистановится неэффективной - как бы мы ни были заинтересованы в решении даннойпроблемы - просто потому, что время для нее еще не пришло. К примеру, ясчитаю, что наша работа, показавшая, что стресс в зависимости отобстоятельств может как вызывать, так и предотвращать возникновениесердечных некрозов, вполне может оказаться самым важным и практическиприменимым результатом всех наших исследований по стрессу. И все же, как яни был заинтересован в этой работе, я решил прекратить ее, по крайней меревременно, когда понял, что при моей подготовке и возможностях я не смогусколько-нибудь существенно ее развить. Пришло время, и я почувствовал, чтодальнейший реальный прогресс должен обусловливаться клиническими ибиохимическими исследованиями. Проблема представлялась мне столь важной, что я даже подумывал обизменении характера своей деятельности и о возврате в клинику илибиохимическую лабораторию, с тем чтобы участвовать в разработке этойпроблемы вплоть до стадии практического применения. Впрочем, я не решился наэтот путь, так как понимал, что мы уже описали экспериментальную основусвоей работы в достаточной степени, чтобы компетентные специалисты смоглипродолжить ее дальше. Мы опубликовали многочисленные статьи в широкочитаемых и респектабельных журналах и дали подробные обзоры этой областиисследования в двух монографиях, что обеспечило доступность соответствующейлитературы для других ученых. После этого требовался определенныйинкубационный период, чтобы значение и потенциальные возможности нашейработы стали общепризнанными. Я рассчитывал (и, как оказалось, не безоснований), что клиницисты и биохимики, обладающие в отличие от меняспециальной квалификацией, с большим успехом, чем я, продвинут эту проблему.А тем временем наша группа смогла бы переключиться на другие вопросы, дляисследования которых мы были лучше подготовлены. Той же линии мы придерживались и в отношении более ранних общихисследований по стрессу. Мы не делали практически ничего ни по частиклинических применений, ни в области фундаментальных исследований побиохимии стресса и стрессовых -гормонов. Но после того, как были описаныосновные принципы и прошел период созревания, проблема стала развиваться иразвивается до сих пор, причем весьма эффективно и без нашего вмешательства.Это дало нам возможность переключить свое внимание на кальцифилаксию. Здесь,как мне кажется, мы с нашей подготовкой и имеющимися средствами еще многоеможем сделать, но я твердо намерен расстаться с этой темой, как толькопочувствую, что нам осталось внести в ее развитие не так уж много нового. Все, что может сделать любой ученый,- это продвинуть проблему нанесколько шагов дальше своих предшественников, а затем он должен пособственному желанию уйти со сцены, уступив место другим, т. е. тем, кто ужерасполагает - или через несколько лет, десятилетий или даже веков будетрасполагать - средствами, необходимыми для достижения значительногопрогресса в ее развитии. Хорошо обоснованное наблюдение одинаково истинно,где бы и когда бы оно ни было сделано, но не одинаково полезно. Еготеоретическая оценка и практическое приложение в большой степени зависят отсовременного состояния знаний в сопряженных с ним областях.




sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...