Главная Обратная связь

Дисциплины:






Лекция 6. Зарождение исторического знания на Руси



6.1. Летописание на Руси (XI–XV вв.)

 

Основной тип древнерусских исторических произведений вплоть до середины XVI в. – летописи – сочинения, в которых изложение велось строго по годам, начиналось словами «В лето…» и сопровождалось хронографическими (годовыми) или календарными датами.Наряду с ними имели хождение и переводные исторические сочинения византийского происхождения – хронографы,которые были источником сведений для летописцев. К группе исторических сочинений иных жанров, сохранявших сведения об отдельных событиях или людях, относились жития святых, повествования о князьях, сказания о битвах. Значительное их число создавалось в качестве самостоятельных памятников, но включалось в состав летописей.

Как правило, под летописью подразумеваются комплексы списков, объединенных в одну или несколько редакций. При этом считается, что они имеют в основе общий текст – протограф (от греч. protos – первый). Все дошедшие до наших дней рукописи представляют собой летописные своды, составлением которых занимались авторы, продолжавшие их новыми записями. Свою деятельность они мыслили не как отдельную задачу письменной фиксации памяти о тех или иных событиях, но как продолжение труда, начатого их предшественниками. Вместе с тем материал предшественников подвергался редактированию – сокращению или, напротив, дополнению сведениями из иных источников, в качестве которых могли выступать не только другие летописные своды и хронографы, но и повествовательные или официальные памятники. Чтобы труд не был непомерного объема, автор был вынужден чем-то жертвовать, выпуская ряд сообщений, которые казались ему не существенными. Летописи составлялись в монастырях и при дворах князей по определенному заказу церковной или политической элиты. Они нередко противоречили друг другу как в изложении фактического содержания, так и в оценке отдельных событий, что явно отражало позицию заказчика.

Общим неизменно оставалось начало повествования – краткое изложение библейской истории. Это ставило в общий ряд события, описанные в Ветхом и Новом Завете, с теми, что имели отношение к местной истории. История русских земель являлась, таким образом, продолжением и органической частью Священной истории, смысл которой заключался в создании образов народов, избранных или отвергнутых Богом. Идея избранного Божественным провидением народа стала центральной для историко-религиозной идентификации Руси в древней литературе. Характеристика «Русской земли» и «народа русского» как избранных была сформулирована уже в первых оригинальных памятниках домонгольского периода –«Слово о законе и благодати»митрополита Илариона, «Жития Бориса и Глеба»,«Повесть временных лет».



Небольшие по объему летописи, чаще всего местного или хронологически ограниченного характера, называют летописцами. В результате деятельности Археографической комиссии (1834) и специальных экспедиций в XIX в. было введено в оборот более 200 списков летописей, а в 1841г. впервые вышло полное собрание русских летописей в 12 томах.

 

Каждый летописный список имеет свое условное название:

– по месту хранения (Ипатьевская летопись, Академический и прочие списки);

– по владельцу (Радзивиловская, списки Оболенского, Хрущевский и др.);

– по имени заказчика, составителя, редактора или переписчика (Лаврентьевская);

– по месту создания (Новгородская).

Исследование начала летописания (до появления «Повести временных лет») невероятно сложно и гипотетично. Академик А. А. Шахматов
(1864–1920) выделяет несколько этапов в истории раннего летописания:

1) с возникновением письменности (IX в.) появляются отдельные записи устных преданий об исторических событиях;

2) собственно летописание возникает при Ярославе Мудром, с целью поднять авторитет молодого христианского государства и не допустить господства Византии;

3) 60–70-е гг. XI в. – деятельность монаха Киево-Печерского монастыря Никона, добавившего рассказы о первых русских князьях; появляется основополагающая идея средневековой историографии о варяжском призвании;

4) около 1095 г. создается новый летописный свод, который А. А. Шахматов называет «Начальным сводом» (составитель неизвестен);

5) вначале XII в. «Начальный свод» перерабатывается монахом Киево-Печерского монастыря Нестором и получает название «Повесть временных лет».

«Повесть временных лет» –уникальный памятник древнерусской истории и культуры. Он сохранился только потому, что его текст вошел в состав более поздних Лаврентьевского и Ипатьевского списков. Лаврентьевский самый древний из сохранившихся списков общерусской летописи, названный по имени монаха Лаврентия, переписавшего ее с двумя помощниками в 1377 г. для суздальско-нижегородского князя Дмитрия Константиновича, тестя Дмитрия Донского. Содержит известия о южной (Киевской) и, большей частью, о северной (Суздальской) Руси до 1305 г. Помимо «Повести временных лет», включает еще один ценнейший памятник XII в. «Поучение Владимира Мономаха». Ипатьевский список выполнен в конце XIV или начале XV столетия и найден в XIX в. Н. М. Карамзиным в Костроме в Ипатьевском монастыре. Он полнее Лаврентьевского списка. Описывает больше события из жизни Южной Руси
(о Киевском, Галицком и Волынском княжествах).

В целом переписчики ХШ–XV вв., благоговейно переписывавшие древние рукописи, на самом деле сохраняли уже неосознаваемые эпизоды труднейшей, нередко кровавой, борьбы, и политической, и религиозной, столкновения Земли и Власти, и борьбу за власть и собственность внутри княжеского рода.

О монголо-татарском нашествии и разорении Руси в 1237–1240 гг. остались отрывочные современные записи, в которых не всегда осознавались причины и последствия страшных разорений и опустошений. Естественно, трагедия воспринималась как наказание Божье за грехи. Немногие, подобно владимирскому епископу Серапиону, могли разъяснить, что эти грехи заключались в нежелании князей объединиться для достойной встречи врага, который пришел убивать и грабить. В позднейших сказаниях, вроде «Повести о разорении Рязани Батыем», появятся герои сопротивления. Но это будет уже в то время, когда призыв к борьбе мог быть услышан.

Первый Московский летописный свод – это свод московского митрополита Киприана (1408 или 1409 г.), списком которого была Троицкая пергаменная летопись, погибшая в московском пожаре 1812 г. (позднее восстановлена по выпискам Н. М. Карамзина). Московский свод составлялся при непосредственном участии Киприана. Только этот свод в полном смысле можно считать общерусским. При работе над ним использованы летописи Твери, Новгорода Великого, Нижнего Новгорода, Ростова, Рязани, Смоленска и, конечно, все предшествующее летописание Москвы. Были включены также сведения по истории Литвы.

Московское летописание заметно поднимается в 70-е гг. XV в. в условиях завершения объединения земель вокруг Москвы, в особенности в связи с присоединением Новгорода. Теперь в летописях, как и в прочей литературе
XV в. («Послание Спиридона-Саввы», «Сказание о князьях Владимирских»), все активнее проводятся идеи единодержавия московского князя, его принадлежности к роду Рюрика, восходящему к Прусу и Августу, о получении Владимиром Мономахом от византийского императора Константина Мономаха царских регалий, унаследованных от римских цезарей. Наконец, в рамках повестей о падении Константинополя складывается концепция «Москва – Третий Рим», ставшая государственной идеологией допетровской Руси.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...