Главная Обратная связь

Дисциплины:






Тема народа и нравственного идеала



Народ и идея народного служения стали для Некрасова главной очищающей силой, источником нравственного обновления, духовной опорой. «Он как бы лечился народом», — скажет о нем К. Чуковский. В 1845 году выходит стихотворение Некрасова «В дороге». Оно стало настоящим потрясением для русской поэзии. Некрасов сделал крестьянина главным героем лирического стихотворения, изобразив его как человека с индивидуальной судьбой. Таким образом, уже в первом зрелом произведении поэта проявились новаторские тенденции: глубокое раскрытие внутреннего мира крестьянина, сочетание индивидуального и типического, эпические элементы, народный язык, социальный критицизм, новизна способов выражения авторского сознания.

Чтобы понять себя, осветить так или иначе историю своей души, поэт обращается к поре детства. Стихотворение «Родина» (1846) — это попытка проанализировать влияние крепостничества на формирование детской души. Деспотизм и рабство не только оставляли в детской душе страшные следы — они рождали ненависть, сопротивление, стремление вырваться из этого мира. Поэтому так отрадно звучат в стихотворении строки:

 

И набок валится пустой и мрачный дом,

Где вторил звону чаш и гласу ликовании

Глухой и вечный гул подавленных страданий,

И только тот один, кто всех собой давил,

Свободно и дышал, и действовал, и жил.

 

Само название дано стихотворению не без яда, так как родные места — это прежде всего разнузданно-эгоистическая жизнь господ и прозябание задавленных страхом и нуждою рабов. Такая родина вызывает горькие воспоминания:

 

Нет! в юности моей, мятежной и суровой,

Отрадного душе воспоминанья нет...

 

С детских лет Некрасов был близок к крестьянам, рано открыл для себя «незримые, невидимые миру слезы», стоны и печаль:

 

Волга! Волга!.. Весной многоводной

Ты не так заливаешь поля,

Как великою скорбью народной

Переполнилась наша земля...

 

Народ страдает от стихийных бедствий, болезней, несчастных случаев, от произвола помещиков, чиновников, властей.

В стихотворении «Железная дорога» голод согнал «массы народные» на строительство дороги, но и здесь — каторжный труд и нечеловеческие условия существования, да еще и грабеж со стороны начальства:

 

Мы надрывались под зноем, под холодом,

С вечно согнутой спиной,

Жили в землянках, боролися с голодом,

Мерзли и мокли, болели цингой.

Грабили нас богатеи-десятники,

Секло начальство, давила нужда...

 

В таких условиях человек, истощенный физически, превращался в живого мертвеца:

 

Губы бескровные, веки упавшие,

Язвы на тощих руках,



Вечно в воде по колено стоявшие

Ноги опухли, колтун в волосах...

 

А в стихотворении «Несжатая полоса» Некрасов создает образ измученного, изможденного постоянной работой труженика, который, имея клочок собственной земли, не в состоянии собрать скудный, но необходимый для жизни урожай. Особенно тяжела доля русской женщины, например Орины, матери загубленного царской службой солдата («Орина, мать солдатская»), старухи, потерявшей своего единственного сына-кормильца («Деревенские новости»). Сердце Некрасова было с детства уязвлено страданиями его матери, униженной и замученной мужем-тираном, и судьбой своей сестры, повторившей судьбу матери. Через страдания близких он понял страдания всех матерей, всех женщин, увидел их «святые, искренние слезы».

В стихотворении «Забытая деревня» Некрасов показывает судьбы женщин, рушащиеся по прихоти владельца крепостных душ. Это бабушка Ненила, ждущая «доброго барина», чтобы попросить у него немного леса для покосившейся избенки; крепостная девушка Наташа, мечтающая выйти замуж за вольного хлебопашца. Но самое страшное в том, что эти простые желания крестьянских женщин никогда не сбудутся: барин забыл о своей деревне, живет в городе, а без его решения изменить ничего нельзя.

Такая же тяжелая участь выпала и на долю детей, лишенных детства и вынужденных с младенческих лет трудиться. «Плач детей» (1860) вызывает содрогание и ужас. Целый день дети вертят колеса на фабрике:

 

Где уж нам, измученным в неволе,

Ликовать, резвиться и скакать!

Если б нас теперь пустили в поле,

Мы в траву попадали бы — спать.

 

Но не только жизнь русского крестьянства описывает Некрасов, но и жизнь городской бедноты. Он подчеркивает трагизм городской повседневности и обыденности. Ужас этой жизни в том, что городские Драмы становятся обычным явлением жизни людей. Поэт замечает, что в современном обществе перевернута шкала нравственных ценностей («Нравственный человек», «Еду ли ночью по улице темной...»). В стихотворении «Размышления у парадного подъезда» (1858) Некрасов с гневом и негодованием говорит о судьбе народа. Владельцу роскошных палат, считающему «жизнью завидною» «волокитство, обжорство, игру», он противопоставляет горемычную жизнь крепостного крестьянина. «Деревенские русские люди» пришли в лаптях издалека к важному вельможе пожаловаться на свое разорение, но их прогоняет швейцар, так как вельможа «не любит оборванной черни». Драматизм картины основан на контрасте между бесправным и нищим положением народа и паразитической, роскошной жизнью богачей и вельмож. Песня-стон проходит у Некрасова через весь цикл народной лирики:

 

Где народ, там и стон... Эх, сердечный.

Что же значит твой стон бесконечный?

 

Страдания народа, вылившиеся в «бесконечный стон», повсюду:

 

Назови мне такую обитель,

Я такого угла не видал,

Где бы сеятель твой и хранитель,

Где бы русский мужик не стонал?..

 

Печалью и гневом проникнуты стихи Некрасова о народе. Сколько же можно терпеть?!

 

Ты проснешься ль, исполненный сил,

Иль, судеб повинуясь закону,

Все, что мог, ты ухе совершил, —

Создал песню, подобную стону,

И духовно навеки почил?..

 

Понять нужды народа и повести его за собой призваны «народные заступники», «учителя народа», «сеятели» правды:

 

Сейте разумное, доброе, вечное...

 

Тема заступничества за народ звучит и в стихах, посвященных памяти Белинского, Чернышевского, Добролюбова, Гоголя. Некрасов воспевает их высокие нравственные качества, мудрый ум и волю. Народные заступники-страдальцы, несущие в себе боль о человеке, боль о России, идут ради общего блага на жертвы. Они проносятся «звездой падучей», но без них «заглохла б нива жизни».

Что же является залогом будущего благополучия? Русский национальный характер, богатырские силы народа, который:

 

Вынесет все — и широкую, ясную

Грудью дорогу проложит себе...

 

Пейзажная лирика

Вся лирика Некрасова проникнута чувством любви не только к русскому народу, «которому пределы не поставлены», но и к родной земле, с ее бескрайними нивами, зелеными лесами, суровыми зимами. Некрасовский мир — это не только «страшный» мир, есть в нем и другая сторона. Мир света и надежды связан у Некрасова прежде всего с природой.

Любовь к полям и лесам своей родины зародилась у Некрасова в ранние детские годы. Он восхищался родной ярославской природой, красотой ее зеленых просторов:

 

Там зелень ярче изумруда,

Нежнее шелковых ковров,

И, как серебряные блюда,

На ровной скатерти лугов

Стоят озера.

 

Некрасов тосковал и томился от бездействия на чужбине, но стоило поэту вдохнуть знакомые с детства запахи родных дорог, лугов, лесов, увидеть могучие просторы Родины, как он переживал творческое возрождение:

 

Опять она, родная сторона,

С ее зеленым, благодатным летом,

И вновь душа поэзией полна,

Да, только здесь могу я быть поэтом!

 

Трепетной любовью и проникновенным чувством наполнено у Некрасова описание весны в стихотворении «Зеленый шум»:

 

Как молоком облитые,

Стоят сады вишневые,

Тихохонько шумят;

Пригреты теплым солнышком,

Шумят повеселелые

Сосновые леса;

А рядом новой зеленью

Лепечут песню новую

И липа бледнолистая,

И белая березонька

С зеленою косой.

 

Пейзажи у Некрасова могут о многом поведать читателю, создать определенное настроение, передать чувство или переживание героя. В поэме «Кому на Руси жить хорошо» в начале главы «Сельская ярмарка» мы видим весенний пейзаж в восприятии крестьянина:

 

Не греет землю солнышко,

И облака дождливые,

Как дойные коровушки,

Идут по небесам.

Согнало снег, а зелени

Ни травки, ни листа!

Вода не убирается,

Земля не одевается

Зеленым ярким бархатом

И, как мертвец без савана,

Лежит под снегом пасмурным

Печальна и нага.

 

Унылый, печальный пейзаж создает настроение грусти, тоски, беспросветности. Ничего хорошего не ждут крестьяне от такой весны. Совсем другая картина возникает перед нами в начале поэмы «Саша». Природа, отраженная в Сашином сознании, одухотворена, она как бы обретает поэтические черты самой героини:

 

Сосны вершинами машут приветно —

Кажется, шепчут, струясь незаметно,

Волны под сводом зеленых ветвей:

«Путник усталый! бросайся скорей

В наши объятья: мы добры и рады

Дать тебе сколько ты хочешь прохлады».

 

Сашина счастливая безмятежная доброта распространяется на весь окружающий мир:

 

Полем идешь — все цветы да цветы

В небо глядишь — с голубой высоты

Солнце смеется. Ликует природа!

Всюду приволье, покой и свобода.

 

Некрасов очень тонко чувствовал природу. В стихотворении «Рыцарь на час» он нарисовал осязаемый пейзаж тихой лунной ночи:

 

Даль глубоко прозрачна, чиста,

Месяц полный плывет над дубровой,

И господствуют в небе цвета

Голубой, беловатый, лиловый.

Воды ярко блестят средь полей,

А земля прихотливо одета

В волны белого лунного света

И узорчатых, странных теней.

 

Но этот пейзаж резко контрастирует с «внутренним голосом» поэта.

В пейзажной лирике Некрасова картины природы то подчеркивают страдания крестьянства, то контрастируют с гнетущими картинами жизни людей. В стихотворении «Железная дорога» прекрасны картины осени:

 

Около леса, как в мягкой постели,

Выспаться можно — покой и простор! —

Листья поблекнуть еще не успели,

Желты и свежи лежат, как ковер.

 

Но воспоминания о тех, кто строил эту дорогу и «гроб обрел здесь себе», не дают успокоиться поэту. Показывая правду, поэт надеется на понимание тех, кто придет после него в жизнь.

Или вспомним эпилог поэмы «Мороз, Красный нос», погружение Дарьи в заколдованный сон зимней русской природы:

 

Ни звука! И видишь ты синий

Свод неба, да солнце, да лес.

В серебряно-матовый иней

Наряженный, полный чудес...

 

Она входит в этот сказочный мир природы и остается в нем навечно, освобождаясь от всех бед. Там у нее есть все а здесь ничего.

Пейзаж русской земли соответствует в поэзии Некрасова размаху русской души: та же безграничность, широта. Природа возвращает «гармонию жизни»:

 

Мать-природа! иду к тебе снова

Со всегдашним желаньеммоим —

Заглуши эту музыку злобы!

Чтоб душа ощутила покой

И прозревшее око могло бы

Насладиться твоей красотой.

 

Любовная лирика

Лирика Некрасова во многом автобиографична. В цикле стихов, обращенных к жене Авдотье Яковлевне Панаевой («Поражена потерей невозвратной...», «Я не люблю иронии твоей...», «Да, наша жизнь текла мятежно...» и др.), поэт правдиво раскрывает свои душевные переживания:

 

Я мучился: я плакал и страдал,

В догадках ум испуганный блуждал,

Я жалок был в отчаянье суровом...

 

Он не смягчает, не сглаживает собственные противоречия и терзания, анализируя самые сокровенные чувства:

 

Мы с тобой бестолковые люди:

Что минута, то вспышка готова!

Облегченье взволнованной груди,

Неразумное, резкое слово.

Говори же, когда ты сердита,

Все, что душу волнует и мучит!

………………………………………..

Если проза в любви неизбежна,

Так возьмем и с нее долю счастья:

После ссоры так полно, так нежно

Возвращенье любви и участья...

 

В любовной лирике герой берет на себя вину в наступлении охлаждения, мучительно кается в разрыве отношений, трагически переживая страдания любимой им женщины:

 

Пока еще кипят во мне мятежно

Ревнивые тревоги и мечты —

Не торопи развязки неизбежной!

………………………………………..

Я счастия тебе желаю и молю,

Но мысль, что и тебя гнетет тоска разлуки,

Души моей смягчает муки...

 

Однако личную судьбу, личные слезы Некрасов в своей поэзии смог слить с судьбой и слезами всего народа. И его предсмертная мечта

 

Жить и в такую могилу сойти,

Чтобы широкие лапти народные

К ней проложили пути.

 

6. Поэзия Н. А. Некрасова — это поэзия глубокого анализа, сильного чувства, высоких идей. Она. заставляет читателя думать, искать новое, протестовать против неправды. Путь многих героев Некрасова тернист и труден, но они верят в правоту своего дела, в неизбежность победы нового над старым.

Поэт сумел создать такие лирические шедевры, которые совмещают в себе и глубокие размышления, и гневную сатиру, и высокую патетику.

 

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ВОПРОС

В чем традиционность для русской поэзии стихотворения Н. А. Некрасова «Поэт и гражданин»?

 

 

29. Тема поэта и поэзии в лирике Н.А. Некрасова. (Билет 18)

Тема поэта и поэзии традиционна для русской лирики. Редко кто из поэтов не обращался к своей музе, представшей то резвой, то веселой «вакханочкой», то задумчивой, то суровой и гневной.
Но в стихотворении Некрасова «Вчерашний день часу в шестом...» — совсем иная Муза. Между «крестьянкой молодой» и Музой нет никаких различий, они одинаково дороги и близки поэту. Некрасов в коротком стихотворении сумел сказать и о том, что его Муза — сестра униженной и страдающей крестьянки, что она печалится народной печалью, что она тоже подвергается истязаниям, цензурным и иным гонениям, что он, Некрасов, поэт народа, потому что крестьянка символизирует весь народ.
В стихотворении «Нет, Музы ласково поющей и прекрасной...» отношения между Музой и поэтом складываются драматично — это поединок, «ожесточенный бой». Но поединок не заканчивается разрывом — в драматизме борьбы родился прочный и кровный союз. Поэт учит Музу не смиряться, не стихать в гневе, изживать всепрощенческие настроения.
«Поэт и гражданин» — драматические раздумья Некрасова о соотношении высокой гражданственности с поэтическим искусством. Перед нами герой, находящийся на распутье и как бы олицетворяющий разные тенденции в развитии русской поэзии тех лет, чувствующий намечающуюся дисгармонию между «гражданской поэзией» и «чистым искусством».
Чувства Поэта изменяются от иронии по отношению к Гражданину, от чувства превосходства над ним к иронии, к обиде на самого себя, затем к чувству необратимой потери человеческих и творческих ценностей и далее (в последнем монологе) к угрюмому озлоблению. Движение чувств у Гражданина: от требования «громить» пороки смело, «обличать зло» к пониманию необходимой для настоящей поэзии активной борьбы, гражданской позиции. По существу, перед нами не поединок двух противников, а взаимный поиск истинного ответа на вопрос о роли поэта и назначении поэзии в общественной жизни. Скорее всего речь идет о столкновении разных мыслей и чувств в душе одного человека. В споре нет победителя, а есть общий, единственно верный вывод: роль художника в жизни общества настолько значительна, что требует от него не только художественного таланта, но и гражданских убеждений.
И уже заканчивая свой жизненный путь, Некрасов вновь обратился к Музе («О Муза! Наша песня спета* и «О Муза! Я у двери гроба!"), воскрешая давние образы своей лирики. В стихотворении «Музе» от интимного, личного тона («Приди, закрой глаза поэта...») совершается переход к высокой патетике («На вечный сон небытия»), а все стихотворение венчается пронзительной лирической нотой: «Сестра народа — и моя!»
Эти перемены интонаций усиливают поэтическое волнение и делают необычайно задушевной тему прочного единства народа, поэта и его Музы. Муза, некогда названная сестрой молодой крестьянки, теперь осознана сестрой народа и сестрой поэта. Через нее поэт нашел дорогу к народу, а народ обрел своего поэта.
Мучительная для Некрасова тема народного признания получает оптимистическое, но не лишенное трагизма разрешение. Когда-то Некрасов писал, что Муза не торопилась порвать с ним «прочного и кровного союза». Теперь он подвел итог, возложив свои надежды на Музу:
Меж мной и честными сердцами Порваться долго ты не дашь Живому, прочному союзу! Нерусский — взглянет без любви На эту бледную, в крови, Кнутом иссеченную Музу...

 

 

30. Как понимают счастье герои и автор поэмы Н.А. Некрасова «Кому на Руси жить хорошо»? (Билет 17)

 

Вариант 1

Вся поэма Некрасова «Кому на Руси жить хорошо» — это разгорающийся, постепенно набирающий силу мирской сход. Для Некрасова здесь важен сам процесс, важно, что крестьянство не только задумалось о смысле жизни, но и отправилось в трудный и долгий путь правдоискательства.
В «Прологе» завязывается действие. Семеро крестьян спорят, «кому живется весело, вольготно на Руси». Мужики еще не понимают, что вопрос, кто счастливее — поп, помещик, купец, чиновник или царь, — обнаруживает ограниченность их представления о счастье, которое сводится к материальной обеспеченности. Встреча с попом заставляет мужиков над многим призадуматься.
Ну, вот тебе хваленое Поповское житье. Начиная с главы «Счастливые» в направлении поисков счастливого человека намечается поворот. По собственной инициативе к странникам начинают подходить «счастливцы» из низов. Звучат рассказы — исповеди дворовых людей, лиц духовного звания, солдат, каменотесов, охотников. Конечно, «счастливцы» эти таковы, что странники, увидев опустевшее ведро, с горькой иронией восклицают:
Эй, счастие мужицкое! Дырявое с заплатами, Горбатое с мозолями, Проваливай домой!
Но в финале главы звучит рассказ о счастливом человеке — Ермиле Гирине. Рассказ о нем начинается с описания его тяжбы с купцом Алтынниковым. Ермил совестлив. Вспомним, как он рассчитывался с мужиками за долг, собранный на базарной площади:
Весь день с мошной раскрытою Ходил Ермил, допытывал, Чей рубль? да не нашел.
Всей своей жизнью Ермил опровергает первоначальные представления странников о сути человеческого счастья. Казалось бы, он имеет «все, что надобно для счастья: и спокойствие, и деньги, и почет». Но в критическую минуту жизни Ермил этим «счастьем» жертвует ради правды народной и попадает в острог. Постепенно в сознании крестьян рождается идеал подвижника, борца за народные интересы. В части «Помещик» странники относятся к господам уже с явной иронией. Они понимают, что дворянская «честь» не много стоит.
Нет, ты нам не дворянское, Дай слово христианское.
Вчерашние «рабы» взялись за решение проблем, которые издревле считались дворянской привилегией. В заботах о судьбах Отечества дворянство видело свое историческое предназначение. А тут вдруг эту единственную миссию у дворянства перехватили мужики, стали гражданами России:
Помещик не без горечи Сказал: «Наденьте шапочки, Садитесь, господа!»
В последней части поэмы появляется новый герой: Гриша Добросклонов — русский интеллигент, знающий о том, что счастье народное может быть достигнуто лишь в результате всенародной борьбы за «непоротую губернию, непотрошеную волость, избытково село»:
Рать подымается Неисчислимая, Сила в ней скажется Несокрушимая!
Пятая глава последней части завершается словами, выражающими идейный пафос всего произведения: «Быть бы нашим странникам под родною крышею, / Если б знать могли они, что творилось с Гришею». Этими строчками как бы дается ответ на вопрос, поставленный в заглавии поэмы. Счастливый человек на Руси — тот, кто твердо знает, что надо «Жить для счастия убогого и темного родного уголка».

 

 

Вариант 2





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...