Главная Обратная связь

Дисциплины:






ДВЕ СИГНАЛЬНЫЕ СИСТЕМЫ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ



Высшая нервная деятельность, в частности анализ и синтез, ос­новывается на сигнальных системах. Для животного, как указыва­ет И. П. Павлов, действительность сигнализируется почти исклю­чительно только раздражителями и следами от них. Это первая сигнальная система, или сигнальная система действительности. Действие различных предметов и явлений окружающего мира че­рез рецепторы на кору — это всегда конкретный сигнал действи­тельности. Животные анализируют и синтезируют только кон­кретную обстановку, поэтому обладают конкретным умом.

Первая сигнальная система людей отличается скоростью ир­радиации и концентрации нервного процесса, подвижностью нервного процесса, обеспечивающей быстроту переключения, об­разованием условных рефлексов высших порядков, преобладани­ем следовых рефлексов. Мозг человека лучше различает всевоз­можные комбинации раздражителей, а животного — отдельные раздражители. Условные рефлексы наиболее стойки не у людей, а у животных. Способность прочно удерживать выработанные на­выки, несмотря на их несоответствие изменившимся условиям ок­ружающей среды, характеризует недостаточную лабильность нерв­ной системы, невысокий уровень ее развития.


 




Условный рефлекс первой сигнальной системы состоит в обра­зовании временной связи между пунктом анализатора, возбужде­ние которого вызвано конкретным раздражителем, и клетками или центрами представительства уже готового рефлекса, имеюще­го значение биологического приспособления.

Кроме первой сигнальной системы у человека в процессе его социального развития в результате трудовой деятельности появи­лась вторая сигнальная система, связанная со словесной сигнали­зацией, речью. Ее развитие внесло новый принцип в деятель­ность больших полушарий. «Если наши ощущения и представле­ния, — говорил И. П. Павлов, — относящиеся к окружающему миру, есть для нас первые сигналы действительности, конкрет­ные сигналы, то речь, специально прежде всего кинестезические раздражения, идущие в кору от речевых органов, есть вторые сигналы, сигналы сигналов. Они представляют собой отвлечение от действительности и допускают обобщение, что и составляет наше лишнее специальное человеческое высшее мышление, со­здающее сперва общечеловеческий эмпиризм, а наконец, и на­уку — орудие высшей ориентировки человека в окружающем мире и в себе самом».

При произнесении слогов и слов раздражаются рецепторы мышц, участвующих в речевом процессе, — мышц языка, губ, щек, гортани. Эти раздражения поступа­ют в ЦНС и, достигая коры, вызывают возбуждение в определенных клеточных группах коркового отдела двигательного — кинестезического — анализатора. Кор­ковые нейроны данного анализатора, связанные с рецепторами речевых мышц, играют столь важную роль, что их совокупность правильно называть корковым отделом речедвигательного анализатора. Он в основном представлен той облас­тью лобной извилины коры левого (у правшей) полушария, которая раньше счи­талась «двигательным центром речи».



При произнесении различных слогов и слов в речедвигательный анализатор от рецепторов речевых органов поступают различные кинестезические раздражения. Возбуждение корковых клеток при произношении разных слов всегда совпадает по времени с различными звуковыми раздражениями от звучания этих слов, а также зрительными, тактильными, вкусовыми и т.п. раздражениями от непосредствен­ного воздействия на первую сигнальную систему предмета (или действия), обо­значаемого произносимыми словами. Так, произнесение (и одновременно слу­шание) детьми слова «молоко» сочетается с видом, запахом, вкусом молока; про­изнесение и выслушивание слова «мама» сочетается с целым рядом зрительных, осязательных, обонятельных и слуховых раздражений, исходящих от этого опре­деленного человека. Раздражение, производимое в мозговой коре при произнесе­нии и звучании каждого слова, сочетается по принципу выработки временных свя­зей с раздражениями первой сигнальной системы, которые производятся объекта­ми, обозначаемыми каждым словом. Таким образом, слова становятся сигналами обозначаемых ими вещей.

Между различными участками коры мозга и центрами, принимающими участие в актах чтения и письма, в процессе обучения также образуются связи. Поэтому после выработки условного рефлекса на звук звонка надпись «зво­нок» вызывает у человека, умеющего читать, такую же условно-рефлекторную реакцию.

При исследовании ВИД человека речевые сигналы с успехом могут быть при­менены и как безусловные раздражители, на базе которых образуются условные рефлексы. Для этого индифферентный раздражитель, например звук звонка, со­провождается словесной инструкцией-приказом: «Нажмите на ключ», «Встаньте»,


«Отдерните руку» и т.п. В результате сочетания индифферентною рашражшелм со словесной инструкцией возникает условный рефлекс, хараки-р кшщнии ч«и ветствует инструкции. Слово является мощным подкреплением, па <>aic котрою могут быть образованы прочные условные рефлексы.

Первая и вторая сигнальные системы неотделимы друг от дру га. У человека все восприятия, представления и большинство ощу щений обозначаются словом. Из этого следует, что возбуждения первой сигнальной системы, вызываемые конкретными сигнала­ми от предметов и явлений окружающего мира, передаются во вторую сигнальную систему.

Обособленное функционирование первой сигнальной системы без участия второй (за исключением патологии) возможно только у ребенка до овладения им речью. Любое обучение и любая творчес­кая деятельность связаны с развитием и совершенствованием вто­рой сигнальной системы. Высшего своего развития она достигает в процессе познания закономерностей природы и общества.

Значение кинестезического анализатора в формировании и развитии абстрактного мышления доказывается тем, что у поте­рявших в раннем детстве зрение, речь и слух нормальное мышле­ние восстанавливается и развивается после систематических лого­педических упражнений, вызывающих функции устной и пись­менной речи.

Функция речи состоит в рефлекторном регулировании сокраще­ний мышц, участвующих в акте устной речи и письменной, благо­даря афферентным импульсам, притекающим из рецепторов двига­тельного аппарата в соответствующие речевые анализаторы голов­ного мозга. Функция речи по способу возникновения относится к заученным рефлексам. Таким образом, главное отличие человека от животных состоит в том, что только человек мыслит понятиями, только у него есть отвлеченное, абстрактное мышление.

Вторая сигнальная система состоит не только из наличных раз­дражителей, но и следов в головном мозге: звуковых, слуховых, кинестезических. И. П. Павлов указывал, что детальному анализу и синтезу, производимому большими полушариями, подвергаются процессы, происходящие в скелетно-мышечной системе. Основ­ные законы, установленные в деятельности первой сигнальной системы, проявляются также и во второй сигнальной системе, так как обе системы — функция одной и той же нервной ткани боль­ших полушарий головного мозга человека.

В каждом поведенческом акте человека участвуют три вида межнейронных связей: безусловно-рефлекторные; временные свя­зи первой сигнальной системы; временные связи второй сигналь­ной системы. Анализ физиологических механизмов поведения че­ловека показывает, что оно является результатом совместной дея­тельности обеих сигнальных систем, подкорковых и стволовых образований мозга. Вторая сигнальная система как высший регу­лятор человеческого поведения преобладает над первой и в неко-


 



 



торой мере подавляет ее. Вместе с тем первая сигнальная система в известной степени определяет деятельность второй.

Деятельность обеих сигнальных систем и коры полушарий мозга в целом находится в сложных соотношениях с подкорковы­ми центрами. Человек может произвольно затормаживать свои бе­зусловно-рефлекторные реакции, сдерживать многие проявления своих инстинктов и эмоций; подавлять оборонительные рефлексы в ответ на болевые раздражения, пищевые и половые рефлексы. Вместе с тем подкорковые ядра, ядра мозгового ствола и ретику­лярная формация являются источником импульсов, поддержива­ющих нормальный тонус коры.

Неправильное понимание соотношения коры и подкорковых образований привело некоторых ученых к принципиально невер­ным выводам о том, что в мышлении человека ведущая роль при­надлежит будто бы подкорке, а не коре, т. е. центрам инстинктив­ной, а не органу сознательной деятельности человека.

Возникновение второй сигнальной системы качественно изме­няет первую сигнальную систему. Социальная детерминирован­ность второй сигнальной системы сказывается и на первой: у че­ловека реакции первой сигнальной системы в значительной сте­пени определяются социальной средой.

Деятельность и первой, и второй сигнальных систем проверяется практикой. Если нет соответствия условно-рефлекторных реакций с внешними условиями, в которых находится организм, это вызывает их перестройку, изменяются временные связи, затормаживаются те или иные условные рефлексы. Именно с этим связано известное вы­ражение, что слово должно быть подкреплено делом.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...