Главная Обратная связь

Дисциплины:






Дилемма смертной казни



 

Особое место в прикладной этике занимает дилемма смертной казни. Определяя проблему применения смертной казни как вид наказания в качестве дилеммы, мы указываем на неоднозначность морального оправдания ее применения. Эта проблема исторически существует не только как проблема правовой области, это одна из глубоких и трудноразрешимых проблем общества в целом. Не случайно, что ее обсуждение имеет давнюю традицию и различные формы. Примером может служить рассказ А.П. Чехова «Пари», созданный еще в начале прошлого века.

Дилемма смертной казни получает свое выражение в полемике между ее противниками и ее сторонниками. Содержание их аргументов можно свести к ответам «за» и «против» на основополагающие вопросы, вскрывающие противоречивую природу смертной казни.

1. Является ли смертная казнь справедливым возмездием и эквивалентным воздаянием за совершенное преступление? Как ответ на этот вопрос рассматривается

Аргумент (не)справедливости и (не)эквивалентности смертной казни. Противники рассматривают смертной казни как предумышленное убийство, что само по себе ставит не просто в один ряд с преступлением, но и оценивается как более тяжелое. Также с их точки зрения здесь нет адекватности и эквивалентности, в силу спланированности, публичности, регламентации осуществления смертной казни.

Сторонники считают, что правосудие не имеет притязания на точность воздаяния. Иначе пришлось бы устанавливать соответствующие разновидности смертной казни, пытки, что недопустимо. Смертная казнь, с точки зрения сторонников, считающих ее применение справедливой мерой наказания, - своего рода потолок, выше которого подняться невозможно. Разумно прибегнуть к ней только за совершение тяжких преступлений.

2.Обладает ли смертная казнь устрашающим воздействием, упреждающим новые преступления?

Аргумент бессилия страха смерти. Страх смерти, безусловно, самое сильное чувство человека, но как бы велик он не был, никогда не побеждал человеческие страсти. На это еще обратил внимание Ф.Бэкон, английский мыслитель, живший в 16 в.: «Нет в душе человека такой даже самой слабой страсти, которая не побеждала бы страха смерти. Месть торжествует над смертью; любовь ее презирает; честь призывает ее; горе ищет в ней прибежище; страх ее предвосхищает». В лучшем случае смерть может устрашить людей слабых и робких, и без того не склонных к преступлению.

Аргумент устрашающего воздействия смертной казни.

Мысль об отсутствии устрашающего эффекта сторонники этого аргумента считают недоказанной. Мы никогда не узнаем, какое количество потенциальных преступников изменило свое намерение после знакомства с фактом осуществления смертной казни. Ссылка на то, что отмена смертной казни в некоторых странах не повлекла за собой роста числа тяжких преступлений, может иметь и другое объяснение. Возможно длительная «санация» тяжких преступлений с помощью смертной казни как раз и привела к снижению доли тяжких преступлений и сопровождалась одновременно улучшением политических, экономических условий, что привело к снижению уровня преступности в целом. Поэтому никак нельзя установить, что с точки зрения устрашения смертная казнь не имеет ценности, в то время как очевидно, что с точки зрения устрашения преступника она более действенна, нежели все виды наказаний.



3. Не является ли смертная казнь более гуманная мера наказания, чем, например пожизненное заключение?

Аргумент абсолютной жестокости и непоправимости смертной казни.

Смертная казнь – абсолютно античеловеческий вид наказания и наиболее жестокий вид мести. Человек бывает морально уничтожен ее ожиданием задолго до смерти. Ему устраивают как бы две смерти, причем первая хуже второй. Естественное право на жизнь у человека можно оправдать только сверхчеловеческой, божественной карой. Никто из людей не может выступать в качестве абсолютного судьи. И если в большинстве религий жизнь объявляется священной и дарованной свыше, то и оправдывать смертную казнь можно только с религиозной точки зрения.

Аргумент сравнительной гуманности смертной казни.

Не сомнений в том, что пожизненное заключение – не менее варварское наказание, чем смертная казнь. Что лучше - причинять длительные страдания, пусть и нравственно-психологические, нежели причинять смерть? Содержание в пенитенциарном учреждении может сделать жизнь человека более мучительной. Отторжение смертной казни, по мнению сторонников этой позиции, связаны со способом ее осуществления. Следует обратить внимание на более гуманные методы лишения жизни, приносящие меньше страданий. Истина же заключается в том, что смертную казнь можно применять только с полным основанием; в случае малейшего сомнения ее следует избегать.

Несмотря на теоретическую неразрешимость дилеммы смертной казни, она фактически находит свое разрешение в исторической тенденции, которая связана с сокращением:

А) видов преступления, карающихся смертной казнью; б) круга лиц, по отношению к которым может быть применена смертная казнь; в) числа стран, применяющих смертную казнь; в) числа стран, применяющих смертную казнь. К началу 21 в. многие страны мира либо отменили смертную казнь, либо наложили мораторий на ее применение.

 

Контрольные вопросы

  1. Из каких нравственных оснований проистекает право преступника на наказание?
  2. Какими требованиями определяется этико-правовая мера наказания?
  3. Почему моральная оценка применения смертной казни в качестве наказания определяется как дилемма?
  4. Какие аргументы приводят сторонники и противники применения смертной казни в обоснование своей позиции?

 

Тема 7. Этика специализированных видов юридической деятельности

Профессиональная этика юриста включает общие нормы морали, свойственные каждой юридической профессии. При этом можно выделить конкретные моральные требования, принципы и нормы, являющиеся результатом профессиональных знаний, потребностей, убеждений, проявляющихся в осознанном моральном поведении при выполнении профессиональных обязательств в различных областях правовой практики. Поэтому выделяют этические требования, предъявляемые к деятельности судьи, прокурора, следователя, адвоката, нотариуса, и другим профессиональным категориям в правоохранной деятельности.

Этика судьи.

 

Гарантией нравственного содержания судопроизводства является нравственный облик судьи. Судебная власть должна быть компетентной. Это понятие включает высокий профессионализм судей, глубокое знание законов, требований профессиональной этики, изложенные в Кодексе судейской этики, принятом в 2004 г. В преамбуле Кодекса говорится: «Для обеспечения его честности и независимости судья обязан принимать участие в формировании, поддержании высоких норм судейской этики и лично соблюдать эти нормы». Согласно нормам Кодекса, главной задачей судьи является правосудие, и в любой ситуации судья «должен сохранять личное достоинство, дорожить своей честью, избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, причинить ущерб репутации судьи и поставить под сомнение его объективность и независимость при осуществлении правосудия». Судья обязан быть беспристрастным, не допускать влияния на свою профессиональную деятельность со стороны кого бы то ни было. При исполнении своих обязанностей судья не должен проявлять предубеждения расового, полового, религиозного или национального характера. Судья должен быть терпимым, вежливым, тактичным и уважительным в отношении участников судебного разбирательства. Судье следует требовать аналогичного поведения от всех лиц, участвующих в судопроизводстве. Внеслужебная деятельность судьи не должна вызывать сомнений в его порядочности и честности.

Судья должен избегать любых личных связей, которые могут причинить ущерб репутации, затронуть его честь и достоинство. Судья должен воздерживаться от финансовых и деловых связей, которые могут поставить под сомнение его беспристрастность или повлиять на исполнение им профессиональных обязанностей.

При разбирательстве дела коллегиальность в работе судей подразумевает уважительное отношение к мнению членов состава суда, сотрудничество, принципиальное и ответственное отношение каждого к своим обязанностям, когда все вопросы решаются на основе внутреннего убеждения при равенстве голосов всех трех судей.

Никто из судей не вправе воздерживаться от высказывания своего мнения при постановлении приговора. В этой норме закона заключен нравственный смысл: судья, призванный решать судьбу подсудимого, не вправе уклониться от моральной ответственности за принимаемое решение, «умыть руки». Исключение составляет лишь мнение судьи, голосовавшего за оправдание подсудимого и оставшегося в меньшинстве, предоставляется право воздержаться от голосования по вопросам применения уголовного закона. Если мнения судей по вопросам квалификации преступления разошлись, то голос, поданный за оправдание, присоединяется к голосу, поданному за квалификацию преступления по уголовному закону, предусматривающему менее тяжкое преступление, и за назначение менее сурового наказания.

Председательствующий подает свой голос последним, чтобы не стеснять свободы волеизъявления судей. Судья, мнение которого разошлось с мнением других судей, обязан, тем не менее, подписать приговор вместе с ними. При этом судья, оставшийся в меньшинстве, вправе изложить свое особое мнении. При единоличном рассмотрении дела вся нравственная ответственность за непредвзятое ведение судебного разбирательства и справедливость приговора лежит на нем одном.

Основанные на праве нравственные отношения суда и участников судебного разбирательства определяют поведение судей, и, прежде всего, председательствующего по уголовному делу, в общении с подсудимым, его защитником, потерпевшим, прокурором и другими лицами. До постановления приговора судья не вправе высказывать свое мнение по поводу виновности или невиновности подсудимого. В противном случае он подлежит отводу. Не менее важно, чтобы судья был не только беспристрастен и выступал гарантом честной состязательности и абсолютного равенства сторон в судебных прениях, но и был готов к восприятию всего происходящего на суде без предвзятости, объективно. Судья не должен проявлять свои симпатии или антипатии по отношению к кому – либо из участников судебного разбирательства.

Судья не должен формально относиться к материалам дела, собранным в ходе предварительного следствия. Это может повлечь самые тяжкие ошибки – осуждение невиновных, а также несправедливое наказание виновных. Тактика ведения судебного должна подчеркивать беспристрастность судьи. Сначала, с согласия подсудимого, дает показания он, затем вопросы задает защита, затем обвинение. Судья не должен проявлять настойчивость в получении от подсудимого показаний, соответствующих версии обвинения, изложенной в обвинительном заключении. В состязательном процессе изобличение подсудимого в преступлении – обязанность обвинителя, а не судьи или суда. Судья, который ставит «ловушки» подсудимому, ведет себя необъективно, безнравственно. Допрос на публичном суде всегда вызывает обострение чувств, эмоций допрашиваемого. Поэтому от председательствующего требуется особый такт, внимательность к состоянию подсудимого и иных лиц. Во время судебного следствия в открытом судебном заседании должно быть исключено разглашение сведений об интимных сторонах жизни тех или иных лиц, а также оглашение переписки личного характера.

Выяснение сведений о личности и роде занятий свидетелей и потерпевших, характере их взаимоотношений с подсудимым и другими лицами производится только в известных пределах. Личная жизнь граждан охраняется законом. Суд может вторгаться в эту сферу лишь тогда, когда это действительно необходимо для уяснения существенных обстоятельств дела.

Во время судебных прений председательствующий пресекает попытки нарушить этические нормы в общении, в споре между участниками судебных прений, грубость или нетактичность в отношении кого-либо, унижение чего-либо достоинства.

В этой части судебного разбирательства нельзя отвлекаться от происходящего в суде, перелистывать материалы, делать записи и т. п.

Судья должен вести себя официально и одновременно вежливо, быть внимательным по отношению ко всем, с кем он вступает в контакты. В поведении судьи не должно быть как сухости, черствости, так и легковесности, шутливости. От него ждут умного, добросовестного исследования и справедливого решения. И судья обязан оправдать эти надежды всем своим поведением.

Судья не должен нарушать корпоративную солидарность профессионального сообщества. Он не вправе публично, вне рамок профессиональной деятельности, подвергнуть сомнению постановление судов, вступившие в законную силу и критиковать действия своих коллег.

Обеспечению высокой миссии правосудия служат правила судебного этикета. Этикет регулирует правила поведения субъектов судебного процесса, внешние взаимоотношения, формы общения и установленные правила поведения. Соблюдение этикетных норм способствует укреплению авторитета судебной власти, позволяет наладить спокойную деловую атмосферу. Согласно УПК РФ при входе судей все встают. Все показания обращаются к суду и даются стоя. Отступления от этого могут быть даны председателем суда. Также судьи могут удалить из зала суда нарушителей, а в некоторых случаях подвергнуть денежному штрафу. Выслушивают приговор также стоя и судьи зачитывают приговор стоя. При осуществлении правосудия судья должен быть одет в мантию.

Итак, в деятельности судьи должны отражаться лучшие нравственные качества: понимание социального значения принимаемого решения, повышенное чувство долга, объективность, беспристрастность, справедливость, честность, гуманность, принципиальность.

Этика адвоката

 

Адвокатской деятельностью является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая в целях защиты прав, свобод и интересов граждан, а также обеспечения доступа к правосудию. Профессия адвоката основывается на принципе гуманизма, требующего оказывать помощь любому человеку, который, возможно и по своей вине, попал в беду, а, может быть находится под преследованием закона неоправданно. Только закон и нравственность в профессии адвоката выше воли доверителя. Никакие пожелания, просьбы или указания доверителя, направленные на несоблюдение закона или нарушение правил не могут быть исполнены адвокатом.

Деятельность и нравственные требования к адвокату регулируются ФЗ об адвокатской деятельности (2002) и Кодексом профессиональной этики адвоката.( 2003) Закон прямо обязывает адвоката соблюдать кодекс профессиональной этики.

Необходимость соблюдения правил адвокатской профессии вытекает из факта присвоения статуса адвоката. Адвокаты при всех обстоятельствах должны сохранять честь и достоинство, присущие их профессии. При осуществлении профессиональной деятельности адвокат честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполняет обязанности, активно защищает права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами.

Адвокат уважает права, честь и достоинство лиц, обратившихся к нему за оказанием юридической помощи, доверителей, коллег и других лиц, соблюдает деловую манеру общения и деловой стиль одежды.

В тех случаях, когда вопросы профессиональной этики адвоката не урегулированы законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре или Кодексом адвокатской этики, адвокат обязан соблюдать сложившиеся в адвокатуре обычаи и традиции, соответствующие общим принципам нравственности в обществе. В случае если адвокат не уверен в том, как действовать в сложной этической ситуации, он имеет право обратиться в Совет соответствующей адвокатской палаты за разъяснением.

Отношения адвоката и доверителя. Особенность профессии адвоката в том, что он максимально близко вынужден входить в обстоятельство разбираемого дела. Это подразумевает тщательный анализ личности клиента, мотивов его поступков, обстоятельств жизни, связей с другими людьми. Закон устанавливает для адвоката полномочия, которые сопряжены с моральными рисками, могут оцениваться с моральной точки зрения неоднозначно. Например, адвокат вправе: собирать сведения по делу своего доверителя, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, а также иных организаций. Он также может опрашивать с их согласия лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу. Адвокат собирает и представляет предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами, фиксирует (в том числе с помощью технических средств) информацию, содержащуюся в материалах дела, соблюдая при этом государственную и иную охраняемую законом тайну, а также совершает иные действия, не противоречащие законодательству. Адвокат имеет право беспрепятственно встречаться со своим доверителем наедине, в условиях, обеспечивающих конфиденциальность (в том числе в период его содержания под стражей), без ограничения числа свиданий и их продолжительности.

В то же время Закон об адвокатской деятельности и кодекс этики устанавливает ограничения, т.е. то, что адвокат делать не вправе:

1) принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случае, если оно имеет заведомо незаконный характер;

2) принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случаях, если он:

имеет самостоятельный интерес по предмету соглашения с доверителем, отличный от интереса данного лица;

участвовал в деле в качестве судьи, третейского судьи или арбитра, посредника, прокурора, следователя, дознавателя, эксперта, специалиста, переводчика, является по данному делу потерпевшим или свидетелем, а также если он являлся должностным лицом, в компетенции которого находилось принятие решения в интересах данного лица;

состоит в родственных или семейных отношениях с должностным лицом, которое принимало или принимает участие в расследовании или рассмотрении дела данного лица;

оказывает юридическую помощь доверителю, интересы которого противоречат интересам данного лица;

3) занимать по делу позицию вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя;

4) делать публичные заявления о доказанности вины доверителя, если тот ее отрицает;

5) разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием последнему юридической помощи, без согласия доверителя;

6) отказаться от принятой на себя защиты.

Профессиональная независимость адвоката является необходимым условием доверия к нему. Адвокат должен избегать действий, направленных к подрыву доверия. Злоупотребление доверием несовместимо со званием адвоката.

Адвокат не вправе давать лицу, обратившемуся за оказанием юридической помощи, или доверителю заверения и гарантии в отношении результата выполнения поручения, которые могут прямо или косвенно вызывать у обратившегося необоснованные надежды или представления, что адвокат может повлиять на результат другими средствами, кроме добросовестного выполнения своих обязанностей. Адвокат не должен ставить себя в долговую зависимость от доверителя. Адвокат не должен допускать фамильярных отношений с доверителями.

Помимо случаев, предусмотренных законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре, адвокат не вправе принимать поручение на осуществление защиты по уголовному делу двух и более лиц, если:

1) интересы одного из них противоречат интересам другого;

2) интересы одного, хотя и не противоречат интересам другого, но эти лица придерживаются различных позиций по одним и тем же эпизодам дела;

3) по одному делу необходимо осуществлять защиту лиц, достигших и не достигших совершеннолетия.

Адвокатская деятельность не является предпринимательской, однако адвокат имеет право на получение гонорара, причитающегося ему в качестве вознаграждения за исполняемую работу, а также на возмещение понесенных им издержек и расходов.

Негласное сотрудничество адвоката с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, запрещается.

Доверия к адвокату не может быть без уверенности в сохранении тайны. Профессиональная тайна адвоката представляет собой иммунитет доверителя, предоставленный последнему Конституцией РФ.

Профессиональная тайна является безусловным приоритетом деятельности адвоката. Срок хранения тайны не ограничен во времени. Адвокат не может быть освобожден от обязанности хранить профессиональную тайну никем, кроме доверителя.

Адвокат строит свои отношения с другими адвокатами на основе взаимного уважения и соблюдения их профессиональных прав.

Отношения с коллегами. Адвокат воздерживается от:

1) употребления выражений, умаляющих честь, достоинство или деловую репутацию другого адвоката, при составлении документов и высказываниях при осуществлении адвокатской деятельности;

2) употребления в беседах с лицами, обратившимися за оказанием юридической помощи, и с доверителями выражений, порочащих другого адвоката, а также критики правильности действий и консультаций другого адвоката, ранее оказывающего юридическую помощь этим лицам;

3) обсуждения с лицами, обратившимися за оказанием юридической помощи и с доверителями обоснованности гонорара, взимаемого другими адвокатами.

 

Этика судебных прений. Защитник может применять лишь нравственно допустимые приемы защиты. Он не вправе лгать суду, склонять суд к неправде, хотя бы это было выгодно подзащитному. У адвоката нет права на использование надуманных, фальсифицированных доказательств. Защищая конкретного человека от обвинения в преступлении, защитник не может оправдывать само преступление. Этически оправдано самим назначением адвокатской профессии не действовать во вред обвиняемому, даже если адвокат убежден в виновности подзащитного. Защитник не должен заявлять о виновности подсудимого. В этой ситуации происходит моральный выбор в условиях морального конфликта, когда соблюдение одной нормы влечет за собой нарушение другой. Предпочтение все же следует отдать нравственной обязанности до конца защищать от обвинения другого человека, который доверил свою судьбу адвокату, надеясь на его помощь. А обвинение пусть поддерживает тот, кто должен это делать.

Речь защитника должна быть ясной, убедительной, аргументированной. Адвокат должен владеть приемами судебного красноречия. В ней подчеркиваются положительные стороны личности подсудимого. Заявления адвоката против других лиц, проходящих по делу оправданы только, если без этого нельзя осуществить защиту обвиняемого. Защитник должен быть предельно тактичным и сдержанным в отношении тех обвиняемых, против которых направлена его аргументация.

Нельзя унижать достоинство потерпевшего и строить защиту только на подчеркивании егонегативных качеств. В своей речи адвокат не обязан упоминать обстоятельства, могущие повредить защите, если о них не говорил обвинитель. Судебные прения нельзя рассматривать как перепалку или своего рода «игру без правил». Участники судебного состязания, говорящие публично вправе пользоваться лишь нравственно дозволенными приемами, обязаны соблюдать собственное достоинство, уважать честь и достоинство своих противников и других участвующих в деле лиц, помнить, что они обращаются к суду, уважение к которому проявляется и в соблюдении нравственных норм.





sdamzavas.net - 2018 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...