Главная Обратная связь

Дисциплины:






Теоретические концепции семьи



 

Как уже было отмечено, концептуальные построения этой отраслевой социологии рождались в условиях методологического и идеологического диктата исторического материализма и должны были строиться по определенному «диалектическому» методу. В середине 60-х гг. почти одновременно вышло несколько работ, каждая из которых могла претендовать на открывшуюся вакансию специальной социологической теории семьи (Н.Я.Соловьев [106]; Н.Г.Юркевич [145]; АТ.Харчев [131]; Н.Д.Шимин [142]).

Концепция А.Г.Харчева. Наиболее удачливой оказалась попытка А.Г.Харчева. Приняв определение быта как внепроизводственной сферы человеческого бытия, он тем самым зафиксировал «диалектическую связь» производственной и непроизводственной сфер жизнедеятельности. Быт понимался при этом как организация потребления в самом широком смысле, «включая потребление и материальных и духовных благ и ценностей, созданных человечеством, и субъективных человеческих ценностей (общение)» [132, с. 5]. Семья объявлялась основной формой социальной общности в сфере быта, «первоэлементом быта», включающим в себя не только материальные отношения, но и комплекс идеологических отношений, в основном нравственных и нравственно-этических. Кроме того, Харчев развил тезис Ф.Энгельса о двоякого рода производстве и воспроизводстве непосредственной жизни, прочно привязав семью к воспроизводству человека («детопроизводству») в интересах функционирования общества.

На этих посылках утвердилось в советской социологии «двуединство» подходов к исследованию семьи: в качестве социального института и малой социальной группы. Дальнейшее укоренение концепции А.Г.Харчева было связано, как минимум, с двумя обстоятельствами: 1) со значительно большей, чем у других исследователей, тщательностью проработки связей и отношений семьи как социального явления с категориями исторического материализма, а также с очевидными в то время проблемами брачно-семейной практики; 2) с ролью и научным авторитетом самого автора: с одной стороны, активного участника общесоциологической дискуссии о предмете социологии, а с другой — руководителя структурного подразделения, занимающегося проблемами семьи в головном академическом институте, и соответствующей секции Советской социологической ассоциации.

Как бы то ни было, но концепция А.Г.Харчева стала, несомненно, крупным вкладом в отечественную социологию и открыла возможности для широкого исследования семейно-брачной проблематики, словом, оказалась этапной в своей области, довела до логического конца марксистско-ленинское понимание места и роли семьи в обществе и государстве. Сформулированные Харчевым дефиниции брака и семьи вошли во все отечественные справочные издания как общего, так и специального характера, приводятся во всех базовых отечественных учебниках социологии.



Кроме необходимости методологического обоснования специальной социологической теории семьи, связанного с обращением к истокам марксистской мысли и к официальной идеологической доктрине, существовало в середине 60-х гг. и стремление к опытному познанию социальной действительности. Причем, приемы такого познания опирались на позитивистский вариант построения плана исследования. Поэтому сложилось так, что в указанный период (да и позже) в реальной практике значительное влияние имела парадигма структурно-функционального анализа. Такому положению дел способствовали еще несколько обстоятельств: появление переводов работ Т.Парсонса и Р.Мертона; установление личных связей между советскими и американскими социологами; установление официальных отношений между социологическими ассоциациями двух стран [43].

Функционалистской оказалась и концепция А.Г.Харчева. Ее центр — вопрос о функциях семьи. Предлагая обширный перечень функций, Харчев настаивает на необходимости различения, с одной стороны, специфических, вытекающих из сущности семьи и отражающих ее особенности как социального явления (деторождение и социализация детей — «детопроизводство»), с другой — таких функций, к выполнению которых семья оказалась принужденной (или приспособленной) в определенных исторических обстоятельствах (накопление и передача по наследству частной собственности, организация производства, потребления и быта и т.д.). В качестве главного, образующего семью отношения выдвигается детопроизводство [132, с. 16—24]. Все остальные отношения, выражающиеся в других функциях семьи, опосредуются той ценностью, которую общество придает проблеме воспроизводства населения.

Кроме общественно-центрированного функционализма, концепция АТ.Харчева обладает еще такими свойствами, которые можно было бы обозначить как некогерентность и слабая структурированность. Выражаются эти свойства, кроме прочего, еще и в том, что концепция выдерживает достаточно широкий спектр также противоречивых интерпретаций, сохраняя формальную целостность. Возможно, это было одним из обстоятельств, обеспечивших ей столь долгую жизнь.

Еще один существенный момент заключается в том, что, установив соотношение между историческим материализмом и «специальной социологической теорией семьи», Харчев не смог протянуть нить к «нижележащему» уровню социологии — конкретным социальным исследованиям. Результатом этого явились те особенности работ по социологии семьи, которые были изложены выше при анализе массива отечественных публикаций.

Самая крупная попытка закрыть указанную брешь была предпринята лидером школы совместно с М.С.Мацковским в рамках проекта «Семья как фактор воспроизводства социальной структуры социалистического общества» [130]. В основе этой попытки лежала идея о необходимости стандартизации массового применения эмпирических индикаторов при едином подходе к определению выборки.

Но даже если представить себе, что такая попытка удалась, это не смогло бы устранить основного дефекта (точнее, ограниченности) концепции — общественно-

центрированного функционализма, ибо какой бы тщательной ни была разработка эмпирических индикаторов, она не в силах изменить содержание понятийных оснований.

Отмеченная несогласованность теории и практики в советской социологии семьи легко может быть обнаружена непредубежденным наблюдателем. Почти все методологические апелляции к концепции А.Г.Харчева, содержащиеся в отечественных экспериментальных работах, сводятся к ритуальному ее упоминанию в одном «обязательном» ряду с работами классиков марксизма-ленинизма и документами ближайших по времени партийных «форумов».

Несмотря на внешне неконфликтную жизнь концепции (ее достоинства и недостатки публично не обсуждались ни разу, да и критических замечаний обнаружить практически невозможно, и конечно же, очевидным преувеличением следует считать оценку ситуации в 70—80-е гг. как периода, характеризующегося «острой поляризацией теоретической мысли, научных школ относительно тенденций и перспектив изменения российской семьи» [10, с. 63]), реальное положение дел не было большим секретом.

Так, Н.Г.Юркевич еще в 1965 г. заметил распространенную логическую ошибку (idem per idem — то же самое через то же самое) в соотношении дефиниций брака и семьи, имеющуюся у А.Г.Харчева [144, с. 4—6], и попытался избежать ее, сведя брак к механизму ролевого сотрудничества супругов для удовлетворения определенной совокупности потребностей [146]. Соглашаясь с Харчевым, что главным образующим семью отношением является детопроизводство, Юркевич относит это утверждение к эволюции семьи, резервируя за процессами функционирования приоритет отношения «муж — жена». Тем самым акцент переносился на анализ внутрисемейного взаимодействия и была актуализирована проблема стабильности семьи и брака, долгие годы активно обсуждавшаяся в самых различных ракурсах. Можно сказать, что Юркевич сделал попытку хотя бы частично уйти от общественно-центрированного функционализма, «пожертвовав» истматовскому императиву прошлое и будущее семьи, желая «спасти» ее настоящее.

С начала 70-х гг. постепенно формируются, а к концу 80-х становятся очевидными две ориентации исследователей социологических проблем семьи. Одни авторы стремились максимально сохранить и укрепить общественно-функциональное понимание семьи (А.И.Антонов [6]; О.Н.Дудченко, А.В.Мытиль и их соавторы [37, 38]; Н.Д.Шимин [143]); другие, акцентируя внимание на стабильности семьи и характеристиках внутрисемейного взаимодействия, склонялись к пониманию самостоятельной ценности изучения проблем семейной общности (М.Ю.Арутюнян [11]; С.И.Голод [30]; Т.А.Гурко [35]; Г.А.Заикина [40]; Н.В.Малярова [67]).

Сказанное, однако, не означает, что отмеченная тенденция имела вид «чистой» линии, и рассмотрение семьи через ее функции у одной из групп авторов исчезает вовсе. Оно, скорее, сегментируется, растворяется в частных, злободневных проблемах, что находит свое выражение в появлении большого количества экспериментальных работ, ориентированных на решение «важных практических вопросов». Такая ситуация провоцирует исследователя как-то обобщить полученные факты в «мелкий», нерефлексируемый функционализм.

Концепция С.И.Голода. Ориентация на акцентирование имманентных закономерностей развития семьи концептуально была оформлена С.И.Голодом [28, 30].

Симптомом выхода в последние годы концепции исторических типов семейных отношений на авансцену отечественной социологии семьи может служить тот факт, что по индексу цитирования (в публикациях соответствующей тематики в «Социологических исследованиях» за 1986—1992 гг.) С.И.Голод занимает третье место после АТ.Харчева и М.С.Мацковского [109].

Суть концепции, о которой идет речь, состоит в том, что основное внимание уделяется структуре и характеру внутрисемейных отношений, конституирующих семью, — свойства и кровного родства (порождения) — в их исторической динамике. При этом, естественно, учитывается влияние исторических тенденций общественного развития в целом, с одной стороны, и исторического развития индивидуальности — с другой.

Анализу подлежит семейная жизнедеятельность как таковая в своей тотальности, что не исключает, конечно, выделения ведущих факторов — ценностей супружества, в качестве которых выступают адаптационный синдром, интимность и автономия. В рамках концепции обосновано существование трех основных идеальных (модельных) типов семейных отношений: патриархатного (традиционного), детоцентристского (современного) и супружеского (постсовременного), распространенных в разных пропорциях и с национально-культурными модуляциями во всех обществах, относящихся преимущественно к западноевропейской культурной традиции. Принципиально важная особенность концепции Голода заключается в том, что она допускает и функциональные рассуждения, а также открыта к взаимодействию с концептуальными построениями смежных дисциплин. К сожалению, в силу разных причин, в том числе и ресурсных ограничений, развитие концепции исторических типов семейных отношений идет не столь динамично, как могло бы.

Да и в целом для социологии семьи в последние годы характерен существенный спад исследовательской активности. Отказ от методологической монополии марксизма-ленинизма в общественных науках еще больше подорвал авторитет концепции А.Г.Харчева, а иных концептуальных построений либо нет, либо они не набрали силу. Возможно, что в такой ситуации потенциального методологического плюрализма нет ничего плохого, но оценить направления и характер ее дальнейшего развития довольно сложно.

 

Заключение

Для исторической судьбы социологии семьи в России характерна удивительно последовательная тенденция сужения методологической базы. Многообразие социально-философских построений до Октября 1917 г. могло породить различные варианты собственно социологических исследований семьи, но в стране восторжествовала философия марксизма-ленинизма. Развернутые в 20-х — середине 30-х гг. дискуссии о нескольких вариантах трактовки темы семьи в рамках пусть даже одной социально-философской концепции были свернуты к концу 30-х гг. и свелись к достаточно голым абстракциям исторического материализма. Возобновившиеся в середине 60-х гг. попытки поливариантного построения «промежуточной» социологической теории семьи закончились утверждением (в качестве методологии такого «промежуточного» уровня) концепции, связанной с именем А.Г.Харчева, оставшейся единственной общепризнанной до 90-х гг. Современное состояние методологического разрежения может произвести впечатление полного исчезновения теоретических основ у отечественной социологии семьи.

Тем не менее накопленный запас эмпирических фактов и обобщений, зачатки нетрадиционных концептуальных построений в области социологии семьи позволяют с умеренным оптимизмом смотреть в будущее.

Если схематично описать перспективы развития социологии семьи в России, то они видятся таким образом.

— Нынешнее состояние исследовательского затишья продлится еще несколько лет. Инициировать новый подъем исследований сможет только повышение общественного и государственного интереса к проблемам семьи и брака.

— Ожидать всплеска исследовательской активности, вызванного внутринаучными причинами, можно, по-моему, только в случае появления новой социологической парадигмы, контуры, суть и время появления которой предсказать сейчас, естественно, невозможно, несмотря на то, что количество претендентов на это место все увеличивается.

- Развитие социологии семьи в рамках уже сложившихся подходов будет в ближайшие годы происходить плавно, сопровождаясь размыванием междисциплинарных границ с культурной антропологией, историей, исторической демографией и, по-видимому, политологией.

- Освоение западного опыта и стиля теоретизирования в проблематике семьи и брака, утверждение образцов и моделей эмпирических исследований, принятых в мировой науке, будет происходить не слишком стремительно, инициируясь развитием совместных проектов и инновационными стремлениями научной молодежи и замедляясь стремлением исследователей старшей генерации сохранить уже сложившийся стиль и образ деятельности, найти собственный путь интеграции в мировое научное сообщество.

- Особое влияние на развитие социологии семьи окажут женское движение и еще не проявившиеся в полной мере «генерационные» общественные движения (причем не только молодежные).

- В связи с ростом организованности и мобилизационной готовности социальных групп, объединенных по тендерным и генерационным признакам, усилится вовлеченность социологии семьи в формирование практической социальной политики и в реформирование общества с использованием не традиционных для российской социологии каналов и методов.

На ближайший период вероятным представляется такой сценарий.

Трудности экономического возрождения страны будут вынуждать исследователей искать финансовой поддержки за рубежом, где социология переживает в последние годы не лучшие времена. В связи с этим трудно ожидать сугубо бескорыстного и альтруистического отношения зарубежных фондов и программ к потребности и стремлению российской социологии найти свое достойное место в мировом исследовательском сообществе. Необходимость идти в «чужой монастырь» определит и требования следовать определенному «уставу», что автоматически отводит отечественным исследователям второстепенную роль, снижает возможности оригинального теоретико-концептуального творчества.

Кроме того, необходимость освоения новых для российской социологической традиции моделей и контекстов теоретизирования, критериев и способов эмпирических верификаций потребует некоторого времени (не исключено, что и смены поколения исследователей), а также существенных изменений в организации самой науки и научного образования. Однако указанные изменения будут происходить, скорее всего, медленно, ибо инициирующие и организационные усилия, а также финансовое обеспечение исследований, по всей вероятности, не будут связаны с правительственными и государственными мероприятиями.

 

Литература

 

1 Адольф В.А. и др. Семья и брак в прошлом и настоящем. 2-е изд. М.: Современные проблемы, 1927.

2 Актуальные вопросы семьи и воспитания / Сост. С.С. Рапопорт и др. Вильнюс: ИФСиП АН Лит. ССР, 1983.

3 Альберг Р. Реабилитация социологии в Советском Союзе // Рубеж. 1994, № 5.

4. Аннотированная библиография по проблемам семьи (1981—1990 гг.) / Отв. ред. СИ Голод. М.:ИС РАН, 1993.

5.Аннотированная библиография по проблемам сексуальности (1960-е — первая половина 1990-х гг.) / Отв. ред. С.И.Голод. С.-Петербург: СПб. филиал Института социологии РАН, 1995.

6. Антонов А.И. Потребность семьи в детях и рождаемость // Проблемы социологического исследования семьи / Отв. ред. З.А. Янкова. М.: ИСИ АН СССР, 1976.

7. Антонов А. И. Социология рождаемости. М.: Статистика, 1980.

8. Антонов А. И., Борисов В.А. Кризис семьи и пути его преодоления. М.: ИС АН СССР, 1990.

9. Антонов А.И., Медков В.М. Второй ребенок. М.: Мысль, 1987.

10. Антонов А.И., Медков В.М. Социология семьи: Учебник. М.: Изд-во МГУ, Изд-во Международного университета бизнеса и управления («Братья Карич»), 1996.

11. Арутюнян М.Ю. Особенности семейного взаимодействия в городских семьях с различным распределением бытовых ролей. Автореф. дис... канд. филос. наук. М.: ИСИ АН СССР, 1984.

12. Арутюнян М.Ю. О распределении обязанностей в семье и отношения между супругами // Семья и социальная структура / Отв. ред. М.С. Мацковский. М.: ИСИ АН СССР, 1987.

13. Ачильдиева Е.Ф. Методические аспекты социально-демографических исследований стабильности брака. Автореф. дис... канд. экон. наук. М.: ИСИ АН СССР, 1984.

14. Ачылова Р.А. Семья и общество. Фрунзе: Кыргызстан, 1986.

15. Бараш М. С. Половая жизнь рабочих Москвы // Венерология и дерматология. 1925, № 6.

16. Бастракова М.С. Становление советской системы организации науки (1917-1922). М.: Наука, 1973.

17. Брак и семья. М.— Л.: Молодая гвардия, 1926.

18. Быстрянский В. Коммунизм, брак и семья. Пг.: Гос. изд., 1921.

19. Васильева Э.К. Образ жизни городской семьи. М.: Финансы и статистика, 1981.

20. Вассерман Л.М. Методика организации и оценки обследования социально-бытовых условий детей и подростков. М., 1933.

21. Вольфсон С.Я. Семья и брак в их историческом развитии. М.: Соцэкгиз, 1937.

22. Вольфсон С.Я. Социология брака и семьи. Минск: БГУ, 1929.

23. Вопросы личности супругов и качества семьи (Проблемы семьи— VI) / Отв. ред. Э.Тийт. Тарту: Типография ТГУ, 1984.

24. Вопросы функционирования семьи: Проблемы семьи / Ред. Э.Тийт. Тарту: ТГУ, 1988.

25. Воспоминания о Ленине. М.: Политиздат, 1970. Т. 5.

26. Гастев А. О тенденциях пролетарской культуры // Пролетарская культура. 1919, № 9-10.

27. Гельман И. Половая жизнь современной молодежи: (Опыт социально-биологического обследования.) М.— Л.: Месполиграф, 1923.

28. Голод С.И.Будущая семья: какова она?: (Социально-нравственный аспект). М.: Знание, 1970.

29. Голод С.И.Вопросы семьи и половой морали в дискуссиях 20-х гг. // Марксистская этическая мысль в СССР (20-е — первая половина 30-х гг.): Очерки / Под ред. О.П.Целиковой, Р.В.Петропавловского. М.: ИФ АН СССР, 1989.

30. Голод С.И.Стабильность семьи: Социологический и демографический аспекты. Л.: Наука, 1984.

31. Голод С. И., Клецин А.А. Состояние и перспективы развития семьи: теоретико-типологический анализ: Эмпирическое обоснование. СПб.: СПб. филиал ИС РАН, 1994.

32. Голосенка И.А. Русская социология: Ее социокультурные предпосылки, междисциплинарные отношения, основные проблемы и направления // Из истории буржуазной социологической мысли в дореволюционной России / Ред-колл: Ю.В.Гридчин и др. М.: ИСАИ СССР, 1986.

33. Голосовкер С.Я. К вопросу о половом быте современной женщины. Казань, 1925.

34. Гуревич З.А., Гроссер Ф.И. Проблемы половой жизни. Харьков: ГИЗ Украины, 1930.

35. Гурко Т.А. Влияние добрачного поведения на стабильность молодой семьи // Социологические исследования. 1982, № 2.

36. Детность семьи: вчера, сегодня, завтра / Ред. Л.Л.Рыбаковский. М.: Мысль, 1986.

37. Дудченко О.Н. О противоречиях в жизнедеятельности современной семьи // Социальный потенциал семьи / Ред. А.И.Антонов. М.: ИС АН СССР, 1988.

38. Дудченко О.Н., Мытиль А.В. и др. Судьба семьи — судьба человечества // Проблемы родительства и планирования семьи / Ред. А.И.Антонов. М.: ИС РАН, 1992.

39. Жизнедеятельность семьи: тенденции и проблемы / Отв. ред. А.И.Антонов. М.: Наука, 1990.

40. Заикина Г.А. Основные направления и методы регулирования брачно-семейных отношений: Опыт социологического анализа: Автореф. дис... канд. фил ос. наук. М.: ИСИ АН СССР, 1988.

41. Залкинд А.Б. Половое воспитание. М.: Работник просвещения, 1930.

42. Залкинд А.Б. Революция и молодежь. М.: Коммунист. Ун-т им. Свердлова, гос. тип. им. К. Маркса в Твери, 1925.

43. Здравомыслов А. Г. Социология в России // Вестник Российской Академии наук. 1994, № 9.

44. Исследования по качеству брака: (Проблемы семьи—V) / Отв. ред. Э.М.Тийт. Тарту: Типография ТГУ, 1982.

45. Исследования семьи и практика консультационной работы: (Программы и методики исследований брака и семьи) / Отв. ред. М.С.Мацковский, М.: ИСИ АН СССР, ССА 1986.

46. Каптерев П. Развитие семейных чувствований в связи с историей семьи // Образование. 1899, №1,2.

47. Каутский К. Размножение и развитие в природе и обществе / Под ред. Д.Б.Рязанова. М., 1923.

48. Каценбоген С.З. Спорные вопросы генеономии // Труды Белорусского государственного университета. 1923, № 4—5.

49. Ковалев К.Н. Историческое развитие быта женщины, брака и семьи: (Объяснительный текст к альбому того же названия). М.: Прометей, 1931.

50. Ковалевский М.М. Происхождение семьи, рода, племени, собственности, государства и религии: (Итоги науки в теории и практике. Т. 3.) СПб.: Мир, 1914.

51. Колбановский В.Н. Любовь, брак и семья в социалистическом обществе. М.: Правда, тип. им. Сталина, 1948.

52. Коллонтай A.M. Дорогу крылатому Эросу!: (Письмо трудящейся молодежи) // Молодая гвардия. 1918, № 3.

53. Коллонтай A.M. Новая мораль и рабочий класс. Пг., 1919.

54. Коллонтай A.M. Проституция и меры борьбы с ней. М.: Госиздат, 1921.

55. Коллонтай A.M. Семья и коммунистическое государство. М.: Коммунист, 1918.

56. Коллонтай A.M. Тезисы о коммунистической морали в области брачных отношений // Коммунистка. 1921, № 12—13.

57. Кочетов А.И. Начала семейной жизни. Минск: Полымя, 1989.

58. Кухаржевский И. Общий очерк развития семейных отношений вообще и брачных в особенности // Варшавские Университетские Известия. 1901. Т. 1,2, 3.

59. Лаптенок С.Д. Советская семья: социально-этические проблемы. Минск: Беларусь, 1985.

60. Ласс Д.И. Современное студенчество: (Быт, половая жизнь). М.—Л.: Молодая гвардия, 1928.

61. Левин ЕМ., Петрович М.В. Экономическая функция семьи. М.: Финансы и статистика, 1984.

62. Лифанов М И. Советская семья и дальнейшее ее укрепление. Л.: Всесоюзн. об-во по распространению полит, и научи, знаний, Ленингр. отд., 1954.

63. Лифшиц Я.И. Брак и семья. Харьков: Научная мысль. 1927.

64. Луначарский А.В. О быте. М.—Л.: Гос. изд., 1927.

65. Люблинский П.И. Методика социального обследования детства. М.—Л., 1928.

66 Малярова Н.В. Функции семьи по отношению к обществу и индивиду и их значение для стабилизации семьи // Стабильность семьи как социальная проблема / Отв. ред. З.А.Янкова. М.: ИСИ АН СССР, 1978.

67. Малярова Н.В К определению понятия «образ жизни семьи» // Семья и социальная структура социалистического общества / Отв. ред. А.Г.Харчев, М.Г.Панкратова. М.: ИСИ АН СССР, ССА, 1980.

68. Малярова Н.В. Роль конфликта в функционировании семейной системы // Семья и социальная структура / Отв. ред. М.С.Мацковский. М.: ИСИ АН СССР, ССА, 1987

69. Мацковский М.С. Социология семьи: Проблемы теории, методологии и методики. М.: Наука, 1989.

70. Мацковский М.С., Ермакова О.В. Тенденции изменения тематики исследований по социологии семьи: (Анализ вторичной информации) // Социологические исследования. 1976, № 4.

71.Методические аспекты стандартизации эмпирических индикаторов исследований брака и семьи: (Программы и методики исследований брака и семьи) / Отв. ред. М.С.Мацковский. М.: ИСИ АН СССР, ССА, 1986.

72. Методические программы и методики исследований брака и семьи: (Программы и методики исследований брака и семьи) / Отв. ред. М.С.Мацковский. М.: ИСИ АН СССР, ССА, 1986.

73. Мокеров И.П., Кузьмин А.И. Экономико-демографическое развитие семьи. М.: Наука, 1990.

74. Молодая семья и реализация активной социальной политики в регионе / Отв. ред. Б.С.Павлов, Т.А.Ишутина. Свердловск: УрО АН СССР, 1990.

75. Мюллер-Лиэр Ф. Формы брака, семьи и родства. М.: тип. П. Г. Дауге, 1913.

76. Научно-исследовательскому институту семьи пять лет / Авторы-составители: С.В.Дармодехин, О.И.Волжина, Г.В.Сабитова, В.А.Сысенко. М.: НИИ семьи, 1996.

77. Отец в современной семье / Отв. ред. Н.Я.Соловьев. Сост. С.Рапопорт. Вильнюс: ИФСиП АНЛитССР, 1988.

78. Осипов Г.В. Теория и практика социологических исследований в СССР. М.: Наука, 1979.

79. Петраков А.А. Демографический мир семьи. Ижевск: Удмуртия, 1988.

80. Преображенский Е.А. О морали и классовых нормах. М.—Л.: Гос. изд., 1923.

81. Прикладные программы исследований брака и семьи / Отв. ред. М.С.Мацковский. М.: ИСИ АН СССР, ССА, 1986.

82. Проблемы стабильности брака: (Проблемы семьи—IV) / Отв. ред. Э.М.Тийт. Тарту: Типография ТГУ, 1980.

83. Программы социологических исследований молодой семьи / Отв. ред. М.С.Мацковский. М.: ИСИ АН СССР, ССА, 1986.

84. Развитие современной семьи: (Социальные, демографические и правовые аспекты) / Отв. ред. А.Рошка. Кишинев: Штиинца, 1990.

85. Роговин В. 3. Вопросы семьи и положения женщины в советской социологии 20-х гг. // Динамика изменения положения женщины и семья. М.: ИКСИ АН СССР, 1972.

86. Роговин В.З. Проблемы семьи и бытовой морали в советской социологии 20-х гг. // Социальные исследования. М., 1970. Вып. 4.

87. Рубинштейн М.М. Кризис семьи как органа воспитания // Вестник воспитания. 1915, №3.

88. Рязанов Д. Б. Взгляды Маркса и Энгельса на брак и семью. М.: Молодая гвардия, 1927.

89. Савинов Л. И. Семья и общество: история, современность и взгляд в будущее, Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 1992.

90. Свердлов Г.М. Брак и развод. М.— Л.: Изд. и 2-я тип. изд-ва Акад. наук в Москве, 1949.

91. Светлов В. И. Брак и семья при капитализме и социализме. М.: Соцэкгиз, 1939.

92. Седельников С.С. Социальные последствия разводов: (Обзор литературы) // Становление брачно-семейных отношений / Редкол. М.С.Мацковский и др. М.: ИСИ АН СССР, 1989.

93. Седельников С. С. Позиции супругов и типологические особенности реакции на развод// Социологические исследования. 1992, №2.

94. Семейное воспитание и подготовка молодежи к семейной жизни: Тезисы научной конференции: В 2 ч. / Отв. ред. М.Н.Петров. Барнаул: Знание, 1989.

95. Семья в современных условиях развития Тюменского региона: проблемы, поиски, решения/ Отв. ред. К.Г.Барбакова. Тюмень: ССА, 1989.

96. Семья в социалистическом обществе: Рекоменд. указатель лит-ры / Ред. М.И.Левин, Е.С.Венецианова. Л., 1954. 97.

97. Семья и дети / Ред. А.И.Антонов. М.: МГУ, 1982.

98. Семья и народное благосостояние в развитом социалистическом обществе / Ред. Н.М.Римашевская и С.А.Карапетян. М.: Мысль, 1985.

99. Семья и общество / Отв. ред. А.Г.Харчев. М.: Наука, 1982.

100. Семья и семейный быт в Молдове / Отв. ред. А.Н.Рошка. Кишинев: Штиинца, 1991.

101. Семья и социальная структура / Отв. ред. М.С.Мацковский. М.: ИСИ АН СССР, ССА, 1987.

102. Семья и формирование личности / Ред. АА.Бодалев. М.: НИИОП АПН СССР, 1981.

103. Семья как объект социальной политики / Отв. ред. М.Г.Панкратова. М.: ИСИ АН СССР, ССА, 1986.

104. Семья на пороге третьего тысячелетия. М.: Центр общечеловеческих ценностей, 1995.

105. Соловьев Н.Я. Брак и семья сегодня. Вильнюс: Минтис, 1977.

106. Соловьев Н.Я. Семья в советском обществе. М.: Госполитиздат, 1962.

107. Солодников В.В. Накануне развода // Социологические исследования. 1988, №1.

108. Солодников В.В. Дети развода// Социологические исследования. 1988, № 4.

109. Солодников В.В. Семья: социологическая и социально-психологическая парадигмы // Социологические исследования. 1994, № 6.

110. Сорокин П. Кризис современной семьи: (Социологический очерк) // Ежемесячный журнал. 1916, № 2, 3.

111. Сорокин П. Рец. на кн.: Лилина 3. От коммунистической семьи к коммунистическому обществу// Вестник литературы. Пг., 1920, № 8.19

112. Сосновский Л.С. Больные вопросы: (Женщина, семья, дети). Л.: Прибой, 1926.

113. Социальные последствия развода: Тезисы районной конференции. М.: ИСИ АН СССР, ССА, 1984.

114. Социальный потенциал семьи / Отв. ред. А.И.Антонов. М.: ИС АН СССР, ССА, 1988.

115. Социологические исследования: (Аннот. указ.) / М-во высш. и сред. спец. образования БССР, Белорус. гос. ун-т им. В.И.Ленина. Пробл. НИЛ социол. исслед. Минск: Б.и., 1988.

116. Социологические центры СССР.../ Отв. ред. М.Р.Тульчинский. М.: АН СССР, Ин-т социол. исслед., Сов. социол. ассоц., 1987.

117. Стабильность семьи как социальная проблема / Отв. ред. З.А.Янкова. М.: ИСИ АН СССР, ССА, 1978.

118. Становление брачно-семейных отношений / Ред. М.С.Мацковский и Т.А.Гурко и др. М.: ИС АН СССР, 1989.

119. Ружже В.Л., Елисеева И.И., Кадибур Т.С. Структура и функции семейных групп. М.: Финансы и статистика, 1983.

120. Сысенко В.А. Устойчивость брака: проблемы, факторы, условия. М.: Финансы и статистика, 1981.

121. Сысенко В.А. Разводы: динамика, мотивы, последствия // Социологические исследования. 1982, № 2.

122. Сысенко В.А. Супружеские конфликты. М.: Финансы и статистика, 1983.

123. Тартаковский А.Д. Конфликты в сфере семейно-брачных отношений и пути их устранения. Душанбе: Маориф, 1989.

124. Таштемиров У.Т Современная социалистическая семья и тенденции ее развития: (Из опыта республик Средней Азии). Ташкент: Фан, 1982.

125. Тенденции развития современной семьи / Отв. ред. Е.Ф.Ачильдиева. М.: ИС РАН, 1992.

126. Теоретическое обоснование системы переменных социологических исследований брака и семьи: (Программы и методики исследований брака и семьи) / Отв. ред. М.С.Мацковский. М.: ИСИ АН СССР, ССА, 1986.

127. Троцкий Л. Вопросы быта: Эпоха «культурничества» и ее задачи. М.: Гос. изд., 1923.

128. Файнбург З.И. Социальные функции семьи и генезис понятия ее стабильности // Стабильность семьи как социальная проблема / Отв. ред. З.А.Янкова. М.: ИСИ АН СССР, 1978.

129. Филюкова Л.Ф. Современная молодая семья. Минск: Наука и техника, 1986.

130. Фундаментальные программы исследований брака и семьи. М.: ИСИ АН СССР, 1986.

131. Харчев А.Г. Брак и семья в СССР: Опыт социологического исследования. М.: Мысль, 1964.

132. Харчев А.Г. Быт и семья в социалистическом обществе. Л.: Знание, 1968.

133. Харчев А.Г. Брак и семья в СССР. 2-е изд. М.: Мысль, 1979.

134. Харчев А.Г., Мацковский М.С. Современная семья и ее проблемы: (Социально-демографическое исследование). М.: Статистика, 1978.

135. Хвостов В.М. Женщина и человеческое достоинство. М.: изд-во Г.А.Лемана, 1914.

136. Хвостов В.М. Женщина накануне новой эпохи. М., 1905,

137. Хвостов В.М. Психология женщин. М.: Тип. т-ва «Кушнеров и К», 1911.

138. Чагин Б.А., Клушин В.И. Борьба за исторический материализм в СССР в 20-е гг. Л.: Наука, 1975.

139. Чагин Б.А., Клушин В. И. Исторический материализм в СССР в переходный период 1917—1936 гг.: Историко-социологический очерк. М.: Наука, 1986.

140 Человек после развода / Отв. ред. Н.Соловьев. Сост. С.Рапопорт. Вильнюс: ИФСиП АН Лит.ССР, ССА, 1985.

141. Чечот Д.М. Брак, семья, закон: Социально-правовые очерки. Л.: ЛГУ, 1984.

142. Шимин Н.Д. Семья, брак и быт. М.: Политиздат, 1964.

143. Шимин Н.Д. Семья как общественное явление: Опыт социально-философского анализа. Воронеж: Изд-во Воронежск. ун-та, 1989.

144 Юркевич Н.Г. Заключение брака по советскому праву. Минск: Наука и техника, 1965.

145 Юркевич Н.Г. Семья в современном обществе. Минск: Беларусь, 1964.

146. Юркевич Н.Г.Советская семья: Функции и условия стабильности. Минск: БГУ, 1970.

147. Янкова З.А., Сафро Е.Ф. Изменившийся образ брака и реализация функций семьи // Проблемы воспроизводства и миграции населения. Раздел 1 / Отв. ред. ЛЛ.Рыбаковский. М.: ИСИ АН СССР, 1981.

 

Глава 22. Исследования миграции населения в России (Л.Рыбаковский)

Вводные замечания

Миграция населения — сложный по своей природе, многообразный по формам и последствиям социальный процесс. При этом, оказывая огромное влияние на общественное развитие, он сам подпадает под воздействие политических, социально-экономических, демографических и иных трансформаций. Естественен и тот интерес, который возникает в отношении всех массовых проявлений миграции. Рано или поздно это явление должно было стать предметом изучения самостоятельной науки, но прежде всего оно оказалось в центре внимания географов и статистиков, и лишь позднее — демографов и социологов. На первых порах исследования миграции носили сугубо прикладной характер, что определялось, как это особенно хорошо видно из истории России, практическими нуждами государственного строительства.

В России миграционные процессы изначально играли огромную политическую и социально-экономическую роль. Особенно велико было их значение в XIX-XX столетиях, хотя их характер и круг решаемых таким образом задач менялся со временем. Трансформировалась и наука, занимающаяся исследованием миграционных проблем, причем не всегда по объективно-практическим причинам. Наибольшей прикладной направленностью отмечены работы второй половины XIX в., ориентированные на практические потребности организации переселенческих движений тех лет. После 1917 г. в изучение миграции был привнесен значительный политический акцент, что находит отражение в приводимой ниже периодизации исследований в данной области в советское время.

Справедливо выделить в развитии миграционной науки в России четыре этапа: дореволюционный (со второй половины XIX в. до 1917 г.); 20-е—начало 30-х гг.; послевоенный период, начиная со стыка 50-х—60-х гг. вплоть до начала 90-х гг.; 90-е гг. Два пропущенных десятилетия (с конца 30-х до конца 50-х гг.) также могут трактоваться как самостоятельный отрезок, как время полного забвения и коллапса миграционной науки; но данная глава — обзор реально выполненных работ, открытий, достижений и просчетов, а не надгробная эпитафия упущенным возможностям.

 





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...