Главная Обратная связь

Дисциплины:






Дворянская историография второй половины XVIII в



Носителем идей аристократической части дворянства в области исторической мысли был князь Михаил Михайлович Щербатов (1733–1790) – об­щественный деятель, историк, публицист. Щербатов происходил из древнего и богатого рода князей Оболенских и вел свою династическую линию от Михаила Черниговского. Получил прекрасное образование, владел несколькими иностранными языками. После него остались библиотека в 50 тысяч томов, множество древних рукописей и собственных сочинений. В 60-х гг. написал ряд статей, в которых наметилась его социально-политическая доктрина: отрицание равенства людей, требование сильной государственной власти, критика правительства с позиций дворянской аристократии. В 1767 г. в качестве депутата от дворян Ярославской губернии Щербатов участвует в Комиссии по составлению нового Уложения, выступая с историческим и политическим обоснованием привилегий дворянства против притязаний купечества и крестьян. В это же время Щербатовым была проведена большая работа в деле научной публикации исторических источников.

В 1778 г. Щербатов ушел с гражданской службы и до конца своих дней занимался публицистикой и литературной работой. Его многочисленные сочинения посвящены законодательству, экономике, статистике. Свои взгляды на историю Щербатов выразил и обосновал в «Истории Российской от древнейших времен». Этот труд особенно ценен тем, что насыщен большим количеством разнообразных источников. Кроме летописей, широко использовал архивные материалы: грамоты правителей, более 300 актов, в том числе ввел в оборот грамоты Великого Новгорода, духовные и договорные грамоты московских князей, ханские ярлыки. С 1770 г. было напечатано 18 книг «Истории...», за которые автор получил звание историографа и почетного члена Петербургской Академии наук (1776). Он довел повествование до избрания Михаила Романова. Не имея достаточной научной подготовки, допустил немало ошибок, например не различал двух Переяславлей – Южного и Залесского и т. д., за что его критиковали современники. Важно другое: Щербатов не просто излагает события, он их обсуждает и сопоставляет с событиями западноевропейской истории, которую знал лучше русской. Сравнением он старался подметить особенности русской жизни. Щербатов первым в историографии попытался изобразить внутреннюю жизнь общества. Он был защитником крепостного права и дворянских привилегий. Освобождение крестьян считал преступлением, т. к. это приведет к краху основы государственного благополучия. Примером государя, уважающего привилегии дворянства и охранявшего их права на участие в государственной жизни, Щербатов считал Петра I. Голос дворянства проявляется через Сенат, который служит хранилищем законов. Монархия, опирающаяся на старинное родовитое дворянство, — вот политический идеал Щербатова.



Щербатов положил начало разработке археографических приемов. Он критически подходит к источникам. Выдвигает определенные критерии выбора наиболее достоверных летописных списков и правила их палеографического анализа, обосновывает некоторые приемы изучения актового материала (духовных и договорных грамот), необходимость знания хронологии. В основе периодизации, которой придерживался Щербатов, лежит развитие самодержавия и из­менение его взаимоотношений с аристократией.

В целом труды М. М. Щербатова — важный этап в русской историографии. Его творчество оказало заметное воздействие на исследования И. Н. Болтина, Н.М. Карамзина и С. М. Соловьева.

Иван Никитич Болтин (1735–1792) стал оппонентом и критиком Щербатова. Будучи почти сверстником Щербатова, он прошел служебную карьеру, довольно далекую от его трудов. Болтин родился в старинной дворянской семье, получил домашнее воспитание и поступил в Конногвардейский полк.
В полку стал близким товарищем Г. А. Потемкина, который впоследствии всегда помогал Болтину. После военной службы он поступил на таможенную службу, затем был прокурором Военной коллегии и, наконец, ее советником вплоть до самой смерти (умер от чахотки).

И. Н. Болтин с интересом занимался историей, географией, исследовал древние архитектурные памятники. Собрал и издал свои первые труды по топографии Украины. С 1479 г. жил в Петербурге, что позволило ему изучать иностранные языки, историю. Занятие историей считал нравственной обязанностью образованного человека. Болтин – просветитель и рационалист. Он обсуждал вопрос освобождения крестьян (постепенно, но обязательно), входил в кружок любителей отечественной истории Мусина-Пушкина, принимал участие в публикации исторических памятников. Очень много ездил по России, вникал в особенности быта, собрал много сведений о русской старине.

Как историк, в противоположность Щербатову, Болтин не выступал с обобщающим трудом по русской истории. След в историографии он оставил двумя произведениями, посвященными критике работ своих современников: француза Леклерка, врача по профессии, написавшего книгу «История естественная, нравственная, гражданская и политическая древния и нынешния России», и М. М. Щербатова. Построение критики у Болтина дано в виде последовательно расположенных выписок из трудов Леклерка и Щербатова и примечаний к ним, представляющих развернутые ответы Болтина. Отсюда заглавия работ Болтина: «Примечания на «Историю древния и нынешния России» г. Леклерка, сочиненные генерал-майором И. Болтиным» (1788); «Критические примечания генерал-майора Болтина на (первый и второй) том «Истории» князя Щербатова» (1793–1794).

Довольно легкомысленный и склонный к авантюризму француз Леклерк (1726–1798) приезжал в Россию в 1759 и 1769 гг. Он был врачом при Кирилле Разумовском, лейб-медиком при цесаревиче и занимал определенное положение при дворе. Всего прожил в России около 10 лет. В то время в Европе читали екатерининский Наказ и, соответственно, все, что касалось России и особенно ее история, пользовалось большим спросом. Этими обстоятельствами решил воспользоваться Леклерк. Собрав наскоро материалы, в 1775 г. он вернулся во Францию, где с 1783 г. стал издавать свой 6-томный труд. Недобросовестное отношение к фактам и источникам, враждебность сочинителя к России вызвали ответную реакцию русских читателей. Потемкин подсказал Болтину идею: выступить против Леклерка в печати. Так и появились «Примечания... Болтина» в двух больших томах – более 500 страниц. По общему определению Болтина, книга Леклерка «вовсе не история, а сельская лавочка, в которой можно найти и бархат, и помаду, и микроскоп, и медное кольцо».

Комментарии Болтина к «Истории Российской...» Щербатова во многом были преувеличенной цитированной критикой, однако автор обнаружил в «Истории...» довольно много ошибок и небрежностей, неправильное понимание всей древней истории, незнание исторических приемов и неумение разбираться в фактах по степени их важности. Комментарии имели важное научное значение, поскольку способствовали развитию углубленного анализа источников и становлению вспомогательных исторических дисциплин. Отрицательно оценивает Болтин ряд выводов и наблюдений Щербатова, считая, что они являются плодом авторского произвола в обращении с источниками, а не их научного анализа.

По своим теоретическим взглядам он близко примыкает к Жану Бодену. Для него закономерность исторических явлений – это центральная идея, т. е. историк должен излагать обстоятельства в нужной исторической связи, объяснении последовательных событий. Основным типом последовательности событий он считает причинную связь. Большую роль отводит климату, признает значение второстепенных факторов (образ жизни, обычаи, воспитание).

Нравы и национальный характер для Болтина – это фундамент государственного порядка. Он отмечает общность и неизменность природы всех народов. Лучшей формой правления считает монархию, т. к. видит деспотию только в облике Ивана Грозного. Болтин первый из историков поставил вопрос о происхождении крепостного права. Крепостной строй для Болтина – это порядок, который можно обосновать, исходя из «естественного разумения о вещах». Если «вольный человек» не может быть «без собственности», то крестьянин не может быть и «без помещика». Болтин проводит мысль о том, что вольность приносит пользу далеко не каждому народу. Для того чтобы ею пользоваться, необходимы особые личные качества, исторический опыт и другие условия. Защищая крепостнический строй России, Болтин подчеркивал также, что он в большей мере отвечает интересам русского народа, чем современные ему порядки, господствовавшие в других странах. Важным выводом Болтина было признание наличия в России феодальных порядков. Русское поместье он сопоставляет с французским феодом. Очень ценно определение «феодального права» как «права помещика в деревне своей над его подданными». Одной из сильнейших сторон является его комментарии к текстам древних русских памятников по русскому праву. Он первым масштабно использует сравнительно-исторический метод. Болтин постоянно сопоставляет историю Руси с Европой.

Безусловно, Иван Никитич Болтин – один из наиболее крупных представителей дворянской историографии второй половины XVIII столетия.

 

Контрольные вопросы

1. Проанализируйте состояние развития исторической науки в России XVIII в. Есть ли влияние европейской философии?

2. В чем заключается вклад В. Н. Татищева?

3. Раскройте содержание норманнской теории происхождения российского государства.

4. Каковы исторические взгляды М. М. Щербатова?

5. Назовите основные черты дворянской школы историографии в России.

 





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...