Главная Обратная связь

Дисциплины:






Учение о прибавочной стоимости



Центральной проблемой I тома «Капитала» является иссле­дование процесса производства прибавочной стоимости.

У предшественников Маркса были зачатки теории приба­вочной стоимости. В предисловии ко II тому «Капитала» Энгельс отмечает, что существование той части стоимости продукта, которую мы называем теперь прибавочной стоимо­стью, было установлено задолго до Маркса; точно так же с большей или меньшей ясностью было высказано, из чего она состоит, а именно: из продуктов того труда, за который при­своивший его не заплатил никакого эквивалента. Но дальше этого не шли. Представители классической буржуазной по­литэкономии исследовали лишь количественное отношение, в котором продукт труда распределяется между рабочим и капиталистом. Социалисты-утописты находили это распределе­ние несправедливым и отыскивали средства для устранения несправедливости. «Но вот выступил Маркс. И притом в пря­мом противоречии со своими предшественниками. Там, где они видели решение, он видел только проблему. Он видел, что здесь... дело шло не о простом констатировании экономиче­ского факта, не о противоречии этого факта с вечной справед­ливостью и истинной моралью, но о таком факте, которому суждено было произвести переворот во всей экономии и ко­торый давал ключ к пониманию всего капиталистического производства, — тому, кто сумел бы им воспользоваться», видели никакого разли­чия между рабочей силой и трудом. Это различие впервые было открыто Марксом. Выявление различия между трудом и рабочей силой имеет огромное значение, так как оно яв­ляется ключом к пониманию происхождения прибавочной стоимости.

Предшественники Маркса считали, что рабочий продаёт капиталисту свой труд. Поэтому они не могли согласовать обмен между трудом и капиталом с определением стоимости трудом.

Если предположить, что рабочий продаёт капиталисту свой труд, то получается, что сделка между капиталистами и рабо­чими постоянно нарушает закон стоимости, так как рабочие отдают больше труда, чем овеществлено в их заработной плате.

Если же предположить, что капиталист полностью оплачи­вает труд рабочих, т. е. обмен труда на капитал является эквивалентным, то прибыль не может иметь своим источником труд. При этом предположении весь труд выступает как труд оплаченный. Но это также противоречит теории трудовой стоимости, согласно которой единственным источником стои­мости является труд, а заработная плата и прибыль представ­ляют две части стоимости, образованной трудом. Это было первое противоречие, на котором потерпела крушение теория стоимости и прибавочной стоимости Рикардо. Маркс бле­стяще разрешил это противоречие. Он показал, что рабочий продаёт капиталисту не труд, а рабочую силу, т. е. свою ра­ботоспособность. Капиталист в виде заработной платы опла­чивает стоимость рабочей силы и приобретает право на потребление этого товара. В процессе потребления рабочей силы создаётся большая стоимость, чем та, которая была уплачена рабочему. Разница и составляет прибавочную стои­мость, безвозмездно присваиваемую капиталистом. Причём Маркс показал, что это происходит не в нарушение закона стоимости, а на его основе. Маркс пишет: «Все условия проблемы нашли решение, и законы товарного обмена нисколько не нарушены. Эквивалент обменивался на эквивалент».



При купле и продаже рабочей силы капиталист и рабочий выступают как свободные и равноправные товаровладельцы. Но в процессе дальнейшего исследования Маркс раскрывает действительный характер отношений между капиталистом и рабочим.

Предшественники Маркса никогда не задавали себе во­проса о происхождении прибавочной стоимости. Они считали прибавочную стоимость (прибыль по их терминологии) внут­ренне присущей капиталистическому способу производства, который выступал у них как вечный и естественный способ производства.

Лучший из предшественников Маркса — Рикардо причиной образования прибыли и её изменений считал производитель­ность труда. От производительности труда зависит стоимость средств существования, а следовательно, и заработная плата. В свою очередь от величины заработной платы зависит при­быль. Таким образом, производительность труда через по­средство заработной платы влияет на прибыль. Но, говоря о производительности труда, Рикардо искал в ней не причину существования прибавочной стоимости, а лишь причину, опре­деляющую величину последней. Некоторые последователи Рикардо высказались более определённо, заявив, что при­чина прибыли заключается в том, что труд производит больше, чем необходимо для его содержания. Но ни Рикардо, ни его школа даже не поставили вопроса о том, почему производи­тельность труда не идёт на обогащение самого производителя, а является источником прибыли, почему рабочему приходится ограничиться только тем, что необходимо для его содержания. «Инстинкт, — пишет Маркс, — совершенно правильно подска­зал этим буржуазным экономистам, что очень опасно слишком глубоко исследовать жгучий вопрос о происхождении приба­вочной стоимости».

Маркс впервые исследует процесс производства прибавоч­ной стоимости. Он раскрывает двойственный характер капи­талистического производства, который является в одно и то же время процессом труда и процессом увеличения стоимости. Этим самым Маркс установил специфику капиталистического производства, оставшуюся вне поля зрения буржуазных эко­номистов. Установив деление капитала на постоянный и пере­менный, Маркс детально осветил процесс производства приба­вочной стоимости, чего не сделали его предшественники.

Буржуазные экономисты не абстрагировали прибавочную стоимость от тех конкретных форм, в которых она выступает в сфере распределения. Одни экономисты сводили прибавоч­ную стоимость к ренте (Петти, физиократы), другие — к при­были и ренте (Смит), третьи — к средней прибыли (Рикардо). Маркс впервые абстрагировал прибавочную стоимость от конкретных форм, маскирующих её сущность.

В упомянутом письме Маркса Энгельсу от 24 августа 1867 г. Маркс считает, что наряду с анализом двойственного характера труда самым лучшим в I томе «Капитала» является также «исследование прибавочной стоимости независимо от её особых форм: прибыли, процента, земельной ренты и пр. ...Исследование этих особых форм в классической экономии, которая постоянно смешивает их с общей формой, представ­ляет собой чистейшую окрошку».

Рикардо отождествляет прибыль то с прибавочной стои­мостью, то со средней прибылью. Это приводит к большой путанице понятий. Рикардо, например, полагал, что с разви­тием общества происходит понижение прибыли. В действи­тельности, тенденция к понижению выступает у средней нормы прибыли. Но это утверждение совершенно неверно по отноше­нию к норме и массе прибавочной стоимости, а, следовательно, и по отношению к массе прибыли.

Исследование прибавочной стоимости независимо от её особых форм дало Марксу возможность всесторонне рас­крыть происхождение прибавочной стоимости, выявить тот общий источник, из которого черпаются все доходы капита­листов и земельных собственников. Рассматривая прибавоч­ную стоимость как таковую, Маркс раскрыл тайну капита­листической эксплуатации и выявил её специфические особенности. Предшественники Маркса интересовались лишь величиной прибавочной стоимости. Маркс же впервые дал анализ прибавочной стоимости как производственного отно­шения капитализма, дал её качественную характеристику.

Маркс дал также количественную характеристику приба­вочной стоимости, установив для этой цели новые категории: норма прибавочной стоимости, масса прибавочной стоимости, степень эксплуатации. Он исследовал соотношения между ними, вывел различные формулы нормы и массы прибавочной стоимости. Эти понятия отсутствовали у его предшествен­ников.

В связи с анализом происхождения прибавочной стоимости Маркс впервые открыл и исследовал абсолютную и относи­тельную прибавочную стоимость. В своей теории прибыли Рикардо фактически говорил об относительной прибавочной стоимости. Единственным источником увеличения прибыли он считал рост производительности труда. Как показал Маркс, прибавочная стоимость может возрастать также за счёт удлинения рабочего дня и повышения интенсивности труда. Игно­рируя абсолютную прибавочную стоимость, предшественники Маркса обходили общую основу капиталистической системы и исходный пункт образования прибавочной стоимости.

В анализе относительной прибавочной стоимости Маркс впервые разрешил противоречие, с которым столкнулись его лучшие предшественники. Это противоречие состоит в том, что капиталист заинтересован в возрастании меновой стои­мости товаров, а на деле происходит её понижение. Маркс выяснил, что с уменьшением стоимости товаров понижается и стоимость рабочей силы, что ведёт к росту прибавочной стоимости. Следовательно, относительная прибавочная стои­мость прямо пропорциональна производительной силе труда.

Всесторонне рассмотрев абсолютную и относительную прибавочную стоимость, Маркс показал роль каждой из них на различных этапах развития капитализма.

Никто из предшественников Маркса в производстве при­бавочной стоимости не видел закона возникновения, развития и гибели капиталистического строя.

Маркс раскрыл, что производство прибавочной стоимости есть абсолютный закон капитализма. Погоня за прибавочной стоимостью является стимулом и движущим мотивом разви­тия производительных сил. «Производство прибавочной стоимости или нажива — таков абсолютный закон этого спо­соба производства», — писал Маркс. На основе закона при­бавочной стоимости, опосредствуемого конкуренцией, происхо­дит развитие производительных сил, рост обобществления производства и усиление эксплуатации рабочего класса.

Маркс открыл и исследовал три стадии развития капита­лизма — кооперацию, мануфактуру, фабрику. Простую капи­талистическую кооперацию Маркс впервые исследует в «Ка­питале». Также впервые он установил общие черты и различие между разделением труда в обществе и внутри мануфактуры. А. Смит, много внимания уделивший рассмотрению разделе­ния труда, постоянно смешивал, путал эти два вида разде­ления труда. Как показал Маркс, различие между этими двумя типами разделения труда состоит в различии формы связи между людьми, в иных методах распределения труда и в различных экономических предпосылках, необходимых для их возникновения. Маркс сделал вывод, что, поскольку при капитализме имеются оба вида разделения труда, одновре­менно существуют анархия производства в обществе и строго определённые пропорции внутри мануфактуры.

На определённом этапе развития капиталистического спо­соба производства мануфактура сменяется фабрикой. Возникает крупное машинное производство. Маркс впервые дал научное определение машины и исследовал границы и проти­воречия капиталистического применения машин. Маркс ука­зал на ухудшение положения рабочего класса в результате роста машинного производства и опроверг вымыслы буржуаз­ных экономистов о компенсации рабочих, вытесненных ма­шинами.

На основе исследования прибавочной стоимости Маркс впервые показал, как создаются материальные предпосылки и субъективные факторы социалистической революции, как воз­никает и углубляется основное противоречие капитализма. Это противоречие было впервые сформулировано и проанализи­ровано Марксом.

Его предшественники — представители классической бур­жуазной политэкономии, мелкобуржуазные экономисты и со­циалисты-утописты видели лишь отдельные формы проявления этого противоречия, но так и не поняли их общей основы — противоречия между общественным характером производства и частнокапиталистической формой присвоения.

Анализ производства прибавочной стоимости послужил у Маркса основой для рассмотрения других важных проблем капитализма. Так, Маркс впервые поставил вопрос о рабочем дне. У буржуазных экономистов эта проблема не возникала, они считали рабочий день просто некоторым числом часов работы. Маркс установил, что единый рабочий день делится на две совершенно различных части, каждая из кото­рых регулируется по-разному. Он показал, что в отношении необходимого и прибавочного времени проявляется антаго­низм интересов рабочих и капиталистов. Категории необхо­димого и прибавочного времени были также установлены и исследованы Марксом.

Маркс не только раскрыл тайну капиталистической эксплуатации, но и показал, как эта эксплуатация маски­руется. Одной из форм, маскирующих эксплуатацию, является заработная плата.

Предшественники Маркса считали заработную плату це­ной труда. На поверхности явлений капиталистического об­щества заработная плата действительно выступает как цена труда, а весь труд представляется оплаченным. Маркс впер­вые раскрыл, что труд не имеет стоимости и вообще не является товаром. В качестве товара выступает не труд, а рабочая сила. Поэтому заработная плата является превра­щённой формой стоимости и цены рабочей силы. Маркс пока­зал, что в действительности капиталист оплачивает не весь, а только часть труда рабочего. Он впервые ввёл в политиче­скую экономию термин «превращённая форма», при помощи которого показал, как маскируется капиталистическая эксплуатация. У буржуазных экономистов не могло возникнуть учения о превращённых формах, так как «в их мозгу всегда отражается лишь непосредственная форма проявле­ния отношений, а не их внутренняя связь».

Учение о капитале

Предшественники Маркса — физиократы, Смит, Рикардо — положили начало анализу капитала. Но все они отож­дествляли капитал с вещами, со средствами производства, с деньгами. Маркс ещё в ранних работах открыл, что капитал это не вещь, а o6щественное отношение, отношение эксплуатации наёмных рабочих собственниками средств производства. В учении о прибавочной стоимости Маркс раскрыл тайну капиталистической эксплуатации. Вместе с тем он развил и уче­ние о капитале.

Исследуя процесс производства прибавочной стоимости, Маркс выявил, что различные элементы капитала играют не­одинаковую роль в создании стоимости. Он показал, что средства производства новой стоимости создавать не могут и не создают. Их стоимость переносится на новый продукт только благодаря живому конкретному труду. Этим они отли­чаются от рабочей силы, потребление которой в процессе про­изводства воспроизводит стоимость самой рабочей силы и создаёт прибавочную стоимость. Маркс дал чёткое теоретиче­ское определение роли различных частей капитала в процессе создания стоимости, установив деление капитала на постоян­ный и переменный. Такого деления не было и не могло быть у предшественников Маркса, поскольку они не анализиро­вали происхождения прибавочной стоимости и не выяснили сущности капитала. Предшественники Маркса различали только основной и оборотный капитал, но и здесь у них были большие недостатки.

Маркс всесторонне исследовал отношение между постоян­ным и переменным капиталом в процессе накопления капи­тала. При этом он ввёл три новых понятия, характеризующих структуру капитала: состав капитала по стоимости, техниче­ский состав и органический состав капитала.

Особое значение имеет органическое строение капитала. Оно отражает изменения производительных сил капиталисти­ческого общества, а также обострение противоречия между производительными силами и капиталистическими производ­ственными отношениями.

Предшественники Маркса, в частности А. Смит, изобра­жали накопление как простое потребление прибавочного про­дукта производительными рабочими. Ошибочная трактовка накопления Смитом и его последователями служила основой неправильного представления о возрастании спроса на рабо­чую силу пропорционально росту накопления. Отсюда же Смит делал не менее ошибочный вывод о росте заработной платы по мере накопления капитала. Маркс показал, что в действительности накопляемая прибавочная стоимость разде­ляется на постоянный и переменный капитал.

Маркс детально исследовал влияние на положение рабо­чих накопления капитала. Он показал, что границы заработ­ной платы даны самим накоплением. Употребляя математи­ческое выражение, замечает Маркс, можно сказать, что величина накопления есть независимая переменная, а вели­чина заработной платы — зависимая.

При повышающемся органическом составе капитала, что соответствует развитию производительных сил, спрос на труд увеличивается в меньшей степени по сравнению с накопле­нием. И чем быстрее растёт органический состав капитала, тем меньше спрос на добавочный труд.

Маркс установил также, что рост органического состава капитала сопровождается концентрацией и централизацией капитала, которые ведут к укрупнению капиталистического производства, к сосредоточению власти над ним в руках не­большой группы капиталистов. Укрупнённый капитал предъ­являет меньший спрос на рабочую силу, в результате чего возникает относительное перенаселение. Таким образом, впер­вые в истории экономической науки Маркс вскрыл причины безработицы и доказал её неизбежность в условиях капита­лизма.

Социалисты-утописты и мелкобуржуазные экономисты, выступавшие в качестве первых критиков капитализма, кон­статировали обнищание трудящихся масс, наличие безрабо­тицы и рост богатства капиталистов. Но они не могли научно, теоретически обосновать эти явления, они не понимали, что в их основе лежит объективный экономический закон — всеоб­щий закон капиталистического накопления. Этот закон впер­вые был раскрыт Марксом. Основные положения закона были рассмотрены в произведении «Наёмный труд и капитал», а сам закон сформулирован в «Капитале».

Маркс исследует также так называемое первоначальное накопление, которое и исторически и логически предшество­вало капиталистическому накоплению. Буржуазные эконо­мисты либо вообще отрицали первоначальное накопление, считая капитализм вечным способом производства, либо сво­дили это накопление к «сбережению» и «воздержанию» от личного потребления предков современных капиталистов. Маркс впервые раскрыл сущность так называемого первона­чального накопления капитала, показав процесс экспроприа­ции непосредственных производителей и превращения средств производства в капитал. Он показал роль насилия в процессе первоначального накопления капитала, роль государства. Действительный процесс первоначального накопления не имел ничего общего с той идиллией, которую изображают буржуаз­ные экономисты. На самом деле капитал рождается, источая грязь и кровь из всех своих пор. История экспроприации мел­ких производителей «...вписана в летопись человечества пла­менеющим языком меча и огня».

Весьма важным в исследовании капитала был анализ про­стого и расширенного воспроизводства.

Впервые в истории политической экономии Маркс пока­зал, что воспроизводство вовсе не сводится только к воспро­изводству общественного продукта. Оно представляет собой также воспроизводство производственных отношений и рабо­чей силы.

Анализируя расширенное капиталистическое воспроизвод­ство, Маркс показал, как происходит превращение законов собственности простого товарного производства в законы ка­питалистического присвоения. Первоначально, в простом то­варном хозяйстве, право собственности выступает как право, основанное на личном труде. Теперь же, при капитализме, оказывается, что собственность для капиталиста есть право присваивать чужой неоплаченный труд, а для рабочего это означает невозможность присвоить свой собственный продукт. Маркс установил, что капиталистический способ присвоения порождается нарушением законов товарного производства, а, напротив, возникает на их основе. Обмен между рабочим и капиталистом совершается на основе закона стоимости — это Маркс выяснил ещё во втором отделе I тома «Капитала». Здесь же Маркс подчёркивает, что потребление рабочей силы принадлежит капиталисту, так же как любому покупателю принадлежит потребление купленного товара, поэтому и про­дукт труда рабочих становится собственностью капиталиста. Причём это отношение между рабочим и капиталистом по­стоянно воспроизводится. Таким образом, «отделение соб­ственности от труда, — пишет Маркс, — становится необходи­мым следствием закона, исходным пунктом которого было, по-видимому, их тождество».

Маркс раскрыл глубочайший антагонизм интересов рабо­чих и капиталистов. Предшественник Маркса, Рикардо, ука­зывал на противоположность интересов рабочих и капитали­стов. Но эту противоположность он видел лишь в сфере распределения созданного продукта и её основу искал не в общественных отношениях, а в убывающем плодородии почвы и росте населения. Маркс впервые раскрыл экономическую основу классовой борьбы и показал непримиримость интере­сов рабочих и капиталистов. Он нанёс сокрушительный удар буржуазным теориям о гармонии классов буржуазного общества, о возможности врастания капитализма в со­циализм.

Ещё в 1840-х годах Маркс пришёл к выводу о необходимости диктатуры рабочего класса для построения социализма. В «Капитале» — в учении о прибавочной стоимости и всеоб­щем законе капиталистического накопления — Маркс научно обосновал этот вывод.

«Монополия капитала, — пишет Маркс, — становится око­вами того способа производства, который вырос при ней и под ней. Централизация средств производства и обобществление труда достигают такого пункта, когда они становятся несо­вместимыми с их капиталистической оболочкой. Она взры­вается. Бьёт час капиталистической частной собственности. Экспроприаторов экспроприируют».

Маркс показывает, что силой, которая осуществит эту экспроприацию, является рабочий класс. Наряду с ростом обобществления производства, находящегося в собственности небольшой кучки капиталистов, возрастает нищета, угнетение, но вместе с тем и возмущение рабочего класса. Рабочий класс обучается, объединяется и организуется механизмом самого процесса капиталистического производства. Задача рабочего класса и состоит в том, чтобы превратить частную капитали­стическую собственность в общественную, экспроприировать немногих узурпаторов.

«Капитал» — это полемическое произведение. Маркс созда­вал и развивал своё учение в неустанной борьбе с буржуаз­ными и мелкобуржуазными теориями. В первом томе «Капи­тала» содержится глубокая характеристика классической бур­жуазной политической экономии. Она впервые была дана Марксом.

Теория Смита рассматривается в связи с анализом накоп­ления капитала, в связи с характеристикой мануфактурного разделения труда и другими вопросами. В сносках Маркс часто ссылается на Рикардо, Тюрго и других представителей классической буржуазной политэкономии.

По всем основным проблемам Маркс критикует взгляды буржуазных вульгарных экономистов. Так, например, он рас­сматривает теорию «рабочего фонда», теорию «последнего часа» Сениора, теорию «воздержания» и др.; Маркс неодно­кратно упоминает Сэя, Рошера, Мак-Куллоха, разоблачая их апологетические измышления.

Маркс даёт также, главным образом в примечаниях, ана­лиз теории английского социалиста-утописта Р. Оуэна.

В I томе «Капитала» содержится много ценных экскурсов в докапиталистические формации и выявляются отдельные черты социалистического способа производства. Так, напри­мер, в параграфе о товарном фетишизме Маркс даёт харак­теристику крестьянского патриархального хозяйства в усло­виях античного способа производства. В 8-й главе, в пара­графе под названием «Фабрикант и боярин», Маркс характе­ризует сущность эксплуатации в условиях феодального строя. В примечании к 5-й главе Маркс останавливается на некото­рых особенностях эксплуатации в рабовладельческом обще­стве. Маркс рассматривает союз свободных людей, работаю­щих общими средствами производства и по плану. Весь продукт труда представляет общественный продукт. Маркс показывает, как в принципе будет распределяться этот про­дукт. Он отмечает, что отношения людей к продуктам их труда остаются здесь прозрачными и ясными как в производ­стве, так и в распределении.

В I томе «Капитала» Маркс указывал, что устранение ка­питалистической формы производства позволит ограничить рабочий день необходимым трудом. Но рамки необходимого труда неизбежно расширятся, так как возрастут жизненные потребности рабочего и, кроме того, к необходимому труду придётся причислить и тот труд, который требуется для обра­зования общественного запасного фонда и фонда накопления 1.

С выходом б свет I тома «Капитала» рабочий класс при­обрёл мощное идеологическое оружие в борьбе за коммунизм. К. Маркс в письме к Иоганнесу Беккеру от 17 апреля 1867г. отмечал, имея в виду I том «Капитала»: «Это, бесспорно, са­мый страшный снаряд, который когда-либо был пущен в го­лову буржуа (включая и земельных собственников)».

7.СТРУКТУРА И ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ II ТОМА «КАПИТАЛА»

II том «Капитала» был опубликован Энгельсом в 1885 г., после смерти Маркса.

Он составляет важный этап в развитии экономического учения Маркса. Здесь исследуется капиталистическое обра­щение. «В первой книге были исследованы те явления, кото­рые представляет капиталистический процесс производства, взятый сам по себе, как непосредственный процесс производ­ства, причём оставлялись в стороне все вторичные воздей­ствия чуждых ему обстоятельств. Но этим непосредственным процессом производства ещё не исчерпывается жизненный путь капитала. В действительном мире он дополняется про­цессом обращения, который составил предмет исследования второй книги».

Процесса обращения Маркс касается и в I томе «Капи­тала». В первом отделе I тома он рассматривает простое товарное обращение — обращение товаров и денег, а во вто­ром отделе при анализе превращения денег в капитал Маркс подходит уже к обращению капитала. В сфере обращения происходит приобретение капиталистом средств производства и покупка рабочей силы, там же осуществляется и реализа­ция прибавочной стоимости. Но сфера обращения рассматри­валась в I томе «Капитала» лишь постольку, поскольку это было необходимо для понимания процесса производства. Поэтому в I томе, замечает Маркс, «остались вне сферы вни­мания те различные формы, в которые на различных стадиях облачается капитал»2. Во II томе эти формы и соответствую­щие им особые функции капитала составили ближайший предмет исследования.

Анализируя обращение, Маркс опирается на исследование капиталистического производства, осуществлённое в I томе «Капитала». Только на основе анализа процесса производства капитала, после выяснения сущности капитала можно было рассмотреть проблему обращения капитала. Но во II томе «Капитала» процесс производства привлекается лишь по­стольку, поскольку это необходимо для понимания проблемы обращения. Вместе с тем исследованием обращения капитала Маркс дополняет и анализ производства, конкретизирует и развивает определение капитала, учение о прибавочной сто­имости, о противоречиях капитализма.

В «Капитале» Маркс раскрыл действительное соотношение между капиталистическим производством и обращением, их единство и различие. Предшественники Маркса не сумели решить этой проблемы. Меркантилисты ограничивались только исследованием обращения и источник богатства видели во внешней торговле, а не в сфере производства. Физиократы перенесли исследование вопроса об источнике богатства в сферу материального производства. Они правильно считали, что в обращении происходит лишь реализация и распределе­ние созданного богатства. Но физиократы не могли раскрыть действительные связи между производством и обращением, так как они взяли за основу сельское хозяйство, т. е. такую отрасль производства, которая, по словам Маркса, вообще может быть рассмотрена отдельно, вне зависимости от обра­щения.

Смит и Рикардо исследовали капиталистическое произ­водство во всех его сферах, но в анализе обращения они не продвинулись дальше по сравнению с физиократами.

Они считали обращение такой же сферой применения ка­питала, как и производство. Принимая в данном случае по­верхность явлений за их сущность, представители классиче­ской буржуазной политэкономии полагали, что капитал одинаково приносит прибыль и в производстве и в обраще­нии. Поэтому они не могли понять ни определяющей роли про­изводства по отношению к обращению, ни выявить отличие обращения от производства. Вульгарная политическая эконо­мия, пришедшая на смену классической, отказалась от иссле­дования производства, выдвинув на первое место обращение, где сущность явлений капитализма выступает в превращён­ном, замаскированном виде.

Маркс показал обусловленность обращения капиталисти­ческим производством, раскрыл единство этих двух сфер вос­производства. Вместе с тем Маркс выявил и отличие обращения от производства. Главное отличие состоит в том, что в процессепроизводства создаётся стоимость и прибавочная стоимость, а в обращении происходит лишь смена вещественных форм капитала и реализация созданной стоимости. На этой основе Маркс совершенно по-новому определил сущность обращения. Его предшественники, отождествляя ка­питал с вещами, в первую очередь со средствами производства, обращение трактовали только как перемещение этих вещей в пространстве, сопровождаемое сменой собственников. Маркс установил, что капитал представляет собой определён­ное классовое отношение, опосредствованное вещами. Обра­щение есть не что иное, как смена вещественных форм этого классового отношения.

Маркс показал также существенные различия между капи­талистическим и простым товарным обращением. Этих разли­чий не понимали его предшественники.

Во II томе «Капитала» Маркс показывает, что в обраще­нии, так же как и в капиталистическом производстве, проти­востоят друг другу два антагонистических класса — рабочие и капиталисты. Специфика капиталистического обращения состоит в том, что рабочая сила является товаром. Последнее обусловлено капиталистическим производством, а не обраще­нием как таковым. Маркс пишет, что «...деньги уже очень рано выступили в качестве покупателя так называемых услуг, — и, несмотря на то, ни Д не превращалось в денежный капитал, ни общий характер хозяйства не претерпевал пере­ворота» !. Акт купли-продажи рабочей силы предполагает, что жизненные средства и средства производства отделены как чужая собственность от владельца рабочей силы, следова­тельно, предполагает определённый способ производства. В связи с превращением труда в наёмный продукты труда обращаются не просто как товары и деньги, а как определён­ные формы капитала.

II том «Капитала» состоит из трёх разделов: 1) метамор­фозы капитала и их кругооборот; 2) оборот капитала; 3) вос­производство и обращение всего общественного капитала.

В первом отделе Маркс исследует движение индивидуаль­ного капитала. Он показывает, что капитальная стоимость, авансированная капиталистом, последовательно сменяет формы денежного, производительного и товарного капитала. Затем Маркс исследует кругооборот денежного капитала, который и теоретически и исторически является исходным пунк­том капиталистического производства. Кругооборот денеж­ного капитала является также ярко выраженной формой, в которой цель и движущий мотив капитала — увеличение стои­мости — представлены наиболее отчётливо. Поэтому в рассмо­трении этой формы кругооборота содержится основа для по­нимания остальных форм кругооборота капитала. В этом отделе Маркс даёт определение промышленного капитала, исследует время обращения и издержки обращения.

Во втором отделе II тома «Капитала» Маркс анализирует оборот капитала. «Кругооборот капитала, определяемый не как отдельный акт, а как периодический процесс, называется оборотом капитала», — пишет Маркс. Четыре главы второго отдела посвящены анализу основного и оборотного капитала.

После критического анализа взглядов буржуазных эконо­мистов по вопросу об основном и оборотном капитале Маркс исследует время оборота капитала, а затем влияние оборота на величину авансированного капитала.

Маркс особо исследует оборот переменного капитала. Он выделяет эту проблему в отдельную главу, так как эта часть оборотного капитала имеет ряд особенностей.

Анализ оборота капитала завершается исследованием об­ращения прибавочной стоимости. Это обращение составляет часть кругооборота капитала. Вместе с тем обращение прибавочной стоимости образует особое самостоятельное движе­ние, различное при простом и при расширенном воспроиз­водстве. Маркс рассматривает влияние скорости оборота капитала на обращение прибавочной стоимости, а также ста­вит вопрос об источнике денег, необходимых для обращения прибавочного продукта.

В третьем отделе Маркс анализирует воспроизводство всего общественного капитала, начиная с критики взглядов своих предшественников по этому вопросу.

Затем Маркс рассматривает воспроизводство и обращение всего общественного капитала в условиях простого воспроиз­водства. Это было необходимо для того, чтобы выявить ос­новные закономерности движения общественного капитала. Абстрагирование от накопления допустимо, так как простое воспроизводство составляет важнейшую часть и основу рас­ширенного воспроизводства. Маркс подчёркивает, что главные затруднения возникают при исследовании не накопления, а простого воспроизводства.

Анализ воспроизводства Маркс завершает исследованием накопления и расширенного воспроизводства. Он выясняет источники и условия накопления капитала, показывает зави­симость накопления во II подразделении от накопления в I подразделении. Маркс формулирует условия реализации при расширенном воспроизводстве.

Во II томе «Капитала» Маркс продолжил исследование прибавочной стоимости.

Анализ производства прибавочной стоимости является центральной проблемой I тома «Капитала». Во II томе про­должается исследование прибавочной стоимости, поскольку прибавочная стоимость обязательно должна быть реализо­вана, а эта реализация совершается в сфере обращения. Во II томе Маркс «рассматривает те конкретные формы, в ко­торых проявляется реализация прибавочной стоимости, т. е. превращение её в деньги.

Маркс снова подчёркивает, что только в производстве, а не в обращении создаётся прибавочная стоимость. Анализируя кругооборот капитала, Маркс различает время производства и рабочий период. Он показывает, что стоимость и прибавоч­ная стоимость создаются лишь в течение рабочего периода, когда происходит потребление рабочей силы. Разграничение времени производства и времени процесса труда (рабочий период) имеет важное значение. Маркс отмечает, что бур­жуазные экономисты — Мак-Куллох и Джемс Милль, отож­дествившие эти две категории, пришли к нелепым теориям.

Во II томе «Капитала» Маркс впервые выяснил влияние оборота капитала на годовую норму прибавочной стоимости. Благодаря различию в скорости оборота переменного капитала одинаковые по величине капиталы приносят в год раз­личную прибавочную стоимость. На поверхности явлений этот факт противоречит закону стоимости.

«Это явление, — замечает Маркс, — производит, конечно, такое впечатление, как будто норма прибавочной стоимости зависит не только от массы и степени эксплуатации рабочей силы, приводимой в движение переменным капиталом, но кроме того, от каких-то необъяснимых влияний, вытекающих из процесса обращения; и действительно, это явление истол­ковывалось именно таким образом, и хотя не в этой чистой, но в своей более сложной и скрытой форме (в форме годовой нормы прибыли) оно вызвало с начала 20-х годов полный разлад в школе Рикардо». Выясняя это явление, Маркс устанавливает годовую норму прибавочной стоимости. В ней, помимо нормы прибавочной стоимости, сказывается роль обо­рота переменного капитала.

Таким образом, Маркс показал, как обращение модифи­цирует норму прибавочной стоимости. Вместе с тем он выяс­нил, что процесс кругооборота капитала маскирует источник прибавочной стоимости, которая выступает теперь уже как порождение всего авансированного капитала. Исследование обращения капитала явилось важным звеном для анализа превращения прибавочной стоимости в прибыль. Такого ана­лиза не могло быть у предшественников Маркса, отождеств­лявших норму прибавочной стоимости с нормой прибыли.

Во II томе «Капитала» Маркс развивает своё учение о ка­питале. «Капитал как самовозрастающая стоимость, — пишет Маркс, — охватывает не только классовые отношения, не только определённый характер общества, покоящийся на том, что труд существует как наёмный труд. Капитал есть дви­жение,, процесс кругооборота, проходящий различные стадии и сам, в свою очередь, заключающий в себе три различные формы процесса кругооборота. Поэтому капитал можно понять лишь как движение, а не как вещь, пребывающую в покое».

Предшественники Маркса рассматривали капитал как вещь, пребывающую в покое. Они не поняли процесса круго­оборота капитала и многообразие его форм (денежная, про­изводительная, товарная)., находящихся в единстве. Они вообще не различали форм кругооборота капитала, но факти­чески, сами того не замечая, исходили из какой-либо одной формы кругооборота. Так, меркантилисты исходили из круго­оборота денежного капитала, который характеризует капита­листический способ производства лишь с одной стороны, как самовозрастание денег. И капиталом они считали деньги, игнорируя другие его формы.

Основываясь на кругообороте денежного капитала, мер­кантилисты, по выражению Маркса, наивно выбалтывали тайну капиталистического производства, т. е. погоню за при­былью. Но источник прибыли они видели в сфере обращения, а не в производстве.

Представители классической буржуазной политэкономии, критикуя меркантилистов, впадали в другую крайность. Фи­зиократы, исследовавшие сельскохозяйственное производство, фактически исходили из кругооборота товарного капитала. В этом кругообороте затушёвывается специфическая особен­ность капиталистического способа производства — производ­ство прибавочной стоимости. Капитал в кругообороте Т1—Т2 выступает лишь как товар, более того, как потребительная стоимость. Смит и Рикардо исходили из кругооборота произ­водительного капитала, в котором деньги выступают лишь как необходимое средство обращения. Кругооборот производи­тельного капитала, как отмечал Маркс, облегчал классиче­ской буржуазной политэкономии возможность игнорировать капиталистическую форму процесса производства и представ­лять в качестве цели производства увеличение и удешевление производимых продуктов.

Маркс преодолел односторонность своих предшественни­ков. Он показал, что производительный, денежный и товарный капитал — это не особые, независимые друг от друга виды ка­питала, а особые функциональные формы промышленного капитала. Маркс впервые дал определение промышленного ка­питала: «Капитал, который в ходе своего полного кругообо­рота принимает и снова сбрасывает эти формы и в каждой из них совершает соответствующую ей функцию, есть промыш­ленный капитал».

Во II томе «Капитала» Маркс развивает своё учение о структуре капитала, исследуя его деление на основной и оборотный. Начало анализу капитала положили физиократы. Заслуга физиократов состоит здесь в том, что они правильно подошли к делению капитала на основной и оборотный. Они исходили из различного способа участия отдельных частей капитала в издержках производства (физиократы вместо стоимости рассматривали издержки производства), относя это деление только к производительному капиталу. Но про­изводительным они считали капитал, вложенный в сельское хозяйство, так как только там, по их мнению, происходит возрастание богатства. Не освободившись от феодального кругозора, физиократы игнорировали капитал, занятый в про­мышленности, к не могли дать обобщающих понятий для своего деления капитала.

Обобщающие понятия капитала — основной (Смит назы­вает его постоянным) и оборотный — ввёл в политическую экономию А. Смит, который преодолел феодальную ограни­ченность физиократов, рассматривая все отрасли хозяйства. Введением обобщающих понятий и ограничивается заслуга Смита. Подход к делению капитала на основной и оборотный был у Смита неправильным. В основу различия между этими двумя частями капитала Смит положил различие в способе принесения ими прибыли. По его мнению, оборотный капитал приносит прибыль своим обращением, переходом из рук в руки. Основной капитал приносит прибыль, не участвуя в об­ращении. Ошибка Смита состоит в неправильном понимании сущности капитала и обращения. Последнее он представлял себе как перемещение предметов, а не как смену веществен­ных форм капитала. Машины, здания действительно закреп­лены в сфере производства до полного износа, но стоимость их по частям переносится живым трудом на новый продукт. Этого и не понял Смит, отрицавший обращение основного капитала. При рассмотрении вещественных элементов основ­ного и оборотного капитала Смит игнорировал их функции в процессе кругооборота капитала. Так, к основному капиталу он относил здания и машины, хотя машины не всегда яв­ляются производительным капиталом, они выступают и как товарный капитал. К основному капиталу Смит причисляет и квалификацию рабочих, что свидетельствует о непонимании им классовой сущности капитала. К оборотному капиталу Смит относит не только сырье и материалы, но и средства существования рабочих и даже деньги. Смит спутал оборот­ный капитал с капиталом обращения.

Рикардо в основу деления капитала положил критерий долговечности, воспринятый всей последующей буржуазной политэкономией. Маркс отмечает, что понятие долговечности является относительным и не может служить основой для деления капитала на эти две части. К оборотному капиталу Рикардо относил только расходы на заработную плату. Сырье и материалы у него вообще выпадали, так как не подходили под определение ни оборотного, ни основного капитала.

Маркс дал критический анализ взглядов своих предшест­венников и впервые установил научное деление капитала на основной и оборотный. Это деление, как показал Маркс, не обусловлено сущностью капитала, т. е. производством приба­вочной стоимости, " оно не вытекает также из вещественного состава капитала. Основной и оборотный капитал — это различные формы обращения производительного капитала. Они выражают разные способы перенесения стоимости на продукт. Конкретный труд по-разному переносит стоимость средств производства на продукт. Стоимость сырья, вспомогательных материалов, которые полностью потребляются в процессе труда, переносится целиком на продукт. Переменный капитал по своей форме обращения тоже относится к оборотному, только стоимость его не переносится, а воспроизводится. Ма­шины, производственные здания изнашиваются не сразу, поэтому и стоимость их переносится на новый продукт ча­стями. Отсюда следует, что весь авансированный производи­тельный капитал распадается на две части: стоимость одной части полностью переносится на продукт в течение одного кругооборота, стоимость другой части совершает свой полный оборот в течение многих кругооборотов.

Деление капитала на основной и оборотный имело боль­шое значение для выявления того влияния, какое оборот ка­питала оказывает на процесс производства и процесс увели­чения стоимости. Исходя из этого, Маркс рассмотрел влияние оборота на величину авансированного капитала, годовую норму прибавочной стоимости и другие проблемы. На основе анализа оборота основного капитала Маркс выявил мате­риальную основу периодичности экономических кризисов, при­чиной которых служит основное противоречие капитализма. Маркс показал, что с ростом основного капитала углубляются противоречия капитализма.

Рассматривая оборот капитала, Маркс показал, что _капитал может непрерывно производить прибавочную стоимость лишь при том условии, если другая часть капитала будет бездействовать, т: е. находиться в запасе. Этого требует поддержание непрерывности производства. Маркс отмечал, что буржуазные экономисты забывают именно ту часть капитала, которая бездействует. Между тем это обстоятельство очень важно для понимания буржуазного хозяйства. Маркс пока­зал, что противоречие между действующим и бездействующим капиталом разрешается путём кредита и выделения торгового капитала. Таким образом, уже здесь Маркс закладывает основы для выяснения обособления ссудного и торгового капитала.

Огромное значение имеет исследование Марксом воспро­изводства всего общественного капитала.

Проблема воспроизводства рассматривалась и в I томе «Капитала». Там, пишет Маркс, «...был подвергнут анализу капиталистический процесс производства и как отдельный акт и как процесс воспроизводства: производство прибавоч­ной стоимости и производство самого капитала. Та смена формы и изменение вещества, которые капитал проделывает в сфере обращения, были взяты нами в виде предпосылки, на которой мы не останавливались далее».

В I томе «Капитала» Маркс раскрыл сущность капитали­стического воспроизводства, исследовал капитал как специ­фическое классовое отношение, которое воспроизводится в расширенном масштабе.

В первом и втором отделах II теша «Капитала» исследо­ваны те формы, которые капитал принимает в процессе кру­гооборота. Но здесь пока ещё рассматривалось движение индивидуального капитала. Между тем кругообороты индиви­дуальных капиталов переплетаются друг с другом, предпо­лагают и обусловливают друг друга. Благодаря этому спле­тению они образуют движение всего общественного капитала. При исследовании движения общественного капитала на пер­вое место выдвигается не смена форм капитала, а обмен веществ, реализация всего общественного продукта, т. е. исследуется как раз то, что было предпосылкой при рассмо­трении оборота индивидуального капитала.

Первым проблему воспроизводства поставил Кенэ, что со­ставляет его огромную заслугу. Но Кенэ не решил этой про­блемы, так как считал сельское хозяйство единственной сфе­рой, где происходит увеличение богатства. А. Смит также не смог продвинуть анализ воспроизводства, главным образом благодаря своей догме, воспринятой последующей буржуаз­ной политэкономией. Ошибочно полагая, что стоимость всего общественного продукта слагается из доходов и на них в ко­нечном счёте разлагается, Смит закрывал себе путь к рас­смотрению не только расширенного, но и даже простого вос­производства. Маркс раскрывает суть ошибки Смита — ото­ждествление стоимости годового продукта со вновь созданной стоимостью. В основе этого ошибочного представления лежит непонимание двойственного характера труда, создающего товар и обеспечивающего перенесение старой стоимости на новый продукт и одновременное создание новой стоимости.

Не понимая сущности капитала, буржуазные экономисты подходили к этому вопросу натуралистически: капиталом они считали средства производства, а доходом — предметы потребления. Но так как в качестве основного признака капитала они рассматривали принесение им прибыли, то пред­меты потребления в руках торговца оказывались капиталом, а в руках рабочего — доходом. Этого противоречия не могла разрешить вся предшествующая Марксу политэкономия.

Маркс показал, что и капитал и доход выражают произ­водственные отношения капитализма. Деньги и товары, пе­реходя из рук в руки, выступают то в качестве вещественных носителей капитала, то в качестве вещественной формы дохода.

Маркс впервые дал правильное определение обществен­ного капитала. Он показал, что при капитализме весь общественный продукт является в то же время и капиталом. Общественный капитал представляет собой совокупность всех индивидуальных капиталов в их взаимосвязи и взаимозави­симости. Его исследование показывает, как происходит в масштабе всего общества обмен одних видов потребительных стоимостей на другие, реализация всего совокупного общест­венного продукта.

Приступая к анализу воспроизводства всего обществен­ного капитала, Маркс впервые в истории экономической науки установил, что весь продукт, а следовательно, и все производство общества распадается на два больших подраз­деления: I — средства производства — товары, имеющие форму, в которой они должны войти или по меньшей мере могут войти в производительное потребление; II — предметы потребления — товары, имеющие форму, в которой они вхо­дят в индивидуальное потребление класса капиталистов и ра­бочего класса. Это открытие Маркса послужило ключом к анализу воспроизводства, так как обмен в обществе идёт в первую очередь между этими двумя подразделениями.

Так как общественный продукт при капитализме одно­временно является и капиталом, это деление представляет собой одновременно деление товарного капитала на средства производства и предметы потребления. Маркс установил, что средства производства покупаются на постоянный капитал, а предметы потребления на переменный капитал и прибавоч­ную стоимость. Маркс исходил, следовательно, из деления общественного продукта по стоимости на с + v + т. На этой основе он полностью преодолел догму Смита, отождествляв­шего всю стоимость товаров со вновь созданной стоимостью.

Рассматривая соотношение между I и II подразделениями, Маркс сформулировал законы простого и расширенного вос­производства. Он сделал вывод о необходимости для расши­ренного воспроизводства более быстрого роста I (с + v) по сравнению со II с. Этот вывод, а также учение о росте орга­нического состава капитала, изложенное в I томе «Капи­тала», послужили обоснованием для сформулированного Лениным закона преимущественного роста производства средств производства по сравнению с производством предме­тов потребления.

Анализ Марксом воспроизводства всего общественного ка­питала разрешил проблему национального дохода, которую не могли решить предшественники Маркса.

На основе анализа воспроизводства общественного капи­тала Маркс развил учение о противоречиях капиталистиче­ского способа производства, продолжив их анализ, данный в I томе «Капитала». В I томе Маркс выявил основное проти­воречие капитализма, указал на циклический характер капи­талистического производства, целью которого является про­изводство прибавочной стоимости.

Во II томе, рассматривая кругооборот производительного капитала, Маркс отмечает, что количество товаров, созда­ваемых капиталистическим производством, определяется мас­штабом этого производства и потребностями в постоянном его расширении, но отнюдь не размерами потребностей, под­лежащих удовлетворению. В примечании к 16-й главе Маркс пишет: «Противоречие в капиталистическом способе произ­водства: рабочие, как покупатели товара, важны для рынка. Но капиталистическое общество имеет тенденцию ограничить их минимумом цены как продавцов их товара — рабочей силы».

Это положение полностью опровергает выдумки врагов марксизма, будто Маркс во II томе «Капитала» полагал, что капиталистическое производство развивается независимо от личного потребления. Напротив, Маркс уже здесь выявил противоречие между стремлением капиталистического произ­водства к безграничному расширению и ограниченным пла­тёжеспособным спросом населения. В III томе «Капитала» Маркс, комментируя анализ своих схем, данных во II томе, отмечал, что непрерывное обращение между частями постоян­ного капитала в первое время происходит независимо от лич­ного потребления в том смысле, что оно никогда в него не входит, тем не менее в конечном счёте производство постоян­ного капитала ограничено личным потреблением, так как ни­когда не совершается ради себя самого, а совершается ради использования его во II подразделении.

Совершенно лишены оснований и клеветнические измыш­ления о том, будто Маркс во II томе изображает капитали­стическое производство как такое, которое развивается без диспропорций. В. И. Ленин, опровергая эти вымыслы, писал: «Из этой теории (теории реализации) следует, что даже при идеально гладком и пропорциональном воспроиз­водстве и обращении всего общественного капитала неиз­бежно противоречие между ростом производства и ограниченными пределами потребления. В действительности же кроме того процесс реализации идёт не с идеально гладкой пропор­циональностью, а лишь среди «затруднений», «колебаний», «кризисов» и пр.» .

Ряд положений, открытых Марксом при анализе капита­листического воспроизводства, имеет значение и для процесса воспроизводства в условиях социализма. Ленин указывал на это обстоятельство в замечаниях на книгу Бухарина «Эконо­мика переходного периода».

Бухарин утверждал, будто конец капиталистического то­варного хозяйства будет концом политической экономии. «Не­верно»,— возражает Ленин. В подтверждение этого он за­даёт вопрос: «Даже в чистом коммунизме хотя бы отноше­ние I v + m к II с? и накопление?». Разумеется, Ленин имел в виду не постоянный и переменный капитал, а деление общественного продукта на средства производства и пред­меты потребления и соотношение между ними в процессе вос­производства. Выводы Маркса о прибавочном продукте как единственном источнике накопления, о накоплении как един­ственном источнике расширенного воспроизводства приме­нимы и к социалистическому обществу. Конечно, в условиях социализма все эти категории выражают иные производст­венные отношения, имеют иной характер действия.

II том «Капитала» имеет важное значение для истории экономических учений. Здесь Маркс даёт развёрнутую кри­тику теорий основного и оборотного капитала у физиокра­тов, А. Смита и Рикардо. По вопросу о воспроизводстве также рассматриваются взгляды физиократов, А. Смита, Ри­кардо, Дестют де Траси. В связи с анализом накопления Маркс критикует также Сисмонди, Сэя, Джона Стюарта Милля, Мак-Куллоха и др. Маркс приводит также выписки из сочинений английского социалиста-утописта Томпсона, кото­рый критиковал буржуазных экономистов за то, что они выдви­гали на первое место капитал и недооценивали живой труд. Во II томе создаются предпосылки для анализа проблем, являющихся предметом III тома «Капитала». Например, во II томе показана необходимость и возможность обособления торгового и ссудного капитала, раскрыт главный источник ссудного капитала. В третьем отделе II тома «Капитала» ка­питалистическое воспроизводство рассматривается уже в це­лом, как единство производства и обращения. Но на данном этапе анализ этого процесса осуществляется в абстрактной форме. Он непосредственно подводит к III тому, где показано проявление закономерностей капитализма во всем их много­образии.

8.СТРУКТУРА И ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ III ТОМА «КАПИТАЛА»

III том «Капитала» вышел в 1894 г. Он был также под­готовлен к печати Энгельсом.

В III томе «Капитала» Маркс исследует процесс капита­листического производства, взятый в целом. Задачей третьего тома было «найти и описать те конкретные формы, которые возникают из процесса движения капитала, рассматривае­мого как целое». На поверхности явлений капиталистиче­ского общества открытые Марксом в I и II томах эконо­мические законы и категории выступают в видоизменённых, превращённых формах. Более того, эти законы и категории находятся даже в противоречии с капиталистической действи­тельностью. В процессе капиталистического производства, как показал Маркс, возникает прибавочная стоимость. Она является результатом эксплуатации наёмных рабочих капи­талистами. На поверхности явлений буржуазного общества прибавочная стоимость выступает в форме прибыли, пред­ставляющейся порождением всего капитала. Поэтому нельзя было ограничить изучение капиталистического способа про­изводства только анализом производства и обращения. Тре­бовалось ещё исследование действительного движения капи­тала в его наиболее конкретных формах. «Видоизменения капитала, как мы их развиваем в этой книге, — пишет Маркс, — шаг за шагом приближаются, таким образом, к той форме, в которой они выступают на поверхности общества, в воздействии разных капиталов друг на друга, в конкурен­ции и в обыденном сознании самих агентов производства» 2.

Маркс при этом не только показывает конкретные формы проявления и действия раскрытых им законов и категорий, но и объясняет объективную обусловленность именно этих форм.

В первом отделе III тома «Капитала» исследуется пре­вращение прибавочной стоимости в прибыль и нормы прибавочной стоимости в норму прибыли. Вначале Маркс рас­сматривает распадение стоимости на издержки производства и прибыль. Прибыль является наиболее общей из всех кон­кретных форм прибавочной стоимости. Поэтому с неё и начи­нается исследование в III томе. Маркс исследует норму при­были и факторы, её определяющие.

Во втором отделе Маркс анализирует превращение при­были в среднюю прибыль и стоимости — в цену производства.

В третьем отделе исследуется закон тенденции нормы прибыли к понижению.

Чрезвычайно важной является 15-я глава III тома, где Маркс выясняет развитие внутренних противоречий закона.

Маркс показывает, что в законе тенденции нормы прибыли к понижению находят выражение внутренние противоречия капиталистического производства. Благодаря действию за­кона тенденции нормы прибыли к понижению эти противоре­чия ещё более обостряются.

В добавлении в конце главы Маркс останавливается де­тально на выяснении границ капиталистического применения машин, на недоиспользовании капиталом наличного рабо­чего населения — этой главной производительной силы. Он раскрывает здесь также суть капиталистического обобществ­ления производства — обобществление средств производства в крупных предприятиях и рост общественного разделения труда. Плоды этого общественного по своему характеру про­изводства попадают в карманы капиталистов.

Таким образом, в связи с анализом закона тенденции нормы прибыли к понижению Маркс углубляет характери­стику основного противоречия капитализма и показывает конкретные формы его проявления.

В четвёртом отделе Маркс исследует торговый капитал и его особенности.

Движение товарного капитала было уже рассмотрено во II томе. Но там он рассматривался как товарная- форма ин­дивидуального капитала. В III томе товарный капитал иссле­дуется как часть всего общественного капитала и как обо­собившаяся форма промышленного капитала. Здесь Маркс анализирует торговую прибыль, оборот купеческого капи­тала, цены. В последней главе четвёртого отдела Маркс рассматривает историю купеческого капитала и его роль в различных общественно-экономических формациях.

В пятом отделе исследуется распадение прибыли на про­цент и предпринимательский доход.

Исходным пунктом исследования является тот факт, что деньги при капитализме приобретает добавочную потребительную стоимость— служить средством присвоения прибавочного труда. В силу этого деньги становятся особым то­варом, товаром-капиталом.

Маркс детально изучает особую форму движения товара-капитала, сущность ссуды и процента, сущность капитали­стического кредита и его формы.

В пятом отделе содержится также обстоятельное ис­следование влияния кредита на денежное обращение, даётся критика теорий банковской и денежной школ по этому вопросу. В заключение Маркс рассматривает ростовщиче­ский капитал и кредит в условиях докапиталистических фор­маций.

Рассматривая сущность и роль ростовщического капи­тала, Маркс одновременно исследует важные стороны произ­водственных отношений в докапиталистических формациях, а также дополняет анализ создания предпосылок капитали­стического способа производства.

В шестом отделе Маркс выясняет превращение добавоч­ной прибыли в земельную ренту, раскрывает участие земель­ных собственников в распределении прибавочной стоимости. Маркс анализирует здесь дифференциальную и абсолютную ренту, выявляет недостатки теории ренты Рикардо, опреде­ляет цену земли.

Шестой отдел завершается рассмотрением генезиса капи­талистической земельной ренты. Маркс дает анализ всех форм докапиталистической ренты, исследует ренту в мелком крестьянском хозяйстве. Эта глава содержит ценный мате­риал для изучения производственных отношений в эпоху фео­дализма.

Анализом капиталистической ренты Маркс завершает рас­смотрение тех конкретных форм, в которых прибавочная сто­имость выступает в сфере распределения.

В седьмом отделе III тома Маркс подводит итог своим ис­следованиям. Ещё в I томе «Капитала» Маркс указывал на превращение общественных отношений, для которых вещественные элементы являются лишь носителями, в свойства самих этих вещей (товар). В дальнейшем исследовании Маркс проследил фетишизацию капиталистических производ­ственных отношений. Рассмотрением этой проблемы Маркс завершает анализ капитализма.

Маркс показывает, что в формуле «капитал — процент», «земля — земельная рента», «труд — заработная плата» — в этом экономическом триединстве, изображающем связь со­ставных частей стоимости с ее «источниками», — оказывается завершённой мистификация капиталистического способа про­изводства, овеществление общественных отношений. Вульгар­ная политэкономия занимается тем, что выдаёт эту поверх­ность явлений за их сущность. Разоблачая знаменитую три­единую формулу, Маркс разрушает одно из фундаменталь­ных положений вульгарных экономистов, начиная от Сэя и кончая современной буржуазной политэкономией.

В 49-й главе Маркс останавливается снова на проблеме воспроизводства, дополняя анализ, данный во II томе «Капи­тала». Здесь он вновь критикует догму Смита, согласно кото­рой стоимость товаров якобы в конечном счёте разлагается на доходы.

Далее Маркс анализирует кажущуюся роль конкуренции. На поверхности явлений дело представляется так, будто сама по себе конкуренция определяет те части, на которые распа­дается стоимость товара. Причём эти части выступают в ка­честве первичных составных частей цены товара. Маркс по­казывает, что это лишь ложная видимость, создаваемая кон­куренцией.

Последняя, 52-я глава III тома осталась незаконченной. О её предполагаемом содержании можно судить по заклю­чительной части характеристики седьмого отдела III тома, данной Марксом в письме к Энгельсу'. Там Маркс подчерк­нул, что процесс развития капиталистического производства неизбежно завершается его гибелью в результате классовой борьбы пролетариата.

Центральной проблемой III тома «Капитала» является распределение прибавочной стоимости между группами ка­питалистов.

В сфере распределения прибавочная стоимость выступает в форме прибыли и её ответвлений — процента и ренты.

Предшественники Маркса тоже рассматривали эти кате­гории.

Маркс отмечал, что классическая буржуазная политэко­номия стремилась свести процент и ренту к их общей основе, к одной форме—к прибыли. Последняя в свою очередь сво­дилась у Смита и Рикардо к прибавочному труду. При этом буржуазные экономисты перепрыгивали через некоторые звенья, отождествляли прибыль со средней прибылью. Они даже не поставили вопроса о том, почему эта общая основа (прибавочная стоимость) проявляется в различных формах. Они не попытались вывести эти различные формы из их об­щей основы. Впервые это сделал Маркс. Он развил далее своё учение о превращённых формах прибавочной стоимости как о формах, маскирующих капиталистическую эксплуа­тацию.

Маркс показал, что по мнению буржуазных экономистов, прибыль выступает как порождение всего авансированного капитала, тогда как в действительности ее единственным ис­точником является прибавочный труд рабочих.

Маркс установил, что разные нормы прибавочной стоимо­сти могут выражаться в одной и той же норме прибыли, что возросшей норме прибавочной стоимости может соответство­вать пониженная норма прибыли. Следовательно, норма при­были в отличие от нормы прибавочной стоимости уже не яв­ляется выражением степени эксплуатации наёмного труда. Тем самым Маркс устраняет путаницу понятий у Рикардо, отождествлявшего норму прибыли с нормой прибавочной стоимости. Рикардо законы, верные для нормы прибавочной стоимости, переносил на норму прибыли.

Маркс на основе учения о прибавочной стоимости раскрыл влияние оборота капитала на норму прибыли. Прибавоч­ная стоимость не создаётся в обращении и поэтому ускоре­ние оборота капитала в результате сокращения времени об­ращения увеличивает возможность производства прибавочной стоимости. На поверхности явлений скорость оборота ка­питала выступает в качестве источника прибыли. Буржу­азные экономисты видели лишь эту внешнюю видимость явлений.

Маркс впервые объяснил, каким образом и почему эко­номия в применении постоянного капитала обусловливает по­вышение нормы прибыли, в то же время не будучи источни­ком прибавочной стоимости. Экономия в применении постоян­ного капитала, как показывает Маркс, является формой, скрывающей использование капиталистами выгоды от роста производительности общественного труда.

Как уже говорилось, классическая буржуазная политэко­номия не рассматривала превращения прибавочной стоимо­сти в прибыль. Более того, Смит и Рикардо, сводя прибыль к прибавочной стоимости, отождествляли прибыль со средней прибылью. Для Рикардо средняя прибыль, есть исходный пункт, а для Маркса — результат развития. Маркс впервые раскрыл факторы, лежащие в основе превращения прибыли в среднюю прибыль. К ним относятся различия в органическом строении разных индивидуальных капиталов и различие в скорости их обращения, что приводит к различным нормам прибыли. Это положение противоречит общей тенден­ции капиталистического способа производства, заключаю­щейся в равенстве прибылей на равные капиталы





sdamzavas.net - 2018 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...