Главная Обратная связь

Дисциплины:






ВОЛЬТЕР (Voltaire), настоящее имя — Франсуа Мари Аруэ (Arouet) (1694—1778) — французский фи­лософ, писатель, историк, представитель французского Просвещения



ВОЛЬТЕР(Voltaire), настоящее имя — Франсуа Мари Аруэ (Arouet) (1694—1778) — французский фи­лософ, писатель, историк, представитель французского Просвещения. Историограф Людовика XV во второй половине 1740-х. Избран в Академию наук Франции (1746). Произведения В. в полном издании Моланда (1878—1885) составляют 52 тома. Основные философ­ские сочинения: "Философские письма" (1727—1733),

"Метафизический трактат" (1734, издан посмертно), "Основания философии Ньютона" (1736—1738), "Век Людовика XIV" (1751), "Микромегас" (1752), "Опыт о нравах и духе народов и об основных фактах истории от Карла Великого до Людовика XIII" (1756), "Сократ" (1759), "История Российской империи в царствование Петра Великого" (1759—1763), "Карманный философ­ский словарь" (1764), "Несведущий философ" (1766) и др. В. предложил новое доказательство бытия Бога, ко­торое утверждалось им аксиоматически, исходя из од­ной возможности логического обобщения понятия че­ловеческой сущности: "Я существую, а следовательно нечто существует вечно". По мнению В., эта истина сходна с первыми положениями арифметики и геомет­рии, — являясь очевидной, она не может оказаться за­ключением какой-либо цепочки логических выводов. Мыслителей, отрицающих существование Бога, В. об­винял в механицизме. Так, опровержение бытия Бога сводилось ими к тому, что все в природе происходит исключительно в соответствии с законами математики. Современная эпистемология такую позицию называет установкой на аддитивность. В результате применения подобной установки сама собой отпадает необходи­мость обращения к супераддитивным причинам, кото­рые не могут быть описаны математическими закона­ми. К таким причинам принадлежат "Бог" и "конечная причина". Механицисты отбрасывают возможность супераддитивного обобщения человеческой сущности, подчеркивая непротиворечивость проведения принци­пиального отказа от идей типа "конечных причин". Однако, по возражению В., это опровержение относит­ся только к полаганию возможности несуществования Бога и никак не касается доказательства невозможнос­ти существования Бога. Бытие Бога все же мыслимо, а значит возможно. Отсюда, Бог скорее существует, чем не существует. Противоположность двух установок (на аддитивность и супераддитивность) вынуждает при­знать лишь немыслимость ясным образом суммы бо­жественных качеств. Установить и обсудить атрибуты Бога человек не в состоянии. Будучи бытием конеч­ным, он не в силах постичь природу божественного бытия. Отталкиваясь от этого тезиса, В. развернул фи­лософскую критику теологии: "Мне свойственно всего лишь человеческое мышление, теологи принимают бо­жественные решения". Разделяя позиции сенсуализма Локка и натурфилософии Ньютона, В. называл теоло­гией всякую внеопытную метафизику. На этом основа­нии В. отвергал учение Декарта о вечной душе и врож­денных идеях как своеобразную теологию. Таким об­разом В. упрекал как механицистов, так и теологов. Первых — за односторонний редукционизм всех при­родных явлений к математическим законам. Вторых —



за некритическое учение (наподобие теории о божест­венных атрибутах). Подлинная философия, по В., должна быть автономна от механицизма и от теологии. По утверждению В., метафизические рассуждения за­ключают в себе некоторую долю вероятности. Филосо­фия строит лишь правдоподобные гипотезы, выполняя эвристическую функцию, и не должна претендовать на точное знание. В. однозначно коррелирует теологию и политическую борьбу. Теологи "питают честолюбивые чаяния главарей сект, но кончается это обычно тем, что они стремятся стать во главе партий". Эффективность отношений господства предполагает "фанатизм наро­да", поэтому каждая "партия" имеет определенную ре­лигию. Теология преследует частные корпоративные интересы и не выходит на уровень интересов общест­ва в целом. Подлинная же мера добра и зла — благо об­щества, следовательно мораль не может быть связана с "теологическим мнением". Общество в целом нужда­ется не во многих теологических религиях враждую­щих "партий", а, скорее, в одной естественной (госу­дарственной) религии, которая представляет собой фи­лософскую веру в Бога (деизм). Если теологическая религия — "мать фанатизма, гражданских раздоров, враг рода человеческого", то религия государственная — основа порядка и законодатель общественной мора­ли. Мировая история видится В. высшим судом чело­веческих мнений. Поскольку все действия людей осно­вываются на каких-то убеждениях, борьба мнений вы­ступает в форме движущего фактора исторического процесса. Именно поэтому история народа оказывает­ся неотделимой от его культуры, нравов и обычаев. В. категорически отвергает идеи провиденциализма. По его мнению: а) далеко не все в истории может склады­ваться к лучшему; б) исторический процесс являет со­бой не более, чем хаос единичных событий, где каждое событие вызвано определенными причинами — но во взаимодействии этих причин невозможно уловить ка­кую-либо закономерность. Вместо теологического способа рассмотрения истории В. предлагает иной — философский. В связи с этим он ввел в научный оборот термин "философия истории". Просветительская дея­тельность В. затронула все основные культурные фе­номены своего времени, включая религию, государст­во и историю.

А.Н. Шуман





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...