Главная Обратная связь

Дисциплины:






ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВОСЬМАЯ ЧИСТОТА ЖИЗНИ



Чистота жизни – центральная тема всех религий, которые давались человечеству во все времена, ибо чистота это не только религиозная идея, но результат самой природы жизни, и человек видит ее в той или иной форме в каждом живом существе. Каждое животное и птица чистят свои шкурки и перышки, отыскивают чистое место, чтобы жить там или просто посидеть, но в человеке такая тенденция выражена еще более отчетливо. Человек, не поднявшийся над материальной жизнью, проявляет такую способность в физической чистоте, но за этим скрыто еще что-то, и это секрет всего творения, причина, по которой был создан мир.
Чистота – процесс, в котором проявляется жизненный ритм, ритм того непреходящего духа, который на протяжении всех времен работает в минерале и растении, в животном и человеке, поскольку его стремление во всех этих опытах состоит в том, чтобы прийти к такому осуществлению, в котором он ощутит себя чистым – чистым по сути, очищенным от всех влияний своего изначального состояния. Весь процесс сотворения и духовного развертывания нацелен на то, чтобы показать, что дух, пребывающий в жизни и представляющий в жизни Божественное, обернулся в бесчисленные облачения, и тем самым, говоря образно, снизошел с небес на землю.
Об этом в оккультных терминах сказано, как об инволюции, а то, что воспоследовало, известно как эволюция или развертывание божественной сущности из облачений окутывающей его материи.
Чувство такой потребности освобождения духа от того, что затрудняет и связывает его, и есть то, что называется чистотой, в какой бы части жизни она ни ощущалась. Именно в этом смысле мы можем понять поговорку: “Чистота сродни благочестию”. В арабском языке слово чистота звучит как саф, от того же корня происходит и слово суфий. Некоторые ранние ордена суфиев назывались Братьями или Рыцарями Чистоты, и это намекало не на физическую чистоту, но на развертывание духа навстречу его изначальному состоянию: чистое существо метафизика или чистый разум философа. Слово софия, или чистая мудрость, имеет то же самое происхождение.
В обычном применении слова чистый мы находим то же значение. Например, когда мы говорим о чистой воде или чистом молоке, мы имеем в виду, что первоначальное вещество не смешано с каким-либо посторонним элементом. Вот почему термин чистая жизнь применим для отражения того, что человек старается соблюдать свое духовное существо незапятнанным ложными ценностями мирской жизни. Лишь постоянный поиск своего изначального “я”, желание достичь его и средство вновь обрести его и может быть названо чистотой жизни, но этот термин с таким же значением применим и к любой части жизни человека.
Когда он применяется для того, что относится к телу, он обозначает идею, что все, чуждое телу, не должно быть с ним. Это первая ступень чистоты. Когда о ком-то говориться, как о человеке чистом умом, разве не значит это, что все естественное для ума, остается там, а все, что неестественно вычищено из него?
Здесь возникает вопрос, что же для ума естественно, и для ответа лучше всего представить себе ум маленького ребенка. Что мы там найдем? Прежде всего, мы найдем в этом уме веру, естественную склонность доверия; потом любовь, естественную склонность к дружелюбию и привязанности; затем надежду, естественное ожидание радости и счастья. Ни один ребенок не является естественным неверующим. Если бы это было так, он не смог бы ничему научиться. То, что он слышит и то, что ему говорят, он воспринимает умом, который готов верить, восхищаться и доверять. Только опыт жизни, жизни в мире, где правит эгоизм, отравляет красоту ума ребенка, который по природе своей верующий, естественный друг, готовый улыбаться любому лицу, естественно восхищающийся красотой, готовый видеть без критики и не видеть того, что не привлекает его, естественно любящий, не знающий ненависти.
Таков изначальный ум человека, и таково его естественное состояние. Не грех изначален, но чистота, изначальная чистота Самого Бога. Но по мере того, как ум растет и вскармливается жизнью в мире, к нему добавляется то, что неестественно, и в тот момент, когда они приходят, эти дополнения кажутся желанными, полезными или красивыми. Они формируют другой вид ума, который порой называют эго, или ложное “я”; они делают человека умнее, более ученым, способным, и прочее.
Но над этим и за пределами всего этого пребывает человек, о котором говорят, что он чист умом.
Если об этом задуматься, возникает вопрос: “Если это так, тогда получается, что ребенку желательно оставаться всегда ребенком, чтобы он никогда не узнал обо всем том, что относится к мирской жизни?” Спросить так подобно тому, что спросить: “Разве не желательно, чтобы Дух всегда оставался на небесах и вовсе никогда не приходил на землю?”
Ответ таков, что истинное возвышение Духа состоит в том, что он пришел на землю и здесь осуществил свое духовное существование. Именно в этом совершенство Духа. Вот почему все, что дает мир в виде знаний, в виде опыта или разума, все, чему учит человека его личный опыт и опыт других людей, все, что познается в жизни: ее печали и разочарования, ее радости и возможности – весь этот противоречивый опыт помогает нам обрести более полную любовь и широту видения. Если человек прошел через все опыты, пронес свой дух высоко и не позволил его запятнать, тогда такой человек может быть назван чистым умом. Человек, которого можно было бы назвать чистым, потому что он не знает, где добро, а где зло, на самом деле, просто глупец. Пройти через все, что отнимает изначальную чистоту, и все же подняться над всем, что стремиться пересилить ее и стащить вниз, вот в чем духовность, свет духа, поддерживаемого на высоте и горящего ярко и чисто. Это стремление всей жизни, и тот, кто узнал это, узнал жизнь.
Первая чистота – чистота физического мира, в котором человеку приходится повиноваться законам чистоты и гигиены. Поступая так, он делает первый шаг навстречу духовности. Следующий шаг в том, что обычно называется чистотой жизни, эта чистота жизни, которая показана в социальном, моральном и религиозном отношении. Национальный и религиозный кодексы часто очень жесткие в отношении чистоты. Порой это просто внешняя, созданная руками человека чистота, которую отдельной душе приходится проламывать, чтобы найти высший план.
Есть, однако, стандарт внутренней чистоты, принцип которой состоит в том, что все в речах или действиях, вызывающее страх, приводящее в смущение, отбирает ту сверкающую искорку в сердце, искорку истинности, которая светит только тогда, когда жизнь естественна и чиста. Человек не всегда может сказать, когда то или иное действие будет правильным по отношению к обстоятельствам, или когда оно неправильное, но он может всегда вспомнить этот психологический принцип и судить по тому, не отбирают ли у него действие или слово внутреннюю силу, покой и комфорт, которые и есть его естественная жизнь. Ни один человек не может судить другого; лишь внутреннее “я” человека должно быть его судьей. Вот почему бесполезно устанавливать жесткие стандарты моральной или социальной чистоты. Религия сформировала их, в школах им учат, но в тюрьмах полно преступников, с каждым днем газеты все больше сообщают об ошибках человечества.
Ни один внешний закон не может остановить преступность. Человек сам должен понять, что для него хорошо, а что нехорошо. Он должен быть способен отличать яд от нектара. Он должен это знать, должен измерить это, взвесить это и рассудить, и он сможет сделать это только через понимание психологии того, что в нем естественно, а что неестественно. Неестественное действие, мысль или слово – это то, что приносит человеку дискомфорт до, во время или после того, как оно имеет место, такое чувство дискомфорта является доказательством того, что в этом случае действует не душа. Душа всегда ищет чего-то, что открыло бы ей путь к самовыражению, принесло ей свободу и комфорт в физической жизни. Вся жизнь тяготеет к свободе, к развертыванию чего-то, что задавлено физической жизнью, и эта свобода достижима только истинной чистотой жизни.
Мы видели, что значит очистить жизнь тела и ума, но есть еще большая чистота, чистота сердца, постоянное стремление сохранять сердце чистым от всех впечатлений, которые приходят извне и чужды истинной природе сердца, которой является любовь. Это можно сделать только постоянно наблюдая за отношением к другим людям, не замечая их ошибок, прощая их недостатки, не судить никого, кроме себя, потому что всякое резкое суждение и суровость в отношении других подобны яду. Чувствовать их все равно, что принимать яд прямо в кровь, результатом может оказаться болезнь. Сначала – болезнь лишь во внутренней жизни, но со временем такая болезнь прорывается в физическую жизнь, и такая болезнь неизлечима. Внешняя чистота не имеет влияния на внутреннюю чистоту, но внутренняя нечистота вызывает заболевание как внутри, так и снаружи.
После того, как достигнута третья ступень, и слух настроен высокими идеалами, добрыми мыслями, праведными действиями, приходит еще большая чистота, в которой все, что человек видит и слышит, все, до чего он дотрагивается и чем восхищается, воспринимается как Бог. На этой ступени ни мысли, ни чувства не допускается в сердце, только Бог. В картине художника это сердце видит Бога, в достоинствах художника, в глазах художника, который наблюдал природу, в способности художника воспроизвести то, что он наблюдает, так человек видит совершенство Бога. Вот почему Бог для него становится все, и все становится Богом.
Когда такая чистота достигнута, человек живет в добродетели; добродетель это не что-то, что он выражает или испытывает время от времени, сама его жизнь – добродетель. Каждый миг, когда Бога нет в его сознании, мудрец считает грехом, потому что в такой миг чистота его сердца отравляется. Недостаточность жизни есть грех, чистота жизни есть добродетель. Именно чистоту имел в виду Иисус Христос, когда он сказал: “Блаженны чистые сердцем, ибо они увидят Бога”.

 

 





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...