Главная Обратная связь

Дисциплины:






Дострой, вайлэнс и прочий экстрим



Павел Тетерский

Реквием «Серне»

 

 

http://www.litres.ru

 

2002


Павел Тетерский Обкуренные боги в трактире на Пятницкой, или реквием «Серне»

 

Диалектика утверждает, что история развивается по спирали. В других философских источниках упоми-нается синусоида, которая по сути дела является про-фильной проекцией той же самой спирали.

 

Поэтому раз в несколько лет мир вокруг тебя – каж-дый раз по-разному – сходит с ума. Не весь, конечно. С ума сходит твой маленький мирок. Люди, в кругу ко-торых ты крутишься, воздух, которым ты дышишь, сок, в котором варишься. Центробежная сила отбрасыва-ет психов все дальше и дальше от оси, вокруг которой вращается обыденность. Тогда кто-то отделяется от основы и слетает с катушек. Кто-то при этом увлека-ет за собой остальную массу. А кто-то притирается и становится на место.

 

Весной'99 года мир сошел с ума на улице Пятниц-кой, дом 8. Кафе называлось «Серна».


Контингент

 

Попробую встать на место некоего абстрактного бу-магомарателя, заморочившегося на создании

 

справочника по неформальным объединениям московской молодежи. Оглавление подобного опуса представляло бы собой полный список серновских за-всегдатаев. Выглядело бы оно примерно так:

 

• Вечно пьяные непотопляемые металлисты, живу-щие под девизом «больше водки, трэша и угара»;

 

• Угрожающего вида скины – серьезные дядьки в гриндерах, бомберах и наколках;

 

• Худенькие кислотники в модных тишотках и ботин-ках на платформе;

 

• Вдоль и поперек пропирсингованные альтерна-тивщики с козлиными бородками и майками с надпи-сью «Кояп»:

 

• Шумные и галдящие торпедоны и кони в «лон-сдейлах»:

 

• Накуренные растаманы с дрэдами в трехцветных беретиках;

 

• Брейкбитовая туса, консолидирующаяся вокруг группы «Спирали»;

 

• Веселые сноубордеры и скейтеры;

 

• Выхолощенные свеженькие яппи, тяготеющие к


неформальным сферам после работы;

 

• Всевозможные художники, артисты, музыканты, татуировщики и прочее неприкасаемое отребье…

 

и так далее, и тому подобное. Даю вам слово, что столько скама, собранного в одном месте в одно вре-мя, я до «Серны» не видел.


Прикол

 

Коротко: московский сброд гулял. Гулял конкрет-но, без выходных и перерывов на обед, курил траву. Снимал половых партнёров одно– многоразового ис-пользования. Дебоширил. Учинял пьяные акции, дра-ки и бесчинства. Лез во все дыры. Радовался жизни и был счастлив. В чем здесь прикол? Прикол называ-ется «феномен Серны» и заключается в том, что всё это происходило не так, как в каком-нибудь бибирев-ском баре «У братухи». Потому что это был ДВИЖ, а не массовый запой или задолб. Есть такая пропис-ная истина, что, типа, праздник не может длиться веч-но, есть суровые будни, рутина, работа и т. д. Так вот, эта истина в «Серне» опровергалась, высмеивалась, втаптывалась в грязь – легко, на раз плюнуть, цинич-но и глумливо! Там царил вечный праздник, Праздник Каждый День.



 

Позитив, словно лампочка Ильича, висел в проку-ренном воздухе. Несмотря на скинов, коней и прочие т. н. агрессивные молодежные группировки. Навер-ное, «Серну» построили в месте силы. Столы сдви-гали для совместных пьянок. По кругу из тусы в ту-су пускали косяки. Между потными телами изящно проскальзывали постоянно менявшиеся (обычно их


хватало от силы на месяц) молоденькие официант-ки, разносившие народу по-коммунистически чиповое пиво. Тех, что посимпатичнее, периодически лапали за задницы. Места было очень мало. Тем немногим, кто случайно забредал в «Серну» днем, в глаза бро-сались висевшие на стенах репродукции в рамках, ве-чером же из-за большой плотности людей и табачно-го дыма никто не обращал на них внимания. Спра-ва от входа стоял директорский столик и холодиль-ник с пивом. Не совсем тогда еще дешевое спутнико-вое МТУ ненавязчиво изрыгало в пространство «Right Here Right Now» из двух размещенных в противопо-ложных углах ящиков. А под самый занавес за столи-ки к тем, кто напивался до психоделических чертиков, являлись и тихо подсаживались веселые гедонисти-ческие боги-расп. дяи: Вакх, Дионис, Локи…

 

Именно их присутствием и объясняется разница между праздником и попойкой, между движем и бо-лотом, между веселыми бесшабашными пьяницами и грузящими бытовыми алкоголиками. Да, в 99-м боги действительно пили и курили дурь на Пятницкой, дом

 

8.


Наброски с натуры

 

Туалет – особое место. Он один на М и Ж. Стены – плод коллективного творчества всех без исключения.

 

Надписи: «Хочу Бивиса», «Red-blue Warriors», «Серна 4eva», «МраZZZь», «ОБ-88», «artashes@hotmail.com»

 

и проч. Граффити: портрет Дональда Дака крупным планом. Под раковиной местный травяной дилер ны-чит марихуану. Некоторые об этом знают и имеют пра-во отсыпать без его ведома, в долг. Долги возвраща-ются вовремя, здесь друзей не кидают: дилер – друг, а не барыга. Саша, та, что с бесноватыми мутными гла-зами, энергично откуривает развалившемуся на уни-тазе Арчилле. Он элегантен и пьян. За дверью на пол-кафе змеится очередь из тех, кто не прочь пописать. Они нервно переступают с ноги на ногу, а кто попроще

 

– для того на улице есть несколько вонючих подворо-тен. Когда Арчилло выйдет, он расскажет о подфар-тившем счастье всем. Секретов здесь нет – все мы одна большая семья, как отряд пионеров. Половая жизнь кого-либо из ее членов вызывает у остальных живой интерес и почти всегда – гомерический смех. Скрывать ее подробности – дико и неуважительно по отношению к друзьям. А то еще подумают, что влю-бился…


Шумы

 

Гам, шум, галдеж. Одно сплошное «ууууууууу». Вслушавшись, можно вычленить обрывки фраз. Ам-плитуда тем – плюс-минус бесконечность.

 

– Прикинь, Зулус вчера с качеством скатнулся. Сна-чала с ней скатнулся Стекc, а Зулус приоткрыл так слегка свой кошелечек…

 

– Сегодня вайт-смоки что-то в таком количестве по Пушке шлялись. Валить их, сук, надо…

 

– Милая девушка, хотите вина? А как зовут милую девушку?..

 

– Ты сможешь прокинуть систему, если тебе это на-до…

 

– Знаешь, как расшифровывается «KIDS»?..

 

– Ты прав, но Толстого нельзя возводить в констан-ту истины…

 

– Мяу…

 

– Акция на той неделе…

 

– Ему по болту, я тебе говорю, он как Макмерфи…

 

– У-у-у, камни, на хрен!!!!!

 

– Понимаешь, все сейчас играют похожее. Одно и то же. Я ни болта больше не буду на такие концерты ходить. Мне неинтересно…

 

– Мал золотник, да дорог…


– Эй, Усач-Волосач-Бородач! А дай-ка я с тобой вы-пью, дружище!..

 

– Что, хочешь оставить царапину на земном шари-

 

ке?..

 

– Мяу!

 

Полный бред, чушь, диссонанс. Но ты причастен здесь ко всему, и тебе не пофигу, что кони валь-нули вайтов три дня назад, что Стеке и Зулус занимались сексом с одной и той же заезжей красавицей, что Са-ша Чистяков умеет танцевать мужской стриптиз, что Бивис больше не играет в «Спаторне», что у Спайке-ра на даче рухнул пол от танцев под марихуану… Это называется – ты в игре, ты в движении. Оно враща-тельное и поступательное одновременно. Оно затяги-вает и крутит тебя – опять-таки по траектории спира-ли. Его не так много в мире, как кажется. И поэтому так часто случается у людей застой, простой, отстой

 

и сухостой.

 

Я вот о чем: я никогда особо не заморачивался на тему «в чем смысл жизни», но в «Серне» как-то раз мне вдруг ни с того ни с сего приглючилась истина: «Смысл жизни – в движении». Наверное, так оно и есть. Во всяком случае, так было летом 99-го года для нас всех.


Мразь

 

В «Серне» всегда было много психов. Безымянная бабушка в костюме под богему тридцатых, с вуалью и пистолетом-зажигалкой (в натуральную величину), которым она пугала новичков. Вечно пьяный 37-лет-ний рэггеймен Гоша, живущее музыкой дитя солнца, лузер, неудачник, пропивший-прокуривший свое вре-мя. Пьяный Викинг, пожирающий и пьющий все под-ряд и слушающий транс и дэт-металл одновременно. Но самым е. нутым из всех был Мразь. Это он мяукал несколько абзацев назад.

 

Они с «Серной» составляли единое целое. Мразь не мог без нее, а она – без него, как Париж не смог бы без Эйфелевой башни. Портрет: пирсинг

 

– штук двадцать колец на лице; обувь – говнода-вы от снежного человека; тату – граффити «МраZь» во всю спину и Бивис с Баттхэдом на фоне стены с над-писью «х. й»; прочая атрибутика

 

– бархатный цилиндр и постоянные эксперименты над хаером (застекольный Макс susks). Это был кло-ун. Не такой, как в цирке, а настоящий, Абсолютный Клоун. Он развлекал людей не во время представ-ления или съемки передачи – нет, он делал это каж-дый миг, каждую секунду. И еще он постоянно пел (вы


бы слышали, как Мразь| пел!!! Никто в Москве не пел так, как Мразь). Идя| по улице. В метро. На вписке. За едой. В «Серне».! У него были очень дебильные, гру-бые, американские приколы. Приколись так кто-либо другой – никто бы и ухом не повел. Например, пока-зывать всем свой болт, сопровождая это бессменной картавой поговоркой «мал золотник, да дорог». Или на глазах у тусы засунуть себе в штаны живого кота. Или громко рыгнуть, поковырять в носу или даже пер-нуть в микрофон на студии «Крем Рекорде» (он чи-тал в «Спиралях»). Но это были ЕГО приколы. Он был на СВОЕМ месте, а на своем месте находятся очень немногие из нас. Кроме того, господа, я повторяю: кро-ме того – вы бы слышали, как Мразь пел!!!

 

Почему я уделяю ему так много внимания? Потому что это был некий живой символ «Серны», ее тотем, фетиш, самая колоритная одушевленная деталь ин-терьера. Одним своим присутствием он заражал нас безумием и непостижимым образом объединял всех.


Объявление

 

Такую вот грамоту летом вывесила администра-ция (кто может сказать, что видел подобное еще в каком-либо кабаке, пусть первый бросит в меня ка-мень):

 

30.08 приглашаю ВСЕХ на ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ «СЕРНЫ». В программе – конкурсы:

 

– на самый сексуальный поцелуй

 

– «мистер Бицепс»

 

– «мисСись»

 

– на самый большой живот

 

– на скоростное выливание пива призы – оно же а также СВЕРХдешевый АЛКОГОЛЬ

 

и много другого интересного.

 

Кто не придет – больше никогда обслуживаться не будет!

 

Андрей Рудольфович


Дострой, вайлэнс и прочий экстрим

 

«Серна» была, вне всякого сомнения, местом со всех точек зрения экстремальным. Какая же свадьба без драки?

 

Упоминавшийся выше абстрактный писака, на сей раз озадаченный написанием биографии «Сер-ны» (которая на самом деле никогда не будет напи-сана) составил бы примерно такую хронологию инци-дентов (даты от фонаря, частота происшествий под-линна);

 

01.06. Пьяный Викинг отчислил из «Серны» транс-вестита. В ответ на претензии трансвестита, что он, дескать, заплатил за чай червонец, Викинг одолжил червонец у Джима и засунул трансвести-ту в то место, где у женщины находится грудь, а у мужчины – благо-родное оволосение. Рудольфыч отказал трансвести-ту в просьбе урезонить Викинга и по окончании инци-дента благодарственно пожал последнему руку и по-ставил пива.

 

15.06. Находясь после «Серны» в метро в припод-нятом настроении, Мразь впервые в жизни, преодо-лев врожденную ссыкливость, выкинул из вагона двух гопников, не оценивших его пение.


30.06. Гром ударил Доктора в лицо на почве фанат-ских заморочек.

 

05.07. Джим ударил Викинга в лицо в шутку. Полу-чил ответочку.

 

06.07. Маски-шоу подкрались незаметно и забра-ли Мразь, на выкуп которого пришлось скидываться. Тщедушный очкарик ВоробеЦл прыгнул на серых и скрылся в гуще столов. Удивленные менты долго ис-кали «этого вашего ботаника», но так и не нашли.

 

17.07. Собаккаа и Зулус прыгнули на пьяных фэ-эсбэшников, окучивающих вчетвером молодого очка-рика. Одному из четверых разбили лицо. В милиции Собаккаа устроил спектакль, угрожая своим несуще-ствующим дядей-генералом МВД, и был отпущен. Че-рез год карма вернется к нему в виде кулаков и грин-деров членов (именно членов) залетной молодой кон-ской банды.

 

29.07. Викинг и Шмаков серьезно подрались с пришлым мужичьем на почве пьяных разборок. Мужи-чье получило нешуточные увечья.

 

10.08. Медведь пил пиво на проезжей части и не поспешил уступить дорогу пацану на «девятке». В ответ на нецензурное возмущение пацан был реши-тельно поставлен на место. Через некоторое время возле «Серны» остановился «мерин» с тонированны-ми стеклами. Вышедшего покурить Медведя серьез-


но и профессионально изувечили арматурами и про-чими аргументами. Когда на шум из «Серны» выско-чила толпа торпедонов, быки высунули из окна ствол

 

и дали по газам.

 

18.8. Скины вальнули пришлое мужичье непонят-но по какому поводу, может быть, и без оного. Были опрокинуты почти все столы и разбито несколько пив-ных кружек.

 

30.8. На день рождения «Серны» скины устроили поножовщину…


Позитив

 

Я не знаю, откуда он там брался при таких раскла-дах. Но он там был. И никакая поножовщина не мог-ла согнать его с его насиженного места. Может быть, объяснение – в единстве противоположностей. Пози-тивен ли прохвост Локи? Позитивен ли булгаковский Воланд? Или нет, не так: зачем вообще что-то объяс-нять, если речь идет о месте, где опровергались про-писные истины?





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...