Главная Обратная связь

Дисциплины:






Бердяев Н.А. Историки и смысл русского



коммунизма. Введение. Русская религиозная идея и русское государство (извлечение)

 

[...] Русский народ по своей душевной структуре народ во­сточный. Россия—христианский Восток, который в тече­ние двух столетий подвергался сильному влиянию Запада и в своем верхнем культурном слое ассимилировал все за­падные идеи. Историческая судьба русского народа была несчастной и страдальческой, и развивался он катастро­фическим темпом, через прерывность и изменение типа цивилизации. В русской истории, вопреки мнению славя­нофилов, нельзя найти органического единства. Слишком огромными пространствами приходилось овладевать русскому народу, слишком велики были опасности с Во­стока от татарских нашествий, от которых он охранял и Запад, велики были опасности и со стороны самого За­пада. В истории мы видим пять разных России: Россию киевскую, Россию татарского периода, Россию москов­скую, Россию петровскую, императорскую и, наконец, новую советскую Россию. Неверно было бы сказать, что Россия страна молодой культуры, недавно еще полу­варварская. В известном смысле Россия страна старой культуры. В киевской России зарождалась культура более высокая, чем в то время на Западе: уже в XIV веке в Рос­сии была классически-совершенная иконопись и замеча­тельное зодчество. Московская Россия имела очень высо­кую пластическую культуру с органически целостным стилем, очень выработанные формы быта. Это была восточ­ная культура, культура христианизированного татарского царства. Московская культура вырабатывалась в по­стоянном противлении латинскому Западу и иноземным обычаям. Но в Московском царстве очень слаба и не выражена была культура мысли. Московское царство было почти безмысленным и бессловесным, но в нем было до­стигнуто значительное оформление стихии, был выражен­ный пластический стиль, которого лишена была Россия петровская, Россия пробудившейся мысли и слова. Россия мыслящая, создавшая великую литературу, искавшая со­циальной правды, была разорванной и бессильной, не имела органического единства.

[...] Душа русского народа была формирована православ­ной церковью, она получила чисто религиозную форма­цию. И эта религиозная формация сохранилась и до наше­го времени, до русских нигилистов и коммунизма. Но в ду­ше русского народа остался сильный природный элемент, связанный с необъятностью русской земли, с безгранич­ностью русской равнины. У русских «природа», стихий­ная сила, сильнее чем у западных людей, особенно людей самой оформленной латинской культуры. Элемент природно-языческий вошел и в русское христианство. В типе русского человека всегда сталкиваются два элемента— первобытное, природное язычество, стихийность беско­нечной русской земли и православный, из Византии полу­ченный, аскетизм, устремленность к потустороннему ми­ру. Для русского народа одинаково характерен и природ­ный дионисизм и христианский аскетизм. Бесконечно трудная задача стояла перед русским человеком—задача оформления и организации своей необъятной земли. Не­объятность русской земли, отсутствие границ и пределов выразились в строении русской души. Пейзаж русской ду­ши соответствует пейзажу русской земли, та же безгра­ничность, бесформенность, устремленность в бесконеч­ность, широта. На Западе тесно, все ограничено, все офор­млено и распределено по категориям, все благоприят­ствует образованию и развитию цивилизации—и строе ние земли и строение души. Можно было бы сказать, что русский народ пал жертвой необъятности своей земли, своей природной стихийности. Ему нелегко давалось оформление, дар формы у русских людей не велик. Рус­ские историки объясняют деспотический характер русско­го государства этой необходимостью оформления огром­ной, необъятной русской равнины. Замечательнейший из русских историков Ключевский, сказал: «государство пух­ло, народ хирел». В известном смысле это продолжает быть верным и для советского коммунистического госу­дарства, где интересы народа приносятся в жертву мощи и организованности государства.



Религиозная формация русской души выработала не­которые устойчивые свойства: догматизм, аскетизм, спо­собность нести страдания и жертвы во имя своей веры, ка­кова бы она ни была, устремленность к трансцендентно­му, которое относится то; к вечности, к иному миру, то к будущему, к этому миру. Религиозная энергия русской души обладает способностью переключаться и направля­ться к целям, которые не являются уже религиозными, напр., к социальным целям. В силу религиозно-догматического склада своей души русские всегда орто­доксы или еретики, раскольники, они апокалиптики или нигилисты. Русские ортодоксы и апокалиптики и тогда, когда они в XVII веке были раскольниками-ста­рообрядцами, и тогда, когда в XIX веке они стали ре­волюционерами, нигилистами, коммунистами. [...]

Бердяев Н.А. Философия свободы. Истоки и смысл русского коммунизма. М., 1997. – С. 246-248.

Вопросы и задания к документу:





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...