Главная Обратная связь

Дисциплины:






К единому человечеству в единой природе



Не надо обладать сверхострым зрением, чтобы уви­деть окна чистой воды в трясине эгоизма. Слабеют цент­робежные силы разделяющих человечество идеологичес­ких, политических, национальных и религиозных проти­воречий, идет процесс все большей его консолидации, прежде всего на региональном уровне, происходит стано­вление все новых союзов и сообществ, все более тесная интеграция входящих в них государств. Благодаря средствам массовой информации, развитию средств свя­зи и компьютерных сетей формируется единое инфор­мационное пространство. Растет обеспокоенность людей обостряющейся конфронтацией человечества с природой. Все активнее проявляется неприятие ущербных ценно­стей, насаждаемых массовой культурой.

Пока эти процессы никак не связываются в обще­ственном сознании с проблемой вытеснения из жизни человеческого сообщества антипода разума—эгоизма, поскольку и сама-то проблема еще не осознана и не сформулирована.

А если цель не поставлена сознательно, если на дости­жение ее не направлены все духовные и физические воз­можности человека и человечества, то путь к ней неиз­бежно будет извилистым, трудным, долгим.

Философия здоровья не ставит своей целью дать го­товые рецепты переустройства жизни человеческого сооб­щества, поскольку таковых нет и быть не может. Челове­чество не механизм, который можно настроить на вы­полнение заданной кем-то программы, а живой развива­ющийся организм. И как всякий организм оно может обрести духовное, психическое и физическое здоровье лишь при условии гармонического сопряжения его соб­ственной внутренней жизни с жизнью окружающего его безграничного, единого в своем многообразии, велико­лепного мира. Гипертрофированный эгоизм все еще ме­шает нам вырваться из душного мирка наших ограничен­ных мелочных интересов и расчетов и войти в чистый, прозрачный, светлый мир высокой духовности, разума и доброты. Уверена, что в конце концов это произойдет, ибо такова логика эволюции живой материи, направлен­ной на сохранение жизни в просторах Вселенной. Но произойдет не помимо нас, а только при нашем деятель­ном, заинтересованном участии.

Изучая проблему преобразования биосферы в ноосфе­ру, В. И. Вернадский сформулировал два обязательных условия, без реализации которых невозможно само рож­дение сферы разума. В своих работах ученый подчерки­вал, что «создание ноосферы и биосферы есть природное явление, более глубокое и мощное в своей основе, чем человеческая история. Оно требует проявления челове­чества как единого целого. Это его неизбежная пред­посылка». Иначе говоря, нынешнее разделение человечес­кого сообщества на сотни государств, являющееся по­рождением центробежных процессов, имевших место в пропитанной эгоизмом истории человечества, проти­воречит внутренним законам эволюции живой материи, частью которой является Человек разумный, и должно отступить перед лицом этих законов.



Второй необходимой предпосылкой создания ноосфе­ры В. И. Вернадский считал рост научной мысли, т. к. по его мнению «наука в социальной жизни резко отличается от философии и религии тем, что она по существу едина и одинакова для всех времен, социальных сред и государ­ственных образований». С этой мыслью великого есте­ствоиспытателя невозможно не согласиться, поскольку твердо установленный наукой факт не может быть опро­вергнут или отменен никаким государственным законом или постулатом веры, а если такая попытка и будет предпринята, то она заведомо закончится провалом. Все мы помним, чем завершились в нашей стране гонения на «буржуазную лженауку» генетику: восстановлением ее в правах и нашим отставанием в этой области.

Хотим мы того или нет, но нам придется реализовать оба этих условия: и искать пути к сближению государств несмотря на все различия их социальных систем и геопо­литических интересов, и менять свое отношение к науке, роль которой сегодня в значительной мере сведена к об­служиванию текущих потребностей техницизированной, бездушной цивилизации, эгоистичных, искусственно за­вышенных потребностей людей. Не сделай мы этого, и предсказания крупнейших ученых современности о воз­можности грандиозной, глобального масштаба экологи­ческой катастрофы, способной уничтожить саму жизнь на Земле, могут стать реальностью.

Именно науке предстоит сказать свое веское автори­тетное слово в решении этой и многих других проблем, стоящих перед человечеством, только ей по плечу задача объединения человеческого сообщества, изменения его эгоистического отношения к биосфере. Но для этого всем нам, рядовым членам сообщества, государственным и по­литическим деятелям, предстоит изменить свое отношение к ее достижениям, преодолеть, по выражению В. И. Вернадского, «резкое влияние еще не изжитых фи­лософских и религиозных навыков, не отвечающих реаль­ности современного знания».

Однако сама по себе наука, накопленные ею знания, если они не стали достоянием огромного большинства людей, не могут сколько-нибудь серьезно повлиять на общественное сознание, общественную мысль, на взаимо­отношения человечества и природы. Да и сама наука не может успешно развиваться, если в обществе не сформи­ровалась необходимая для этого питательная научная среда. Ведь научное знание создается не только профес­сиональными учеными, крупными и не очень, но и выдви­гающимися из гущи жизни отдельными людьми, часто не имеющими к науке прямого отношения, которые вскры­вают научные факты, предлагают научные обобщения, гипотезы и теории, впоследствии широко используемые наукой. Чем больше таких людей выдвигает общество, тем быстрее продвигается вперед познание человечест­вом законов природы.

А это невозможно без хорошо поставленного народ­ного образования, без настойчивой популяризации науч­ных достижений. Сегодня образование приобрело сугубо прикладной характер и сводится к «натаскиванию» моло­дежи на выполнение определенных профессиональных обязанностей. Между тем передовые умы человечества рассматривали его не только как связующее звено между наукой и практической деятельностью человека, но и как могучее средство нравственного воспитания. По мнению И. И. Мечникова, например, «научное образование так необходимо для нравственного поведения, что невеже­ство следует отнести к наиболее безнравственным явле­ниям».

К сожалению, образование не стало еще важной частью единой системы воспитания Человека разумного. Существует разрозненный набор дисциплин, не объеди­ненных какой-то общей внутренней целью, общим стерж­нем. А ведь такой стержень есть: это единая в своем многообразии Вселенная и человек, олицетворяющий со­бой, наряду с другими населяющими Вселенную мыс­лящими существами, ее Разум. Жизнедеятельность чело­веческого организма подчиняется единым законам Все­ленной, изучаемым физикой, химией, математикой, кибернетикой, биологией. Жизнь человеческого сообще­ства, представляющего собой лишь небольшую часть живой материи Земли, изучается т. н. Гуманитарными науками, исследуется и отображается в произведениях литературы и искусства. Поэтому любая система образо­вания, претендующая на статус системы, должна объеди­нять отдельные учебные дисциплины в единое целое, помогать обучающимся формировать в своем сознании целостную картину окружающего нас мира, определять место человека в нем, учить правилам такого поведения в живой природе, которое не несло бы ей ущерба. Причем такая система обязательно должна включать в себя зна­комство с выдающимися произведениями мировой лите­ратуры и искусства, музыки, отображающими гармонию Вселенной, возвышающими душу человека. Лишь тогда средняя и высшая школы будут не только обучать, но и воспитывать Человека разумного.

Я понимаю, что это проблема не одного дня, но ставить ее необходимо уже сегодня, чтобы последова­тельно, целенаправленно, поэтапно продвигаться к ее решению.

Именно здесь—в развитии науки о человеке и окру­жающем его мире, в объединении воспитания, образова­ния, литературы и искусства в целостную систему воспи­тания Человека разумного кроется ключ к ускорению эволюции разума на Земле. Эта проблема может и долж­на быть решена, если мы хотим видеть человечество духовно, психически и физически здоровым.

Не могу не коснуться хотя бы вскользь бедственного положения народного просвещения. Еще несколько лет назад популяризация научных достижений была у нас одним из важнейших направлений деятельности средств массовой информации. Сегодня объективные научные зна­ния, без широкого распространения которых невозможно преобразование биосферы в сферу разума, оттеснены на задворки общественного сознания. Героями дня стали ясновидящие, маги, шаманы, колдуны. Допускаю, что среди них немало субъективно честных людей, старающих­ся чем и как могут помочь соотечественникам пережить тяжелые времена, снять непереносимые нагрузки на их психику. Но вряд ли кто-нибудь всерьез станет полагать, будто белая и черная магия, камлание шаманов и заклина­ния колдунов способны предотвратить наше сползание к экологической катастрофе, изгнать из нашей жизни изворотливый, гипертрофированный эгоизм. Скорее на­оборот, органично сочетаясь с ним, они возвращают нас в сумеречные времена младенчества человеческого разума.

Немалая доля вины за это ложится на средства мас­совой информации. Я не отношусь к тем людям, которые, как только заходит речь о телевидении, радио, газе­тах и журналах, приходят в раж, обвиняя их в необъек­тивности, предвзятости, политической ангажированности и прочих смертных грехах. Было бы странным, если в обществе, где все еще правит балом человеческий эго­изм, печать, радио и телевидение выступали в белоснеж­ных покровах непорочности.

Думаю, дело самих органов массовой информации, кого и как поддерживать, тем более, что разноголосица высказываемых ими мнений в конечном итоге приводит к общему неприемлемому знаменателю.

Чтобы вам стало понятнее, о чем идет речь, пред­лагаю рассмотреть такую гипотетическую ситуацию. Скажите, можно ли выйти из квартиры, в которой нет ни окон, ни дверей, не ломая при этом стен? Ответ на этот вопрос изначально ясен каждому.

Между тем в средствах массовой информации ведут­ся ожесточенные споры, участники которых пытаются решить сходную проблему: как улучшить человеческое общество, основной бедой которого является индивиду­альный и групповой эгоизм, не отказываясь от самого эгоизма. Кто-то зовет нас в «прихожую», где один класс решает свои эгоистические проблемы, изводя под корень представителей другого класса, кто-то приглашает в «кабинет» рыночных отношений. Но никто даже не помышляет о том, чтобы посягнуть на глухие стены эгоизма.

При этом одна простая истина никак не пробьет себе дорогу в умы спорящих: ссоры замуровавших себя в ком­мунальной квартире эгоизма не имеют ничего общего с подлинным бытием огромного, величественного и пре­красного мира, плещущегося о ее стены, в котором свои законы—законы целесообразности, гармонии и красоты. И каждый отдельный человек в этом мире не просто потребляющая и голосующая единица, а полномочный представитель всемирного разума на планете Земля. В этом его главное предназначение, только этим, а не богатством и властью определяется его ценность.

Стоит только понять это, и все мелкое, мелочное, преходящее само собой отойдет на второй план, а затем и сползет, словно короста с выздоравливающего тела.

Думаю, не отступлю от истины, если скажу, что по­добный критерий для оценки места и роли человека в об­ществе, его вклада в формирование на Земле сферы ра­зума, еще не завтра станет определяющим в жизни чело­веческого сообщества.

Препятствием к этому, на мой взгляд, является раз­деление общества на интеллектуальную и правящую эли­ту, определяющую направление развития современной цивилизации, и пассивное большинство, бездумно идущее по указанному ему пути.

Подобное положение воспринимается сегодня как нор­ма, отражающая различия в умственных способностях людей, уровне их образования, их жизненных ориентиров и устремлений. Считается само собой разумеющимся, что задача общества ограничивается созданием равных условий для реализации каждым его членом своих спо­собностей и талантов, если они у него есть, с целью достижения личного успеха. Если же таковых нет или человек не сумел распорядиться ими, то это уже целиком его проблема, его вина. И самое большее, что может сделать для такого человека общество — обеспечить ми­нимальный уровень потребления, достаточный для био­логического выживания. Попросту говоря, для того, что­бы он не умер от голода. Впрочем, сказанное относится лишь к экономически развитым странам, которых в со­временном мире сравнительно немного. В остальных же смерть от голода—явление ординарное.

По сути дела это принцип естественного отбора, пере­несенный из дикой природы в жизнь человеческого сооб­щества: умный, сильный, предприимчивый преуспевает, добивается власти и богатства, глупый, слабый, пассив­ный—влачит жалкое существование, вырождается и уми­рает. Хотя и жестоко, но в целом для биологического вида Ноmо полезно, т. к. улучшает его генофонд, повышает шансы Человека разумного на выживание.

Такова аргументация сторонников нынешнего уст­ройства человеческого сообщества, которая, на первый взгляд, представляется вполне разумной, т. к. формально соответствует законам природы, определяющим особен­ности развития живой материи в процессе ее приспособ­ления к условиям жизни на Земле. Но, подчеркиваю, так кажется лишь на первый, поверхностный взгляд. Стоит только повнимательнее присмотреться к доводам по­клонников естественного отбора, как тут же обнаружива­ется их полная несостоятельность.

Начнем с того, о чем упоминалось в предыдущих главах—с проблемы выживания современного человека. Сегодня уже каждому ясно, что подобной проблемы в природе больше не существует: разум и способность к целесообразному творческому труду дали человечеству возможность устранить угрозу своему существованию.

И если люди продолжают гибнуть от войн, голода и бо­лезней, то повинна в этом вовсе не природа, а они сами, их эгоизм, их нежелание следовать непререкаемым зако­нам мироздания.

Не выдерживают критики и попытки узаконить деле­ние общества на мыслящее и правящее меньшинство, элиту и на потребляющее большинство, руководствую­щееся не разумом, а ощущениями, лишенное каких-либо талантов и способностей.

Чтобы понять абсурдность и безнравственность та­кого деления, достаточно оставить в стороне господ­ствующее в обществе рабское поклонение людям, об­ладающим личным богатством или наделенным властью, и вспомнить, в чем состоит смысл существова­ния Человека разумного, его предназначение быть Хра­нителем Жизни на планете.

И сразу же обнаружится, что ни богатство, ни власть не могут служить критерием разумности. Личное богат­ство, окружающее себя бессмысленными атрибутами престижного потребления, роскошью, представляет со­бой лишенное смысла, бездарное, эгоистическое растран­жиривание материальных ресурсов, извлеченных из жи­вой и неживой природы Земли, и плодов труда милли­онов людей.

Точно также и власть, не ставящая своей стратегиче­ской целью гармонизирование отношений между обще­ством и природой, преодоление эгоизма в жизни обще­ства, устраняющаяся от всемерного развития науки, по­пуляризации ее достижений, от поддержки народного образования, культуры, рассматривающая социальную справедливость как простое увеличение подлежащего де­лежке пирога общественного богатства и доли каждого в этом пироге, вряд ли заслуживает права именоваться разумной.

Но, если взглянуть на дело глубже, то нам придется признать, что несправедливо возлагать всю вину на «не­разумных» государственных деятелей. Ведь ни одно пра­вительство, ни один орган законодательной власти не руководствуются в своей практической работе только собственными представлениями о ее целях и направле­нии. С развитием демократических начал в жизни об­щества все большее влияние на их деятельность ока­зывают народные массы, т. е. мы с вами, поскольку каждый из нас не просто пассивно принимает действую­щие в обществе «правила игры», а в той или иной форме сам влияет на их характер. Влияет уровнем своих запросов—духовных и материальных, соотношением между ними. Повышение интереса большинства людей к материальным ценностям и постепенное забвение цен­ностей духовных стали, увы, реальностью наших дней. Думаю, это не случайное, не временное явление, а вполне определенно обозначившаяся тенденция, как нельзя более красноречиво подтверждающая неприемлемость идеоло­гии эгоизма, его врожденную несовместимость с высокой духовностью, с разумом.

Поэтому, высказывая недовольство неустроенностью нашей жизни, ее уродливостью, не будем забывать об­ращенные к нам слова великого ученого и человека В. И. Вернадского: «Необходимо вдумывание в соверша­ющуюся вокруг вас „мелкую, глухую жизнь". Так ли глуха эта жизнь, как она кажется? Так ли она бесформен­на и случайно-бесцельна, как представляется? Так ли бес­сильна личность противиться уродливым проявлениям жизни, и не есть ли отсутствие ясного понимания и огла­шения этой уродливости отдельными личностями самая основная причина и главная сила всех уродливых течений жизни?»

Чем быстрее мы поймем, что каждый из нас может и должен содействовать исправлению вызванных эгоиз­мом деформаций в развитии общества, оказывающих негативное влияние на наше духовное, психическое и фи­зическое здоровье, тем меньше времени займет превра­щение биосферы Земли в царство разума и истинного здоровья человека.

Что может человек

Всем предыдущим содержанием книги я старалась подвести читателей к пониманию той глубинной, нераз­рывной связи, которая объединяет разум и здоровье в единое нерасторжимое целое. Разум, осмысливая от­крытые наукой законы природы, подчиняя этим законам земное бытие человека, тем самым обеспечивает его ду­ховное, психическое и физическое здоровье. В свою оче­редь здоровье человеческого организма является непре­менным условием самого существования—разума. Ма­лейшее отступление в одном из этих двух элементов разрушает двуединство разума и здоровья, лишает чело­века и того, и другого, что мы и наблюдаем сегодня.

Массовые хронические заболевания, упадок нравст­венности, рост преступности—лишь некоторые последствия разлада, вносимого в духовную жизнь человека, в жизнь его физического тела эгоизмом со всеми прису­щими ему пороками.

Но если эгоизм не совместим ни с нравственным, ни с физическим здоровьем человека и человечества, если он отравляет отношения между людьми и государствами ядом недоверия, взаимной подозрительности и вражды, если недостойность, аморальность эгоизма очевидна, то сам собой напрашивается вопрос: в чем же секрет его поразительной живучести и нет ли у него каких-то скры­тых, неведомых нам «достоинств», которые искупают его пороки? Чтобы разобраться в этом, вспомним о том, о чем часто забываем в коловращении повседневных забот: мы, в отличие от животных, живем сразу в двух мирах—материальном и духовном. Границы материаль­ного мира определяются и должны определяться физио­логическими потребностями нашего организма, духовный мир человека безграничен и обнимает благодаря властву­ющему в нем разуму всю бесконечную Вселенную. Спо­собность жить в этих двух различных мирах, поддержи­вать естественное равновесие между ними содействует сохранению нашего здоровья и продлению жизни.

Но вся беда заключается в том, что, как уже не раз говорилось, это равновесие резко нарушено в пользу мира материального, эгоистичного и не в силу каких-то особых достоинств современного гипертрофированного эгоизма, а исключительно благодаря деформациям ин­формационного поля, определяющего характер развития общественных отношений в человеческом сообществе.

Поскольку понятие это вам до сих пор не встречалось, необходимо пояснить, что оно означает. Давайте вспом­ним, с чего начинается человек. Нет, не его физическое тело, а сознание, т. е. то, что и делает его человеком. Вы, конечно, не забыли, что в одной из предыдущих глав говорилось о роли информации в формировании внут­реннего мира человека, его сознания, о выдающемся эксперименте двух отечественных ученых, которые помо­гли слепоглухим от рождения детям стать духовно бога­тыми членами общества. Уникальность этого экспериме­нта состоит в том, что он не просто вернул обществу несчастных, обреченных на вечное одиночество ребяти­шек, а нагляднейшим образом продемонстрировал, ка­кую без преувеличения решающую роль в воспитании человека играет характер, качество самой информации.

Слепоглухота возвела между ребятами и окружа­ющим их миром трудно преодолимый барьер. И если они стали достойными людьми, то потому лишь, что харак­тер получаемой ими с помощью специальных методик информации целиком и полностью определяли достой­ные люди, убежденные гуманисты. Их эксперимент убе­дительно доказал, что процесс воспитания человека есть не что иное, как процесс усвоения им информации, харак­тер которой формирует его сознание, определяет линию жизни, мысли, действия и поступки.

Но всегда ли мы отдаем себе отчет в том, что скрыва­ется за таким безликим на первый взгляд понятием, как информация?

Что, например, означает самая простая человеческая улыбка? Для улыбающегося человека—это выражение лица, отражающее его доброе настроение. Для того, кто ее видит,— информация о том, что человек настроен дру­желюбно и опасности с его стороны не грозит.

Таким образом, каждый человек всеми своими жеста­ми, мимикой, поступками, словами формирует вокруг себя информационное поле, оказывающее воздействие на окружающих. Причем направление и сила воздействия определяются характером исходящей от нас информа­ции, а та, в свою очередь, является отражением нашей внутренней сути, нашего мировоззрения, интеллекта, культуры, воспитанности, чувства собственного достоин­ства и доброжелательности по отношению к другим лю­дям, к живой природе в целом.

Говоря другими словами, мы, порой сами того не сознавая, оказываем исходящей от нас информацией определенное воздействие на окружающих, даже не всту­пая с ними в непосредственный контакт. Скажу больше, аналогичное воздействие на людей оказывают и со­зданные нашими руками предметы домашнего обихода, произведения искусства, рожденная нами музыка, несу­щие на себе несмываемую печать нашей личности.

Сказанное в наибольшей степени относится к людям, связанным с прямыми или опосредованными контактами с большими массами людей: деятелям науки, культуры, народного образования, медицины, книгоиздателям и пи­сателям, артистам, музыкантам, художникам, скульпто­рам, журналистам, ведущим теле- и радиопередач, государ­ственным и политическим деятелям, законодателям. Ведь они во многом формируют информационное поле обще­ства, а через него и наше сознание, разум, воздействуя на нас и отличительными особенностями собственной лич­ности, и манерой одеваться, вести себя на глазах миллио­нов людей, своими произведениями, своим творчеством.

Их информационное поле может быть особенно мощ­ным, воздействующим на сознание десятков и сотен мил­лионов людей. К сожалению, далеко не все из них пони­мают всю меру своей ответственности, демонстрируя нам и дурной вкус, и вызывающее пренебрежение нор­мами даже той куцей эгоистической морали, остатки которой еще сохранились в нашем эгоистическом обще­стве, и самое элементарное невежество, и дурное воспита­ние, забывая о том, что с них берут пример, им подража­ет великое множество людей, и что особенно страшно — дети, молодежь.

Для развития человека особенно важна информация, поступающая в его головной мозг в первые месяцы и го­ды его жизни. На ее основе формируются первые пред­ставления ребенка и подростка об окружающем мире, складываются его первые привычки, вкусы и предпочте­ния, или, если воспользоваться физиологическими анало­гиями, первые доминанты. Причем эти доминанты ока­зываются, как правило, наиболее устойчивыми, сохраня­ются в памяти человека до глубокой старости. И не просто хранятся, как своего рода архивные документы или забытые на полках хранилищ книги и кинофильмы, а живут и развиваются, «подпитываются» и корректиру­ются новой информацией, новым опытом человека. Вре­мя от времени они всплывают на поверхность нашего сознания, чтобы пройти проверку на соответствие реали­ям жизни, и вновь погружаются в глубины памяти.

Не следует при этом забывать и о том, что любая доминанта имеет чрезвычайно глубокие физиологические корни, поскольку ей соответствует вполне определенное состояние нашего организма, характеризующееся своими закрепленными в памяти физиологическими реакциями. Именно здесь кроется один из секретов живучести наших эгоистичных привычек и пристрастий.

Чтобы вы осознали, насколько велика роль первой, основополагающей информации в жизни человека, приве­ду простой пример. История человечества знает несколь­ко случаев, когда оставшиеся без родителей младенцы вскармливались и воспитывались в первые годы своей жизни в волчьих стаях. И даже если по прошествии нескольких лет они возвращались в общество людей, приобретенные ими среди волков жизненные навыки и привычки сохранялись на всю оставшуюся жизнь. Дети не пили, а лакали, не говорили, а лаяли. Но самое глав­ное: продолжительность их жизни не выходила за пре­делы короткого волчьего века: 15—18 лет.

Замечена и другая закономерность, уже из жизни лю­дей: дети, родившиеся и воспитывавшиеся в семьях роди­телей с низкой продолжительностью жизни, также не отличались долголетием. И дело здесь не только и не столько в генетически обусловленной наследственности, сколько в тяжком грузе передаваемых из поколения в по­коление нездоровых привычек, противоестественных при­страстий, суеверий, которые все еще определяют образ жизни современного человека.

Если учесть, что первым источником информации из внешнего мира оказываются родители ребенка, то нетру­дно представить, какой груз ответственности на них ло­жится. Только от них зависит, каким будет духовное, психическое и физическое здоровье их сына или дочери.

Большинство людей все еще не усматривает прямой связи между образом жизни человека и уровнем его интеллектуального развития, его здоровьем. Между тем давно подмечено, что умственные способности детей, родившихся в семьях вегетарианцев, выше, чем у их сверстников из семей «мясоедов», а здоровье гораздо крепче. Сторонники сбалансированного растительно-живот­ного питания пытаются принизить значение этого твердо установленного факта ссылками на то, что среди вегетариан­цев большинство составляют образованные, интеллекту­ально развитые люди, способные создать условия для умственного и физического развития своих детей. Однако подобный «контраргумент» в действительности еще больше подрывает позиции теоретиков сбалансированного питания, поскольку, помимо всего прочего, свидетельствует о том, что чем умнее и образованнее человек, тем неизбежнее его переход на питание, исключающее потребление мяса и мяс­ных продуктов. От этого выигрывает и он сам, и его дети, обретая ясность мысли, душевное и физическое здоровье.

Замечено также, что, говоря словами известного ис­следователя проблемы долголетия X. Гуфеланда, «чело­веку, даже для его физического состояния, необходима известная степень образованности, она содействует его долголетию. Человек в диком и грубом быту не живет так долго». А это означает лишь одно: если разум челове­ка бездействует и не желает считаться с тем, что багаж истинных знаний человечества является его главным до­стоянием, то вести речь о его здоровье и долголетии бессмысленно. И здесь мы вплотную подходим к пробле­ме, обозначенной в заголовке: что может человек?

Хочу сразу же предупредить: темой нашего разговора будут не волнующие сегодня большинство из нас актуальные политические и социальные проблемы: судьба реформ в России, например, урегулирование отношений с Чечней или задержки с выплатой зарплаты и пенсий; и наши возможности как-то влиять на их решение. Сегод­ня эти проблемы находятся в центре внимания, занимают умы профессиональных экономистов, политиков и социо­логов, рядовых граждан, вызывают бурные споры, стол­кновения, доходящие порой до рукопашных схваток. Но давайте зададим себе простой вопрос: а что ждет нас завтра, когда все эти проблемы будут так или иначе решены? Может быть наступит покой и умиротворение? Конечно же, нет, поскольку современный изощренный эгоизм, определяющий взаимоотношения людей и госу­дарств, рождает и будет рождать все новые и новые драматические коллизии. На смену нынешним неведо­мым «силам», преследующим собственные эгоистические интересы и сталкивающим во имя их удовлетворения целые народы и государства, придут новые, столь же ненасытные и агрессивные.

Такова уж порочная особенность эгоизма: любому самому благородному и чистому порождению челове­ческой мысли придавать отвратительные, карикатурные черты. Мечты человечества о добром, разумном обще­ственном устройстве приобрели в условиях основанного на эгоизме общества форму нивелирующего всех и вся авторитарного социализма. Принцип народовластия, со­ставляющий сердцевину демократии, выродился в эго­истическом обществе, исповедующем идеалы личного преуспевания, индивидуального обогащения, в свою про­тивоположность. Власть стала ступенькой к богатству.

Если подходить к вопросу о возможностях отдельно взятого человека влиять на развитие событий в какой-либо стране, а в мире тем более, имея при этом ввиду решение конкретных, сиюминутных с точки зрения ис­тории проблем, пусть даже самых важных, то не будет большой натяжкой сказать, что они, эти возможности, практически равны нулю. Способов манипулировать об­щественным мнением существует сегодня столько, что о многих из них большинство людей даже не подозрева­ет, становясь игрушкой в руках политиков, преследую­щих свои узкокорыстные эгоистические цели.

Бороться с каждым из них в отдельности—то же самое, что пытаться одолеть многоглавое чудище, у ко­торого на месте срубленной головы тут же вырастают две. Да и с ними ли нам надо бороться? Ведь если хорошенько подумать, откуда берутся недобросовестные политики, то неизбежно придем к выводу о том, что мы сами воспитываем их и выдвигаем из своей среды. В каждом из нас сидит маленький политик, имеющий собственное суждение о том, как надо решать те или иные проблемы, прежде всего социальные, причем решать, не забывая в первую очередь себя.

И мы выражаем эти свои представления в лозунгах, с которыми выходим на демонстрации, участвуем в акци­ях протеста, требуя отставки правительств и замены их более «отзывчивыми» и дееспособными, причем выдвига­емые нами требования действительно в чем-то вполне справедливы и обоснованы. Пройдет какое-то время, и мы снова выйдем на улицу, уже с другими лозунгами, а там и с третьими, и этот бег на месте во вращающемся колесе порождаемых эгоизмом проблем будет продол­жаться из поколения в поколение, пока не придет осозна­ние простой и очевидной истины: идеология эгоизма изжила себя, исчерпала свои созидательные возмож­ности. Самое большее, на что она оказалась способна— это удовлетворить известное со времен Древнего Рима требование «Хлеба и зрелищ!» Все больше хлеба и все больше зрелищ, развлечений, удовольствий, погружаю­щих наш ум в сладостную дремоту. Мы ведем себя подобно пассажирам гигантского туристического лайне­ра, плывущего в пространстве-времени неизвестно куда и зачем, предающимся гастрономическим и сексуальным утехам и даже не помышляющим о своем будущем и бу­дущем своих потомков. А когда им напоминают о необ­ходимости привести свое потребление в соответствие с физиологически обоснованными потребностями нашего организма, чтобы уже одним этим многократно снизить гнет нашего давления на биосферу, на среду нашего обитания, привести, наконец, в естественную норму здо­ровье человека и человечества, в ответ раздаются голоса о попрании свободы личности, ее права самой определять характер и размеры своего потребления.

Но свобода свободе рознь. Есть свобода болеть и чувствовать себя случайно попавшей под колесо Форту­ны невинной жертвой. Такой свободой в избытке наделя­ет нас идеология эгоизма. И есть несовместимая с этой идеологией свобода, которую дарует нам подлинное ду­ховное и физическое здоровье, свобода, раскрепощающая наш разум, открывающая необъятное поле творческого приложения наших духовных и физических сил в интере­сах живой природы Земли и ее органической части — человеческого общества. К свободе второго рода, свободе человеческого разума ведет только один путь— путь преодоления каждым из нас любых проявлений эгоизма в своем сознании.

Я уже вижу насмешливые улыбки приверженцев эго­изма, слышу их иронические замечания об утопическом романтизме автора, о его оторванности от реальной жизни. Ну что ж, с большим удовольствием принимаю эти замечания, более того, рассматриваю их как ком­плимент, поскольку главное, чего нам всем не хватает сегодня,—это способности подняться над мерзостями бытия, заново осмыслить свою жизнь, чтобы затем пере­строить ее на началах разума и добра, как это делают мои ученики и последователи.

Когда я бываю в организованных ими школах и груп­пах здоровья, меня всегда поражает и радует какая-то особая атмосфера сплоченности, неизменного дружелю­бия, взаимопомощи, объединяющая людей, стирающая социальные различия между ними. Здесь отчетливо про­является набирающая силу тенденция к равенству, не зависящему от уровня образования, служебного и имуще­ственного положения, вероисповедания, политических симпатий и антипатий—от всего, что в современном человеческом сообществе все еще продолжает разъеди­нять людей, сталкивать их в борьбе за свою долю пре­вратно понимаемых удовольствий, угнетать их разум, подчиняя его деятельность исключительно обслужива­нию своего физического тела, удовлетворению его дей­ствительных и надуманных потребностей.

Система Естественного Оздоровления вводит эти ги­пертрофированные «телесные» потребности в установ­ленные природой физиологически обусловленные рамки, создавая тем самым режим наибольшего благоприятст­вования для возвышения и обогащения жизни духа. Именно в этом ее главное достоинство и предназначение. Излечение же многочисленных, самых тяжелых хрониче­ских недугов—это лишь сопутствующий эффект Систе­мы, подтверждающий ее высокую действенность.

Я не раз, уже говорила о том, что центром моей Системы является отдельно взятый человек-индивиду­алист, человек-личность, разумно относящийся к себе, к своему здоровью, осознающий свою ответственность за все, что происходит в человеческом обществе, и прежде всего за его нравственное и физическое здоровье, за здоровье природы. Кто-то невесело вздохнет: что такое один, даже идеальный во всех отношениях, человек в сопоставлении с инертной массой остальных шести миллиардов человеческих индивидуумов, зараженных ви­русом эгоизма.

Начнем с того, что далеко не все наши соотечествен­ники по планете Земля являются убежденными сторонни­ками идеологии эгоизма. Сотни миллионов, если не мил­лиарды людей вынужденно принимают эгоизм человечес­кого сообщества как исторически сложившуюся неизбежную данность, испытывая острейшую, не всегда даже осознанную тоску по свободным от насилия, холод­ной, безжалостной расчетливости добрым отношениям с себе подобными. Все мы безмерно устали жить в атмо­сфере постоянного страха за свое будущее, будущее своих детей, внуков и правнуков.

В нашей ли власти изменить существующее сегодня нетерпимое положение? Несомненно. Но не с помощью рукописных плакатов, бездумного повторения лозунгов, выкрикиваемых на митингах своекорыстными, бесчес­тными политиками.

В царство разума ведет лишь один путь—путь духов­ного развития и нравственного самосовершенствования. С древнейших времен многие мыслители и ученые выска­зывали мысль о том, что такое физически слабое сущест­во, как человек, благодаря интенсивной духовной жизни может продлить свое физическое существование гораздо дальше предела, которого достигает самое сильное жи­вотное. Причем особая роль отводилась воспитанию и образованию, которые учат нас управлять нашими страстями, подчинять их разуму и нравственности.

Природа назначила нам высшее предназначение и высшее испытание—быть Хранителями Жизни, где бы и в какой форме мы ее не встретили на Земле или в далеких космических странствиях, наделив необходи­мыми для этого качествами:

Духовностью, означающей осо­знание и практическое выполне­ние нашей благородной миссиихранить жизнь во всех ее формах и проявлениях;

Стойкостью, помогающей нам никогда не забывать об этом на­шем предназначении в самых трудных жизненных испытаниях;

Разумом,приумножающим наши знания и наделяющим способно­стью заглядывать далеко вперед, чтобы предвидеть последствия наших действий, вовремя увидеть и предотвратить грозящие жизни опасности;

Добротой, выражающейся в люб­ви ко всему сущему, в стремлении быть полезным и нужным людям.

Сегодня эти качества развили в себе немногие, завтра с помощью этих немногих их сумеют развить в себе все. Только после этого произойдет величайшее в истории человечества событие: из эры расчетливого, бездушного эгоизма оно шагнет в эру разума, эру духовного, душев­ного и физического здоровья.

В заключение хочу напомнить читателям известную еще с глубокой древности мысль: наши желания и по­требности умирают вместе с нами, наши добрые дела живут вечно, подпитывая единое информационное поле разума и добра планеты Земля. Это единственный вид наследства, которое не разобщает людей в стремлении овладеть им, а, напротив, объединяет верностью идеалам Разума, Добра и Любви. Не уставайте же творить добрые дела!

1997 г.

 

ПРИЛОЖЕНИЕ 1





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...