Главная Обратная связь

Дисциплины:






Диалектика социального познания. Диалектические законы общественного развития и законы системного действия



Как известно, диалектический подход, изначально предполагает рассмотрение объекта познания в процессе его развития и в совокупности всех связующих элементов этого развития. И далее - через законоположения диалектического развития.

Социальное познание не исключение. Однако социальная диалектика имеет и свою специфику, исходящую из сущностных особенностей социального познания.

Главная из этих особенностей - возможность регуляции общественных процессов на основе использования социального знания об обществе. Именно поэтому подобная возможность и становится социальной реальностью – «второй природой» или социокультурной действительностью человека после «первой природы» как естественно – генетического окружения.

Принцип социального развития. Использование данного принципа позволяет рассматривать общественные процессы не только в их изменении, взаимодействии и преобразовании, но и как наиболее совершенное движение из всех существующих видов. Саморегуляция и самоорганизация социального движения придаёт ему наибольший энергетизм, социальная энергия не только растрачивается на процессы развития, но и накапливается, активно аккумулируется, может произвольно направляться на наиболее перспективные линии развития, человечества, подчиняясь общественному сознанию людей и их социальной воле. То есть, процессы социального развития в значительной мере носят синергетический характер.

Принцип универсальности социальных связей. Для процессов общественного развития это означает, что социальное знание о них необходимо брать во всём культурно–историческом континууме, в социоисторическом пространстве и времени. То есть само социальное познание должно носить всесторонний, комплексный и многовариантный характер. Данный принцип исходит из того основоположения, что богатство измеряется не столько его материально–вещественными накоплениями, сколько богатством социальных связей. А если они представлены в социодуховном плане – спектр этих связей и взаимосвязей, взаимоотношений и взаимодействий становится поистине безграничным.

Принцип социального противоречия. Применение этого принципа позволяет раскрыть социальный источник общественного развития, познать откуда общество черпает энергетические потенциалы для своего прогресса. В отличие от противоречий природного развития, социальное противоречие может разрешаться управляемым, а не стихийным путем. Более того, - социальное противоречие можно сознательно переносить на более высокие уровни общественного бытия людей. Например, в культурно–цивилизационный план социального развития. Тогда «столкновение» различных общественных культур и цивилизаций, их внешние коллизии и конфликты разрешаются путем взаимообогащения, социально-культурного прогресса, существенного продвижения на пути утверждения общечеловеческих ценностей.



Принцип переменности социального качества, многокачественности социальных трансформаций с утверждением новых качественных состояний общественного бытия. Наиболее ярко этот принцип демонстрирует свою функциональность применительно к культурогенным системам с различным этноструктурным содержанием. Даже «маленькие» народы, но с высокой общественной культурой вносят неоценимый вклад в общечеловеческое развитие. Там, где «большие» народы в форме имперских социобразований мало что могут предложить в культурно – цивилизационном и социодуховном планах.

Принцип социального отрицания и «двойного» социального отрицания. В позитивном плане - это совмещение в развитии поступательности и цикличности, (спиралевидность), развитие с «обратной связью», возвратно–поступательное социальное движение. Диалектическое социальное отрицание отличается от «голого» отрицания преемственностью в процессах развития, что характеризуется как социальное «снятие». Это означает «снятие» прежних качеств на новых ступенях развития, когда прежняя социальная система выработала все свои энергопотенциалы для прогрессивного социального движения. Однако на последующих этапах развития все позитивные социально-качественные накопления сознательно используются для общественной жизнедеятельности более высокого уровня. Тем самым обеспечивается социально культурная направленность в процессах развития, аккумуляция культурных ценностей, духовных смыслов и значений общественного бытия людей.

В социальном познании обычно также выделяется группа общенаучных социальных законов более узкой сферы применения по сравнению с законами социальной диалектики. Это динамические и статистические законы. Они отвечают строгим научным критериям доказательности и технологической применяемости. Исходным для них являются критерии взаимообусловленности и взаимоопределимости.

Динамические законы соответствуют критерию однозначной определимости, то есть это законы однозначной детерминации по схеме жестких функциональных соответствий, прямолинейных или переменных. Для общественной жизнедеятельности, как правило, более характерны сложные переменные зависимости, носящие неоднозначный характер. Это хорошо известные производственные функции, закон предельной производительности труда и себестоимости продуктов, гиперболические функции «товарного распределения и потребления», «факторные законы», позволяющие определить показатели детерминации (удельного веса) того или иного социального явления в совокупности других явлений или в комплексах решаемых социальных задач.

Статистические законы для общественной жизни более характерны. Они позволяют описать социальное явление и процессы, носящие многозначный характер. Это законы многозначной детерминации, которые выявляют тенденции в общественном развитии с многополярной направленностью, многовекторного действия, когда социальные процессы по каждому вектору, бинеру, альтернативе имеют переменно–функциональное проявление. Наиболее характерными в этом плане являются общесоциологические законы «среднего уровня». Это законы, связаны с социологией политики, науки, образования семьи, воспитания, этнорегионального структурирования, демографии, а в целом, - это законы развития общественной культуры. К ним можно отнести социально-статические законы прикладного уровня. Это конкретно-социологические законы, позволяющие свести к минимуму социальную дисперсию и стохастичность в общественных явлениях, обнаружить таксономическую определённость в социальных процессах. То есть описать их в образах и понятиях, обнаружить латентные (скрытые) закономерности, которые еще только зарождаются и проявляют себя как «слабо реагирующие факторы» общественного бытия.

Третья группа законов социодиалектического действия - законы социальной системы. Это законы социосистемных взаимодействий, проявляющие себя не локально или фрагментарно, а в системном плане. Социальные системы принадлежат к высшему типу систем, относятся к разряду «развивающихся систем» (после механических и органических). И в своем последующем развитии могут достигать духовно–ценностного уровня социокультурных и культурогенных систем, имеющие ярко выраженный духовно-творческий, креативно-познавательный инновационный характер. Законы социально-системного действия могут быть представлены в таком их иерархически-субординационном виде.

А. Законы социального структурирования.В позитивном плане законы этого действия фиксируют моменты устойчивости социальной системы, обуславливая появление общественных новообразований в качестве «поддерживающих структур». Негативный план связан с разрушением устаревающих структур, прежних структурооброзованый. И, если этот процесс не синхронизирован с появлением новых структур, приходящих на смену старым, то последствия могут быть крайне социально–деструктивными. Яркий пример тому Украина, да и другие страны СНГ. Разрушение в них прежних политических и социально- экономических стуктурообразований в 4 раза понизило уровень жизни населения. В то время как управление этим процессом в Китае в 2 раза подняло уровень жизни. Ясно, что цена подобного социального реформирования оказывается явно неприемлемой. На Западе же действие закона социального структурирования (как закона социальной стратификации) позволило ему подняться на новый уровень индустриального и постиндустриального развития. Фундамент ему составили новые социально-информационные структуры, развившиеся в рамках интеллектронных и коммуникационных систем.

Модификатами закона социального структурирования могут быть такие формы его проявления и действия:

Закон социальной стратификации, т.е. образование многочисленных социальных слоёв и групп, небольших группообразований.

Закон социальной диффузии, позволяющий определить характер структурирования - это либо:

- центростремительные процессы, укрепляющие социальные структуры, или это

- центробежные процессы, ведущие к общественному распаду и социальной деструкции.

Закон этногруппирования, ведущий к образованию этнотерриториальных структур, состоящих из лиц преимущественно одной национальности или этнопринадлежности;

Закон социально–корпоративного структурирования: его действие приводит к образованию индустриальных корпораций как «государств в государстве»; это большие индустриальные образования («большие корпорации») преимущественно производственно–экономического и социокультурного профиля, могущие выходить в своей хозяйственной деятельности за пределы государства, где они возникли, и превращаться тем самым в транснациональны корпорации (ТНК).

Б. Законы социального функционирования. Они фиксируют моменты изменчивости социальной системы, предавая ей эластичность и гибкость, то есть описывают процессы изменения. Законы функциональных изменений противодействуют застойным процессам, консерватизму, социальной косности. Это в позитивном плане. С другой стороны, могут появляться асоциальные образования, функционирование которых имеет антиобщественную направленность: криминальные элементы, экстремистские организации, включая организации фашистского толка по схеме «нашего дела», молодежные соперничающие группировки (панки, рокеры, брейкеры, «фанаты», «хайлафисты», «тинэйджеры»), модные религиозационные секты (по типу «народного храма» и «белого братства»), социальные движения «новых левых» или «новых правых», неогуманистов и антигуманистов, модернистов и постмодернистов с эсхаталогическим уклоном конечной всеобщей гибели.

К данному типу законов социального функционирования можно отнести различные его модификаты.

Закон социальной когерентности (социального смещения). Он устанавливает постоянство фазового соотношения процессов, идущих из одного социального источника и приводит эти процессы к интерференции (взаимоналожению).

Это, например, фазы социально-экономического и технологического развития Западной Европы, США и Восточной Европы. Все народы этих стран имеют единый социально-исторический источник развития – Древняя Греция и Древний Рим, а затем – центрально–европейская социальная плацента. Фазы развития этих народов повторяются с определённой периодичностью в самых различных контекстах. В результате взаимной общественной интерференции образовались две великие культуры – северо–американская и западно–европейская. Последняя на наших глазах активно трансформировалась в общеевропейскую культуру или просто – европейскую культуру, в состав которой органично входит Украина и тяготеет европейская часть России.

Закон социальной коррелятивности. Определяет коррелятивные закономерности, сопряженные и близкие взаимосвязи, социальные взаимодействия, имеющие как один, так и различные источники с разными фазовыми соотношениями и степенью развитости.

Так, корреляционная сопряженность культур и цивилизаций такова, что трудно определить их взаимообусловленность со стороны первичности и требуется специальный корреляционный анализ.

То же самое относится, например, к государству и праву: в какой степени имеет смысл понятие «правовое государство», то есть корреляция политической власти (насилие и принуждение) и права (добровольное подчинение и согласие).

Закон социальной таксономии определяет функционирование новых социальных образов и понятий, которые не определились как социальные феномены и, следовательно, как реально функционирующие процессы. То есть требуют своего социального «распознания» и последующего общественного «признания» в качестве новых социальных фактов. Что представляет собой, например украинская национальная модель общественной демократии? Что это демократия не «французская», не «польская», не «шведская» или «испанская» – это сейчас совершенно ясно. Неясно только, в чем демократическая специфика украинского общества? Вот здесь и требуется таксономический анализ «распознавания» демократического образа Украины, и выявление особенностей действия закона социальной таксономии на национальной почве.

Закон социальной организации. Определяет социо-организационные функции общества как социальной системы: это интегративная коммуникация с целью достижения взаимного понимания, ценностно-ориентационное единство в обществе и другие механизмы социальной организации.

В. Законы социального роста. Это законы, фиксирующие структурно-функциональные качества, то есть рассматривающие структурно-поддерживающие и функционально-изменяющие процессы в их синтезе как «изменяюще-поддерживающие» процессы.

Моменты социального роста могут быть зафиксированы по степени совершенства социальных образований, организаций и структур. Это критерии внешне-внутренней определенности, формальной–неформальной организации, наличия–отсутствия социодуховных элементов, культурогенного качества в социальных образованиях на тех или иных стадиях их роста, совместные интересы и близость ценностных установок.

Уровни социального роста можно представить следующим образом на примере социальных образований.

Диффузные общности.Это неорганизованные группы с высоким уровнем социальной дисперсии, то есть с быстро «рассыпающимися» структурами: толпа, футбольные болельщики, цирковая публика, временные досуговые компании, игровые команды и так далее.

Социальные группы и образованияв их собственном значении. Наиболее характерные виды подобных группообразований объединяются по интересам: студийные группы, временные творческие группы, временные управленческие структуры, любительские объединения (садоводов, охотников, рыболовов, любителей туризма, альпинизма и другие), жилищные кооперативы, экологические группы (охраны природы и животного мира), постоянные дружеские компании и так далее. Если эти социальные группы формируются из распавшихся классовых образований (торговцы, рабочие, крестьяне, капиталисты, интеллигенция), - то перед нами страты как «классовые остатки».

Общественные ассоциации. Это «большие группы» с самой различной направленностью интересов и действия: ассоциации научные, производственно-экономические, творческие (на постоянной основе), всевозможные лиги (шахматные, хоккейные, футбольные), ассоциации в форме политических «содружеств» – Великобритания как «содружество наций», СНГ как «содружество суверенных государств» на постпространстве бывшего СССР, США как «содружество независимых штатов», ФРГ и Российская федерация как «федеративные содружества», Швейцария – «конфедеративное содружество» и так далее.

Ассоциации уже имеют определённую внутреннюю и внешнюю организацию на формальной или неформальной основе, и основа их сплочения – совпадающие интересы. Существуют социальные прогнозы, что при высоком уровне осознания общности этих интересов, придания им социокультурного и духовно–ценностного содержания, ассоциации в будущем разовьются в самоуправляемые общности.

Это также ассоциации–конвикции, жизнедеятельность которых развивается на основе близости и единства убеждений, жизненных укладов, общественной и хозяйственно-производственной самоорганизации. Предполагалось, что ими могут стать «коммунитарные ассоциации», сейчас прогнозируется, что более перспективными являются «социетальные ассоциации» с четким приоритетом социокультурных отношений.

Организациикак группообразования с четко установленными принципами своего организационного построения, строгой функциональностью, ясно определёнными целями и задачами своей деятельности. Организации могут функционировать в более высоком социальном статусе – как корпорации. Их часто представляют как «большие организации» («большие корпорации»), которым присущ «корпоративный дух». Для него характерны единые корпоративные ценности, которые формируются, когда личные цели переносятся на цели корпорации, а затем непосредственно идентифицируются с ними.

Ещё более высокий социальный статус имеют организации– коллективы. Для коллективов характерен не только «корпоративный дух», но и неформальная структура и управление (саморегулирование), коллективное руководство, избрание (а не назначение) своих лидеров и органов управления. В дальнейшем, в ходе социокультурного прогресса могут возникнуть «корпоративные ассоциации» и «коллективные ассоциации» как прообразы новых социогенных и культурогенных общностей с встроенными мультипликаторами (ускорителями) общественного развития.

Г. Законы общесистемного действия («системные законы»). К ним относятся законы механического и органического системообразования, а также закон образования развивающихся систем, то есть общественных систем с переменным социальным качеством.

Действие последнего закона хорошо прослеживается как на исторических примерах, так и на фактах современной социальной жизнедеятельности. Это формирование гуманоморфных обществ с социоприродным качеством общественного бытия, например, экологическое общество, которое резко снижает «экологическую нагрузку» на природную среду. Видимо, имеет смысл говорить и о появлении в дальнейшем «социо–экологизи-рованного» общества, общества социальной экологии, в котором в полную меру начнут развиваться «человеческие качества», социальные и духовные сущностные силы человека. Развитие этих сил и человеческих качеств сформирует новые общественные системы социетального типа.

К ним можно отнести цивилизованные и постцивилизованые общества, способные использовать предшествующий исторический опыт цивилизационного развития на новой социо-культурной основе. Это социетальные общества,развивающиеся по наиболее эффективным социальным технологиям, которые меняют ретроспективную обращенность в прошлое на инновационную обращенность в будущее (социальная инверсия) в процессах социального развития. К постцивилизационным социальным системам относятся те или иные общественные культуры, культурогенные общества. Они обладают социодуховным механизмом развития, ценностной структурой и организацией, механизмом передачи одной системы ценностей другой по мере прихода новых поколений в общестественную жизнь. Социальная эволюция развивающихся социальных систем идет в таком направлении (в социополитическом аспекте):

- имперские системы (механического типа);

- республиканские общества (демократические республики) органического типа;

- полиэлитарные общества (полиархические демократии) неоаристократического типа, управляемые «элитами компетентных»; противоположностью им являются олигархии, устанавливаемые на демократическом основании обычно путем захвата и принудительного удержания власти; общества элитного типа отличаются направленностью общественного прогресса, ведомого «просвещёнными элитами» (или асоциальными олигархами – к регрессу);

- общественно–экономические формации, цивилизации и культуры как развивающиеся системы, впитавшие весь исторический опыт человечества и использующие социально–экономические, социально–организационные и социодуховные механизмы для своего развития.

Как видно, социальная диалектика вполне обеспечивает научное понимание процессов общественного развития. Социально-диалектическая теория познания позволяет на научном основании установить основные законы и тенденции общественного развития, обеспечить не только прогнозируемый, но и управляемый характер социального движения общества по пути материального и культурно–духовного прогресса.


Тема 3.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...