Главная Обратная связь

Дисциплины:






Информация о производстве продукции (номенклатура изделий, оценка качества и эффективности, технология и оборудование, уровень издержек и так далее);



3) информация об организационных особенностях и финансах (выявление лиц, принимающих ключевые решения, и их философии, главных проблем, программ проведения научно-исследовательских работ и т.д.)*(3).

Собранная таким образом информация с помощью системного анализа позволяет получить полное представление о наиболее уязвимых местах другой компании, что значительно укрепляет собственные позиции в конкурентной борьбе. Однако методы сбора информации могут быть признаны противозаконными только в том случае, если обладатель коммерческой тайны сможет доказать не только то, что эта информация отвечала всем установленным законом критериям охраноспособности, но и что конкретное лицо получило доступ к ней, используя незаконные способы (то есть фактически необходимо доказать наличие обстоятельств, указанных в ч. 4 ст. 4 Закона "О коммерческой тайне"). Если правообладатель не сможет доказать эти обстоятельства, он не может рассчитывать на правовую защиту и возмещение понесенных убытков. Как показывает практика, при отсутствии прямых свидетельств использования оппонентом неправомерных способов получения коммерческой тайны практически невозможно доказать, что конкурент скопировал ваши ресурсы, а не получил информацию самостоятельно ("независимое открытие"). К сожалению, Закон "О коммерческой тайне" не расшифровывает понятия "неправомерные способы получения коммерческой тайны", хотя в редакции законопроекта, внесенного в Госдуму, такая дефиниция была: "неправомерные способы получения коммерческой тайны - собирание информации, составляющей коммерческую тайну, посредством похищения документов, подкупа или угроз, дачи взятки, введения в заблуждение, нарушения или подстрекательства (принуждения) к нарушению обязательств о соблюдении режима коммерческой тайны, а равно иным незаконным способом без согласия обладателя коммерческой тайны на передачу коммерческой тайны третьим лицам". Непонятно, какими соображениями руководствовались законодатели, изъяв из текста Закона эту норму, которая, кстати, соответствовала нормам Соглашения ТРИПС. Правоприменителю остается руководствоваться частью 1 статьи 183 Уголовного кодекса РФ, устанавливающей уголовную ответственность за собирание сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, путем "похищения документов, подкупа или угроз, а равно иным незаконным способом". Если информация является внутренней разработкой, сделанной работниками компании в ходе проведения различных исследований, чтобы избежать возможных осложнений в дальнейшем и снять все вопросы относительно законности ее получения, необходимо соответствующим образом фиксировать весь ход работ (например, в специальном журнале лабораторных работ). Целесообразно осуществлять видеозапись проводимых экспериментов и соответствующих комментариев разработчиков.



Близким по своей природе к "независимому открытию" способом получения сведений, составляющих коммерческую тайну, является так называемый обратный технический анализ или "обратный инжиниринг". Суть этого метода заключается в исследовании имеющегося в широкой продаже продукта с целью обнаружения секретов его работы или того, как он сделан. Так как источником информации при обратном инжиниринге выступает продукт, находящийся в широкой продаже, приобретаемый на законных основаниях ("законный источник"), такой способ получения информации, составляющей коммерческую тайну, по формальным признакам не может быть признан противозаконным. Методы борьбы с обратным техническим анализом можно разделить на технические (различные технические ухищрения, приводящие, например, к саморазрушению "секретных" структур продукта при попытке нарушить его целостность или произвести копирование) и юридические. Некоторые производители включают в договоры купли-продажи пункт о запрещении в отношении приобретаемого товара проведения обратного инжиниринга, но при массовых продажах это вызывает большие затруднения.

Массовый характер в международном масштабе приобрела проблема использования обратного инжиниринга в сфере информационных технологий. Производители компьютерных программных продуктов несут колоссальные убытки от его применения нечистыми на руку конкурентами. Для того чтобы обуздать поборников этого метода, крупные компании в настоящее время во всем мире пытаются пролоббировать введение правовых мер защиты сразу по трем направлениям: они хотят ввести договорное использование своей продукции, обеспечить соблюдение авторских прав и исполнение условий международных договоров.

Первое направление, связанное с договорным использованием компьютерных программ, исходит из того, что право на это использование должно предоставляться на основании лицензии, а не продаваться. Во времена зарождения эры массовой компьютеризации число пользователей компьютеров было так мало, что компании - производители программных продуктов имели возможность вести переговоры о лицензионных соглашениях с каждым пользователем программ. При заключении таких соглашений производители включали в них положения, согласно которым пользователям было запрещено заниматься "обратным инжинирингом". Эти положения, в соответствии с общими принципами договорного права, надежно обеспечивали соблюдение договорных обязательств. С развитием компьютерной индустрии, когда количество персональных пользователей стало исчисляться сотнями миллионов, заключать персональные лицензионные соглашения с каждым из них стало практически нереальным. Чтобы хоть как-то обезопасить себя и свою продукцию от "взлома", производители программного обеспечения применяют так называемые "оберточные договоры". Они печатают текст лицензионного соглашения, запрещающего "обратный инжиниринг", на упаковке каждого продаваемого продукта (отсюда и название). Однако для полноценного использования "оберточных договоров" и придания им юридической силы требуется пересмотр отдельных принципов договорного права. Это связано с тем, что, в соответствии с действующими принципами договорного права, при заключении договора требуется обоюдное согласие заключающих его сторон.

Компании - производители компьютерных программ также применяют специальную функцию, не позволяющую произвести запуск программного продукта, пока пользователь не выразит свое согласие нажатием на специальную панель, которая высвечивается на экране всякий раз при запуске программы и содержит аналогичный текст лицензионного соглашения. Запуская программу, пользователь тем самым выражает свое согласие, что соответствует требованию договорного права о взаимном согласии сторон договора, но следует учитывать, что такая процедура, строго говоря, урезает права покупателя программы. Он платит за товар, а потом, уже после заключения договора купли-продажи, чтобы иметь возможность пользоваться покупкой, вынужден отказываться от части своих прав. По сути, это является нарушением со стороны продавца добросовестного намерения соблюдать договор купли-продажи. Решение этой проблемы - совместное использование "оберточных договоров" (дабы заранее уведомить покупателя об определенных ограничениях его прав) и описанных выше специальных программных функций (с целью обеспечить "согласие" сторон на заключение соглашения).

Еще более эффективным методом борьбы с "обратным инжинирингом" является применение Интернета для заключения лицензионных соглашений с минимальными затратами (переговоры с миллионами клиентов ведет сервер компании-производителя). Использование интернет-технологий позволяет осуществлять выведение лицензионных требований на мониторе у потенциального покупателя программы и получать его выражение согласия на условия дополнительного соглашения до начала передачи ему программного продукта по сети. Хотя такая форма сделки не противоречит общим принципам договорного права, поскольку согласие на получение товара дается в момент уведомления о запрете проведения обратного инжиниринга, для ее "юридической чистоты" необходима четкая регламентация на законодательном уровне.

Еще одним подходом в борьбе с обратным техническим анализом компьютерных программ является использование правового института интеллектуальной собственности. Для проведения "обратного инжиниринга" программы, как правило, необходимы адаптация и копирование оригинального программного продукта, защищенного авторским правом. Согласно законодательству, исключительное право на копирование и адаптацию своих произведений имеет только обладатель авторского права. Но это общее правило в законодательстве по авторскому праву многих стран имеет ряд ограничений. В России согласно статье 15 Закона РФ от 23 сентября 1992 г. N 3523-1 "О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных" пользователь программного продукта или базы данных имеет право осуществлять их адаптацию, то есть вносить в них изменения, осуществляемые исключительно в целях обеспечения функционирования программы для ЭВМ или базы данных на конкретных технических средствах пользователя или под управлением конкретных программ пользователя. Производимые изменения должны быть вызваны исключительно техническими причинами. Если компьютерная программа (или база данных) может бесперебойно функционировать на технических средствах пользователя и взаимодействовать с его программами, внесение в них каких-либо изменений запрещается. Безусловно, за автором программного продукта или базы данных сохраняется право на их модификацию. Кроме того, допускается изготовление копии программы для ЭВМ или базы данных при условии, что эта копия предназначена для архивных целей и для замены правомерно приобретенного экземпляра в случаях, когда оригинал программы для ЭВМ или базы данных утерян, уничтожен или стал непригоден для использования. Созданная пользователем копия программы или базы данных не может быть использована для иных целей и должна быть уничтожена в случае, если дальнейшее использование этих программных средств перестает быть правомерным.

При определенных условиях, согласно рассматриваемому закону, пользователь программного продукта может даже декомпилировать охраняемую законом программу как самостоятельно, так и с помощью других лиц. Декомпилирование заключается в преобразовании программного кода в исходный текст в целях изучения структуры и кодирования компьютерной программы. Однако это не означает, что пользователь может осуществлять "обратный инжиниринг". Законом установлено, что использование декомпилирования считается допустимым тогда, когда это необходимо для достижения способности к взаимодействию самостоятельно разработанной пользователем программы с другими программами, которые могут взаимодействовать с декомпилированной программой. При этом оговариваются три обязательных условия для осуществления декомпилирования:

1) информация, необходимая для достижения способности к взаимодействию, ранее не была доступна этому лицу из других источников;

2) указанные действия осуществляются в отношении только тех частей декомпилируемой программы для ЭВМ, которые необходимы для достижения способности к взаимодействию;

3) информация, полученная в результате декомпилирования, может использоваться лишь для достижения способности к взаимодействию независимо разработанной программы для ЭВМ с другими программами, не может передаваться иным лицам, за исключением случаев, если это необходимо для достижения способности к взаимодействию независимо разработанной программы для ЭВМ с другими программами, а также не может использоваться для разработки программы для ЭВМ, по своему виду существенно схожей с декомпилируемой программой для ЭВМ, или для осуществления любого другого действия, нарушающего авторское право (п. 2 ст. 25 Закона РФ от 9 июля 1993 г. N 5351-1 "Об авторском праве и смежных правах").

 





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...