Главная Обратная связь

Дисциплины:






Социальные и правовые аспекты эвтаназии в России и за рубежом



Термин «эвтаназия» произошел от греческих слов: «eu» - благой, хороший, и «thananos» - смерть. Ф. Бэкон (1561-1626) понимал под эвтаназией легкую, безболезненную, даже счастливую смерть. Он писал: «Если бы врачи хотели быть верными своему долгу и чувству гуманности, они должны были бы увеличить свои познания в медицине и в то же время приложить все старания к тому, чтобы облегчить уход из жизни тому, в ком ещё не угасло дыхание».

В наше время рассматриваемый термин используется не только в бэконовском, но и в ряде других значений. Так, в «Энциклопедии биоэтики» выделяют четыре значения: 1)ускорение смерти тех, кто переживает тяжелые страдания; 2) прекращение жизни лишних людей; 3) забота об умирающих, (это и есть изначальное бэконовское значение, в наше время неупотребляемое); 4) представление человеку возможности умереть.

Термин «эвтаназия» требует детализации, поскольку отражает различные формы этого явления. Различают разные формы эвтаназии.

Пассивная эвтаназия(«метод отложенного шприца») выражается в том, что прекращается оказание направленной на продление жизни медицинской помощи, что ускоряет наступление естественной смерти (либо она вообще не оказывается). Это на практике достаточно часто встречается и у нас в стране.

Чаще всего, когда говорят об эвтаназии, имеют в виду активную. Активная эвтаназия(«метод наполненногошприца») – это преднамеренное вмешательство с целью прервать жизнь пациента, например, путем введения умирающему каких-либо лекарственных или иных средств, либо других действий, влекущих за собой быстрое безболезненное наступление смерти.

Добровольная эвтаназия-это эвтаназия, осуществляемая по настойчивой просьбе самого больного, находящегося в ясном сознании и объективно информированного о своем состоянии, причем признаки преходящей депрессии отсутствуют.

Недобровольная эвтаназия – это эвтаназия, когда просьбы («информированного согласия») пациента о прекращении его жизни нет.

В клиническом плане речь идет, прежде всего, о неизлечимых больных, находящихся в бессознательном состоянии.

Выделяют также прямую и косвенную эвтаназию. Здесь речь идет исключительно о различии целей действий медработников: хотели ли врач, медсестра причинить смерть своему пациенту, находящемуся в терминальном состоянии (прямая эвтаназия) или они проводили, например, обезболивание в соответствии с клиническими стандартами, однако косвенно это привело к сокращению жизни пациента.

В1984 году Верховный суд Голландии на основе результатов работы правительственных и парламентских комиссий сформировал правила, соблюдая которые, врачи освобождаются от уголовной ответственности за проведения эвтаназии и ассистированного самоубийства, хотя в Уголовном Кодексе соответствующая запретительная статья остается. Обновленная редакция этих правил появилась в 1992 году.



Три обстоятельства рассматриваются в качестве обязательных для оправдания эвтаназического действия врача: 1) наличие добровольного запроса пациента на основе полной информированности о последствиях; 2) факт непереносимого страдания; 3) отсутствие альтернативных возможностей оказания помощи.

В большинстве штатов США эвтаназия запрещена законом. Лишь в штате Орегон в 1994 году после референдума легализовано самоубийство с помощью врача. Вместе с тем нелегальная практика активной эвтаназии и ассистированного самоубийства существует. По данным социологического опроса в штате Вашингтон 12% врачей сообщили, что пациенты обращались к ним с просьбой об ассистированном самоубийстве, и еще 4% - с просьбой о проведении активной эвтаназии. При этом в 24% случаях эта просьба была удовлетворенна.

 

В России весь блок вопросов, связанных с эвтаназией и ассистированным самоубийством, остается в правовом отношении неурегулированным, хотя по закону все формы эвтаназии запрещены. В статье 45 Основ законодательства РФ об охране здоровья "Запрещение эвтаназии" прямо сказано: "Медицинскому персоналу запрещается осуществление эвтаназии – удовлетворение просьбы больного об ускорении смерти – какими-либо действиями или средствами, в том числе прекращение искусственных мер по поддержанию жизни.

Лицо, которое сознательно побуждает больного к эвтаназии и (или) осуществляет эвтаназию, несет уголовную ответственность в соответствии с законодательством РФ".

Однако проблема от этого не перестала существовать, так как существующее в законодательстве право пациента на отказ от медицинской помощи фактически открывает возможности для правового оформления вопроса, касающегося пассивной эвтаназии (статья 31 "Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан).

Легализация эвтаназии в современной России, где ресурсы паллиативной медицинской помощи пока недостаточны, а углубляющиеся социальные расслоения общества заведомо делает распределение этих ограничительных ресурсов несправедливой, означает, что терминальные больные из социально незащищенных слоев будут подвергаться эвтаназии, вместо оказания им паллиативной медицинской помощи.

Мы убеждены, что задача общества и государства не внушать гражданам мысль о смерти, а создавать хосписы, развить формы хосписного обслуживания на дому. Хоспис является альтернативой эвтаназии, он исповедует принцип естественного течения событий, когда сроки приходят от самой природы и в этом заложена человеческая и божественная мудрость. Помощь больному, гарантия качества жизни до последнего момента позволяют переломить депрессию, вызывающую отчаяние и суицид. В этом смысле хоспис выступает с принципами нравственности, которые должны воспитывать общество.

 

Содержание профессиональной деятельности социального работника в хосписе

 

Возможные направления профессиональной деятельности социального работника в хосписе на несколько блоков: 1) работа с клиентом / семьей,2) работа с персоналом, 3) информационная работа, 4) развитие хосписного движения.

 

Качество жизни безнадежно больного как важнейший аспект в деятельности социального работника. В России хосписы и учреждения паллиативной медицины являются учреждениями нового типа. Непрерывно идет процесс становления сферы паллиативного ухода и выработки принципов работы этих учреждений.

Осмысление социальной помощи безнадежно больным людям с позиции различных подходов (философского, религиозного, социологического, медицинского, психологического) позволило нам сделать вывод о том, что социальная работа в хосписе находиться на стыке медицинской помощи и правовой защиты инкурабельных больных и их семей, и носит комплексный интегративный характер.

Современный этап развития паллиативной медицины, паллиативного лечения характеризуется взаимным проникновением философии паллиативной медицины и хосписов, социальной работы и медицинских исследований, формирования новых социокультурных направлений ухода за больными.

Любое заболевание, а тем более, такое тяжелое, как онкологическое, приводит к ограничению физических возможностей и ухудшению материального положения. Именно в этот, для всех без исключения, тяжелый период жизни у человека появляется зависимость от посторонней помощи. Вследствие недуга больной не в силах сам решать социально-бытовые вопросы.

Цель паллиативной помощи – реализация права на достойную смерть. У постели умирающего человека врач паллиативной помощи исповедует следующее этическое кредо: если невозможно прервать или замедлить развитие болезни, качество жизни больного становиться более важным, чем ее продолжительность. Став на этот путь, врач сталкивается с другой дилеммой, так называемого "двойного эффекта". При оказании помощи больному (борьба с болью, купирование других тягостных для больного симптомов) он косвенно может сократить его жизнь. Какой смысл в увеличении количества дней прожитой жизни, если при этом нет возможности улучшить качество такого существования? Это вопрос ответственности врача хосписа, особое качество его личности, его мировоззрения, его философии.

Таким образом, в понятии "качество жизни" соотносятся два аспекта: объективный и субъективный. В ситуации умирающего больного улучшение объективных параметров его жизни не ограничивается только решением клинических проблем и проблем сестринского ухода, но выражается в создании для него возможно более комфортных условий существовании в целом.

И все-таки, в конечном счете, качество жизни имеет субъективное выражение. Умирающий пациент, избавленный с помощью грамотного паллиативного лечения от боли, имеющий возможность общаться с семьей и друзьями, способный даже в последние дни своей жизни на высшие духовные проявления. Необходимо еще раз отметить, что в помощи нуждается не только умирающий, но его близкие, переносящие тяжелейший психоэмоциональный шок. Поэтому в рамках хосписного движения психологической и социальной поддержке членов семей умирающих придается большое значение.

В комплексной характеристике качества жизни особое место занимает моральное самочувствие пациента. Одним из критериев успешного паллиативного лечения умирающего больного является расширение возможностей самообслуживания больного, что одновременно увеличивает его самоуважение. Любые проявления нормальной жизни (чтение, прием посетителей и т.п.) должны поощряться. Умирающий человек особо чувствует недостаток заботы о нем. В таком положении человек имеет право на капризы, и даже чувство злости. Надо уметь соглашаться с больным, отказывающимся, например, от еды или от приема посетителей. Принятый в хосписе обычай выполнения последнего желания умирающего есть как бы логическое завершение этой линии поведения, всей философии паллиативного лечения.

Итак, цель паллиативной медицины – реализация права на достойную смерть. Если невозможно прервать или замедлить развитие болезни, качество жизни больного (создание комфортных условий) становиться более важным, чем ее продолжительность.

 

Содержание работы социального работника в хосписе:

 





sdamzavas.net - 2018 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...