Главная Обратная связь

Дисциплины:






Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма (извлечения)



<…>

Марксизм более сложное явление, чем обыкновенно думают. Не нужно забывать, что Маркс вышел из недр немецкого идеализма начала XIX века, он проникнут был идеями Фихте и Гегеля. Совершенно также Фейербах, главный представитель левого гегельянства, и тогда, ког­да он называл себя материалистом, весь был пропитан идеалистической философией и даже оставался своеобраз­ным теологом. Особенно у юного Маркса чувствуется его происхождение от идеализма, которое наложило пе­чать на всю концепцию материализма. Марксизм дает, конечно, очень большие основания истолковывать марк­систскую доктрину, как последовательную систему социо­логического детерминизма. Экономика определяет всю человеческую жизнь, от нее зависит не только все строе­ние общества, но и вся идеология, вся духовная культура, религия, философия, мораль, искусство. Экономика есть базис, идеология есть надстройка. Существует неотврати­мый объективный общественно-экономический процесс, которым все определяется. Форма производства и обмена есть как бы первородная жизнь, и от нее все остальное за­висит. В человеке мыслит и творит не он сам, а социаль­ный класс, к которому он принадлежит, он мыслит и тво­рит, как дворянин, крупный буржуа, мелкий буржуа или пролетарий. Человек не может освободиться от опреде­ляющей его экономики, он ее лишь отражает. Такова одна сторона марксизма. Власть экономики в человеческой жи­зни не Марксом выдумана и не он виновник того, что эко­номика так влияет на идеологию. Маркс увидел это в окружавшем его капиталистическом обществе Европы. Но он обобщил это и придал этому универсальный харак­тер. То, что он открыл в капиталистическом обществе своего времени, он признал основой всякого общества. Он многое отдал в капиталистическом обществе и много вер­ного сказал о нем, но ошибка его заключалась в универса­лизации частного. Экономический детерминизм Маркса носит совсем особый характер. Это есть разоблачение ил­люзий сознания. Это делал уже Фейербах для религиозно­го сознания. Метод разоблачения иллюзий сознания у Маркса очень напоминает то, что делает Фрейд. Идео­логия, которая есть лишь надстройка, религиозные веро­вания, философские теории, моральные оценки, творче­ство в искусстве—иллюзорно отражают в сознании дей­ствительность, которая есть прежде всего действитель­ность экономическая, т. е. коллективная борьба человека с природой для поддержания жизни, подобно тому как у Фрейда есть прежде всего сексуальная действитель­ность. Бытие определяет сознание, но бытие есть прежде все­го материальное, хозяйственное бытие. <…>

Марксизм [в России – О.П.] переставал быть це­лостной, тоталитарной доктриной, он превращался в ме­тод в социальном познании и социальной борьбе. Это противно тоталитарности революционного типа. Русские революционеры и в прошлом всегда были тотальны. Ре­волюция была для них религией и философией, а не толь­ко борьбой, связанной с социальной и политической сто­роной жизни. И должен был выработаться русский марк­сизм, соответствующий этому революционному типу и этому революционному тоталитарному инстинкту. Это - Ленин и большевики. Большевики и определили себя единственным ортодоксальным, т. е. тоталитарным, интегральным марксизмом, не допускающим дробления марксистского миросозерцания и принятия лишь его от­дельных частей.



Этот «ортодоксальный» марксизм, который в дей­ствительности был по-русски трансформированным марксизмом, воспринял прежде всего не детерминистиче­скую, эволюционную, научную сторону марксизма, а его мессианскую, миротворческую религиозную сторону, допускающую экзальтацию революционной воли, выдви­гающую на первый план революционную борьбу проле­тариата, руководимую организованным меньшинством, вдохновленным сознательной пролетарской идеей. Этот ортодоксальный, тоталитарный марксизм всегда требо­вал исповедания материалистической веры, но в нем бы­ли и сильные идеалистические элементы. Он показал, как велика власть идеи над человеческой жизнью, если она тотальна и соответствует инстинктам масс. В марксизме-большевизме пролетариат перестал быть эмпирической реальностью, ибо в качестве эмпирической реальности пролетариат был ничтожен, он был прежде всего идеей пролетариата, носителем же этой идеи может быть незна­чительное меньшинство. Если это незначительное мень­шинство целиком одержимо титанической идеей проле­тариата, если его революционная воля экзальтированна, если оно хорошо организовано и дисциплинировано, то оно может совершать чудеса, может преодолеть детерми низм социальной закономерности. И Ленин доказал на практике, что это возможно. Он совершал революцию во имя Маркса, но не по Марксу. Коммунистическая рево­люция в России совершалась во имя тоталитарного марк­сизма, марксизма, как религии пролетариата, но в проти­воположность всему, что Маркс говорил о развитии че­ловеческих обществ. He революционному народничеству, а именно ортодоксальному, тоталитарному марксизму удалось совершить революцию, в которой Россия пере­скочила через стадию капиталистического развития, ко­торое представлялось столь неизбежной первым русским марксистам. И это оказалось согласным с русскими тра­дициями и инстинктами народа. В это время иллюзии ре­волюционного народничества были изжиты, миф о наро­де-крестьянстве пал. Народ не принял революционной интеллигенции. Нужен был новый революционный миф. И миф о народе был заменен мифом о пролетариате. Марксизм разложил понятие народа, как целостного ор­ганизма; разложил на классы с противоположными инте­ресами. Но в мифе о пролетариате по-новому восстано­вился миф о русском народе. Произошло как бы отож­дествление русского народа с пролетариатом, русского мессианизма с пролетарским мессианизмом. Поднялась рабоче-крестьянская, советская Россия. В ней народ-крестьянство соединился с народом-пролетариатом во­преки всему тому, что говорил Маркс, который считал крестьянство мелкобуржуазным, реакционным классом. Ортодоксальный, тоталитарный марксизм запретил го­ворить о противоположности интересов пролетариата и крестьянства. <…>

 

Бердяев Н.А. Философия свободы. Истоки и смысл русского коммунизма. М., 1997. – С. 328-329, 337-338.

Вопросы к документам:





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...