Главная Обратная связь

Дисциплины:






Коммерческая и налоговая тайны



 

Примером служебной тайны можно считать налоговую тайну, предусмотренную статьей 102 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ). Согласно указанной статье, любые сведения, кроме случаев, установленных НК РФ, полученные налоговыми органами о налогоплательщике в процессе реализации своих полномочий, признаны конфиденциальной информацией и составляют налоговую тайну. Налоговая тайна не подлежит разглашению налоговыми органами (их должностными лицами), за исключением сведений, предусмотренных федеральным законом. К таким сведениям относятся: разглашенные налогоплательщиком самостоятельно или с его согласия об идентификационном номере налогоплательщика, об уставном фонде (уставном капитале) налогоплательщика, о нарушениях законодательства о налогах и сборах и мерах ответственности за эти нарушения, предоставляемых налоговым или правоохранительным органам других государств.

Для сведений, составляющих налоговую тайну, установлен специальный режим хранения и доступа. За неправомерное разглашение, использование и утрату налоговой тайны налоговые органы несут гражданско-правовую имущественную ответственность за причинение вреда налогоплательщику или его имуществу с возмещением в полном объеме убытков, включая упущенную выгоду, за счет средств федерального бюджета на основании статьи 35 и 103 НК РФ. В соответствии со статьей 12 Закона РФ от 21 марта 1991 г. N 943-1 "О налоговых органах Российской Федерации", за нарушение обязанности по соблюдению налоговой тайны на должностных лиц налоговых органов может быть возложена дисциплинарная и уголовная ответственность. Уголовная ответственность должностных лиц наступает в зависимости от вида разглашенных сведений, составляющих налоговую тайну. В случае разглашения сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, применяется статья 137 Уголовного кодекса РФ. Если коммерческая компания представляет в налоговый орган сведения, составляющие ее коммерческую тайну, то после передачи такая информация приобретает статус налоговой тайны (ст. 102 НК РФ). В этом случае ее правовой режим будет регулироваться совместно нормами налогового законодательства и нормами законодательства о коммерческой тайне.

Таким образом, если в результате незаконного разглашения, использования или утраты сведений, составляющих налоговую тайну, нарушена коммерческая тайна, то компания вправе использовать способы защиты своего субъективного права, предусмотренные как НК РФ (для налоговой тайны), так и законодательством о коммерческой тайне. В том числе, привлечение виновных к уголовной ответственности по части 2 статьи 183 Уголовного кодекса РФ. Так, бывший руководитель УМНС по Тульской области, разгласивший сведения, составляющие коммерческую тайну, предоставленные организацией в налоговую инспекцию (получившую, таким образом, статус налоговой тайны), признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных частью 4 статьи 290 Уголовного кодекса РФ (получении взятки в крупном размере - 40 тысяч долларов) и частью 3 статьи 183 Уголовного кодекса РФ.



В соответствии со статьями 21, 24 и 102 НК РФ, правом требовать соблюдения налоговой тайны обладают организации и физические лица, признаваемые налогоплательщиками, плательщиками сборов и налоговыми агентами. Выступая в качестве обладателей информации, предоставляемой в соответствии с НК РФ в налоговые органы, они вправе по своему усмотрению реализовывать правомочия владения, пользования и распоряжения этой информацией, в том числе, придавать ее огласке и давать согласие налоговым органам на ее разглашение. Налоговый орган выступает лишь "пользователем" информации, составляющей налоговую тайну, и обязан принимать необходимые меры для соблюдения режима конфиденциальности. Поэтому он не вправе распоряжаться ею по своему усмотрению, в частности, устанавливать срок, в течение которого такая информация является налоговой тайной. К сожалению, в НК РФ не урегулирован вопрос о времени и обстоятельствах прекращения обязанности налоговых органов (должностных лиц) по соблюдению налоговой тайны. Исходя из ее двойственной природы и руководствуясь нормами законодательства о коммерческой тайне, можно сделать вывод - пока информация обладает свойствами коммерческой ценности, неизвестности третьим лицам, и ее обладатель принимает меры к охране конфиденциальности, налоговые органы обязаны соблюдать в отношении такой информации режим налоговой тайны.

Институт налоговой тайны направлен, прежде всего, на защиту законных интересов коммерческих компаний, предоставляющих в соответствии с требованиями законодательства коммерчески значимую информацию государству, которое, в свою очередь, обязуется хранить ее в тайне. Приводимый ниже судебный прецедент*(8) интересен тем, что, помимо чисто практического значения, показывает - бывают ситуации, когда правовой институт, признанный охранять законные интересы хозяйствующих субъектов, может обернуться препятствием для добросовестных предпринимателей.

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению ЗАО "Управление и финансы" о признании недействующим пункта 3 Порядка предоставления налоговыми органами информации взыскателю, утвержденного приказом Министерства Российской Федерации по налогам и сборам от 23 января 2003 г. N БГ-3-28/23, в части предоставления взыскателю информации о факте наличия у должника-организации открытых счетов и вкладов в банках и иных кредитных организациях, как не соответствующего пункту 1 статьи 6, пункту 1 статьи 31, пункту 3 статьи 46 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 119-ФЗ "Об исполнительном производстве", пункту 1 статьи 12 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 118-ФЗ "О судебных приставах", пункту 1 статьи 139, пунктам 1, 2 статьи 874, пункту 1 статьи 875 Гражданского кодекса Российской Федерации, пунктам 1, 2 статьи 102 Налогового кодекса Российской Федерации, пункту 3 статьи 10 Федерального закона от 20 февраля 1995 г. N 24-ФЗ "Об информации, информатизации и защите информации" в их взаимосвязи, установил следующее.

Приказом МНС РФ N БГ-3-28/23 утвержден Порядок предоставления налоговыми органами информации взыскателю (далее - Порядок), пункт 3 которого определяет, что при наличии счетов и вкладов у должника-организации в банках и иных кредитных учреждениях взыскателю предоставляется "информация о факте наличия у должника-организации открытых счетов".

Заявитель полагает, что предоставление сведений только о наличии расчетных счетов должника ограничивает право взыскателя по исполнительному листу на списание со счета должника денежных средств по решению арбитражного суда, предоставленное ему Федеральным законом "Об исполнительном производстве". Такое право взыскатель может реализовать при условии оформления инкассового поручения, в котором, в соответствии с требованиями Положения "О безналичных расчетах Российской Федерации", утвержденного Центральным банком РФ 3 октября 2002 г. N 2-П, должен быть указан номер счета.

МНС России считает, что содержащееся во втором предложении пункта 3 Порядка ограничение направляемой взыскателю информации сведениями лишь о наличии или отсутствии счета должника в кредитном учреждении вызвано невозможностью предоставить взыскателю данные о номере счета должника, поскольку такие сведения относятся к налоговой тайне, которая в силу статьи 102 Налогового кодекса РФ не подлежит разглашению. Объем информации, подлежащей предоставлению взыскателю, статьей 46 Федерального закона "Об исполнительном производстве" не конкретизирован. По мнению министерства, оспариваемое положение Порядка не нарушает законных прав заявителя. При отсутствии сведений об имеющихся у должника счетах в кредитных учреждениях взыскатель, в соответствии со статьей 6 этого Федерального закона, вправе направить исполнительный лист судебному приставу-исполнителю.

Изучив материалы дела, заслушав объяснения лиц, участвующих в споре, исследовав представленные по делу доказательства, суд посчитал заявление ЗАО "Управление и финансы" подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

В пункте 1 Порядка указано, что настоящий нормативный акт разработан на основании п. 3 ст. 46 Федерального закона "Об исполнительном производстве". При этом, как заявляет министерство, из положений, содержащихся в данной статье Закона, следует обязанность налогового органа предоставить взыскателю сведения лишь о наличии или отсутствии у должника счетов в банках и иных кредитных организациях, обязанность налогового органа сообщить взыскателю номер счета названной выше нормой не предусмотрена.

Между тем, как следует из абзацев третьего и четвертого пункта 3 статьи 46 Закона, информация, предоставляемая взыскателю, должна быть такой же, как предоставляемая судебному приставу-исполнителю информация, необходимая для обращения взыскания по исполнительным листам на денежные средства, находящиеся на счетах в банках и иных кредитных организациях.

Списание денежных средств, находящихся на счете, без распоряжения клиента, согласно статье 854 Гражданского кодекса РФ, допускается по решению суда, а также в случаях, предусмотренных законом.

Статьей 874 Кодекса предусмотрено, что порядок осуществления расчетов по инкассо регулируется законом, установленными в соответствии с ним банковскими правилами и применяемыми в банковской практике обычаями делового оборота.

Органом, регулирующим организацию расчетных систем в Российской Федерации, является согласно статье 80 Федерального закона от 10 июля 2002 г. N 86-ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации" Центральный банк РФ.

В соответствии с Положением "О безналичных расчетах в Российской Федерации" Центрального банка, списание денежных средств по исполнительным листам осуществляется по инкассовым поручениям, которые, являясь расчетными документами, должны содержать в числе необходимых реквизитов номер счета плательщика. Расчетные документы, оформленные с нарушением установленных требований, приему не подлежат (п. 2.10, 2.16, 12.1, 12.2 Положения).

Следовательно, не имея данных о номере счета должника, взыскатель, так же как и судебный пристав-исполнитель, не сможет реализовать предусмотренное статьей 6 Федерального закона "Об исполнительном производстве" право на взыскание присужденных судом денежных средств непосредственно через кредитное учреждение.

Согласно Порядку взаимодействия налоговых органов Российской Федерации и служб судебных приставов органов юстиции субъектов Российской Федерации по принудительному исполнению постановлений налоговых органов и иных исполнительных документов, утвержденному приказом МНС России от 25 июля 2000 г. N ВГ-3-10/265/215, налоговый орган направляет судебному приставу-исполнителю по его запросу информацию, необходимую для принудительного взыскания по исполнительным документам, в числе которой названы сведения о номерах расчетных счетов, наименовании и месте нахождения банков и иных кредитных учреждений, в которых открыты счета должников.

Следовательно, если под необходимой информацией для судебного пристава-исполнителя, указанной в пункте 3 статьи 46 Федерального закона "Об исполнительном производстве", МНС России понимает, в том числе, и сведения о номерах счетов в кредитных учреждениях должника, то, как следует из абзаца четвертого пункта 3 статьи 46 этого Закона, такие же сведения могут быть предоставлены взыскателю по его заявлению при наличии у него исполнительного листа с неистекшим сроком давности. При этом нельзя согласиться с позицией МНС России, что из содержания пункта 3 статьи 46 данного Закона вытекает лишь право налогового органа предоставить взыскателю необходимую информацию, а не его обязанность. Формулировка "может быть предоставлена" неразрывна с содержащимся далее текстом: "при наличии у него исполнительного листа с неистекшим сроком давности".

Иными словами, законодатель указал на возможность предоставления взыскателю необходимой информации при условии, что он располагает исполнительным листом, давность взыскания по которому не истекла, а не на возможность налогового органа по своему усмотрению решать вопрос о предоставлении необходимых сведений. МНС России, определяя порядок предоставления информации, не вправе устанавливать иные, кроме установленных законом, ограничения к получению информации, необходимой для взыскания задолженности через банк.

По смыслу, содержащемуся в пункте 1 статьи 102 Налогового кодекса РФ, сведения о счетах организаций, находящихся в кредитных учреждениях, действительно относятся к налоговой тайне.

По своей природе и назначению институт налоговой тайны имеет публично-правовой характер и означает защиту налоговым органом сведений, разглашение которых может нарушить права граждан и организаций.

Вместе с тем, как следует из пункта 2 статьи 102 Кодекса, налоговая тайна не подлежит разглашению, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом. Закрепление в законе отступлений необходимо для защиты прав и законных интересов других лиц.

Специального закона, посвященного налоговой тайне и, следовательно, вопросам ее разглашения, не имеется. Однако Федеральный закон "Об исполнительном производстве" предусматривает возможность передачи налоговым органом взыскателю в случае, оговоренном в пункте 3 статьи 46 этого Закона, необходимой информации о банковском счете должника, к которой, как указано выше судом, относится и информация о номере такого счета.

Кроме того, по смыслу, содержащемуся в статье 10 Федерального закона "Об информации, информатизации и защите информации", не подлежит ограничению доступ к информации, необходимой для реализации законных прав и обязанностей граждан, а равно и организаций.

Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. "О судебной системе Российской Федерации" определяет, что вступившие в законную силу постановления федеральных судов, мировых судей и судов Российской Федерации обязательны для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению.

Защита нарушенных прав должна обеспечиваться эффективным механизмом реализации судебных решений.

Названные выше принципы не могут не учитываться при применении положений, содержащихся в статье 46 Закона "Об исполнительном производстве", в их взаимосвязи с положениями других статей этого же Закона, в частности, статьей 6, предусматривающей право взыскателя направить исполнительный лист непосредственно в кредитное учреждение, и статьей 31, указывающей на право доступа взыскателя ко всем материалам исполнительного производства, а также с другими правовыми актами, приведенными выше.

С учетом изложенного, суд пришел к выводу о наличии оснований к признанию положения, содержащегося во втором предложении пункта 3 оспариваемого нормативного акта, недействующим.

 





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...