Главная Обратная связь

Дисциплины:






БЕББИДЖ (Babbage) Чарльз (1792—1871) — бри­танский математик, философ, в начале 1830-х разра­ботавший базовую концепцию вычислительной ма­шины, осуществленную лишь в конце 1940-х



БЕББИДЖ(Babbage) Чарльз (1792—1871) — бри­танский математик, философ, в начале 1830-х разра­ботавший базовую концепцию вычислительной ма­шины, осуществленную лишь в конце 1940-х (бес­спорный научный приоритет Б. в этом направлении был признан создателями первых современных компьютер­ных систем). Член Лондонского Королевского Общест­ва (с 1816), иностранный член-корр. Петербургской АН (с 1832), основатель Британской ассоциации содей­ствия развитию науки и Лондонского Статистического Общества. Основные труды: "Экономика машин и про­изводства" (1832, единственное полностью завершен­ное произведение), а также более 80 других статей. Ро­дился в семье известного лондонского банкира Бенд­жамина Б. Перед поступлением в Тринити-Колледж Кембриджского университета (1811) самостоятельно изучил такие труды, как "Теория функций" Лагранжа, "Принципы аналитических вычислений" Вудхауза и др. Совместно с группой молодых математиков, чтобы "...приложить все силы к тому, чтобы сделать мир бо­лее мудрым...", Б. организует "Аналитическое общест­во" (1812), ставившее своими основными целями "...возрождение интереса к математике в Англии..." и многое сделавшее в этом направлении. Б. закончил Колледж Св.Петра (бакалавр в 1813, магистр филосо­фии в 1817). Не обладая степенью доктора, Б. тем не менее был избран профессором Кафедры математики имени Г.Лукаса (1828—1839) руководителями Коллед­жей Кембриджского университета; профессором этой кафедры ранее был Ньютон). Б. поддерживал активные научные и личные контакты с математиками, естество­испытателями и литераторами Био, Гумбольдтом, Дар-вином, Дирихле, Лапласом, Пуассоном, Фарадеем и др. Изучив технологию производства ручных вычисли­тельных работ но изготовлению математических таб­лиц того времени, Б. предложил автоматизировать, как он писал, "...самые примитивные действия человечес­кого интеллекта". В этом он следовал одному из на­правлений в трудах Паскаля и Лейбница. Создание ма­тематических таблиц и методов вычислений стало од­ним из главных направлений его научной деятельнос­ти. В процессе создания вычислительной машины Б. создал также "...своеобразный язык для пояснения ра­боты сложных механизмов во времени...", описанный в работе Б. "О методе выражения знаками движений ма­шин" (1826), где он считал систему "механических обозначений" своим наиболее выдающимся теоретиче­ским достижением. К 1833 Б. сконструировал механи­ческое устройство для вычисления таблиц величин, разности N-го порядка которых постоянны, и в 1834 начинает работы над универсальным вычислителем. Архитектура универсального вычислителя Б., в состав которого фактически входили средства обработки, хра­нения и ввода-вывода информации, практически сов­падает с архитектурой современных компьютерных си­стем. Подробное описание вычислителя Б. и первая сложная программа вычисления чисел Бернулли при­надлежат ближайшему другу и научному сотруднику Б. — графине А.Лавлейс (дочери великого английского поэта Д.Г.Байрона), в честь которой был назван язык программирования ADA. А.Лавлейс в 1843 писала, что машина Б. "...может быть определена как материаль­ное воплощение любой неопределенной функции, име­ющей любую степень общности и сложности... Под словом "операция" мы понимаем любой процесс, кото­рый изменяет взаимное соотношение... вещей. Анали­тическая машина (т.е. вычислитель Б. — С.С.)вопло­щает в себе науку операций". При этом А.Лавлейс пре­достерегала от "...вероятных преувеличений возмож­ностей Аналитической машины. При рассмотрении любого нового изобретения мы довольно часто стал­киваемся с попытками переоценить то, что мы уже считали интересным или даже выдающимся, а с дру­гой стороны — недооценить истинное положение дел, когда мы обнаруживаем, что наши новые идеи вытес­няют те, которые мы считаем незыблемыми. Аналити-



ческая машина не претендует на то. чтобы создать что-либо. Она может делать все то, что мы знаем, как при­казано ей сделать. Она может только следовать анали­зу /т.е. разработанной для нее программе — С. С/, она не в состоянии предугадать какие-либо аналитические соотношения или истины. Сфера ее деятельности — помочь нам сделать то, с чем мы уже знакомы...". Этот тезис был исследован А.Тьюрингом в 1950 в его рабо­те "Может ли машина мыслить ?" (раздел "Возражение леди Лавлейс"). В книге "Девятый Бриджуотеровский трактат" Б. на основе опыта создания своего вычисли­теля обосновывал тезис о, по меньшей мере, нейтраль­ности науки по отношению к религии. Позднее по это­му поводу было замечено, что "...если Джине рассмат­ривал Создателя как математика, то Б., несомненно, считал Бога программистом". "...Мы полагаем, что су­ществование подобных устройств, помимо экономии труда при выполнении обычных (т.е. арифметических) операций, сделает осуществимым то многое, что, бу­дучи практически осуществимым, находится слишком близко к пределам человеческих возможностей /курсив мой — С. С./"(из отчета Комитета Британской ассоци­ации содействия развитию науки, специально создан­ного в 1872 для изучения концепции вычислителя Б.). Словно предвидя судьбу своего самого значительного проекта, Б. писал: "...Природа научных знаний такова, что малопонятные и совершенно бесполезные приоб­ретения сегодняшнего дня становятся популярной пи­щей для будущих поколений...". Б. считал, что "...вели­чайшее проявление человеческих способностей состо­ит в попытках открыть те законы мышления, руковод­ствуясь которыми человек проходит путь от уже изве­стных фактов к открытию новых явлений". Философия открытия по Б. описана в книге Р.С.Гутера и Ю.Л.Полунова "Чарльз Беббидж": "...1. Любому открытию должно предшествовать накопление знаний в данной области. 2. Открытию нового явления должна предше­ствовать тщательная систематизация и классификация известных фактов. 3. Один из основных принципов "совершения" открытий во многих областях знаний за­ключается в обобщении отдельных случаев до целого вида, а затем возвращению к частным случаям. 4. Если в процессе работы над некоторым изобретением иссле­дователь сталкивается с каким-либо дефектом, недо­статком, он должен помнить, что этот недостаток может послужить основой другого изобретения...". В об­ласти математики Б. опубликовал "Очерк функцио­нального исчисления", где было фактически создано новое исчисление, аналогичное интегральному и диф­ференциальному, где место переменных занимали функции. Функциональный анализ начала 20 в. суще­ственно отличается от предложенного Б. исчисления, ибо в течение 19 в. содержание категорий "функция" и "математический анализ" было трансформировано. В работе "Замечания об аналогиях, содержащихся между функциональным исчислением и другими ветвями ана­лиза" Б. писал об использовании: "аналогичных рас­суждений в математических темах ...Использование та­кого инструмента, быть может, покажется неожидан­ным для тех, кто привык рассматривать эту науку как основанную больше всего на строгих доказательствах. Можно вообразить, что неясности и ошибки — следствие аналогии (если ее неумело использовать) — могут быть перенесены сюда. Тем не менее, как указа­тель пути к открытию, аналогия может быть использо­вана и замечательно приспособлена для этой цели". Б. занимался уравнениями в конечных разностях, степен­ными рядами, теорией чисел, геометрией. Занимаясь методами вычислительной математики, Б. считал, что "...наука вычислений... единовластно должна управ­лять всеми практическими применениями науки...". Например, в 1838 он писал, что "...Вся химия и крис­таллография станут ветвью математического анализа, который... даст нам возможность предсказать характер любого соединения и указать источники, из которых его образование может ожидаться...". Б. много работал в области статистики, считая, что "...истинная цель статистики — открывать те принципы, которые дадут возможность огромному числу людей — благодаря их совместным усилиям — жить в физическом комфорте, моральном и интеллектуальном удовлетворении...". Идеи книги Б. "Экономика машин и производства" (1832) легли в основание таких фундаментальных наук 20 в., как управление производством, научная органи­зация труда, исследование операций (системный ана­лиз), эргономика, статистический анализ рынков и кон­троль качества продукции, а также многих других. Здесь Б. впервые провел научный анализ наиболее об­щих принципов управления предприятием и производ­ством, рассматривая его не как "совокупность и после­довательность технологических процедур", а как цело­стную систему. Таким образом, Б. фактически были за­ложены основы технической кибернетики (см. Кибер­нетика).Научная организация труда, как считали и Б., а через 50 лет и известный ученый Ф.У.Тейлор (США), "не должна представлять какое-нибудь великое откры­тие или вскрывать новые, поразительные факты, — она должна содержать комбинацию известных элементов, какой не было прежде. Прежние знания должны быть собраны, анализированы, классифицированы и форму­лированы в систему законов и правил, в то, что состав­ляет науку" (Ф.У.Тейлор). Книга Б. очень высоко цени­лась экономистами Дж.М.Кейнсом и Марксом. Б. — основоположник фундаментальных научных исследо-

ваний проблем транспорта, машиностроения, судост­роения, страхования жизни, криптографии; автор боль­шого количества важных изобретений, многие из кото­рых значительно опередили свое время. (См. также Компьютер.)

С. В. Силков

Quot;БЕГСТВО ОТ СВОБОДЫ" ("Escape from Freedom", 1941) — работа Фромма, посвященная ана­лизу причин и механизмов действия динамических факторов психики человека, побуждающих его к доб­ровольному отказу от свободы и самого себя.

"БЕГСТВО ОТ СВОБОДЫ" ("Escape from Freedom", 1941) — работа Фромма, посвященная ана­лизу причин и механизмов действия динамических факторов психики человека, побуждающих его к доб­ровольному отказу от свободы и самого себя. Данное исследование было фундировано Фроммом разработ­кой нетрадиционной версии понимания сущности и природы человека. В противовес Фрейду, Фромм ут­верждает, что помимо физиологически обусловленных потребностей (например, "потребности самосохране­ния") человеку присущ ряд потребностей морального порядка: установление связи с окружающим миром и избавление от одиночества. Эти потребности вызваны необходимостью сотрудничества с другими людьми в це­лях выживания и наличием самосознания — осознания себя как индивидуального, отделенного от природы и других людей существа. Осуществление данных потреб­ностей несводимо, но мысли Фромма, к установлению простого физического контакта, оно предполагает отне­сение человеком себя к некоей системе идей, ценностей, социальных стандартов, направляющей его жизнь и при­дающей ей смысл. В то же время удовлетворение по­требности самосохранения — первичного мотива чело­веческого поведения — происходит, согласно Фромму, в социальной среде. Тем самым индивид оказывается вы­нужденным принять образ жизни, коренящийся в прису­щей данному обществу системе производства и распре­деления. Т.обр., человеческая натура, по Фромму, не есть ни сумма врожденных, биологически закрепленных по­буждений, ни безжизненный слепок с матрицы социаль­ных условий; это "продукт исторической эволюции в синтезе с определенными врожденными механизмами и законами". Фромм отмечал изначальную нераздели­мость человеческого существования и свободы в смысле негативной "свободы от" — свободы от инстинктивной детерминации действий. Биологическое несовершенство человеческого вида, с точки зрения Фромма, стало осно­вой появления цивилизации. История человека — как в онтогенезе, так и в филогенезе — рассматривается авто­ром как процесс возрастания индивидуализации и осво­бождения. При этом, с одной стороны, происходит раз­витие человека, овладение природой, возрастание роли разума, укрепление человеческой солидарности. С дру­гой стороны, обособление индивида и осознание своей отдельности приводят к чувству одиночества, беспомощности, ничтожности. Единственным конструктив­ным путем связи индивидуализированного человека с миром является, по мысли Фромма, активная солидар­ность с другими людьми, спонтанная деятельность (у Фромма — любовь и труд), соединяющие его с миром как свободного и независимого индивида. Однако если экономические, политические и социальные условия не способствуют такой позитивной реализации лично­сти, то свобода, согласно Фромму, становится невыно­симым бременем, источником сомнений, лишает жизнь цели и смысла. В результате возникает стремление преодолеть чувство изолированности и неуверенности ценой отказа от свободы и собственной индивидуаль­ности. По мнению Фромма, европейское средневеко­вье правомерно характеризовать фактом отсутствия личной свободы в ее современном понимании. С дру­гой стороны, человек в средневековом обществе не был ни одинок, ни изолирован. Он, согласно Фромму, являлся частью стабильной, жестко структурирован­ной социальной иерархии, что придавало ему ощуще­ние уверенности. Осознание обособленной индивиду­альной личности было у людей еще не развито. Но в позднем средневековье, с точки зрения Фромма, проис­ходит трансформация структур общества и личности. Растут значение капитала, личной экономической ини­циативы, конкуренции, развивается индивидуализм. Эти процессы достигают вершины в эпоху итальян­ского Возрождения, когда человек впервые "вырывает­ся" из феодального общества и полностью осознает се­бя как отдельное существо. Основные корни современ­ного капитализма как социально-экономической систе­мы лежат, по Фромму, в специфике ситуации позднесредневековой Центральной и Западной Европы. В ходе экономического развития капитализма индивид осво­бождается от экономических и политических оков и вместе с активной и независимой ролью в новой систе­ме приобретает позитивную свободу. Вместе с тем сво­бода порождает чувства неуверенности, бессилия, со­мнения, одиночества, тревоги, особенно характерные для средних горожан, городской бедноты и крестьянст­ва в силу нестабильности их экономического положе­ния. Выражением как чувства свободы и независимо­сти, так и чувства бессилия, неуверенности и тревоги становятся лютеранство и кальвинизм с их акцентом на греховности, ничтожности и изолированности чело­века. Тем самым доктрины протестантизма, по мнению Фромма, психологически подготовили человека к роли незначительного элемента промышленной системы. Положение человека в современном обществе Фромм характеризует еще большим обострением противоре­чия между свободой позитивной и свободой негатив­ной. Капитализм стимулирует развитие активной, кри-

тической, ответственной личности, но в то же время мощь промышленной системы и обезличенный харак­тер человеческих взаимоотношений усугубляют чувст­ва изоляции и беспомощности. Бремя "свободы от" по­рождает стремление "бегства от свободы", избавления от свободы вообще. В качестве социально значимых механизмов "бегства от свободы" Фромм называет: ав­торитаризм, сторонами которого являются садизм (стремление господствовать, подчинять людей своей воле) и мазохизм (стремление подчиняться, избавиться от своего "я"); разрушительность (попытка избежать угрозы со стороны внешнего мира через разрушение его); конформизм (утрата собственной личности, само­унификация, усвоение общепринятых шаблонов). При­ход Гитлера к власти Фромм объяснял тем, что, с одной стороны, он обладал поддержкой руководствовавшихся собственными экономическими интересами промыш­ленников и юнкеров; с другой — личность Гитлера, идеология и практика немецкого нацизма выражали крайние проявления авторитарного характера и были привлекательны для низов среднего класса, обладав­ших сходным типом характера. Последние же задавали стандарты другой, дезориентированной, части населе­ния. Отмечая распространенность конформистских тенденций в западных обществах, общую утрату ори­гинальности в мыслях, чувствах, желаниях, Фромм ди­агностировал возможные социально-политические по­следствия подобной ситуации. По его убеждению, от­чаяние, порожденное утратой самобытной личности, может стать и часто выступает питательной почвой для политических целей фашизма.

М.Н. Мазаник





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...