Главная Обратная связь

Дисциплины:






По брачному состоянию. 2 страница



Они управляются различными потребностями и интересами, име­ют свои собственные вполне определенные цели и мотивировки. Их связь друг с другом обнаруживается фактически лишь в том, что сексуальное поведение, как и прежде, пока еще остается единствен­ным средством (если не считать экстракорпорального, искусственно­го оплодотворения) достижения целей репродуктивного поведения. Однако это такое средство, которое само по себе стало целью, са­модостаточно и не нуждается, вообще говоря, ни в какой "внеш­ней" поддержке и может реализовываться независимо от каких-либо внешних по отношению к нему потребностей, хотя бы и потребности в деторождении.

Это — одно из тех фундаментальных изменений, которые привнесло в семью, семейные отношения общественное развитие. Обособление сексуального и репродуктивного поведения, ставшее результатом радикальных изменений брачно-семейных отноше­ний, технически обосновано доступностью контрацепции и ис-

 

кусственных абортов, а социокультурно — действием социальных норм, разрешающих их использование и даже подталкивающих к нему1.

В прошлом для сексуального и репродуктивного поведения в целом была характерна их слитность, единство и неразделенность (синкретизм), обусловленные действием соответствующих социальных норм, запрещавших как предотвращение наступления беременности, так и ее прерывание. И в этом плане применительно к прошлому можно говорить о репродуктивном поведении в широком смысле слова, поведении, в котором сексуальность, половые отношения были лишь одним из моментов, своего рода неизбежным злом, которое терпели лишь по необходимости. Сексуальное поведение было практически полностью подчинено (по крайней мере, в том, что касалось семьи, и в рамках европейской цивилизации) исключительно целям деторождения. Современным отголоском такого, резко негативного и репрессивного отношения к сексуальному поведению является половая мораль, которой придерживаются жители общины Гелтечте.. (Инис Биг) в Ирландии, изученной в 70-е гг. американским антропологом Дж. Мессенджером2.

Глобальный процесс трансформации семьи выразился, повторим еще раз, и в том, что былая неразделенность сексуального и репродуктивного поведения оказалась снятой. Они автономизировались, обособились друг от друга. Их цели и мотивы разделились, более того, возникла их инверсия. Рождение детей остается одной из целей сексуального поведения, причем чисто условной, занимающей крайне ограниченное и сокращающееся место вообще на всем пространстве человеческой жизни.

Что же такое сексуальное поведение? Согласно современным представлениям, сексуальное поведение — это система действий и отношений, которые опосредуют удовлетворение полового влечения (сексуальной потребности)



Сексуальное поведение, и это надо постоянно иметь в виду, — это социальное, человеческое поведение, в котором человек преследует определенные цели, стремится к реализации определенных интересов, но на основе использования биологических механизмов. В сексуальном поведении соединены физиологические, психологические и социокультурные процессы, но соединены таким образом, что первые оказываются подчинены, включены в контекст последних. В сексуальном поведении проявляется совместное действие как биологических (в том числе и генетически заданных), так и социальных, социокультурных сил (аскриптивный, т.е. определяемый при рожде

кусственных абортов, а социокультурно — действием социальных норм, разрешающих их использование и даже подталкивающих к нему1.

В прошлом для сексуального и репродуктивного поведения в це­лом была характерна их слитность, единство и неразделенность (син­кретизм), обусловленные действием соответствующих социальных норм, запрещавших как предотвращение наступления беременности, так и ее прерывание. И в этом плане применительно к прошлому можно говорить о репродуктивном поведении в широком смысле слова, поведении, в котором сексуальность, половые отношения были лишь одним из моментов, своего рода неизбежным злом, которое терпели лишь по необходимости. Сексуальное поведение было прак­тически полностью подчинено (по крайней мере, в том, что касалось семьи, и в рамках европейской цивилизации) исключительно целям деторождения. Современным отголоском такого, резко негативного и репрессивного отношения к сексуальному поведению является поло­вая мораль, которой придерживаются жители общины Гелтечтеч (Инис Бит) в Ирландии, изученной в 70-е гг. американским антропо­логом Дж. Мессенджером2.

Глобальный процесс трансформации семьи выразился, повторим еще раз, и в том, что былая неразделенность сексуального и репро­дуктивного поведения оказалась снятой. Они автономизировались, обособились друг от друга. Их цели и мотивы разделились, более того, возникла их инверсия. Рождение детей остается одной из целей сексуального поведения, причем чисто условной, занимающей край­не ограниченное и сокращающееся место вообще на всем пространст­ве человеческой жизни.

Что же такое сексуальное поведение? Согласно современным представлениям, сексуальное поведение — это система действий и отношений, которые опосредуют удовлетворение полового влече­ния (сексуальной потребности)

Сексуальное поведение, и это надо постоянно иметь в виду, — это социальное, человеческое поведение, в котором человек преследует определенные цели, стремится к реализации определенных интере­сов, но на основе использования биологических механизмов. В сексу­альном поведении соединены физиологические, психологические и социокультурные процессы, но соединены таким образом, что первые оказываются подчинены, включены в контекст последних. В сексу­альном поведении проявляется совместное действие как биологиче­ских (в том числе и генетически заданных), так и социальных, социокультурных сил (аскриптивный, т.е. определяемый при рожде-

нии пол, полоролевая структура общества, его половая и сексуальная культура и мораль и т.д.).

Термин "сексуальное поведение", во многом синонимичный по­нятию "половая жизнь", мы будем употреблять, чтобы подчеркнуть социальное, активное, субъективно-деятельное начало половой жиз­ни человека, чтобы поместить последнюю в социологическую сис­тему координат, акцентировать те ее аспекты, которые отражают ее целеполагание, внутреннюю, ценностную и установочно-мотивационую сторону. Термин "сексуальное поведение" употребляется и для акцентирования самодостаточности половой жизни, ее отличия и отдельности от репродуктивного поведения, от целей деторож­дения.

Характерной чертой сексуального поведения человека является множественность, неоднородность целей, достижению которых слу­жит вступление в сексуальные отношения. Сексуальное поведение может удовлетворять целый ряд других (кроме сексуальной) потреб­ностей, радикально меняя свой личностный смысл для человека и его мотивацию, свое, следовательно, символическое значение для индивида. Надо иметь в виду, однако, что в этой множественности целей сексуального поведения, в его отрыве от целей рождения детей может таиться опасность их (целей) отчуждения, дегуманизации, ориентации сексуального поведения на девиантные, отклоняющиеся формы (гомосексуализм, групповой секс, порнография и т.д. и т.п.). Масштабы, которые в современных условиях приняли подобные ано-мичные формы сексуального поведения, приобретение некоторыми из них квазинормативного статуса служат одним из выражений кри­зиса семьи, симптомом и предвестником ее возможного и весьма вероятного краха в будущем.

Согласно современным представлениям, целями сексуального по­ведения могут быть3:

— релаксация, снятие полового напряжения;

— деторождение, удовлетворение потребности в зачатии и в акте рождения;

— чувственное наслаждение как самоцель (гедонизм);

— познание, удовлетворение полового любопытства. Эта цель особенно значима для начинающих половую жизнь, в первую оче­редь подростков;

— коммуникация, обретение чувства психологической личност­ной интимности, полного слияния с другим человеком. По мнению И.С. Кона, эта цель является своего рода надцелью и сверхмотивом для всего вышеперечисленного, входящего в нее в качестве подчи­ненных компонентов (подцелей);

 

— сексуальное самоутверждение, получение наглядных и убе­дительных доказательств собственной сексуальной состоятельнос­ти, потенции. Эта цель также является исключительно значи­мой для подростков, хотя и не только для них. Мотивирующая Сила стремления к сексуальному самоутверждению чрезвычайно высока;

— внесексуалъные цели, т.е. цели, внешние по отношению к собственно сексуальному поведению. Таковыми могут быть какие-либо материальные блага и выгоды, а также любые в принципе безличные социальные ценности, к приобретению которых может стремиться человек. Сюда же относится и поддержание определенно­го ритуала или привычки. Например, сексуальные отношения в бра­ке могут одновременно и поддерживать стабильность супружеских взаимоотношений и символизировать ее;

— компенсация, замена, возмещение каких-то иных, дефицит­ных для индивида в силу каких-то причин, видов и форм деятельно­сти или способов эмоционального удовлетворения.

Этот плюрализм целей и мотивов сексуального поведения отража­ет его сложность и комплексный характер, соединение в нем индиви­дуального и социального, биологической основы и "научения", соци­ализации, того, что привнесено в индивидуальное сексуальное пове­дение социальной системой, обществом.

Классификация половой жизни (по Г.С. Васильченко)

А. Экстрагенитальные формы.

1. Платоническая любовь.

2. Танцы.

3. Гейшизм.

Б. Генитальные формы.

I. Суррогатные и викарные (заместительные).

1. Поллюции.

2. Мастурбация.

3. Петтинг.

И. Суррогатные формы коитуса.

1. Вестибулярный коитус.

2. Coitus intra femora.

3. Нарвасадата (coitus intra mammae), подмышечный коитус и др.

4. Coitus per anum:

а) гетеросексуальный;

б) гомосексуальный.

III. Нормативный гетеросексуальный коитус.

IV. Орогенитальные (лабиогенитальные) контакты (кейра, фелляция, куннилингус),

V. Сексуальные действия с животными.

Общая сексопатология / Под ред. Г.С.Васильченко. М., 1977. С. 179.

Важнейшими понятиями, раскрывающими содержание сексу­ального поведения как социокультурного феномена, являются по­нятия "половая роль", "половая культура", "сексуальный сце­нарий".

Понятие "половая культура" характеризует совокупность зва­ний, верований, социальных норм и ценностей, запретов и предписа­ний, имеющих отношение к различиям между полями и их взаимо­отношениям. Взятое в более узком, специальном смысле, это поня­тие характеризует ту часть совокупности, о которой речь шла выше, которая выполняет регулирующую и нормативную роль по отноше­нию к собственно половой жизни и сексуальному поведению челове­ка. Половую культуру в этом, узком значении слова, часто называют также сексуальной культурой.

Следовательно, когда мы говорим о половой (сексуальной) куль­туре, мы хотим тем самым подчеркнуть социокультурное содержание сексуальных отношений, хотим акцентировать то, что привнесено в них обществом, культурой и что отличает половую жизнь человека от сексуального поведения животных.

Сексуальная культура регулирует сексуальное поведение челове­ка, формирует систему ценностей, запретов и правил, а также образ­цов поведения, которая, будучи усвоенной в процессе социализации, определяет сексуальный сценарий индивида, стиль его взаимоотно­шения с партнером, вводит половую жизнь в социально приемлемые рамки на благо общества, семьи, брака. Разумеется, при этом сте­пень усвоения сексуальной культуры общества индивидом может быть совершенно различной, характеризуя индивидуальную сексу­альную культуру.

Понятие "половая (сексуальная)' культура" тесно связано с поня­тием "половая (сексуальная) роль". Под половой ролью обычно по­нимают совокупность социокультурных норм, определяющих то, ка­кими должны или не должны быть мужчины или женщины, как они должны или не должны себя вести.

Как видно' из этого определения, половая роль является конкре­тизацией понятия "социальная роль", предложенного американс­ким социологом Дж.Мидом, который под социальной ролью понимал отвечающий принятым социокультурным нормам способ поведения

 

людей в системе межличностных отношений, который зависит от их места и позиции в обществе, т.е. от статуса.

Доминирующим типом у мундугуморов были свирепые стяжатели — мужчины и женщины; нежные же и ласковые мужчины и женщины оказывались париями этой культуры. Женщина, которая проявила бы великодушие, накормив грудью ребенка другой женщины, овдовев, просто не на­шла бы себе нового супруга. Как от мужчин, так и от женщин ожидалось, что они должны быть открыто сексу­альными и агрессивными. Как правило, оба пола не люби­ли детей, а в тех случаях, когда детям позволяли остаться на свете, родители сильно тяготели к детям противопо­ложного пола. У арапешей женщин стремились отстра­нить от работы в огородах, защищая эти огороды, ямсу не нравилось иметь дело с женщинами. У мундугуморов па­ры совокуплялись в чужих огородах, чтобы испортить ямс владельцев. Как у арапешей, так и у мундугуморов я обнаружила сильную унификацию личностной культуры, причем и у мундугуморов считалось, что мужчины и жен­щины должны воплощать единый тип личности. Идея по­веденческих стилей» отличающих мужчин и женщин, была чужда обоим народам.

Мид М. Иней на цветущей ежевике // Мид М. Культура и мир детства. М., 1988. С. 57.

Соответственно под половой ролью обычно понимают совокуп­ность норм, порождаемых культурой и обращенных к индивиду, которые говорят ему, какое поведение ожидается от него другими, что он должен и может делать как мужчина или как женщина. Сексуальной же ролью называют тот аспект роли половой, который относится к сексуальным отношениям и который характеризует (и предписывает) ожидания-требования к индивиду со стороны других, общества в сфере половой жизни.

Понятие же "сексуальный сценарий" характеризует, как сказано выше, ту часть сексуальной культуры, которая усвоена индивидом, стала частью его личности и потому управляет его сексуальным поведением "изнутри", будучи частью системы его диспозиций. Это понятие введено американскими исследователями У. Саймоном и Дж. Ганьоном в 1967 г.4

Это понятие, смысл которого близок к смыслу таких слов, как "план", "программа поведения", и т.п., "обозначает достаточно ши-

рокую когнитивную структуру, соединяющую многообразные симво­лические и невербальные элементы в организованный и хронологи­чески последовательный ряд, на основе которого люди могут одно­временно предвосхищать свое поведение и оценивать его в данный момент. Нормативные компоненты сексуального сценария — кто, что, с кем, где, когда, как и почему должен, может или не должен и не может делать в сексуальном плане — в общих чертах задаются соответствующей культурой"5.

Разумеется, наличие у индивидов общих для всех элементов сек­суального сценария (общей, совпадающей части воспринятой от об­щества сексуальной культуры) не означает отсутствия тех или иных индивидуальных вариаций, обусловленных различиями происхожде­ния и индивидуальной истории б.

Дамы и рыболовство несовместимы

Крупнейшее в Африке озеро Виктория в последние годы стало превращаться в своего рода братскую могилу для его обитателей. Специалисты объясняют это ухудше­нием экологической ситуации. Однако менее искушенные в науке жители угандийского острова Луверо на севере озера считают, что рыба исчезает по вине тех, кто допу­стил к ее ловле женщин. А такое вольнодумство, естест­венно, до добра не доводит.

Старейшины утверждают, что еще совсем недавно ме­стные рыбаки никогда не возвращались домой без рыбы. И все потому, что они следовали наказам стариков. На острове живут около тысячи мужчин и ни одной женщины. Как ни странно, кругом полная чистота. Все отходы сбра­сываются в озеро. Местные жители убеждены, что сорить на земле — значит накликать на себя беду и навсегда остаться без рыбы. Еще хуже — появление на острове женщины. Даже жене и двум дочерям старейшины запре­щено появляться на Луверо.

Что касается представительниц властей, рыбаки тре­буют, чтобы те о своих визитах предупреждали зара­нее и появлялись только днем. Местное поверье гла­сит: окажись женщина на острове ночью, все рыбацкие лодки непременно затонут, а страшный ветер нагонит столько воды, что навсегда отрежет Луверо от внешне­го мира.

Сегодня, 1994, 26 февр. 177

 

Сексуальный сценарий, будучи частью дислозиционной системы, имеет трехкомпонентную структуру, включающую в себя как когнитивные (понятия, представления, оценочные суждения), так и эмоциональные в побудительные элементы, совместное действие которых определяет особенности индивидуального сексуального поведения — его цели, время начала половой жизни, частоту половых сношений, принимаемые и отвергаемые их формы, сексуальную направленность и т.д.

Для характеристики индивидуального сексуального сценария и соответственно поведения чрезвычайно важным является также знание того, какая именно — более либеральная, пермиссивная, терпимая или более строгая, репрессивная — система сексуальных ценностей (половая мораль) усвоена индивидом.|

Мы уже упоминали о половой морали ирландской общины Инис Бит. В действительности в мире существует широкий спектр культур и субкультур, различающихся по степени пермиссивности (терпимости) в отношении сексуального поведения и отражающих преобладание техили иных систем сексуальных ценностей.

Эти системы современных сексуальных ценностей некоторые авторы подразделяют на следующие основные типы: легализм, ситуационная этика, гедонизм, аскетизм и рационализм.

Легализм как этическая сексуальная система связан с принятием или отвержением, одобрением или осуждением сексуальных отношений на основе господствующей в обществе половой морали, репрессивной по преимуществу и признающей сексуальные отношения только с целью деторождения и на основе легально признанных брачных союзов. Приведенный выше пример ирландской общины Инис Бит является крайним, экстремистским выражением легализма, свойственного иудео-христианской половой морали. В ее рамках полевые сношения, рассматриваемые как дар божий, допустимы только в браке и только для рождения детей. В рамках легализма осуждаются также все формы половой жизни, кроме нормативного гетеросексуального коитуса.

Ситуационная этика является одной из наиболее распространенных в настоящее время разновидностей половой морали. Как следует из. самого термина "ситуационная этика", в основе ее убеждение в том, что сексуальное поведение должно определяться актуальным ситуационным контекстом, т.е. конкретной ситуацией. Человек должен, согласно этому взгляду, руководствоваться только любовью, доброй волей и уверенностью в том, что последствия будут хорошими. Следование правилам и нормам сторонник ситуа

ционной этики обусловливает характером ответа на вопрос о том, имеет ли место в том или ином случае взаимная симпатия и лю­бовь. Если да, то принимаются и признаются любые сексуальные отношения.

Гедонизм как этическая система исходит из того, что единст­венным основанием сексуальных отношений являются не моральные нормы и не ситуационный контекст, а исключительно наслаждение, удовольствие. "Делай то, что приятно!" — вот девиз гедониста, считающего, что половое влечение, подобно голоду и жажде, не должно быть объектом моральных ограничений. В своей крайней форме гедонистическая этика может оправдывать даже сексуальное насилие, а приверженец гедонизма может превратиться в своего рода "сексоголика" или "сексомана".

Аскетизм связан с отказом от сексуальных отношений, как и от других "мирских удовольствий", с убеждением, что наибольшее удовлетворение человек получает не от чувственных наслажде­ний, а от духовного самосовершенствования, удовлетворения так называемых "высших" потребностей. К счастью, аскетическая мо­раль не имеет широкого распространения (особенно в своих крайних формах).'

И, наконец, рационализм как одна из современных этических систем (в том числе и систем сексуальных ценностей) исходит из приоритета разума, из необходимости выявить рациональные основания для выбора стратегии сексуального поведения, оценить баланс возможных издержек и позитивных и негативных по­следствий вступления в половые отношения с тем или иным партнером.

Говоря о сексуальной морали и ценностях, связанных с половой жизнью, необходимо также отметить, что во всем, что касается сексуальных отношений, в современном обществе продолжает со­храняться (в той или иной степени) половая, или, как теперь модно говорить, гендерная асимметрия, различия в том, что могут или не могут, должны или не должны делать мужчины или женщины.

"Предписания сексуальной культуры всегда неоднородны и не­однозначны. Изучая сексуальные нормы и запреты, необходимо учи­тывать, кем, кому, что, с кем, насколько и почему запрещено"7. И гендерная асимметрия, или двойной стандарт,— один из наиболее ярких примеров такой неоднородности, касается ли это допущения добрачных связей, вне- или сверхбрачных отношений и многих дру­гих аспектов сексуального поведения. И хотя общая эволюция брач-

 

но-семейных отношений, в том числе и сексуального поведения, выражается, помимо прочего, и в постепенном изживании двойного стандарта (за что особенно активно выступают многие женщины), он пока еще не исчез окончательно, перемещаясь в довольно неожидан­ные формы. В частности, в настоящее время одним из выражений этого двойного стандарта является практически всеобщее убеждение, что контрацепция — это исключительно или почти исключительно "женское дело".

Каковы же основные тенденции и закономерности сексуального поведения в современном мире? И каким образом социологическая наука исследует и интерпретирует сексуальное поведение?

Первый вопрос, который нас интересует, — это вопрос о добрач­ном сексуальном поведении и, в частности, о сексуальном пове­дении подростков. Этот вопрос — первый не только потому, что, с точки зрения жизненного цикла семьи, добрачное сексуальное по­ведение предшествует браку, но и потому, что последовательное увеличение распространенности добрачных половых связей явля­ется одним из ярких проявлений кризиса семьи в современном об­ществе.

За последние 20-30 лет во всем мире резко усилился интерес к проблемам, связанным с добрачным, особенно подростковым, сек­суальным поведением. Особый упор на сексуальное поведение под­ростков неслучаен, поскольку именно на подростковый возраст приходится значительная и растущая часть добрачных половых свя­зей и поскольку именно сексуальные связи подростков порождают наибольшее число экономических, социальных, медицинских и дру­гих проблем.

Как отмечают авторы подготовленного ООН обзора репродук­тивного поведения подростков в развитых странах мира, "доминан­той многих высказываний и суждений по этому поводу является беспокойство. Беспокойство из-за растущего уровня рождаемости в самых молодых возрастах, из-за высокой доли нежелательных и незапланированных беременностей у подростков в контексте изме­няющихся сексуальных установок и поведения и роста возраста пер­вого брака. Это беспокойство связано с большим числом разнообраз­ных негативных последствий сверхранних и ранних беременностей. Оно может только усиливаться в связи с тем, что число таких бе­ременностей растет на фоне продолжающегося снижения рождае­мости"8.

В этой длинной для учебника цитате отражена общая для разви­тых стран проблематика и значение сексуального и репродуктивного

поведения подростков и молодежи. Добрачное сексуальное поведе­ние, добрачные половые отношения не являются чем-то новым, воз­никшим только в самое последнее десятилетие. Приведем в этой связи некоторые данные из работ демографов и историков семьи. Хотя приводимые оценки несколько отличаются друг от друга, все они, как правило, отражают общую тенденцию роста добрачных половых связей за последние два-три века.

Так, американский историк семьи Э. Шортер, основываясь на имеющихся данных о внебрачных рождениях, пришел к выводу, что за 1750-1850 гг. практически во всех странах Европы имел место весьма существенный рост коэффициента внебрачной рождаемости. Доля внебрачных рождений за этот период выросла, по данным Э. Шортера, с 1-3 до 10-15% всех рождений. Выросло также число добрачных беременностей. По мнению Шортера, главным фактором этого роста было увеличение добрачных половых связей, оценива­емое им как "революция в эротизме" 9.

Английский историк и демограф Питер Ласлетт, уже извест­ный вам, подсчитал, что между 1750 и 1800 гг. от одной до двух пятых всех зачатий в Англии происходили вне брака. П. Лас­летт к тому же считал, что женихи и невесты в то время обладали гораздо большим сексуальным опытом, чем это принято думать. В американских колониях Англии, где в силу преобладания проте­стантских сект (пуритане, квакеры и др.) господствовала более стро­гая и репрессивная сексуальная мораль, за сто лет, с конца XVII до конца XVIII в. процент беременных невест увеличился более чем в пять раз10.

Ученые расходятся в оценке причин такой динамики репро­дуктивного поведения (напомним, что в условиях низкого уров­ня применения контрацепции и искусственных абортов репродук­тивное поведение практически совпадало с сексуальным). Одни, как Шортер, видят в ней выражение либерализации половой морали и даже "революции в эротизме". Другие, как француз­ский историк Ж.-Л. Фландрен и бельгийский историк И. ван Уссель, видят в этих же явлениях результат усиления антисексуальных ре­прессий и подавления сексуальности, связанного с индустриали­зацией11.

Как бы то ни было, с социологической точки зрения и с пози­ций теории кризиса семьи как социального института, весьма ин­тересной представляется точка зрения, согласно которой распрост­раненность добрачных половых связей обусловлена степенью проч­ности семьи и ее сплоченностью, строгостью семейного контроля за

 

поведением молодежи, подкрепляемого внесемейными института­ми (соседская община, церковь и пр.), степенью интеграции и все­общности системы социальных норм и ценностей. Чем прочнее семья, чем определеннее взаимоотношения поколений в семье, чем строже и .всеохватнее социальный контроль, тем выше "половая сдержанность до брака" и тем менее распространены добрачные сексуальные связи, в том числе среди молодых людей и под­ростков12.

Как было показано выше, история XX в., в том числе и в нашей стране, это, по сути, — история углубляющегося кризиса семьи, расшатывания ее основ и внутренних ее связей. И потому неудиви­тельно, в свете сказанного, что на всем протяжении столетия шел неуклонный рост добрачных половых связей, увеличивались масшта­бы сексуального поведения подростков. Об этом говорят как данные статистики, так и результаты проведенных в разных странах со­циологических исследований.

Каковы же масштабы этого явления у нас в стране и в мире? Первое, хотя и не полное представление об этом, т.е. о вовлеченно­сти подростков в сексуальные отношения, могут дать данные о числе, доле и динамике рождений у женщин в подростковых возрастах. Эти данные обобщены в уже цитировавшемся выше обзоре репродуктив­ного поведения подростков в развитых странах мира, подготовленном специалистами ООН.

В послевоенные годы четко выделяются два периода, отличающи­еся друг от друга динамикой подростковой рождаемости. Для первого из них (до 1970 г.) был характерен рост подростковой рождаемости почти во всех развитых странах. При этом общая рождаемость в этих странах довольно быстро падала. Особенно быстро (в два и более раз) выросла подростковая рождаемость13 в Норвегии и Великобритании, еще в семи странах показатели подростковой рождаемости выросли в полтора с лишним раза.

Этот рост, по мнению многих авторов, был связан со снижением возраста полового созревания, возросшей автономией и свободой под­ростков (свободой прежде всего от семьи!) и ослаблением традицион­ной морали, что в совокупности результировалось в возрастании уровня добрачной сексуальной активности14.

В дальнейшем, однако, ситуация изменилась. Динамика под­ростковой рождаемости (но не подросткового сексуального по­ведения!) обнаружила три различные модели своего изменения15.

Для первой модели характерны низкий уровень подростковой рождаемости (100-200 рождений на 1000 женщин в возрасте

до 20 лет), а также ее дальнейшее снижение к концу 70-х гг. По этой модели изменялась подростковая рождаемость в ряда западноевро­пейских стран и в Японии. Для второй модели были характерны более высокий, чем в первом случае, уровень подростковой рождае­мости (от 200 до 400 промилле) в начале периода я его последующее крутое падение. Особенностью третьей модели был сравнительно невысокий уровень подростковой рождаемости (около 200 промилле) В начале 1970-х гг., который, однако, в противоположность первой модели затем резко повысился.

Более чем у 1.1 млн детей и подростков в США в возра­сте от 13 до 19 лет (т.е. более чем у 10% девочек-подро­стков этого возраста) ежегодно наступает беременность. По данным Института А. Гуттмахера, 7 млн американских мальчиков и 5 млн девочек в возрасте 13-19 лет живут активной половой жизнью. Исключением из правил может послужить особа, до 19 лет не имевшая интимных отно­шений.





sdamzavas.net - 2018 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...